Начало

0.00
 

Первая и, пока что, единственная эскадрилья космических перехватчиков распологалась на орбитальной базе, вращающейся вокруг Марса. Дежурство эскадрильи Максима началось около месяца назад, но боевых вылетов пока что не было и, неожиданная тревога едва не застала его врасплох. Ещё полчаса назад он спокойно спал в своём кубрике, но взревевшие зуммеры боевой тревоги, включенные дежурным офицером станции дальнего радиолокационного обнаружения, не оставили от сна ни следа. В шесть минут, отведённых на то, чтобы занять место в ложементе кабины перехватчика, Максим успел с запасом. Равно как и его ведомый. Ничего удивительного, ведь, этот норматив они выполняли на учениях не один десяток раз.

Сейчас Максим, занявший место пилота, ознакамливался с тактической обстановкой. Итак, два неопознанных корабля, двигаются со стороны земли. До выхода на ближнюю орбиту Марса, с которой возможна бомбардировка поверхности планеты, у них остаётся сто семь минут. Если за следующие пять, они не выйдут на связь и не назовут себя, их будет необходимо перехватить. Ну, ничего, именно для подобных ситуаций и создавались космические перехватчики. Надо признать, что конструкторы и инженеры, создавшие их, потрудились на славу. Менее чем за год спроектировали, построили, испытали и пустили в серию ранее не существовавшую машину. Да нет, даже более того! Ранее не существовавший класс машин. Плюс вооружение для них. Одно дело сбросить с орбиты управляемую бомбу и совершенно иное создать ракету, способную поражать гиперскоростные и маневрирующие цели в вакууме с огромных расстояний. Надо сказать, в этом и заключался нюанс перехвата целей в космосе. Расстояния, которыми приходится оперировать, непривычно велики для человека, прожившего на Земле всю жизнь. Военным пришлось даже придумывать новую классификацию для ракет, используемых космо-перехватчиками. На земле ракеты, которые можно пускать на двести километров считаются дальними. Ракеты, которыми вооружены космо-перехватчики преодолеют это расстояние в космосе чуть более чем за секунду, а по дальности пуска они ограничены, лишь, возможностями своих головок самонаведения, которые осуществляют захват и сопровождение цели.

Сигнал, означающий старт, хлестнул по нервам, выбрасывая из головы все, что не связано с предстоящим заданием и Максим сосредоточился на управлении боевой машины. Стартовые пилон вытолкнули космо-перехватчики в космос и Максим приказал ведомому включить ускорители.

— Раз, два, три, — вслух отсчитал Максим, и они с ведомым одновременно перевели ручки управления двигателем в положение «максимал».

На тело навалилась перегрузка и Максим непроизвольно посмотрел на маленький циферблат акселерометра. Четыре целых пятнадцать сотых «g». Стандартная перегрузка для рывка ускорения на максимальной тяге. А, ведь, это он ещё не включал форсаж. Если перевести ручку управления двигателем в положение «форссаж», перегрузка будет равна шести «g». А если в положение «полный форсаж», то перевалит за восемь. Максим подозревал, что ограничения тут вовсе не в возможностях двигателя. Ограничения были сделаны из-за возможностей человека. Даже те четыре «g» терпеть сложно, несмотря на все принятые конструкторами меры по снижению влияния перегрузок. А терпеть придётся. До подлёта на расстояние эффективного залпа остаётся тридцать минут. И все эти тридцать минут космо-перехватчик будет двигаться в равноускоренном движении.

По истечении двадцати пяти минут, Максим вывел на экраны данные по цели. Пара неопознанных кораблей продолжала сближение, не выходя на связь. Они, как и прежде, шли с замедлением, переходя со второй космической скорости на первую, рассчитывая выйти на орбиту Марса.

— Искра один, Моноклю, — экран связи отобразил лицо дежурного офицера, вызывающего Максима.

— Принимаю, — устало ответил Максим. Дышать было тяжело, а говорить ещё тяжелее.

— Первичное сканирование целей, подтвердило наличие на борту ядерного оружия. Тип целей — беспилотные исследовательские зонды, прошедшие глубокую модернизацию. Страна производитель — США. Начальник штаба контрразведки дал добро на уничтожение потенциального агрессора.

— Так точно! — отрапортовал Максим. — Работаю.

Оперативный дежурный отключился и Максим вызвал на связь ведомого. Бледное лицо майора Мышкина высветилось на мониторе связи и Максим мысленно хихикнул. Неужели и он выглядит сейчас так же паршиво? Ну, во всяком случае, чувствует он себя точно так же, как выглядит майор.

— Искра два, выходим из ускорения на счёт три! — скомандовал Максим, не тратя силы на длинные фразы. — Один, два, три…

Потяжелевшая в четыре раза ручка управления двигателем, поддалась с трудом и блаженная невесомость окутало усталое тело Максима.

— Держись ближе, — скомандовал он ведомому, — через две минуты достигнем дистанции наиболее эффективного ракетного залпа.

Лицо ведомого розовело прямо на глазах, и он суетливо принялся выполнять необходимые меры по сближению и подготовке орудийных систем к пуску ракет.

Пускать ракеты разрешалось только из нулевого ускорения, ведь если двигатели ракет окажутся неисправными, есть вероятность догнать её и вырезаться. По сути космо-перехватчик являлся всего лишь средством доставки ракеты. Никакого тебе пилотажа или красивых видов из окна. В космо-перехватчике даже окон-то нет. Все что требуется от пилота — это в нужное время нажать кнопку пуска ракеты. По сути, пилот космо-перехватчика — это всего лишь пассажир. Конечно, надо прокладывать курс, управлять режимами двигателя, захватывать цели на сопровождение и так далее. Но со всем этим легко справилась бы и автоматика. Пилота из космо-перехватчика не убрали только из-за боязни, что управление беспилотной машиной может перехватить неприятель, ведь перехват осуществляется вдали от своей базы. А последнее обстоятельство было необходимо для того, чтобы не засорять орбиту планеты космическим мусором. Если короче, то перехватчик с человеком на борту как-то надежнее.

— Пять секунд до дистанции пуска, — через две минуты вышел в эфир Максим, — четыре, три, две, одна. Захват цели ракетами выполнен.

— Подтверждаю, — ответил ведомый, докладывая о том, что его цель тоже захвачена ракетами.

— Пуск! — скомандовал Максим и дважды нажал на кнопку.

Ведомый сделал то же самое, выпуская пару ракет в назначенную ему цель. Вот и все. Вся война на этом закончена. Ракетам лететь до цели ещё около пятнадцати минут, а звено Максима может начинать разворот. На такой скорости разворот займёт чуть больше часа, если не допускать превышения радиального ускорения больше трёх «g». Иными словами для более или менее плавного разворота потребуется час. При желании это время можно сократить на треть, но тогда придётся снова терпеть перегрузку в четыре «g». А лишние сорок минут пытки перегрузками Максиму не улыбались. И так ещё предстоит замедление для возвращения на орбитальную базу. А пока что можно понаблюдать за монитором, отображающим полет ракет. Четыре оранжевые точки, обозначающие ракеты, медленно двигались навстречу двум красным пятнам целей.

На самом деле летят они вовсе не медленно. Если Максиму не изменяет память, то ускорители на ракетах рассчитаны на семь «g». Так что в момент контакта встречная скорость ракет и целей будет поистине колоссальной. Но для ракеты на такой скорости попасть точно в цель — задача практически невыполнимая. Именно поэтому за сотую долю секунды до контакта взрыватель ракеты сработает, выбрасывая в космос миллионы поражающих элементов. Почти так же устроены и атмосферные ракеты, использующиеся для воздушных боев. Принципиальное отличие лишь одно. Поражающие элементы атмосферных ракет размером с ноготь, а в космических ракетах они представляют собой крупинки, по форме похожие на гречневую кашу. При встрече с этими поражающими элементами из обедненного урана, летящими с умопомрачительной скоростью, любая самая хорошо защищённая цель буквально сотрется в порошок. Максим однажды видел компьютерную симуляцию такого поражения. В симуляции в качестве цели был представлен космо-перехватчик. Через тысячную долю секунды, после подрыва ракеты перехватчик фактически переставал существовать. Его словно пропустили через сито. Зрелище завораживало. Жаль, что увидеть его можно, лишь, в компьютерной симуляции с покадровой прокруткой.

Но чем ближе оранжевые точки приближались к красным, тем больше волновался Максим. По сути, это первое боевое применение космо-перехватчиков. Оно и покажет эффективность всей сверх секретной программы, продлившейся год, а заодно и концепции космо-перехвата. Эх, если бы это было возможно, он выпустил бы три, четыре, пять ракет, но боезапас составлял всего из двух. И будь у него их сейчас, хоть, десять, уже поздно что-либо менять. Попытка перехвата даётся одна и только на встречных курсах. Физика — безжалостная наука. Живущим на земле людям сложно представить скорости в космосе.

Максим, поёжился в ложементе. До конца виража ещё пятьдесят две минуты. О чем тут ещё говорить? Час только на разворот! Времени догонять цель уже точно не будет. Глядя на экран, отображающий движение ракет, он вспомнил старый фильм про звездные войны. Красочные взрывы, элегантные пируэты юрких истребителей, пальба из космических бластеров… Красота одним словом. Так себе представляли космические бои предки. А что же на самом деле? На мониторе оранжевые точки встретились с красными и все разом погасли, обозначая поражение целей. Максим грустно вздохнул. Нет, он был рад первому в истории успешному космо-перехвату. Но маленький, восьмилетний ребёнок, живший в нем и мечтавший увидеть звездные войны, был разочарован. Ещё бы! Никакой зрелищности.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль