Глава 2

0.00
 
Глава 2

2

 

Однажды утром Изобель вышла из дворца вылить ночной горшок и привычной дорогой отправилась к ручью. Там она выплеснула нечистоты, ополоснула посудину и собралась обратно скорбеть и плакать, как вдруг увидела на другом берегу ручья древнюю старуху. Не сказать, что та старуха была уж совсем нищенкой, но уж не благородной матроной точно. Главным образом, бросалось в глаза ее безобразие. Нос кривой и свисает до подбородка, седые космы торчат из-под чепчика, как пакля, над левым плечом так вообще горб выглядывает. Говорят, страшилищем несусветным была та старуха, ослепнуть можно. Никому не захочется, чтобы такая во особа, да еще зловонная, подобно тачке с конским навозом, села с ним за один стол.

Увидев старуху, Изобель не удержалась; обещала она себе бороться со своей привычкой изо всех сил и, если понадобится, самой зашить себе рот, но здесь язык сам был волен говорить за себя.

И начала принцесса поливать незнакомку всякими гнусными словами. Точно водопад лилась хула, чего еще никогда не случалось даже в самых возмутительных случаях. Умей эти кабацкие гадости убивать и случись в тот момент у ручья несметное войско, уж точно никому не уйти бы живым.

Даже Изобель удивлялась тому, сколько она, оказывается, знает разных ругательств, которых устыдится даже самый грязный нищий охальник.

— Знакома ты мне, красавица, — сказала старуха в ответ, когда Изобель, утомившись, замолчала. — Слышала о твоем таланте, и хочу, раз ты показала мне его во всей силе, отплатить мерой за меру.

Жуть тогда пробрала принцессу от корней волос до пяток. Ноги девушки подогнулись, упала она на колени, выронив ночной горшок; и поскольку сердце у нее было мягким, не таящим никакой зависти и злобы, взмолилась бедняжка не наказывать ее за грязный непослушный язык.

— Хоть отрежь его, пусть я буду безмолвной, точно истукан, но не лишай жизни, — заливалась слезами Изобель. — Как же мне бросить отца, лежащего на смертном одре? Шлюха! Дочь гиены и сколопендры!

Страшная старуха — а ведь то был ведьма, догадаться несложно, усмехнулась:

— Да, забрать твой язык я могу. И наслать на тебя язву, что покроет твое юное тело с ног до головы и заставит истечь кровавым гноем. Это мне все равно что нос прочистить да сопли на подол мазнуть. Но это было бы слишком просто. Нет. Я придумала иное. С этого дня ты будешь тем, кем быть тебе в пору. Грязи под твоим прелестным личиком и гладкой кожей столько, сколько нет в клоаке королевского дворца, так пусть же люди видят ее. Смердеть будешь и испражняться на пол днем, помои жрать с превеликим наслаждением, а ночью снова как принцесса смотреть на луну и звезды. И так до скончания века. Сим утверждаю!

Смеясь самым жутким и самым страшным смехом, какой только звучал в этом мире от начала дней, ведьма хлопнула в ладоши.

Закричала Изобель, словно ее прижгли раскаленным прутом, и упала на берегу ручья. Говорят, когда служанки нашли ее без чувств, была она точно мертвая.

Унесли принцессу в спальню, положили на кровать; несчастная была уже холодная, твердая, точно дерево. Сообщили тут же королю о странном происшествии. Вскочил Альфред со смертного одра и помчался навестить дочь. Служанки объяснили, как дело было. Никакой ведьмы у ручья они, конечно, не видали, ибо в тот самый момент пряталась она в зарослях кустарника и радовалась тому, что сотворила.

— Оставьте, — замогильным голосом велел король служанкам, указав на дверь. — Несчастия на этот дом обрушились, нет им конца. Видать, суждено мне сойти в могилу позже моей кровиночки.

Оставшись один, принялся Альфред плакать и стенать, уже с жизнь распрощался, бедолага, как вдруг произошло странное — зашевелилась принцесса, хотя только что лежала как мертвая. Подскочила, лежа на матраце, словно кто ее снизу хорошенько ногой поддал. От толчка этого скатилось тело Изобель с кровати да как грохнется об пол! Зеркало едва со стены не сорвалось от сотрясения.

Бросился Альфред к дочери, но видит — не принцесса ясноликая, не дочь возлюбленная на полу лежит, не радость и счастье, не прощальный подарок умершей в родах жены, а свинья. Нельзя было здесь ошибиться, свинья — самая настоящая; громадная, толстобокая, с большими ушами и белой щетиной по всему телу; конечно, и пятак у нее имелся, чтобы в земле рыться в свое свинячье удовольствие.

Замер король, а волосы его дыбом поднялись, так что аж корону с головы сбросили.

— Колдовство! Караул! Колдовство! На помощь!

Суматоха во дворце поднялась небывалая. Первым на крик монарха примчался плешивый первый министр, за ним в покои принцессы ворвалась верная гвардия, готовая встретить опасность с мечами наголо. Следом протиснулись в комнату придворные, толстые и тонкие, потные и не очень, но все сплошь зловонные из-за недавно вошедшей в моду манеры не мыться. Слуги и служанки, которые уж места не хватило, столпились в коридоре. Самые ловкие из них, особенно в том преуспели поварята, точно мартышки, карабкались по толстым спинам придворных дармоедов и взбирались на плечи, чтобы поглазеть на диво.

Свинья, еще недавно бывшая принцессой, очнулась как раз в тот момент, когда в спальне собралась толпа. Хрюкнув, Изобель встала, огляделась и наделала здоровую кучу свежего и весьма благоухающего навоза. Любой магистр дерьма и испражнений, во всех университетах учение прошедший, назвал бы его первоклассным, после чего занес сведения о нем в научный труд, посвятив ему тысячу страниц.

Многие дамы, привычные к собственному смердению, но явно не к чужому, особенно произведенному свиньей, упали в обморок незамедлительно.

— О доченька моя! — вскричал король Альфред. И если у старухи-ведьмы голос был самым страшным из всех, то у монарха в тот момент самым трагическим. Любой актер, услышь его, наверняка тут же повесился бы прямо на театральных подмостках, ибо столько в этой реплике было подлинного чувства, что не передать.

В общем, как говорят свидетели, король тоже лишился. Свинья деликатно подошла к нему и на глазах замершей в молчаливом страхе толпы, с интересом обнюхала; уж больно ей хотелось познакомиться.

 

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль