Глава 1 / Хоронитель моей души / Рыкова Оксана
 

Глава 1

0.00
 
Рыкова Оксана
Хоронитель моей души
Глава 1

Сегодня все как с ума посходили. Надо было объявить этот день выходным для института социальных наук. Учёба позабыта, а все разговоры только о завтрашнем высокородном госте, который в рамках программы "дружбы народов" отправляет к нам на обучение своих пасынков.

— Как ты думаешь, что мне завтра одеть? — в который раз теребила меня подруга.

— Одень, что хочешь, — равнодушно ответила я. В институте вряд ли наберётся больше одного человека, кто бы не впал в безумие, думая о завтрашнем дне.

— Можно подумать, ты совсем не рада, что у нас будут учиться Хоронители.

Вот уж радость то. Знала бы ты, что это за существа, бежала бы с воплями отсюда. В который раз я пожалела, что не могу рассказать правду своей подруге о себе, о Хоронителях.

— Знаешь, просто остуди немного свою голову.

Щёки Маши налились пунцом. Она вся полыхала праведным гневом. Ничего, пусть лучше злится на меня, чем будет забивать голову этими типами.

Оставшееся время бессмысленного занятия мы провели в тишине. Как только раздался звонок, Марусю сдуло из аудитории. Ладно, вечером позвоню, прощупаю почву.

Я вышла из института и направилась прямиком на работу. Поступил срочный заказ, деньги платили немалые, а они мне были сейчас необходимы.

Машину я сегодня не брала. Предпочитала её не святить на работе. Поэтому пришлось добираться на автобусе.

Жара стояла невыносимая, а в автобусе и тем паче. Начался сезон сборы урожая. Старушки с котомками набились, как шпроты. Меня же придавило в самый конец автобуса. К тому моменту, как через двадцать минут я вышла на остановке, аромат от меня исходил отменный.

Хоронитель при входе в здание брезгливо повёл носом, пока обыскивал меня. Оно и понятно, нюх у них конечно, это не наше обоняние. Уж если они могут почуять эмоции, то уж запах пота и ещё не пойми чего, услышат точно.

— Проходи, — сухо сказал он сквозь зубы.

Если бы время не поджимало, специально бы постояла рядом с ним ещё с пол часика.

Вошла в полутёмное помещение. Эльсония, а по нашему, просто Сония, встречала меня у входа в комнату для персонала. Сония единственный Хоронитель, к которой я испытывала, что-то вроде симпатии. Когда я подошла ближе, то разглядела, как трепещут её ноздри.

— О мой диа, что это за вонь.

— Спасибо, Сония. Это мои новые духи. И я решила пользоваться этим ароматом каждый день, — с улыбкой произнесла я.

— Нет, ты меня убиваешь, дорогуша, — проговорила она, артистично закатив при этом глаза. — Проходи, там уже всё готово, и тебя ждут.

На самом деле в комнате для персонала шла привычная суматоха.

Сония вошла за мной и отдала распоряжения резким голосом.

— Сначала Роксэн, на неё сегодня персональный заказ. И быстрее.

Для меня всё это было не в первой. Я сняла свою одежду и шагнула в душевую кабину. Постаралась смыть с себя все последствия поездки в душном автобусе. Вышла из душа, завернувшись в белое полотенце.

— Роксэн, садись вот на этот стул, — позвала меня Ольга. Отличный мастер своего дела. Через десять минут я сидела с уложенными волосами. Одна прядь была заплетена в косу и уложена на манер короны. Остальные волосы чёрным каскадом струились по спине. Глаза слегка подведены карандашом, делая их ещё более голубыми. На губы нанесена помада без запаха и вкуса.

— Эти ещё не сошли. У меня есть отличный крем, как будешь уходить возьми его. Твоя кожа очень нежная, поэтому следы долго остаются.

Я наблюдала в зеркало, как Ольга старательно замазывает синяки на моих плечах. По два синяка спереди и по одному сзади.

— Вот и всё.

Она отошла от меня на несколько шагов, оценивая свою работу. Затем вышла и позвала Сонию.

Они вернулись вместе. Хоронительница несла в руках белоснежный пеньюар с красивым ремешком из белоснежных живых цветов плюмерии. Нежный аромат окутал всю комнату.

— Как красиво, — ахнули девушки, которых тоже готовили к предстоящему вечеру.

— И почему это всё лучшее нашей Роксэн перепадает, — завистливо проговорила Светлана. Красивая блондинка с слишком накрашенным лицом, на мой взгляд. Она была вечно всем недовольна.

— Это персональный заказ, вот если на тебя поступит такай, будет и на тебе такая красота.

Сония и Ольга помогли мне одеть пеньюар. Нежная ткань заструилась по телу. Она была холодная, тут же побежали мурашки.

— Спокойней, Роксэн. Я твой страх отсюда чую, — сказала Сония.

— Я не боюсь, холодно просто.

— Конечно, дорогая, — поддержала меня Ольга, хотя от меня не укрылось то, как переглянулись между собой стилист и Хоронитель.

— Сегодня ты работаешь в комнате номер пять. Охрана!

В комнату вошли двое плечистых парней — Илья и Николай. Сегодня они были приставлены ко мне. В их компании я прошла в комнату номер пять. Николай открыл передо мной дверь и одобряюще улыбнулся.

— Мы тут, если что зови.

Он закрыл за мной дверь и я осталась одна. Моего таинственного заказчика ещё не было, оно и к лучшему, будет время собраться.

Сония была права, на этот раз я боялась.

Я прошла на середину зала, там где на полу стоял небольшой столик. В высоту он был не больше десяти сантиметров. Я невольно почувствовала свой первоначальный гнев. Для меня этот стол был символом того, что мы, простые людишки, должны знать своё место. А наше место как раз на уровне ног Хоронителей.

Площадь поверхности была рассчитана, как раз для таких как я. Стол был ещё и тем примечательный, что по небольшим ножкам тянулись резные рисунки, украшены драгоценными камнями.

Я подошла к столу. Шагнула на него, потом аккуратно села, чтобы не сломать цветы. Расправила белые складки. Положила руки себе на колени.

Напротив меня стояло кресло. Да, оно уж точно поудобней будет этого разноса с ножками.

В дверь постучали — наш условный сигнал с охраной. Так, значит гость уже на подходе. Я опустила глаза долу и стала ждать.

Опять эти мурашки, что ж такое. Дыши, успокойся.

Дверь отворилась. Я увидела часть чёрного ботинка, начищенного так, что даже в этом полумраке они сверкали.

Гость уселся напротив меня и застыл. Я немного успокоилась, как мне казалось, с помощью одурманившего аромата плюмерий.

Прошла минута. Гость так и сидел не шелохнувшись. Первая мысль была, что быть может он там окочурился сидя в кресле. Конечно, это был бы первый случай в истории всего мироздания, когда Хоронитель умер. Да ещё и при каких обстоятельствах.

На противоположном кресле кто-то хмыкнул.

Я еле удержалась, чтобы не взглянуть на него. По правилам нашего заведения я не должна смотреть на гостей, если меня о том не попросят. О, и поверьте, это не те существа, которые кого-либо о чём-то будут просить.

Прошло ещё несколько минут. Гнев опять начал пробираться по мне, наполняя всю меня своей желчью.

Видимо я недостаточно хороша для некоторых. Сколько там ещё осталось минут. Самый долгий сеанс пятнадцать минут. По моим подсчётом должно было пройти минут пять, плюс-минус минута. Значит ещё десять минут этой пытки.

Я крепче ухватилась руками за колени. Хренов Хоронитель, как я вас всех ненавижу.

Я и сама не поняла, почему я так разнервничалась. Всё, осталось недолго. Я сосредоточилась на своих скрюченных от напряжения пальцах.

Наконец в дверь негромко постучали и я с облегчением вздохнула. В комнату вошёл Николай.

— Ваше время закончено.

Хоронитель даже не пошевелился.

— Я продляю, раздался грубый голос напротив меня.

— Роксэн, ты согласна? — спросил меня Николай. Это был первый случай за всё время моей работы. Единственный случай, когда мне предоставлялся выбор. Если клиент хотел продлить время своего общения с девушкой, она могла отказаться. Этим правом я незамедлительно воспользовалась.

— Я не согласна, — громко ответила я, не поднимая глаз.

Я увидела ноги Николая рядом со мной. Хоронитель так и остался сидеть на кресле.

Обычно, когда я соскребала свои затёкшие ноги со столика в комнате уже никого не было, помимо охраны. А Николай, как мне кажется, видел и не такое.

Ноги одеревенели и не слушались. А руки так и тряслись от напряжения.

— Тебе помочь, — сочувственно проговорил Николай, подходя ближе.

В это мгновение на соседнем кресле начала происходить бурная деятельность.

Я увидела прямо перед собой ботинки Хоронителя.

— Позвольте вам помочь, Роксэн, — проговорил он уже не таким голосом, которым разговаривал с Николаем.

Вот так, моя охрана меня бережёт. Куда уж там. Я только и успела заметить, как ноги Николая попятились назад.

— Позвольте Вашу руку, — предложил Хоронитель. Теперь в поле моего зрения возникла ещё и ладонь. Я уставилась на неё, как на нечто диковинное. Он не стал дожидаться, пока я рассмотрю все линии его бесконечной жизни. Взял меня за талию и поставил на ноги. Теперь я упёрлась взглядом в его подбородок, мощную шею и белую рубашку, откуда всё это росло.

Наконец я вынырнула из своего онемевшего и отсидевшего ступора. Поклонилась Хоронителю, как требовал того этикет. И засеменила к выходу. Дошла до открытой двери и бросилась прочь. За мной никто не последовал и я этому была рада.

Влетела в комнату для персонала. Там была лишь Светлана.

— Почему таким как ты всегда везёт?! — зло бросила она и вышла из комнаты.

Я не стала выяснять, в чём это мне так несказанно повезло. Направилась в душ, чтобы избавиться и от этого аромата, который теперь меня раздражал. И от самого воспоминания о сегодняшнем вечере.

Вышла из душа всё в такую же пустую комнату. Оделась в свою одежду, закрутила ещё влажные волосы в некоторое подобие шишки на затылке, схватила сумку и направилась в кабинет к Сонии.

Плюс в этой работе был один — своевременная и щедрая оплата. У меня была накоплена уже приличная сумма, но её хватило бы на несколько месяцев проживания. Ещё осталось внести платёж за последний год учёбы и всё, сюда я больше ни ногой.

Я постучала в дверь и вошла.

— А, Роксэн, хорошо, что ты зашла, — проговорила смущённая Сония.

Интересный поворот, она же знала, что я приду за деньгами. Я подошла к столу, готовая к схватке за свои кровные.

— Я хочу получить расчёт, — отчеканила я.

— А, да, да, конечно. Присядь. Для тебя поступило интересное предложение. Это очень хорошие деньги.

Холодок страха пробежал от первого до пятого позвонка и обратно. Я знала от кого поступило предложение.

— Этот гость очень важен для нас, — продолжила свою речь Сония, воспринимая мой ступор, как заинтересованность. Честное слово, для Хоронителя, который может чувствовать все человеческие эмоции, Сония бывает очень ненаблюдательной.

— Я не согласна ни на какие сделки, кроме тех, что оговорены между нами.

— Но ты даже не дослушала. Наш гость хотел бы встретиться с тобой завтра. За это он платит огромные деньги. У него одно лишь условие время сеанса он устанавливает сам.

— Что значит, устанавливает сам. А если он установит время неделю, я что буду сидеть на этом подносе семь грёбанных дней.

Сония недовольно повела плечами.

— Неделя, это маловероятно, — произнесла она надувшись.

— Возьмите Свету, она с радостью посидит там хоть год.

— Это невозможно, он хочет только тебя. — По моему Сония уже пыталась подсунуть ему замену, но Хоронитель стоял на своём. Иначе Сония бы так сейчас не убивалась.

— Нет, я не хочу встречаться с ним, — отрезала я.

— Извини, дорогая, тогда сегодняшняя встреча тоже не будет оплачена.

— И почему это, позвольте узнать.

— Ты не захотела продлевать время сеанса.

— Это моё право, ещё пятнадцать минут я бы не выдержала в его обществе.

— Тогда моё право, это подбор девушек нашим гостям. И я выбрала тебя. Завтра тебе выдадут оплату за два сеанса и хорошие чаевые.

— Что ж, тогда завтра будет последний день моей работы здесь, — бросила я в сердцах. вышла, хлопнув громко дверью.

Домой я добралась, когда уже смеркалось. На машине было бы гораздо быстрее, но я не хотела, чтобы кто-то из знакомых увидел мою машину рядом с этим зданием.

И что мне делать, как быть.

Если я не пойду на завтрашнею встречу, то могу попрощаться со своей учёбой. Надо же так, остался всего один год. Да и работу сейчас найти очень трудно. Весь мир, так или иначе, крутится вокруг Хоронителей. Очень сложно пробиться наверх, тем более простому человеку.

А ещё придётся попрощаться со своей съёмной квартирой. Видимо, выбор у меня не велик.

После бессонной ночи видок был так себе. Сил хватило только на душ и половину апельсина.

Сегодня я поеду на машине. В таком состоянии я навряд ли доберусь после учёбы до работы в душном автобусе. Около института яблоку негде было упасть. Собрались не только студенты и преподавательский состав, чтобы поприветствовать высокородного гостя, устроившего линейку "первое сентября" для своих отпрысков, но ещё и целая гильдия репортёров.

Я припарковала машину на свободном островке благоразумия и направилась в институт, минуя толпу. Я ни разу не посмотрела на Хоронителей. А на своих, так сказать, соплеменников, так и вообще противно было смотреть. Нашли перед кем реверансы отписывать.

Первой парой была философия. Я направилась в аудиторию, находящуюся на третьем этаже. Коридоры были пусты, как никогда. И тихо так не было даже во время занятий.

Я вошла в аудиторию. Столы были расставлены полукругом, последующий ряд был выше предыдущего.

К моему удивлению, кроме меня был ещё кто-то. Молодой человек. Раньше я его не встречала на лекции по философии. И навряд ли бы я забыла, если бы увидела ранее.

Он, казалось, никого не замечал. И вообще со стороны можно было подумать, что он крепко спит, облокотившись на спинку откидного кресла.

Я прошла на своё место во втором ряду. Интересно, Маша присоединится сегодня ко мне или так и будет обижаться? Может следовало увести её оттуда? Хотя, она объявила бы меня врагом на век, без права на амнистию.

В аудиторию наконец начали проникать голоса, а затем и студенты. Маруся, к моей радости, села рядом со мной. По её горящим глазам я поняла, что я уже заочно прощена, но тем ни менее, надо соблюсти все бабские премудрости, и попросить прощения.

— Привет, Машунь, — начала я, скосив на неё взгляд кота из Шрека. — Прости за вчерашнее, ладно.

Маруся заулыбалась и обняла меня. Следом за этим актом всепрощения из подруги повалил поток информации.

— Поздравь, теперь с нами учатся трое Хоронителей, — гордо произнесла она, словно это было её личным достижением.

Я промолчала. Не полезу на те же грабли.

— Приехали с утра на крутых тачках. Папаша у них такой респектабельный мужик. С нашим ректором на ты.

Тут она засмеялась, словно вспомнила смешную шутку.

— А философичка то наша, Эльвира Вениаминовна, ты бы видела, как перед ним прыгала.

Да, это было не сложно представить. Преподаватель философии и так была странной женщиной. По её вечно шевелящимся губам можно было подумать, что она ведёт нескончаемый спор с каким-нибудь ныне почившим философом.

Странные кардиганы в пол, блузки непонятного кроя и причёска "а ля гнездо", вот чем славилась наша Эльвира Вениаминовна.

А если учесть тот факт, что примером для подражания в своих лекциях она приводила никого иного, как Хоронителей, то не сложно было догадаться, как она отнеслась к их присутствию.

— Кстати, один из них выбрал нашу специальность. Так нам объявил ректор. Остальные выбрали что-то другое, но я уже не слушала.

Она стала сканировать аудиторию своим взглядом, но я и так знала, где сидит Он.

— Вон там, смотри, — начала она шептать мне в самое ухо. Наивная. Он слышит каждый удар её сердца, а она пытается скрыть шёпотом свой интерес.

— Мне безразлично.

К моему спасению в аудиторию вплыла Эльвира Вениаминовна.

Она поприветствовала всех собравшихся, а затем торжественно проговорила:

— Дорогие студенты, нам всем нескончаемо повезло приветствовать сегодня нового ученика. Давайте, вставайте, вставайте, похлопайте ему.

Я не поверила своим глазам, когда все как один подскочили со своих мест, чтобы ещё один раз унизиться.

Сидеть остались только я и Хоронитель. На секунду мне стало его жаль. Он просто застыл, как будто первый раз за свою вечную жизнь не знал, как поступить.

Я краем глаза заметила недовольный взгляд философини, но тут же сделалась слепой, глухой и обездвиженной.

Так и прошло всё занятие. То мы впадали в глубины Фрейда, то пытались прогнуться под высокородного студента.

Я вылетела из аудитории за секунду дл звонка.

На следующие пары я решила не ходить. Похоже, они не сильно будут отличаться от философии.

Я направилась на стоянку, к машине.

Рядом с моей скромной поддержанной королкой стоял новоиспечённый одногруппник.

— У вас всех студентов принято так встречать?, — раздался за моей спиной голос. Странно, но голос казался знакомым.

Я обернулась, ища глазами того, с кем его великородство решило заговорить. Кроме меня на стоянке никого не было.

Во второй раз я сделалась немой и глухой. Прыгнула за руль машины, вставила ключ в зажигание. Дёрнулась с места, не дав мотору прогреться и набрать обороты.

Первое правило, которое беспрекословно нужно соблюдать с Хоронителями — не говорить. Ну не то, что молчать. Обдумывать каждое слово. Хоронители понимали лишь деловые отношения. Все обязанности были прописаны по пунктам. Дружбы между Хоронителями не существовало, не говоря уже о сердечных чувствах. Что говорить о простых смертных. Отношения между Хоронителями и людьми больше походили на рабские, и не вовремя пророненное "да" заклеймит человека, пока он не надоест своему хозяину.

Я выжала из королки всю мощь полтора литрового мотора. Около дома я была уже через десять минут.

  • Тональность сердца / Из души / Лешуков Александр
  • Сетевой поэт, говорите? / Чугунная лира / П. Фрагорийский (Птицелов)
  • Есть ли жизнь на Марсе? (Армант, Илинар) / Мечты и реальность / Крыжовникова Капитолина
  • Лоскутки жизни / Лоскутья миров / Армант, Илинар
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович
  • № 16 Amarga / Сессия #3. Семинар "Резонатор" / Клуб романистов
  • В поисках таинственного артефакта (Фрейлин Атлант) / Конкурс «Легенды Ландории» / Кочетов Сергей
  • Фомальгаут Мария - персонажи / Летний вернисаж 2016 / Художники Мастерской
  • Афоризм 615. О позиции. / Фурсин Олег
  • Заклинание / СТИХИИ ТВОРЕНИЯ / Mari-ka
  • Винегрет со смыслом / Плохо мне! Плохо... / Лебедь Юлия

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль