голубоглазка Юлия
ЗОЛУШКА КОТОРАЯ ПОТЕРЯЛАСЬ В ЖЕСТОКОМ МИРЕ МУЖЧИН, ИЛИ ТЕРНИСТЫЙ ПУТЬ К СЧАСТЬЮ

— Зарина Владиславовна ждет вас в темной комнате, — подойдя ко мне, сказала женщина.

— Спасибо.

— Олег, пойдем.

Увидев жгучую зеленоглазую брюнетку в черном я поняла, что передо мной настоящая ведьма, что ж тем лучше для нас.

— Фотографию давайте, — зажигая свечи, скомандовала девушка.

Зажгя свечу, Зарина поведя, ею перед фотографией сказала: «Девушка жива ее держат в подвале под Москвой» держит близкий из окружения вот этого мужчины, — кивнув на седоволосого мужчину в черном смокинге.

А точнее можно?

— За отдельную плату.

— Вы отказываетесь помогать следствию?

— Не отказываюсь, но я устала оказывать услуги за так, потом еще вместо благодарности будут кидать камни.

— Что уже кидали?

— А то у нас ведь люди, какие, когда лихо бегут не в больницу, а к знахарке отпустило, готовы со свету свести ту кто вытащил с того света, — махнув рукой, сказала Зарина.

— Хорошо. Где ее могут, хотя бы держать?

— Сейчас. Лукерья принеси блюдце с водой.

— Сейчас Зариночка.

Добавив, в воду какого-то порошка она, прикрыв глаза, заговорила нам на непонятном нам языке.

— Ее держат, в краснокирпичном доме с решетками сторожит Червь, я могу поехать с вами в то место и.

— Что?

— С помощью магии могу вызволить эту девочку из лап родственника.

— Вы хотите, сказать ее держит дядя?

— Да и если мы не поторопимся, он может ее убить ему нравиться видеть ее страдание, у него проблемы с психикой виновен отец девушки, но бог ему судья за ошибки родителей ни в коем случае не должны расплачиваться дети.

— Костромскому надо позвонить, — потянувшись за телефоном, сказал Олег.

— Не стоит иначе он все испортит.

— Тогда едем.

— Сначала деньги.

— Сколько?

— Пятнадцать тысяч.

— Ого.

— Олег, сделай, как она говорит, — тихо одернула я мужа.

— Хорошо, — вздохнув, пробурчал Змей.

Кострома встретила нас дождем. Видимость была плохая но, несмотря на это мы быстро нашли нужный нам дом.

— Вы к кому? — оскалившись, спросил детина с массивной цепью на шее.

Поведя рукой перед глазами детины Зарина его вырубила, а затем сделала невероятное, с помощью заклинания открыла дверь.

— Кто вы? — пойдя красными пятнами, заголосил качок на ножках с наметившейся лысиной.

— Мы твоя смерть, если не скажешь, где, прячешь свою племянницу, — введя, голосившего в гипноз, сказала Зарина.

«В подвале я не хотел ее папаша вынудил, лишил меня магазина, за счет которого я жил я задолжал, ему деньги отдал бы со временем, но он не захотел даже слушать и».

— Это дело вы провернули, ни один вам помогала женщина, где она?

— Она на море нежится на Бали.

— Она не вернется там акулы.

— Ключи.

— Я не хотел это все Августа.

Этот лысеющий мужик кроме отвращения не вызвал у меня ничего.

— Ключи от подвала. Змей свяжи милого друга. Когда все будет завершено, свяжись с Костромским. Пусть сам вершит над ним суд. Сам не вмешивайся, иначе ваша семья, пострадает.

— Я понял.

Рыжая девушка была без сознания, когда мы зашли, поведя рукой Зарина, привела ее в чувство.

— Вероника, все позади твой отец места себе не находит.

— Господи как же долго я этого ждала, а ведь тетя Августа казалась, мне такой доброй я еще накричала на отца.

— Тебе больше никто не причинит, вреда тетя Августа с моря не вернется, ее постигнет кара.

— Вы Зарина вас по телевизору часто показывают, — округлив, глаза от восторга затараторила девушка.

Змей упаковал братца Костромского в багажник то, что он не жилец это точно Костромской его убьет тут без вариантов. В машине Змей связался с Костромским.

— Да. Что? Она жива? Святые угодники, слава богу. Этого мерзавца тащите, сюда ментам ни слова за молчание заплачу, — брякнул Лион и отключился.

— Вы пережили большой кризис в отношениях, но сумели, сохранить любовь в будущем вас постигнет, счастье вновь стать родителями только роды дадутся не легко, — заглянув сквозь меня, сказала Зарина. От ее взгляда мурашки пошли по коже.

— А соперница у меня есть? — тихо спросила я.

— Возле твоего суженого крутиться одна, но в серьез воспринимать ее не стоит ее легко ликвидировать, тем более что скоро она сама себя ликвидирует, поступив нечестно по отношению к своему шефу, — сказала Зарина.

В Москве были ближе к трем часам.

— Теперь на Рублевку дом 405 мраморный особняк с колонами.

— И видео камерами, — вторила Зарина.

— А ты остра на язычок.

— Олег, не советую, флиртовать со мной у нас с тобой разные дороги ты любишь Вику, просто до сих пор не отпустил ту боль, что она тебе причинила, не мучай, ее она получила по заслугам, сполна она любит тебя, — услышала я.

— Ты читаешь мои мысли?

— И не только.

— Ты права, возможно, на подсознательном уровне я до сих пор где-то хочу, чтобы она понервничала, приревновав меня к Кире, но не более того.

— Не отравляй ни себе, ни ей жизнь живите настоящим радуйтесь сегодняшнему дню.

— Мы приехали? — прервав, диалог прорицательницы с мужем, спросила я.

— Да.

Выйдя из машины, Олег, подойдя к массивным железным воротам, нажал на кнопку.

— Кто? — пробасил детина с внешностью бульдога.

— К Костроме мы привезли его дочь.

— Проходите Леон Владиславович в саду.

Увидев, отца девушка разревелась.

— Конь, займись Селезневым он в багажнике Змея грохни его только тихо, — повернувшись к качку, скомандовал Кострома.

Через пять минут я услышала щелчок.

— Мы можем быть свободны?

— Да. Вик подожди меня в машине.

— Хорошо только недолго.

Змей вернулся через двадцать минут с внушительным конвертом в руке.

— Это за молчание перед следаком? — вздохнув, спросила я.

— Да. Вик следаку я скажу что девушка, поругавшись с отцом все это время, жила в Костроме у подруги.

— Может, ты и прав только я так устала.

— Это тебе не психологический сеанс проводить.

— Змей, девушку надо отвезти домой.

— Без проблем.

Пока Змей был, в машине Зарина дала мне кое, — каких травок.

— Это для здоровья полезно заваривать, по женской части привораживать тебе его не надо он и так тебя любит. Прощение, твоего предательства далось, ему не просто он, был готов тебя придушить на месте.

 

 

Остыв, он понял, что никогда себя не простит, если с тобой что-то случиться, он более чем уверен, что без него ты пропадешь так оно возможно, к сожалению, для тебя и есть он для тебя типа проводника в этом мире. Вы с ним разные, но в то же время противоположности притягиваются.

— Я знаю. Просто до него я влюбилась, в мерзавца он надругался над моими чувствами.

— И ты, обозлившись на весь мужской род, решила превратить жизнь в ад того, кто тебя полюбит? — читая, меня как книгу уточнила ведунья.

— Да о чем очень быстро пожалела.

— Тебе повезло, что тебе достался, однолюб в противном случае ваш союз ничто не спасло даже дети.

— Я знаю.

Махнув, мне рукой Змей посигналил.

— Я пойду, Олег нервничает.

— Потому что боится поверить в существование прорицателей.

— Возможно и так.

— Вика, — окликнула меня Зарина.

— Что?

— Через год ты родишь, девочку назовете Аней.

— Она реально ведьма, — почесав в затылке, сказал Олег.

— Почему же сразу ведьма? У нее дар, данный Богом ты просто ранее, не встречался с такими людьми.

— Может ты, и права, но она реально помогла распутать это дело без нее, думаю, мы долго топтались на месте.

— Ого, уже, что половина четвертого?

— А ты как думала?

— Может, заберем детей и погуляем в парке?

— Это мысль только не долго завтра у меня на работе аврал Кира и так оборвала телефон, да и у Пети контрольная по математике.

— Тебе звонила Мария Сергеевна?

— Ну, да.

— А почему мне не позвонила?

— Потому что я более ответственный, чем ты прости за прямоту.

— Прощаю потому что ты прав, но теперь все измениться. Я хочу, чтобы наш сын ходил на продленку Рутина Алиса Георгиевна специалист от бога и потом нашему сыну не хватает, общения со сверстниками я ни хочу, чтобы из него выросло тепличное растение в обязанности Марии Сергеевны входит проверить уроки детей отвезти в школу, но не заменить мать.

— Ты не справедлива, к ней не забывай она член семьи.

— Я не забываю, но я не потерплю такого пренебрежительного отношения к себе.

— Ты права поговорю с ней, — миролюбиво пообещал Олег.

Взяв, телефон я, связавшись, с гувернанткой сказала: «Детей заберем мы и у нас к вам серьезный разговор».

— Не слишком ли жестко ты с ней все-таки пожилой человек?

— Олег, она подавляет мой авторитет перед детьми, а это недопустимо пусть я не самая лучшая мать, но я их мать.

— Тут с тобой не поспоришь.

Сын о чем-то разговаривал с Максом, когда мы к ним подошли.

— Ну, все пока до завтра, — махнув Максу рукой сказал Петя.

— Алиса Георгиевна здесь? — посмотрев на часы, спросила я.

— Да, а что?

— Я хотела поговорить с ней насчет продленки.

— Она у себя. Мам продленку ведет, наша классная руководительница Рутина Алиса Георгиевна ты что забыла? — округлив глаза, спросил сын.

— Забыла, сынок каюсь, — покраснев, пробормотала я.

— Петя, иди сюда, мама скоро придет, — повернувшись к сыну, сказал Олег.

Дорогу мне преградил солидный мужчина в очках.

— Вы к кому?

— Я к Рутиной по поводу продленки.

— Я сейчас ее приглашу.

— Виктория Игоревна что-то не так часто вас видно как хотелось, — начала жгучая брюнетка лет сорока.

— Была в пенсионе, послеродовая депрессия сами понимаете, такое бывает, но я пришла поговорить не об этом, — протянув женщине, конверт с энной сумой сказала я.

— О чем же? — тут же защебетав, спросила она.

— Я хочу, чтобы мой сын с завтрашнего дня ходил на продленку это возможно?

— Конечно.

— Вот и хорошо.

Мне снова пришлось заплатить за сына впрочем, я в лепешку разобьюсь, но у этого ребенка будет все.

— Ну, что? — тихо спросил Олег.

— С завтрашнего дня он будет, ходит на продленку двух часов в дни, когда у него секция продленку он посещать, не будет, по средам его будет забирать Марья Сергеевна по остальным дням я.

— Заплатила?

— Это только на бумаге образование бесплатно и потом ради Пети я сделаю все что угодно.

— Я знаю. Вик в эту субботу у мамы свадьба.

— С Осиповым Германом Сергеевичем?

— Да.

— К скольким приезжать в загс?

— Около часа у них регистрация. В третьем часу венчание в церкви в четыре торжество в « Белоснежке».

— Я рада за твою маму она заслужила быть счастливой.

— Ты, правда, так думаешь?

— Правда. Олег твоя мать была ко мне справедлива.

— Неужели?

— Я серьезно, а ты.

— Я тоже серьезно. Вик я рад, что ты изменилась, ты стала, совсем другой той кого я знал до брака.

— Пора ехать в сад, — взглянув на часы, прервала я затянувшийся монолог мужа.

Денис сидел, на лавке посматривая, на часы когда мы подъехали к саду.

— Долго едите, — покачав головой, проворчала Евдокия Павловна.

— Попали в пробку.

— Ну — ну все вы так говорите.

Если б этот сад не был с уклоном, ноги нашей здесь не было, а так мы вынуждены мириться с ворчанием Куницыной Евдокии Павловны. Хотя стоп, с какой радости я должна мириться мне стоит только заплатить заведующей за увольнение воспитателя соответствующую суму и дело в шляпе нашего сына вести будет подруга Натальи, Гурьянова Диана Витальевна, — мысленно рассуждала я, открывая дверь кабинета Родиной Ольги Дмитриевны.

— Здравствуйте чем могу, быть полезна?

— Я хочу, чтобы вы уволили Евдокию Павловну она хамит, дети ее боятся, думаю, мы поняли друг друга, — протянув женщине конверт с двадцатью тысячами.

— Уволим, считайте, что эта женщина уже здесь не работает, — защебетав, пообещала зав детсадом.

В машине я связалась с Натальей.

— Алло.

— Наташ, Дина работу еще не нашла?

— Нет глухо, а что что-то есть на примете?

— Да. Сегодня я заплатила за увольнение воспитателя детсада она в конец меня достала.

— Ну, ты мать даешь, — присвистнув, заметила подруга.

— Не надо повышать на меня голос и потом на нее давно Денис жаловался.

— Какие мы коварные.

— Жизнь такой сделала сварливым теткам не место в детсаде.

— Может ты, и права моя ходит в «Ласточку» и там нас все устраивает, Тамара Евгеньевна чуткий воспитатель нам с ней крупно, повезло.

— Конверты таскаешь?

— Не без этого.

— Вот поэтому она и лебезит, перед вами я понимаю, тебе хочется закрыть глаза на действительность, но лучше не надо проморгаешься и смиришься с порядком вещей.

— А может, я устала, от такой действительности может порой хочется надеть «розовые очки» и хоть на мгновение подумать, что жизнь прекрасна.

— Я никогда не впадаю в апатию, потому что всегда встречаю день с улыбки: радуюсь солнцу за окном. Я радуюсь пению птиц, тем не менее, я не живу иллюзиями по поводу того, что в саду так же будут трепетно относиться к детям, если им не будут доплачивать из своего кармана, увы, Наташа это проза жизни и от этого ни куда не денешься.

— А ведь я с головой ушла в фармацевтический бизнес, по ночам подрабатывая путаной, чтобы уйти от окружающей действительности, потом когда почувствовала, что сын стал, меня стыдиться покончила со своим ремеслом и правильно сделала, вон моя сестра загнулась, от СПИДа ведь та же учесть ждала и меня.

— Это да. Вик завтра ровно три года со дня смерти Анфисы я предлагаю завтра вечером ее помянуть.

— На кладбище за меня сходишь? — а то центр я совсем забросила, девочки зашиваются, мои клиенты телефон мне оборвали.

— Что с тобой делать схожу.

— Спасибо.

— Наташ, звякни, Дине пусть звонит в сад в самое ближайшее время.

— Хорошо.

— Лихо ты с воспитулькой.

— А так будет теперь всегда мои дети не будут терпеть хамство ни учителей, ни воспитателей.

— Ты ожесточилась.

— А такой меня сделала, жизнь все имеет свою цену, в том числе и рабочий персонал все зависит от того, как кто и где себя поведет.

— Раньше ты была напуганной ланью, а стала ершистой рысью.

Я такой была, до своей первой любви тогда я еще не снимала «розовых очков» все казалось, мне в розовом свете пока в воолчью не увидела, мир мужиков и тут взыграло чувство самосохранения.

— С тобой все ясно. В тебе больше мужского, чем женского твой девиз: «Я все сама» порой трещит по швам, потому что это противоестественно.

— Знаю потому и не отказываюсь от твоего крепкого мужского плеча, причем этого девиза больше нет, есть: «Мы», — улыбнувшись, сказала я.

— Знаю.

После ужина дети ушли в детскую, и муж вызвал Марью Сергеевну на разговор.

— Что тебя не устраивает Олежек? — вздохнув, спросила Марья Сергеевна.

— Марья Сергеевна все хорошо, кроме того, что вы настраиваете детей против их матери да она не идеальная мать спору нет, но она их мать к тому же она изменилась это видно не вооруженным глазом.

— У меня и в мыслях не было, просто Виктория вела, себя безответственно была погружена в ваши проблемы, что я подумала, что ей не до детей.

— По средам детей забирать и отвозить, будите вы по остальным дням только забирать.

— Хорошо.

— Думаю, что мы друг друга поняли.

— Конечно племянничек.

— Мария Сергеевна мы могли бы вам не платить все-таки родственники и.

— Твоему дяде нужна дорогостоящая операция.

— Я все оплачу. Я хочу, чтобы ты жила с нами как член семьи.

— А жена-то твоя захочет? — услышала я.

— Захочет против родственников мужа она не пойдет.

Я хотела вспылить, но муж прав лезть на рожон я не стану. Завтра у свекрови свадьба, на которую она пригласила и Марью Сергеевну. Свекрови я решила подарить музыкальную шкатулку это ее слабость.

— Подслушивала? — неожиданно подойдя ко мне, сзади спросил Олег.

— Ты так из меня заику сделаешь, — вздрогнув, сказала я.

— Вик, она моя родная тетка мать сразу не хотела ей платить, а чтобы она на правах члена семьи смотрела за внуками, но та сказала, что у Валентина Павловича проблема с сердцем нужна дорогостоящая операция.

— Олег, обязательно надо помочь, почему сразу мне ничего не сказал?

— Я думал, что ты будешь против. Вик с мамой у тебя далеко не идеальные отношения, и я решил оставить все как есть.

— У нас с ней все хорошо делить нам нечего, что же касается, твоей тети то ты должен помочь дяде устрой, ее в больницу имени Смольского я, позвоню тетке у Игоря Сергеевича связи в больнице.

— Не ожидал, я приятно удивлен.

— Олег, я изначально повела себя неправильно в самом начале наших отношений, за что расплатилась, с полна.

— Ты стала самокритичной.

Взяв, телефон я связалась, с домом Абрамовым трубку сняла Софья Андреевна пятая по счету домработница тетки, что немудрено с ее-то характером.

— Дом Абрамовых слушает.

— Софья Андреевна, Зоя Васильевна дома?

— Да.

— Алло. Вик что ты хотела?

— Тетя, Марья Сергеевна родная тетка Олега она работала у нас за деньги, так как ее мужу нужна дорогостоящая операция.

— А сестра помочь ей не могла или Наталья так вознеслась, что ей было не до обычной учительницы?

— Скорее всего, вообщем нужна ваша помощь.

— Я тебе перезвоню, переговорю с Игорем и перезвоню, мы обязаны помочь женщине, тем более что дети тянуться к ней.

Зоя перезвонила через двадцать минут сказала, что Абрамов звонил, в больницу имени Смольского говорил, с самим Смольским вообщем завтра ее мужа положат на операцию.

— Вик, ну что? — зайдя, войдя в зал спросил Олег.

— Звонила Зоя сказала, что завтра с утра ждут Гуриных.

— Виктория, спасибо вам я сейчас позвоню, Арине скажу, чтобы подготовила Валентина Павловича к семи часам.

— Сиделка?

— Да спасибо Наталье Леонидовне, хотя бы на этом.

Женщина явно чем-то обижена на мать Олега. Я не стала, вдаваться в подробности меньше знаю крепче, сплю. С его матерью и так не просто, а уж если начну, копаться в их родственных неурядицах то вообще, усугублю свое положение, а так у нас с Натальей Леонидовной нейтральные отношения тем более что сейчас она готовиться к свадьбе, которая состоится в эту субботу.

— Вик, о чем задумалась? — тихо спросил Олег, подойдя ко мне.

— О, том что не стоит вмешиваться в отношения двух сестер.

— Я в детстве еще как-то пытался, их примерить не вышло, — пожав плечами сказал Олег.

— Может дело в твоем отце?

— Возможно мать всегда уходила, от разговора когда я касался этой темы.

— Тем не менее твоя тетка приняла приглашение твоей матери на свадьбу.

— Лед тронулся, возможно, она хочет поближе быть внучата племянникам, — пожав плечами сказал Олег.

— Возможно чужая душа потемки. Вик давай спать уже поздно завтра насыщенный день надо будет подержать Марию Сергеевну все-таки операция на сердце дело не шуточное.

— Олежка, я хочу тебя, — коснувшись, губами его шеи зашептала я.

Извиваясь, в него объятиях, я поняла в который раз, какой дурой была, ища страстного маччо, на стороне когда вот мой принц под боком.

— Ты такая ненасытная, — закурив заметил Олег, приподнявшись на подушках.

— Просто я поняла, что лучше тебя мне не найти во всех планах, — покраснев, буркнула я.

— Ты тоже меня заводишь ни кого я так не жалел как собственную жену.

Лучи осеннего солнца осветили, комнату я проснулась от звонящего телефона мужа. Зевая, я сняла трубку.

— Алло.

— Вика, это Марья Сергеевна Валентина Павловича прооперировали мы в больнице что-то дозвониться ни я, ни Наталья до него не можем.

— Он в душе я ему сейчас передам.

— Спасибо.

Сон как рукой сняло после завтрака надо будет ехать в больницу ничего не поделаешь родственники мужа как говориться и мои родственники.

— Олег, — постучав в дверь, позвала я.

— Я уже выхожу что-то срочное?

— Звонила, твоя тетя твоему дяде сделали, операцию на сердце все благополучно твоя мать с будущим мужем там вообщем нас там ждут.

— Раз ждут, значит поедем.

Дети были уже в столовой когда мы туда пришли.

— Ирина Сергеевна, сделайте нам по кофе.

— Может салата?

— Если только немного.

— Мам, мы поедем к дяде Валентину?

— Да, сладкие мои.

 

 

 

ГЛАВА 8

После завтрака мы вышли из дома. Увидев Киру помощницу мужа я скривилась, она из кожи вон лезет, кабы обратить свое внимание на Олега только в ней он видит лишь помощницу не более того.

— Кир, чего тебе? Кто дал тебе права вообще приезжать ко мне домой? Кир если ты что-то там себе напридумала, это твое права мы не сработаемся.

— Да что ты в ней нашел? Она же ноги о тебя вытирает, а ты! — пошла в наступление Кира.

— Вик, поехали не слушай ее.

— Милый я и не слушаю ну, даже если у тебя с ней что-то и было то это несерьезно она в не твоем вкусе, — сказала я.

— У меня не могло с ней ничего быть потому что у нас семья.

Свекровь молча курила на улице когда мы вышли из машины.

— Здравствуйте, — подойдя к матери мужа сказала я.

— Здравствуйте. Валентина прооперировали, состояние удовлетворительное ему заменили клапан вот такие дела. Вик, а ты изменилась.

— Меня жизнь изменила.

Увидев подъехавшую черную, иномарку из, которой вышел зеленоглазый блондин, одетый в синие джинсы и черное пальто я спросила: «Это кто»?

— Вик, это сын будущего мужа моей матери Осипов Никита Сергеевич профессиональный детектив вообщем пока будет моим помощником, а там видно будет.

— На место Киры?

— Ревнуешь все-таки? — хмыкнув спросил Змей.

Чтобы он не говорил, но боль до конца его так и не отпустила осадок так, и остался впрочем, его можно понять Жук убил его отца, а я с ним спуталась, хотя в том что произошло, виноваты оба.

— Олег, да я ревную, потому что я вздохнула.

— Вик, я не стану говорить что у нас с тобой идеальный брак это не так но ты словно магнит, который притягивает. С тобой тяжело но и без тебя я тоже не могу вот такой парадокс.

— Олег, не хочешь дядю навестить? — прервав, нас спросила, свекровь бросив окурок в пепельницу.

— Пожалуй, ведь за этим мы и приехали.

Увидев меня Мария Сергеевна сдержано поздоровалась.

— Мам что так долго?

— Решали кое, — какие вопросы, — тихо сказала я Петру.

Валентин Петровича перевели, в палату он еще слаб так что особо долго в больнице мы не пробыли. Марья сказала, что на свадьбу, наверное, не выберется душа будет болеть о муже да и помогать нам она нам тоже больше не сможет.

— Ничего в детсад будет ходить забрать буду либо я, либо тетя, — закурив в машине сказала я.

— Думаю, что ты права.

— В центре аврал девочки ели справляются да и отчет надо подготовить бухгалтерия взяла за гланды.

— Подготовишь в понедельник.

— Ага, в понедельник раскачка, хотя выбора, у меня, ни какого расслабилась я.

— Я вон тоже расслабился, ничего соберусь мое агентство для меня «детище» как для тебя твой психологический центр разве не так?

— Так.

— Ну вот.

За разговором мы не заметили как приехали. Ирина Сергеевна запекла рыбу и сделала пюре. После ужина детей сморило как и нас. Ночь была душная и лунная вдали каркала ворона на душе было не по себе и не спроста в три часа ночи через два дома я услышала душераздирающий крик.

— Олег, кажется у нас труп.

— С чего ты взяла?

— Я слышала голос Тюриной Варвары Павловны жены Тюри местного мафиози.

— Нам туда лучше не соваться, Тюря отмороженный ему расчленить семью, ничего не стоит его покрывает кардинал сверху вот такие дела.

— И, что ему все сходит с рук? — закурив спросила я.

— Сходит, когда делаешь, откат и не малый за деньги доблестная полиция закроет глаза.

— Для меня это давно не новость просто как-то дико, — потушив свет сказала я.

— Живем в эпоху капитализма по-другому уже никогда не будет.

Заснув, под утро я впервые проснулась в двенадцатом часу. В темпе вальса помчалась в душ за окном метель пронзительный ветер брр, если б не свадьба свекрови ни за что не вышла из дома. Достав бардовое бархатистое платье я, надев его, надела рубиновое колье с серьгами волосы уложила, в замысловатую прическу себе в зеркале я понравилась.

— Тебе идет, — надевая пиджак сказал Олег.

— Спасибо. Дети внизу нас уже заждались.

Народу в загсе было столько, что не где яблоку было упасть в основном друзья мужа свекрови такие же антиквары, как и он. Зоя подарила, свекрови картину Весняцова свекровь коллекционирует картины это ее хобби. Свидетельницей на свадьбе была подруга Свекрови Щуркина Альбина Васильевна. Из церкви поехали в ресторан «Купидон» где пробыли до одиннадцати, потом, сославшись на то, что завтра детям в школу, а нам на работу мы уехали, домой порадовавшись тому, что нам не встретился пост ГАИ.

— Мальчики уснули, — тихо сказала я, Олегу выйдя из машины.

— Утомились.

— Вик, в следующий выходной наша годовщина одиннадцать лет.

— Не вериться, что мы пережили кризис и не разрушили нашу любовь, — тихо сказала я, зайдя в дом.

Уложив, детей я, поднялась, в нашу комнату Олег молча смотрел наши свадебные фотографии, где мы счастливые и беззаботные.

— Я хочу тебя, — скинув платье, сказала я, увлекая Олега на постель.

Утро началось для меня с дикой головной боли и тошноты.

Как не во время, — убегая в туалет, подумала я.

К врачу схожу, завтра сегодня у меня аврал в центре я и так его сбагрила на Диану так немудрено и без центра остаться, — думала я, умывшись холодной водой.

— Вик, тебе плохо? Ты, — забарабанив в дверь, спросил Олег.

— Да, кажется я беременна но, уходить, из центра я не буду, и не проси.

— Ты ели выносила, Дениса это может быть опасно. Ты это понимаешь? Ты можешь быть ответственной?

— Могу но, и сидеть в четырех стенах я тоже больше не могу это выше моих сил.

— Завтра же идем к Шмелевой.

— Хорошо.

— Детей развезу, кстати, у Дениса скоро день рождение пять лет.

— Как же быстро летит время, — потянувшись, сказала я.

— Он родился под Новый год тридцатого января.

— И сделал нас самыми счастливыми.

— Вик, ты если что звони.

— Олег, я не малый ребенок, — вспылила я.

Махнув рукой Змей, пошел к выходу вслед за ним и дети. Остыв, я поняла, что снова зря обидела любимого человека, который уже десять лет терпит мой несносный взрывной характер. Помахав, им рукой я пошла, собираться в ванной меня застал звонок Куницыной Дины Игоревны, которая сказала, что мои клиенты ждут, только меня и девочки ели успевают такого наплыва клиентов, не было давно.

— Дина, я сегодня буду.

— Это хорошо, а тут вам расписаться кое-где надо.

— Распишусь.

Надев, черный брючный костюм я, завязав хвост, надев черные очки, вышла из дома. Под ногами приятно хрустит снежок, а ведь обычно октябрь стоит теплый под ногами шуршит листва. В машине меня застал звонок тетки.

— Привет катишь в центр?

— Качу, я и так его забросила так, и потерять его можно.

— Змей, сказал, что ты в интересном положении это так? — зевнув, спросила меня тетка, судя по шуму ехавшая в компанию.

— Так, но к врачу я пойду, завтра сегодня у меня дел полон рот.

— Узнаю свою племянницу, но и о себе забывать тоже нельзя.

— Зоя, нотаций Олега мне хватает, за глаза тут еще ты подключилась.

— Мы за тебя беспокоимся.

— Все будет хорошо как там Матвей?

— Растет.

— Я позвоню если что.

Поставив машину на стоянку, я зашла в центр. Аня красила ноготки, когда я зашла.

— Вербова Таисия Васильевна, — позвала я кадровика.

— Виктория Игоревна, какой сюрприз, а мы.

— А вы тут устроили посиделки! Значит так Дуброву Анну Витальевну уволить, и навести порядок на рабочих местах.

— Куницына Дина Викторовна, подайте заявку в кадровое агентство «Работодатель +» нам нужна новая секретарша, — повернувшись к заму сказала я.

Услышав мой рык, подчиненные, присмирев, взялись за работу. Ближе к обеду я обслужила семьсот человек среди них самоубийцы, которых чуть не упекли в психиатрическую клинику, над ними я проводила гипноз. Обслуживая, дочь бизнесмена Юрина Валерия Сергеевича Кристину, которая после смерти матери ушла в себя, и пыталась, повеситься я потеряла сознание в себя пришла на кушетке.

— Что со мной было? — потирая виски, спросила я Дину.

— Ты потеряла сознание Шмелева сейчас подойдет.

— Вы позвонили в скорую помощь?

— Ну, да и как всегда не дозвонились туда звонить как в Смольный.

— Змейкова, вы всех напугали, — измерив, мне давление сказала Ольга Николаевна.

— Я знаю мы с мужем хотели прийти к вам завтра.

— Вы беременны, пять недель беременность будет не простой все из-за ваших скачков давления завтра жду вас в 14:00 часа у себя на приеме.

— Хорошо.

— Может, поедете домой? — спросила Дина когда врач уехал.

— Нет мне уже лучше.

Выпив, стакан воды я продолжила гипноз над Кристиной она сказала, что была свидетельницей убийства, матери что ее мать убил ее отец.

— Она не ведает, что говорит, — заорал мужчина.

— Виктория Игоревна спасибо вам за проделанную работу, — ворвавшись, в мой кабинет сказал следователь Ерохин Владислав Сергеевич вместе с брюнеткой в черных очках.

— Простите, а вы кто?

— Я сестра убитой извергом женщины, а эта девочка после пережитого стресса ушла в себя мы чуть не закрыли ее в дурке.

— Вам придется попить успокоительные лекарства окружить девочку теплотой и лаской.

— Я знаю я уже оформила, над ней опеку ведь она все что у меня есть.

Когда бизнесмена увели, я обессилено сев в кресло спросила: «Ко мне еще есть»

— Еще пятеро.

— Перерыв пять минут.

— Загоняете вы себя, — вздохнув сказала медсестра.

— Ничего подобного работа доставляет мне радость.

Моей клиенткой стала жена олигарха Демичева Варвара Семеновна, которая до брака с Демичевым Артуром Павловичем владельцем ресторанного бизнеса, гостиниц строительного комплекса «Атлантик» имела сеть магазинов, а став его женой потеряла себя как личность, растворившись в любви к мужчине. Детей пока нет но она боится оказаться на улице с голой задницей.

— Никогда не поздно все начать с нуля. Вам повезло, что пока нет детей.

— Какие дети он потерял, ко мне интерес переключился на моделей.

— Бегите от него пока не поздно ваша самооценка на нуле пора бить тревогу, — массируя женщине виски сказала я.

— Знаете, а вы правы я еще молода, красива, а мои глаза уже потухли еще немного, и я впала бы в депрессию глубоко и надолго спасибо Чирова Янка не дала.

— Да, Чирова ко мне обращалась, пришла, ко мне затравленной забитой мужем который грозился, отобрать у нее детей в итоге уже шестой год, загорает на зоне за убийства любовниц, тело которых нашли в их саду.

— Жесть я до сих пор как вспомню.

Не успела, я выйти из центра зазвонил мой телефон.

— Алло Олег я уже вышла еду за детьми.

— Оперативно. Вик почему я узнаю последним о том что моей жене было плохо?

— Завертелась и забыла все уже хорошо завтра в 14:00 еду на прием к Шмелевой.

— Поедем вместе.

Петя молча сидел, на лавке возле школы когда я подъехала.

— Ты во время.

— Так теперь будет всегда. Поехали в сад за Денисом.

— Мам, это правда что у нас будет братик или сестричка?

— Правда, а кто вам сказал такую новость?

— Тетя Зоя. Мы будем рады.

Денис гонял, мяч, когда мы подъехали.

— Змейков, за тобой приехали, — позвала мальчика Эльвира Эдуардовна.

— У вас смышленый малыш.

— Мам, мне снилась, Анфиса она рада за меня, передает тебе привет, — вдруг сказал Петя, с грустью смотря в окно.

— Мы обязательно в субботу ее навестим, я даю тебе слово.

— Спасибо.

За ужином никто не проронил, ни слова. Змей, думал о своем, а я, о словах сына. Боль утраты так и останется с ним впрочем, было глупо надеяться на то, что смогу заменить ему мать.

— Мам, мы пойдем к себе мне географию надо подготовить.

— Хорошо через двадцать минут я к вам загляну.

— Почему кислая такая? — свернув газету, спросил Олег.

— Петя так и не смог забыть свою мать, хотя я как могла, пытаясь ему ее заменить.

— И не забудет, ее убили, когда ему было шесть лет такое не забывается, он благодарен тебе за то, что ты не оставила его в трудную для него минуту не более того. Он уважает и любит тебя, но ту кто произвел, его на свет он не забудет никогда.

— В субботу три года со дня смерти Анфисы он просил ее навестить.

— Навестим. Вик как ты себя чувствуешь?

— Мутит немного.

— Я звонил, в Испанию мама рада за нас в воскресенье после обеда они будут в Москве.

«Ага, рада его матери все сложнее играть роль радужной свекрови», — хотела вспылить я, но во время прикусила свой острый язычок.

В прихожей зазвонил телефон, через пять минут в столовую зашла Ирина, Сергеевна сказала, что на проводе Зоя Васильевна.

— Скажите, что я сейчас подойду.

— Хорошо.

— Я пока, поплаваю в бассейне — крикнул мне Змей вслед.

— Хорошо.

— Поздравляю, ребенок сдвинет ваши отношения с мертвой точки, хотя у вас наметился прогресс после общения с Зариной, — сказала тетка.

— Зоя, ребенком мужика не удержишь, я это поняла, когда родила Дениса здесь важно другое важно сексуальное притяжение, а оно у нас есть, чтобы не потерять милого я изучила камасутру вдоль и поперек.

— Моя школа, — вздохнув, сказала тетка.

— Мир мужиков жесток и коварен, удержать мужика детьми глупо тут должно быть что-то еще.

— Змей, с тобой потому что, несмотря на твои недостатки, он любит, тебя не знаю уж, чем ты ему голову вскружила, но он до сих пор ходит, словно околдованный тобой, — задумчиво сказала тетка.

— Не знаю, возможно, своей непосредственностью.

— Да уж ее у тебя не отнять посмотришь, на тебя нимфа чистой воды скромна и добродетельна, а начнешь, ближе общаться с опозданием поймешь, что угадил в сети прелестной развратницы.

— Наталья знает?

— Вчера Олег ей позвонил сказал что она рада.

— Хм представляю лицо Натальи, — хмыкнув сказала тетка.

— Зой, она меня не трогает и ладно, а что она там обо мне думает дело десятое.

— И правильно. Вик надеюсь, в центре ты не перенапрягаешься?

— Нет, все под контролем ах да завтра, едем к врачу.

— А почему сегодня не поехала? Вика что за безответственное отношение к своему здоровью?

— Зоя, я тебя умоляю, только не начинай, — взмолилась я.

— Понимаю, Олега с тобой детка ни каких нервов не хватит, — гнула свою линию тетка.

— Теть Зой я обещаю исправиться, — пошла на мировую я.

— Смотри мне, — вздохнув, пробурчала тетка и отключилась.

Господи как же устаешь от этих нравоучений, а поучить норовят все кому не лень, — вздохнув, подумала я, повесив трубку.

— Что Зоя опять плешь проедала? — надевая рубашку, спросил Олег.

— Не то слово и, в общем, она права в чем-то права я, наверное, выгляжу без ответственной.

— Это, мягко говоря.

— Олег, — поморщившись, попросила я.

— Тебе плохо?

— Мутит.

— Чувствую, что от центра тебе на период беременности придется отказаться.

— Даже не проси, я и так там давно не появлялась, — отдышавшись, сказала я.

— А если тебе будет хуже? Вспомни, как ты носила, Дениса ты чудом его доносила.

— Вот тогда и будем думать, а пока все нормально.

— С тобой невозможно разговаривать, до чего же ты упряма.

— Какая есть. Олежка посадить меня в четырех стенах невозможно, и ты это прекрасно знаешь.

— Да уж знаю. Вик обещай, если малышке что-то будет, угрожать ты уйдешь из центра на период родов.

— Обещаю, а с чего ты взял, что родится девочка, а не мальчик?

— Не знаю, предчувствие такое будет Анюта.

— Олег, я поднимусь, к Пете проверю уроки, потом спущусь к тебе.

— Хорошо я пока сделаю, один звонок перенесу встречу с ювелиром на четыре часа.

Проверив, домашнее задание сына я осталась довольна, по программе мальчик успевает.

— Мам как ты себя чувствуешь? — оторвавшись от учебника по литературе, спросил сын.

— Сносно.

— Денис, ходит в психологический кружок хочет быть психологом.

— Возможно, это он сейчас хочет стать, психологом жизнь пестрая штука еще неизвестно как она повернет, уже поздно ложитесь спать.

— Ну, мам.

— Петя не капризничай, завтра у тебя контрольная по географии ты подготовился?

— Да.

Возможно, я от него больше требую, чем от Дениса, но я хочу в память подруге, чтобы этот ребенок получил наилучшее образование и выбился, в люди я хочу, чтобы он был юристом.

Олег листал, наш свадебный альбом, когда я зашла в гостиную.

— Уложила?

— С трудом все характерные.

— Есть в кого.

— Вик, завтра в центр я тебя отвезу сам в два заеду и после домой.

— Я уже сама об этом думала, больница отымает не мало, сил после визита к врачу я буду уже не работоспособна.

— И ничего надо и о себе подумать.

Утром, проснувшись, от кома подкатившего к горлу я пулей убежала в туалет, где меня долго рвало. Похоже, этот ребенок даст мне прикурить, — подумала я, умываясь холодной водой.

— Вика, тебе опять плохо? — вздохнув, спросил Олег.

— Да, — морщась сказала я, чувствуя, что земля уходит из под ног.

Взяв телефон Олег набрал номер Шмелевой нам повезло, что живет она в нашем районе. Через двадцать минут она была у нас.

— Как она?

— Пришла в себя, но ее беспокоят тягучие боли внизу живота.

— А я знала, что так будет большая нагрузка в центре хорошо бы полежать на сохранении понаблюдаться, а к Новому году выпишем домой, — сказала Ольга Николаевна.

— Пожалуй, вы правы, — вздохнув, сказала я.

— Я вызываю машину, кажется еще немного, и она потеряет, ребенка Олег эта беременность может стать для нее раковой.

— Я знаю, но вы же ее знаете, всю жизнь мечтала о девочке.

— Хорошо, но тогда пусть забудет о своем «детише» на время беременности она должна нормально выносить плод.

Услышав, рык тетки в прихожей я тяжело вздохнула.

— Олежка, милый скажи тете, что не до ее нотаций и пусть отвезет детей по назначению, — взмолилась я.

— Хорошо.

Через двадцать минут приехала, машина в машине мне с трудом остановили, кровотечение угроза выкидыша еще велика. Придя в себя, я осмотрелась, я нахожусь в просторной палате оклеенной бирюзовыми обоями, сверху которых висят картины с натюрмортом в виде цветов.

— Слава богу, очнулись, долго же вы спали, — зайдя в палату, сказала виснувчатая девушка.

— Что с ребенком?

— Беременность к счастью сохранили, только вам придется пробыть здесь до Нового года.

— А где мой муж?

— В коридоре.

— Пусть зайдет.

— Как ты? Ты всех так напугала, из реанимации тебя поместили, в палату от пережитого стресса ты долго спала.

— Я сама испугалась, раньше со мной такого не было.

— Раньше ты не переутомлялась, и не обслуживала, девятьсот человек за один день это додуматься надо было.

— Олежка, ну не ворчи, ну не подумала о том, чем это может обернуться для ребенка. Ты вещи привез?

— Да, — взяв пакет, стоящий в углу сказал муж.

В половине девятого утра я проснулась от стука в дверь. Открыв, дверь я увидела подругу с пакетом полным фруктов.

— Привет как ты?

— Вот положили на сохранение большой риск потерять малышку, а у вас когда свадьба?

— В январе пока решили, пожить так заодно проверим, свои чувства, что он что я обжегшиеся в браке не хотим повтора, — смотря в окно, сказала подруга.

— Ты изменилась, стала серьезнее что ли.

— Так дети обязывают я хочу, чтобы у них была полноценная семья сыну нужна крепкая мужская рука еще немного, и он пойдет в разнос я ни хочу, чтобы мой сын спутался с местной шпаной, а все к этому идет, проще говоря, я ни хочу, чтобы он повторил мой путь.

— Как отношения с его мамулей?

— Слава богу, его мать не знает о моем прошлом для нее я бизнес леди владелица салона красоты «Касатка» и модельного агентства «Аргентина» оно мне досталось, от моего второго мужа с него хоть это поимела.

— А ты прагматичная.

— Жизнь обязывает, не подумаешь, о себе сам никто не подумает.

— Это да мне с Олегом просто повезло.

— Еще бы кто еще заглотит, шашни жены с убийцей отца видимо от тебя исходит, нечто такое, что сносит крышу мужикам конкретно.

— Только я не знаю что.

— Я тоже не знаю и рада, что на Валеру это не распространяется.

— Наташ, ты, что ревнуешь что ли? Наташ я изменилась, я научилась ценить того, кто рядом на одной страсти далеко не уедешь секс это хорошо, но помимо секса важна и духовная близость взаимопонимание умение идти на компромисс.

— Не узнаю прежнюю Вику.

— Вика стала мудрой.

— Отрадно это слышать.

— Как Макс?

— Перешел, в пятый класс ходит в секцию, по каратэ туда его записал Валера.

— А девочка?

— Яну я записала, ан танцы Вик оглядываюсь, я назад вспоминаю себя изготавливающую квалефилин и думаю: господи, неужели это была я.

— Забудь что было то уже прошло, живи здесь и сейчас.

— Ты права.

Увидев в окно машину свекрови, я подумала: «Легка на помине, прям из аэропорта ко мне».

— Готовься к промывке мозгов, — шепнула мне подруга на прощание.

— Я каждый день готова, — вздохнула я.

— Викуль, ты прости, но они правы, ты безответственна в твоей красивой головушке до сих пор ветер, гуляет.

— Ну, спасибо подруга!

— Вик, недавно я была такой же, как и ты ветер поле обозленной на весь мужской род была, уверена что в золотой клетке роскошная жизнь только от этой роскошной жизни я через год брака взвыла всюду ходила под конвоем кругом прослушка шаг влево расстрел.

— Как наша будущая мамочка? — прервав, нас спросила, Наталья Леонидовна зайдя в палату.

— Уже лучше, но мне здесь лежать до Нового года, — разведя руками, сказала я.

— Ничего полежишь и подумаешь, стоил, ли твой центр малышки ты могла ее потерять и когда ты только станешь ответственнее.

Я хотела брякнуть: «Наверное, никогда» слава богу, ума хватило промолчать.

— Вы правы, я повела, себя неразумно, тем более что предыдущая беременность, далась мне нелегко.

 

 

 

ГЛАВА 9

 

— А я про что тебе твержу. Насчет центра не беспокойся, я руку на пульсе держу Дина у меня под колпаком.

— Вы что вернулись в прокуратуру?

— Я и не уходила на пенсию только вперед ногами.

— Зарина была права? У вас будет дочь?

— Наталья Леонидовна в магию я не верю, — вздохнув, оборвала свекровь я.

— Ну, не знаю чтобы ты не говорила но у меня такое ощущение, что ты его все-таки приворожила.

Спорить с матерью мужа я не стала, пусть думает, как хочет сейчас для меня главное выносить малышку.

— Мам, что за глупости ей богу двадцать первый век, — тихо одернул мать Змей.

— Считай, как хочешь но меня ты не переубедишь. Сын вижу прикипел ты к ней что ж совет вам и любовь я рада за вас да и деткам нужна крепкая полноценная семья.

От слов свекрови мурашки пробежали, по коже потому что свое отношение ко мне она так и не изменила для нее я развратное исчадие ада, а то, что Кира не лучше ее не колышет. Что ж любви от нее я не, дождусь главное, чтобы мужа не настраивала против меня, — с грустью подумала я.

— Нам пора, — зайдя, в палату сказал Герман Васильевич.

— Ты прав.

После ухода Осиповых я с облегчением вздохнула, порой мне кажется, что мать Олега играет.

— Ты несправедлива, к ней она действительно за тебя испугалась, что же касается приворота то, Зарина ей все буки забила.

— Зарина? — поперхнувшись соком, переспросила я.

— Зарина это она тебе показалась мягкой и пушистой, но меня не проведешь, на таких девиц глаз наметан, хорошо, что я не подвержен к гипнозу, а то дело было труба.

— Похоже, я не очень хорошо разбираюсь в людях, — вздохнув, пробормотала я себе под нос.

— Похоже на то. Вик помогая, нам в расследование она видела, корыстную цель породниться, с нашей семьей ликвидировав тебя.

В голове не укладывается, как я психолог не могла почувствовать Зарину, хотя ничего удивительного она как сирена своим голосом затуманила мне разум. То, что муж не подался, ее чарам меня радует, я благодарна ему за терпение за ласку, заботу за то, что он рядом.

— О чем так глубоко задумалась.

— О на нам скоро одиннадцать лет самой не вериться, что наш брак просуществовал так долго, — вздохнув, сказала я.

— У нас был, кризис в отношениях не большая встряска пошла, нам только на пользу мы пересмотрели свои отношения, учли, свои ошибки, научились слышать и слушать друг друга.

— Ты правда так считаешь?

— Вик, ну конечно я так считаю, если б я не смог тебя простить я не стал мучить ни себя, ни тебя мучения кого— либо не доставляет мне радости.

— Я знаю просто.

— Если ты имеешь, в виду маму то ни обращай, внимания особой любви между вами уже никогда не будет, прими это как данность главное что она, не лезет в наши отношения, — вздохнув, сказал муж.

— Тут ты прав. Как там погода?

— Идет не большой снег, но мы можем прогуляться.

Надев, черную водолазку я надела брюки.

— Надень шубку там холодный ветер.

Прогулка в скверике пошла, мне на пользу хандру как рукой снесло, появился румянец.

— Олег, — услышала я сладкоголосый голос Зарины.

— Зарина, я кажется, ясно дал, тебе понять твои чары на меня не действуют твоим трофеем быть я не собираюсь, — отчеканил Олег.

— Лихо же твоя тетка приворожила к тебе этого хлопца, — выпалила Зарина.

— Ты о чем?

— А ты не знаешь, когда ты изменяла, ему в Сочи с горячими хлопцами твоя тетка съездила к моей тетке Аиле.

Пошатнувшись, я чуть не упала, такого от тетки я не ожидала более того я и не просила.

— Зарина, ты понимаешь, что она может потерять ребенка? Что ты творишь? Даже если и так я ее не брошу.

— Ты слепец она жизнь твою искалечила, а ты!

— Пусть так сердцу не прикажешь.

— Ты прав снятие обряда может погубить тебя. Сказав, это она ушла.

— Вика, как ты?

— Олег, я ничего не знала я.

— Тихо я тебе верю мы не в ответе за родственников.

— Возможно тетка хотела спасти наш брак и ничего умнее не нашла как.

— Так всегда и бывает, а знаешь я благодарен ей пусть так но она сохранила нашу семью мне не надо видеться с детьми урывками по выделенным часам и дням.

— Олежка, спасибо тебе, — смахивая бегущие по щекам слезы, пробормотала я.

Сегодня первое ноября за окном идет снег деревья укутаны в инее из под тучки выглядывает солнышко. Все прекрасно только на душе кошки скребут меня точит страх потерять мужа после того что сказала Зарина он может отдалиться от меня я злюсь на тетку ведь я не просила ее о медвежьей услуге с другой стороны не прибегни она к бабке мы давно были бы в разводе.

Увидев в окно машину тетки я тяжело вздохнула, ну все выскажу, ей все решила я.

— Привет! Что кислая такая? — поставив пакет, с фруктами на стол спросила она.

— Зоя, а кто тебя просил прибегать к магии?

— Что Зарина выложила правду матку? Таким способом решила очернить тебя в глазах мужа? — вздохнув, спросила тетка.

— Да. Зоя ну зачем?

— Затем, что твой брак висел на волоске, затем что я не могла позволить остаться твоим сыновьям без отца, а приходящий папа это ужасно для мальчиков я не понаслышке знаю, кем вырастают мальчики без мужской руки и потом за счастье надо бороться любыми способами.

— Ты права но.

— Он в твоей власти и еще, если его мать попытается снять приворот он может умереть.

— Даже так? — заморгав ресницами, спросила я.

— К сожалению, да так что только ты можешь предостеречь свекровь от этого опрометчивого шага.

— Зоя тебя послушать так я должна признаться в ее правоте в том, что мужа приворожила? У нас с ней не без того сложные отношения.

— Ты права оставь все как есть, тем более что Змей уходить ни куда не собирается.

Подойдя к окну я, увидев машину мужа, тяжело вздохнула, неизвестно еще как он отреагирует, увидев у меня тетку.

— Здравствуйте Зоя, Васильевна, — сдержано поздоровался Олег.

— Здравствуй. Вик ну я пойду, а то сегодня у нас проверка.

— Ни пуха.

— К черту.

Зажав, рот рукой я скрылась в туалете второй месяц, а меня так и мутит, похоже, малышка еще даст мне прикурить, — умывшись холодной водой, подумала я.

— Тебя так и мучает токсикоз, — дав, мне какой-то отвар спросил Олег.

— Что это было? Ты взял его у Зарины? А ты не подумал о том, что она может убить нашу дочь?

— Вик, этот отвар не от Зарины, а от Изольды Павловны моей бабушки, которая приехала, из Маковки нянчить внуков не приезжала, потому что не могла побороть обиду на мою мать за отца.

— Которого убили?

— Да она считает повинной ее и в чем-то она права. Викуль, я люблю тебя и я не стал бороться за отношения, чтобы потом все разрушить, — коснувшись моей щеки сказал Олег.

Змей был искренен со мной уж в его искренности, сомневаться, не приходиться.

— Может, прогуляемся? — поморщившись, спросила я.

— Может тебе лучше полежать?

— Нет, я хочу пройтись по снежку посмотреть на укутанные инеем деревья.

— Давай.

Выйдя, из палаты я столкнулась, с пристальным взглядом Никиты и мысленно выругалась, потому что меня вновь потянуло на лево, словно кошку гуляющую саму по себе. Я как могу, пытаюсь, быть верной своему любимому но вот что-то не выходит. Знаю это меня не оправдывает, потому держу себя в руках.

— Никита, почему не в агентстве?

— Олег Владимирович, мою жену доставили в центр помощи будущих мам с угрозой выкидыша.

— Твоя жена Осипова Вероника Михайловна владелица модельного агентства «Жемчужина»?

— Да. Долго не могла забеременеть и вот.

— Ничего тут врачи творят чудеса ну, а в агентстве кто-нибудь остался Добрынина Варвара Павловна, например?

— Я оставил ее как старшего попросил записать клиентов на завтра на первую половину дня.

— Молодец.

— Вика, — вздохнув начал, Олег, когда Осипов зашел в палату жены.

— Олежка, ну не заводись, — замурлыкала я.

— Тебя уже ничто не исправит, ты так и будешь искать приключения на прекрасную, свою пятую точку, не боишься запутаться в коварном мире мужиков?

— Боюсь, — честно призналась я.

— Тогда прекрати этот ни кому не нужный флирт. Вик не мучай меня поверь мне больно видеть как любимая, поучив урок, продолжает крутить хвостом перед отрядом мужиков.

Олег был жесток но, черт возьми, он прав я веду себя как сучка перед течкой.

— Олег, ты прав прости, меня я все поняла, — прильнув, к его губам зашептала я.

Этой ночью он остался у меня за отдельную плату конечно.

Утром я проснулась от ароматного чая с жасмином.

— Проснулась? — зевая, спросил взъерошенный Олег, на ходу застегивая рубашку.

— Да. Я думала, что мне это приснилось?

— Что именно наш разговор или ночь?

— И то и другое. Олег я держу, себя в руках мне нужна наша семья и я.

— Я знаю, просто помни, о том, что страсть мимолетна, она пройдет, оставив после себя руины.

— Я ужасно соскучилась по Пете с Денисом.

— Денис ходит на курсы в школу «Дошколята» мама записала, посоветовала, отдать в школу с шести лет у нее подруга работает в гимназии Бурова Алена Матвеевна. Вик сегодня вечером мы приедем, дети тоже по тебе очень соскучились.

— Я благодарна твоей маме передай ей большое спасибо.

— Домой будешь заезжать?

— Уже не успеваю клиентов тьма ну до вечера, — чмокнув, меня в макушку бросил муж убегая.

Помахав, ему рукой я отругала себя за то, что потянуло налево, когда брак чудом удалось спасти, и то спасли с помощью магии и я не вправе подвергать брак риску на кону жизнь Олега, если с ним что — нибуть случиться ведь я себе этого не прошу.

— Змейкова, на ультразвук, — заглянув, в палату сказала Лосева Нина Павловна.

— Иду.

Ультразвук, показал, что ни какой патологии нет, плод развивается хорошо.

— В середине ноября отпустим вас домой.

— Быстрей бы уж.

— Как наша мамочка? — заглянув в кабинет, спросила Ольга Николаевна?

— Хорошо так что мы можем ее отпустить домой.

— Ну, что Змейкова осчастливьте, мужа мы вас выписываем только с условием ни каких нагрузок, стрессов и ни какой работы до рождения ребенка.

— Я согласна придерживаться инструкции, — улыбнувшись, заверила я Ольгу Николаевну.

Зайдя, в палату я, собирая вещи, связалась, с мужем мне повезло, что попала в обеденное время.

— Привет не отвлекаю?

— Нет у нас перекус, а что?

— Нас выписывают, Ольга посчитала, что мне незачем там валяться.

— Я приеду через час.

— Будем тебя ждать.

Отключившись, я стала собирать вещи. Зазвонил телефон, на дисплее высветилась подруга.

— Привет чего не звонишь?

— Замоталась, и вчера муж был у меня.

— Оп-па, а так можно?

— За деньги Наташ можно все.

— Это да. Вы что вчера поссорились?

— А откуда такая информация? Что Зарина заходила?

— Да, а что?

— А то что мы для нее как подопытные кролики.

— Твоя ревность беспочвенна, Изольда Павловна сказала, что приворот сделан на крепко.

— Ты что общалась с его бабушкой?

— Я стала свидетельницей разговора твоей свекрови и Изольдой в ресторане «Ратуй».

— Понятно теперь мне точно не жить.

— Успокойся Змей не дурак он не станет заглумляться он не хочет потерять семью и если разобраться еще до приворота он не стремился порвать с тобой он несмотря на задетое самолюбие хотел сохранить отношения с Катериной он спутался лишь для того чтобы не свернуть тебе шейку.

— Ты слишком прямолинейна ранее ты такой не была.

— Ранее я не была с тобой столь откровенна, кстати, у меня новость.

— И какая?

— Была у врача беременна, пять недель, так что свадьбу сыграем, до Нового года активно готовимся к свадьбе.

— Натка, я рада за тебя.

— Спасибо подруга.

— Змейкова за вами приехал муж, — просунув, голову в палату сказала Ирина Васильевна старшая медсестра.

— Наташ, я позже тебе перезвоню, за мной Олег приехал.

— Хорошо буду ждать твоего звонка.

Олег приехал с букетом белых роз.

— Спасибо мои любимые, — растрогавшись, пробормотала я.

— Как себя чувствуешь? — помогая, мне сесть в машину спросил Олег.

— Сносно.

— У нас гости? — кивнув, на серебристую иномарку спросила я.

— Да, бабушка ее дом снесли, из аварийности я не мог оставить ее без угла, да и детям будет радость. Лучше взять своего человека, чем кого-то с улицы.

— Наверное, ты прав просто я помню, ее не очень хорошо видела только на нашей свадьбе.

— Потому что до недавнего времени она рядом находиться не могла со своей невесткой.

Спорить с мужем по поводу проживания его родственницы я не стала, говорят, у нее строгий нрав мальчикам воспитание в строгих традициях не помешает, — подумала я, заходя в дом.

Увидев, шестидесяти летнюю блондинку с изумрудными глазами я от удивления приоткрыла, рот я то думала, увижу этакую бабулю в платочке.

— Здравствуй Виктория вот мы снова, и свиделись, — улыбнувшись, сказала женщина, смерив меня таким взглядом, от которого мурашки побежали, по телу заглянула сквозь меня.

— Бабушка! Вика просим к столу, — прервав, повисшую паузу позвал нас Олег.

— Идем.

За столом собрались, только близкие семье Змейковых люди я благодарна свекрови, что она не стала, созывать своих подружек я не люблю столпотворение. В половине седьмого приехала, чета Абрамовых вслед за ними приехала Наташа с Валерием.

— Я подымаю этот бокал за здоровье будущей целительницы, — одарив, всех каким-то странным взглядом сказала бабушка Олега.

— Да, за здоровье, — переглянувшись, сказали родственники.

— Олег, мне что-то душно я выйду на балкон, — встав из-за стола, обратилась я к мужу.

— Хорошо.

Через пять минут ко мне присоединилась тетя Зоя с бокалом вина.

— Изольда строит Наталью той это явно не по душе, — задумчиво заметила она.

— Не ей же всех строить, Изольда фору даст, каждой главное она никогда не вмешивалась в наши с Олегом отношения.

— Она за продолжение рода Змейковых как она сказала: «в семье бывает всякое брак та же кропотливая работа» но она и зла на тебя тетя, что ты привязала намертво ее внука ко мне она считает, что он и без того был ко мне привязан.

— Я перестраховалась чего уж теперь, — развела тетка руками.

— Это да.

— Валентин не сводит с тебя глаз его барышня лежит на сохранение, а он понимаешь, ищет новую лань.

— Он герой не моего романа. Я поняла, что, если хочу сохранить нашу любовь, то должна держать себя в руках, — вздохнув, сказала я.

— Я рада, что ты это понимаешь.

— Тетя Зоя, мама пойдемте, чай пить, — вбежав, на балкон позвали нас мальчики.

— Идем.

К чаю был торт Наполеон мой любимый между прочем.

После чая я проводила бабушку мужа, в гостевую комнату, оклеенную березовыми обоями в этой комнате большая коллекция картин с пейзажами, натюрмортами и т.д.

— У тебя хороший вкус, — открыв шкаф купе, заметила женщина.

— Стараюсь.

— Детей надо держать в ежовых рукавицах, потом еще спасибо скажут.

— Денис уже ходит в подготовительную школу мы решили отдать в школу с шести лет.

— И правильно он развит не по годам. Виктория у вас растут одаренные дети не такие как все.

— Вы о чем? — поледенев, спросила я.

— Не бойся, ни каких отклонений у них нет, но у них есть экстрасенские способности. Обычно этот дар передается, по женской линии, но так как по линии Змейковых родились, мальчики дар ясновидения перешел к ним что же касается

Ани они будет целительницей в седьмом поколении моя мать, бабка и прабабка были целительницами, к ним ходила вся Маковка.

«А ведь что-то подобное я заметила, еще тогда когда мать Пети убили он сказал: «Мама обретет на небе покой, когда будет отомщена».

— Я пойду уже поздно.

— Иди и ни о чем не думай пусть все идет, как идет, — сказала мне вслед женщина.

Наталья потягивала, томатный сок, когда я к ней присоединилась.

— Ну, что она тебе там такого сказала, что ты сама не своя?

— То, что я боялась, признать наши дети обладают сверхъестественными способностями.

— Для меня это не новость дар ясновидения проснулся, у Пети еще в пять лет его бабка могла видеть прошлое, настоящее и будущее. Если бы не тяга к забытью то она жила и по сей, день твоя родственница просто, закрепила, этот дар что же касается Дениса, то да дар передался ему как продолжателю рода.

— Наша дочь будет целительницей, как представлю, волосы на голове шевелятся.

— Наталья, уже поздно нам пора домой, — прервав нашу беседу, позвал подругу Валера.

— Иду.

Помахав, уезжающим гостям рукой я тяжело вздохнула смириться с даром детей не просто, хотя придется.

— Вик, ты уже знаешь?

— О даре наших детей? — вздохнув, уточнила я.

— Да.

— Знаю.

— Вик, я тоже могу читать мысли на расстояние и предвидеть будущее только я редко пользуюсь своим даром.

Оп-па он, что видел как я бог мой, какой кошмар, — пронеслось в голове.

— Вика, не копайся в прошлом, которое кануло в прошлое, значит, нам надо было пройти через тернии к счастью, — словно прочитав мои мысли, сказал Олег.

— Ты прав просто я как вспомню себя то.

— Не вспоминай, живи здесь и сейчас радуйся сегодняшнему дню пению птиц за окном кружащему снежку.

— Ты прав просто раньше я с этим как-то не сталкивалась.

— Что-то в жизни бывает впервые, — философски заметил муж.

— Ты прав.

— Завтра поеду с Наткой в салон «Катрина» подберем ей подвенечное платье.

— Они же не хотели спешить.

— Она беременна.

— Тогда все понятно. Твоя подруга изменилась.

— Ее дети изменили, — отведя глаза, буркнула я.

— Вик, хватит, есть, себя прошлым оно осталось в прошлом у нас с тобой новая жизнь.

— Ты прав просто на, какой то момент мне показалось, что ты со мной из жалости.

Вздохнув, Олег, подхватив, меня на руки отнеся, наверх сказал: «Не знаю, что ты там себе напридумала, но я люблю эту несносную ветреную девчонку».

— Я тоже тебя люблю, — пробормотала я, погружаясь в сон.

В десятом часу я проснулась от звонящего телефона.

— Алло, — сонно пробасила я.

— Привет спишь что ли?

— Да, а что?

— Я подъезжаю к твоему дому мы договаривались.

— Ой, прости, я забыла.

Встав, с кровати я нашла записку от Змея.

«Вик, буду поздно аврал на работе мы с Валентином зашиваемся целую твой Змей».

Когда я спустилась, вниз дети уже пили кофе.

— Виктория, доброе утро, — закурив сигару, поприветствовала меня Изольда Павловна.

— Доброе утро.

— Дениса с Петром я развезу по местам назначения.

— Спасибо вам большое это только на сегодня.

— Ничего я еще в силе, сколько лет жила в глуши без детей, без плетей со смерти отца Олега я отреклась, от людей пока не поняла, что одиночество душит меня изнутри.

Хорошая у детей прабабка, — подумала я, скрывшись в ванной. Выйдя, из ванной я столкнулась с насмешливым взглядом подруги.

— Прости я скоро.

— Не торопись день за нами, — крикнула мне вдогонку Натка.

Достав брючный костюм, цвета морской волны я, не раздумывая его надела закрутив волосы в пучок, я спустилась вниз.

— На улице холодно надень шубу, — крикнула мне подруга.

Через пять минут я в кожаной черной шляпке и в лисьей шубке была готова к выходу в свет.

— Свадьба завтра?

— Да. Самой не вериться. Отдыхать будем в Сочи в городе олимпийских игр там у него поместье.

— Здорово вот тебе и курорт.

— Своего маччо я уже нашла, — улыбнувшись, сказала подруга, сияя, от счастья такой я ее впервые вижу, и душа радуется, за нее Натка выстрадала это счастье.

Припарковав машину на парковке мы, подойдя к семи этажному мраморному зданию с красочной вывеской «Катрина» присвистнули вот это магазин, — подумали мы.

— Тут не только платья, но и всякие разные штучки, — повернувшись, ко мне пояснила подруга.

— Красота, — кивнула я, отдавая вещи в камеру хранения.

Зайдя, в зал подвенечных платьев мы присвистнули, такого изобилия мы не видели ни в одном магазине. От экзотических туалетов до классики.

— Что будем смотреть? — подойдя, к нам спросил консультант Арина.

— Классическое подвенечное платье с вуалью, — сказала Наталья.

— Хорошо я вам сейчас подберу.

Наталья выбрала, классическое подвенечное платье сказав, что экзотику не любит.

— Ты как королева в нем, — сказала я, когда мы выходили из магазина.

— Вик, мы туфли забыли купить, — спохватившись, сказала Натка.

— Ничего сейчас вернемся и купим.

— Это плохая примета и.

— Глупости как себя настроишь, так и будет, — сказала я.

Купив, Нате белые туфли мы поехали в кафе «Каприз». Народу было много, все сновали туда— сюда.

— Вик, кажется, Валентин к тебе не равнодушен, — заметила, подруга, кивнув в сторону Валентина который обедал вместе с зеленоглазой блондинкой.

— Он женат, его жена беременна, что же касается его мимолетного влечения ко мне то это временное явление, — сухо оборвала, я подругу дав понять, что разговор окончен.

— А ты действительно изменилась.

— Я просто поняла, что, если и дальше буду гнаться за острыми ощущениями рискую остаться вообще у разбитого корыта как та старуха из сказки, про «Старика и золотую рыбку» Александра Сергеевича Пушкина.

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА 10

В сумке запел, телефон на дисплее, высветился номер мужа.

— Алло.

— Как ты?

— Нормально купили Нате платье.

— Денис уже дома, а Петя закончит в половине пятого он на продленке позже бабушка его заберет.

— Олег, мы с Наткой можем его забрать нечего мотать пожилого человека.

— Я тоже об этом подумал, я ей сейчас позвоню.

— Позвони.

— Натка, выручай, — обратилась я к подруге.

— Я только за, тем более что мне из школы надо забрать Макса с Яной они так обленились, что отказываются добираться домой на общественном транспорте, но я твердо, решила больше не идти у них на поводу.

— И правильно решила не позволяй детям садиться себе на шею.

— У Макса переходный возраст тринадцать лет радует то, что с Валерой он сблизился сразу же впрочем, как и Янка ведь отца своего она практически не видела, только слышала наши крики.

Макс разговаривал ни о чем с Петей, когда мы к ним подошли.

— Оперативно, а то Яна уже замучила, когда ты приедешь. Мам Тамара Сергеевна разрешила, мне не приходить в школу в связи с семейными обстоятельствами я и сестру отпросил.

— Ты настоящий мужчина спасибо тебе.

— Мам, дядя Валера хороший мужик ты выстрадала это счастье.

— Устами младенца глаголет истина, — улыбнувшись, сказала подруга.

— Ну, что по домам?

— По домам.

Отвезя, нас домой подруга укатила в Сокольники.

— Она такая счастливая.

— Потому что встретила достойного человека.

— Отец дома, — кивнув, на джип стоящий, на стоянке заметил Петр.

  • 19:50 / Труцин Алексей
  • Страдания одакошки / Избранное. Стихи разных лет / Натафей
  • Правда о Колобке / "Теремок" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Правила Лонгмоба "Смех продлевает жизнь-2" / Лонгмоб "Смех продлевает жизнь-2" / товарищъ Суховъ
  • Притча / Просто миниатюры... / Анакина Анна
  • Карачун / Денисова Ольга
  • Особые условия / Другая реальность / Ljuc
  • Сказ про дивную щуку (Вербовая Ольга) / Песни Бояна / Вербовая Ольга
  • Тяжела ты, жизнь козлиная... / Анекдоты и ужасы ветеринарно-эмигрантской жизни / Akrotiri - Марика
  • Подруга / Наброски / Лисовская Виктория
  • Рим, прости... / Фурсин Олег

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль