голубоглазка Юлия
золушка которая потерялась в жестком мире мужчин, или тернистый путь к счастью.

Крокодил молча копался в машине Змея, когда я к нему подошла.

— Проблемы?

— Тормоза дешевят, сейчас отгоню в авто сервис.

— Ну, отгони.

Олег молча курил у окна, когда мы зашли в дом.

— Я вас тут уже заждался.

— Засиделись, с подругой в кафе ели вспомнили о детях.

— Ну, вы как всегда.

Ирина Сергеевна накрывала на стол в столовой, когда мы зашли.

— Супницу поставьте на стол.

— Хорошо, Виктория Игоревна.

— На второе что?

— Запеченная утка с ананасами.

— Отлично.

После ужина мальчики пошли переписывать сделанные задания на бело через двадцать минут я все проверила ни одной помарки.

— У нас с тобой золотые дети.

— Это пока.

— Надеюсь, что так оно и будет уже сейчас со шпаной они не контактируют у них нет желания слиться в толпе.

— Подарок Наталье купила?

— Набор французской косметики себе такой она никогда не купит, рука не подымится, несмотря на то, что теперь она живет в достатке все это переменчиво, и она боиться снова оказаться на меле.

— А я Валерию подарю нормальный телефон, а то у него какой-то доисторический.

Всю ночь мела метель, утром подойдя к окну, я увидела, настоящие сугробы дворники с утра пораньше ворчат, под нос сетуют, на то, что на всех снега убирающих машин не хватит, по чем зря ругали правительство.

Ничего не изменилось, так же дворники ругали правительство за то, что они ни как не выделят бюджет на снега убирающие машины, когда я стояла на остановке на работу в детсад.

— Схлестнулось прошлое? — подойдя ко мне, спросил муж.

— Да все началось вон с той остановки, на которой стояла я одиннадцать лет назад в ожидании маршрутки.

— Все изменил, величество случай ты окончила курсы, на психолога работала в саду рядовым психологом, затем тетка взяла тебя под свое крыло.

— Знаешь, а ведь не будь у меня тети Зои еще не известно по какому пути я пошла, — вздохнув, сказала я.

— Тут с тобой не поспоришь, но давай не будем копаться в прошлом, давай жить настоящим.

— Давай.

— На стол накрывать? — просунув, голову в зал спросила домработница.

— Да, а где дети?

— В спортзале позвать?

— Пусть сначала примут душ.

— Хорошо я им передам.

Через тридцать минут дети присоединились к нам. После завтрака я попросила домработницу погладить детям смокинги с брюками.

— Хорошо, Виктория Игоревна.

Достав лиловое платье, скрывающее мое интересное положение я, надев, его занялась волосами.

— Вик, если почувствуешь, себя нехорошо тут же, говори, — сказал мне Олег когда мы выходили из дома.

— Хорошо.

В загсе, было очень душно и томно я чуть, не потеряла сознание хорошо Олег, будто почувствовав, мое состояние вывел меня на улицу. В церкви было не лучше, но я выстояла до конца, затем мы поехали в «Покрова» где пробыли недолго.

— Натка, прости, но малышке тут томно.

— Мы тоже скоро свалим мне самой не очень, — поморщившись, сказала подруга.

— Наташ, давайте свалим через черный ход, — предложил ново испеченный супруг подруги.

— А давайте.

— От ворчаний Любови Андреевны тебе не уйти, — вздохнув, сказала я.

— Ничего смириться это моя свадьба как хочу, так и поступаю.

Помахав молодоженам рукой, мы уехали домой, нам повезло, что на посту не оказалось ГАИ.

— Уснули, — кивнув на сопевших мальчишек, сказал муж.

— Утомились, — сказала я, открыв дверь, для того чтобы взять детей.

— Ничего удивительного они еще не привыкли к празднествам, — сказал Олег, будя детей.

— Натка летит завтра в город солнца любви и надежды.

— Она летит туда вместе с отцом своего будущего малыша.

— Мы тоже туда слетаем, вот только расквитаюсь с делами.

— Может на Новый год и слетаем, потому что Диана уже взмолилась, девчонки зашиваются.

— Уже не терпится вернуться в центр? — помогая мне снять шубу, спросил муж.

— Да стены давят на меня мне, словно не хватает воздуха ну не домохозяйка я.

— Я это уже понял.

Дом встретил нас тишиной ничего удивительного половина второго ночи. Уложив, детей я спустилась в гостиную.

— Уснули?

— Отрубились.

— Завтра аврал полный звонил Валентин, весь день забит под завязку.

— Что так?

Обокрали антиквара: Арсина Гавриила Матвеевича выкрали старинные антикварные вещи девятнадцатого века. Арсин подозревает, своего племянника Ягодина Ярослава Борисовича обратился в полицию, но там глухо и честно, говоря, этот Ягодин без труда купит ментов ведь он олигарх под ним сеть ресторанов, магазинов, и не только скупщик краденого опять же но не официально.

— Официально порядочный гражданин РФ — докончила я.

— Именно естественно ментам проще закрыть глаза ведь они с серыми «кардиналами» как говориться в доле сейчас те же бизнесмены все равно «бандиты» нутро — то осталось, то же только одежка малость, поменялась.

— Это да.

— Нам помогла, бы Зарина, но я ни хочу ее видеть она мне не приятна, — вздохнув начала я.

— За помощью я обращусь, к бабушке она прорицательница поможет.

— Точно я совсем о ней забыла.

— А что думает по этому поводу Валентин?

— Что племянник Арсина залег на дно в деревне Дубровка.

— Может оттуда стоит и плясать?

— Может, и стоит, только я уточню у бабули, зачем мне за зря бить ноги?

— Тоже верно.

Коснувшись, подушки я заснула, проснулась в восьмом часу от заливистого смеха мальчуган. Зевая, я прошла в ванную, контрастный душ быстро меня пробудил. Олега уже не было, его бабушка сказала, что он с утра пораньше поехал, в Дубровку брать с поличным племянника Арсина тот находиться в Дубровке в пьяном угаре ценные вещи спрятаны, в погребе сегодня после полудня за ними приедет Сокол.

— У вас такая достоверная информация?

— Насчет Сокола Олег сказал, сам я просто сказала, что за ценными вещами приедет мужчина, напоминающий сокола.

— Понятно.

Съев, немного салата я, выпив чаю, поторопила детей.

— Ты строгая с ними молодец как себя чувствуешь?

— Нормально.

— Это самое главное.

Отвезя Петю, в школу я повезла младшего на курсы для будущих школьников. Ехать домой, нет ни какого желания, поэтому я поехала в компанию к тетке.

Увидев меня секретарша тут же забегала, предложила мне чай с жасмином и пирожными.

— Привет чего без предупреждения, а вдруг меня не было бы?

— А так получилось ну что пообедаем в «Рица»?

— Давай только недолго работа кипит, сама понимаешь, — посмотрев, на часы пробубнила тетка.

— Хорошо.

В «Рица» играет мелодичная музыка, бьет фонтан, брутальные мужчины не сводят с меня глаз, только мне до них нет, ни какого дела я замужняя женщина и я это помню очень хорошо.

— Валентину, зачем голову вскружила? — вздохнув, спросила тетка.

— Я не кружила, он сам увлекся, но это пройдет.

— Сдается, мне что ты, играешь с огнем.

— Напротив я учла предыдущие ошибки и не повторю, их я ценю наши с Олегом отношения.

— Неужели девочка повзрослела?

— И повзрослела и поумнела.

— Я рада, если это так.

— Теть Зой это так я не враг себе я поняла что любить меня как любит меня Олег никто не будет.

— Отрадно это слышать девочка действительно повзрослела и помудрела, — с сарказмом в голосе заметила тетка.

— А ты язва.

— Какая есть.

— Как Матвей?

— Учиться в лицее 335 на отлично Игорь в нем души не чает, подумываем взять из приюта девочку.

— А эко?

— Мы думали об этом, но роды могут меня убить. Викуль, была рада с тобой пообщаться но мне пора, — посмотрев на часы, сказала тетка.

Ехать домой не было ни какого желания, и я поехала к скверу Волкова Станислава Борисовича.

— Качан, кончай банкира, и дело с концом нам, что Щука сказал, не отдаст бабки мочить, — гнусаво пробасил лысый крепыш.

— Ты прав Филин ща кончу.

Закрывая, окно машины я выронила, ключи они со звоном упали на землю.

— Качан, похоже, нас засекли, ты кончай пока Юрия, а я посмотрю, кого там черт принес.

— Ба, какие люди, — оскалившись, пробасил крепыш.

— Я ничего не видела и ничего не скажу.

— Конечно, не скажешь, потому что умрешь, — заржав, пробасил, качок надвигаясь на меня.

Не жива, ни мертва я, влетев в машину, стала, давить на газ он попытался, выпихнуть меня из машины, но видно сработало чувство самосохранения не только себя, но и жизни будущей малышки я, сбив, его помчала, что есть мочи.

На перекрестке я заметила хвост черную иномарку с тонированными стеклами.

— Черт, — выругалась я, набирая номер мужа.

— Алло. Вик во что ты вязалась? — вздохнув, спросил Змей.

— Ты, что?

— Знаешь, я не очень люблю, когда ты одна рассекаешь, по скверам вот и решил, подержать руку на пульсе вообщем ничего, не изменилось ты так и ищешь экстрим, Филин мертв, а со Щукой у меня свои счеты.

— А ты где?

— Давай встретимся у ресторана «Море-то».

— Давай.

Не удивлюсь если об убийстве Сурина Юрия Алексеевича Змей в курсе, — мысленно рассуждала я, подъезжая к ресторану.

Ресторан Море-то отделанный под мрамор с зеркальными потолками безупречной кухней не мог меня не подкупить, здесь всегда играет живая музыка.

— Вика, ты в своем репертуаре! А если бы они тебя убили!

— Я всего навсего стала свидетельницей разборки.

— Щукин Лев Борисович давно мечтал прибрать к рукам «Эко банк» тот задолжал ему большую суму.

— А откуда Щуку знаешь? — потягивая томатный сок, спросила я.

— Когда— то входили в одну группировку.

— Понятно.

— Щука не жилец Барсук кислород ему перекроет, был, подельником Жука я долго не мог на него выйти изворотливый гад, а тут такая удача.

Увидев, в окно возле своей машины коротко стриженого брюнета в кожаной куртке я спросила: «Олег, а это кто»

— Стриж, он отгонит твою машину в гараж.

— Твой кореш?

— Милая ты слишком много задаешь вопросов, — вздохнув, пробурчал муж.

Змей прав меньше знаю спокойнее сплю, зачем мне знать о его делишках.

— Олег, мы должны заехать за детьми.

— Я знаю. Вик обещай мне больше так не рисковать, если что увидишь, сразу делай, ноги.

— Обещаю.

Петя молча листал природа ведение когда мы зашли в школу.

— А где брат?

— Задерживается.

— Виктория Игоревна, Денис смышленый малыш, — подойдя к нам, сказала Эльвира Николаевна.

Зайдя, в дом мы по запаху, поняли, что сегодня у нас отбивные с картофелем гриль с салатом из помидор с огурцами.

— Пахнет то как, — прикрыв глаза, пробормотала я.

— Вик, иди мой руки. Мальчики уже пошли.

Вымыв, руки я зашла в столовую Петр с Денисом и Олегом сидели, за столом, когда я к ним подошла.

После ужина я поднялась, в комнату что-то меня мутит скоро четвертый месяц, а токсикоз так и не отпускает, — тяжело вздохнув, подумала я.

— Вик, тебе нехорошо? — зайдя в комнату, спросил муж.

— Мутит, эта беременность меня доконает.

— Это потому что ты не выходишь с Анютой на связь.

— Я разговариваю, с ней, но я не могу общаться, с ней телепатически, потому что не обладаю телепатией хоть и психолог.

— Так ты у меня вообще зеленая я попрошу бабушку заварить тебе отвар, — встав с кровати, сказал муж.

— Пожалуй, ты прав, — поморщившись, сказала я.

Через пятнадцать минут пожилая женщина принесла мне чашку с отваром.

— Он снимет тошноту.

— Надеюсь.

Через десять минут, после того как я выпила, отвар тошноту рукой сняло.

— Ну, как ты? — зайдя в комнату, спросил муж, надевая свитер на ходу.

— Ты далеко?

— Надо решать со Щукой. Не смотри, на меня так я не успокоюсь, пока подельник Жука жив.

— Ходишь, ты по лезвию ножа Щуку может убрать Король.

— Слушай, а ты права светиться мне не резон, да и подставлять, мать в мои планы не входит, тем более что она, вернулась на свое «насиженное местечко».

— Что Красина Виктора Григорьевича сместили? Он же молодой.

— Молодой не значит, опытный он, вздумал в открытую помогать бизнесменам, даже если те по локоть в крови это прокурорша практикует, но умело.

— Не знала, что твоя мать ведет двойную игру.

— Чтобы, было не только на хлеб ей, пришлось, стать актрисой благодаря этому она отправила, меня в армию и во время в семнадцать лет я был, главарем преступной группировки не отправь меня в армию с помощью полковника Юдасина Игоря Тимофеевича мотать мне срок в лагерях.

— Тем более пусть за тебя сделает грязную работу профессионал, — откусив яблоко, сказала я.

Достав телефон, муж, выйдя, из комнаты связался, с Королевым Артуром Геннадьевичем с профессиональным киллером в прошлом тоже состоял, в группировке Змея пока их пути не разошлись.

— Король, это Змей вообщем Щука дал о себе знать я хочу, чтобы этой гниды не было, на этом свете пусть отправляется вслед за Жуком.

— Я тебя понял два лимона, и мы в расчете.

— Идет, только сделай все тихо.

— Обижаешь, свою работу я выполняю аккуратно в клубе «Рауна» никто ничего не поймет, потому что грохну я его с глушителем.

— Я рад, что мы поняли друг друга.

— Все решено. Вик я поеду в агентство работы по горло без обид.

— Какие могут быть обиды это твоя работа, а я отправлю детей в школу.

— Отвезешь?

— Нет, к нашей остановке подъезжает школьный автобус, который развозит школьников.

— Петра с Денисом?

— Да. Он учится в нулевом пока классе и ему нравиться.

— Это хорошо, что нам разрешили, отдать сына в школу с середины учебного года скажи спасибо маме.

— Я безмерно ей благодарна.

— Вик к чему этот сарказм? — вдохнув, проворчал муж.

— Прости, я ни кого не хотела обидеть, я действительно благодарна Наталье Леонидовне за ее терпение ко мне за ее выдержку.

— Прости, милая меня куда-то понесло совсем не в ту степь.

— Ничего бывает, ты только знай, я не собираюсь враждовать с твоей матерью, потому что ее претензии ко мне были обоснованы, — покраснев, пробурчала я.

— Давай не будем ворошить прошлое ведь нам так хорошо у нас скоро родиться, дочка давай жить здесь и сейчас радоваться обществу друг друга, — взяв, меня за руку прервал меня муж.

— Давай

Помахав, мужу рукой я пошла собираться. Надев, черный свитер я, надев черные брюки, с начесом прихватив шубку, спустилась вниз, мальчики одевали, ботинки, когда я к ним подошла.

— Дэн, до вечера.

— До вечера.

Отвезя, сына в школу я на перекрестке заметила следовавшую за собой черную иномарку. По ней я узнала тачку покойного Жука, но не может же он воскреснуть из мертвых когда его мозги остались на стенах, следовательно, убрать нашу семейку жаждет Кротов Аркадий Павлович бизнесмен клубы, казино, ресторанный бизнес вообщем не последний человек в городе.

Только погони мне еще не хватало, — чертыхнувшись, подумала я, набирая номер Лиса правой руки мужа.

— Алло. Виктория что случилось?

— Валентин, у меня на хвосте племянник Жука вообщем мне бы хотелось, чтобы ты помог мне с ним разобраться.

— А почему Змею не сообщила? Ах, да он на встрече с ювелиром, которого обнесла жена.

— Ну, так что?

— Пользуешься, тем, что меня тянет к тебе все больше и больше.

— Валентин, между нами ничего не может, быть я слишком долго к этому шла, чтобы вот так все разрушить.

— Знаешь, наверное, ты права страсть пройдет, не оставив после себя ничего кроме руин.

— Валентин, Змею не слова о твоей причастности к смерти Крота.

— Обижаешь, лишние проблемы мне ни к чему жена беременна двойней.

— Поздравляю. Ты сейчас где?

— Поблизости и да я вижу кренделя пытающегося тебя прибить к обочине.

— Так действуй.

Через десять минут я наблюдала, настоящий триллер по колесам тачки Крота началась пальба.

— Я не понял в чем дело? — высунув лысую башку, пробасил тот.

Вместо ответа Лис выстрелил ему в голову.

— Два лимона Виктория и об убийстве никто не узнает.

— Ну и гад же ты, — прошипела я, доставая деньги.

— За все приходиться платить.

— Надо сдвинуть эту машину.

— Там недалеко есть перелесок можно сдвинуть ее туда.

— Так действуй, а я поехала.

— Нормально, а ты?

— Я беременная я ни хочу рисковать здоровьем ребенка, а ты отрабатываешь, свои два миллиона тебе, повезло, что они у меня были.

— Откуда ты же не работаешь? У нас центр психологии и диагностики не для среднего класса, увы, но бесплатно лечить в Москве в убыток себе я уяснила это как таблицу умножения.

Сев в машину я поехала к Наталье. Сидеть дома, нет больше, ни каких сил быстрей бы уж родить малышку побыть с ней до года, а там отдать в ясли «Теремок», — мысленно рассуждала я, подъезжая, к элитному дому подруги она, живет в семи комнатной квартире мужа, которая досталась ему от бабушки Шуваловой Марии Ильиничны.

Наталья с Валерием пробыли, во Франции не долго так как ее мучил, токсикоз они решили туда еще раз вернуться но уже после рождения малыша.

Подъезд как сказка, — подумала я, поднимаясь по лифту на двенадцатый этаж.

Подойдя, к дубовой красной двери с табличкой Лисовы я нажала на звонок. Через минуту дверь открыла брюнетка в бардовой форме.

— Вы к кому? — сурово осведомилась она.

— Наталья Владимировна дома?

— Она в лоджии я сообщу ей о вашем приезде.

Через десять минут ко мне вышла Наталья.

— Привет чего не позвонила я могла быть у матери мужа.

— Неужели сдружились?

— К счастью она ничего не знает о моем прошлом для нее я владелица салона красоты.

— А где дети?

— Соня с Максом в школе муж в клинике я предоставлена сама себе и церберу Инге Павловне, хотя надо отдать должное умеет держать язык за зубами.

— Как токсикоз?

— Замучил, не думала что эта беременность будет мне в тягость — скрывшись в туалете, пробормотала Наталья.

— Я тоже но бабушка мужа делает мне какие-то отвары.

— Тебе крупно повезло.

— Знаю. Давай посидим в нашем кафе «Купина»

— А давай вспомним былые времена.

Переодевшись в теплые, брюки с серым свитером подруга надев, черное пальто, зайдя, на кухню сказала: « Инга Павловна если Валерий Сергеевич спросит, где я скажите, уехала вместе со Змейковой Викторией Игоревной в кафе.

— Хорошо, но вы все равно возьмите телефон.

— Он разредился и.

— Наталья, нельзя быть столь безответственной вы мать двоих детей, — принялась читать нотации домработница.

— Инга Павловна вы здесь только потому, что дальняя родственница моей свекрови и если бы ни она вас здесь не было знайте, свое место, — сухо прервала нотации женщины Натка.

— Едем на твоей? — спросила Наташка, когда мы вышли за калитку.

— На моей.

В кафе, было почти пусто это, было нам на руку, не люблю скопление народа. Заказав, по кофе с пирожными мы принялись вспоминать свою бурную молодость.

— Знаешь, встретив, Валеру я поняла, что от добра не ищут, в золотой клетке я уже пожила, мне хватило лучше жить пусть не в золоте, но в достатке, чем ходить под конвоем.

— Ты права у роскошной жизни есть свои плюсы и свои минусы, — кивнула я, попросив еще порцию кофе.

— Подруга я на твоем месте не злоупотребляла бы с кофе с твоим-то давлением, — вздохнув, сказала подруга.

— Знаю, но ничего не могу с собой поделать.

После порции кофе у меня все завертелось, перед глазами в себя я пришла в машине скорой помощи.

— Что со мной?

— У вас подскочило давление, кофе вам противопоказан, — качая головой сказал врач из скорой помощи.

— Учту.

От госпитализации я отказалась, заверив врачей, что мне лучше.

— Вик, ты так меня напугала? — нервно забарабанив, пальцами по столу сказала Натка.

— Прости, не хотела ты была права беременным с кофе лучше не переусердствовать.

— А я тебе, о чем твержу.

— Давай лучше пробежимся по магазинам я хочу уже присмотреть приданое для нашей целительницы.

— Ты, что веришь бабушке мужа? — округлив глаза, спросила подруга.

— Верю.

В магазине меня застал звонок мужа.

— Привет мы в магазине.

— Жена Лиса видела, тебя в кафе ты там грохнулась в обморок снова подсела на кофе? Вик мы же говорили с тобой на эту тему, — принялся отчитывать меня муж.

— Олег, давай без нотаций я очень тебя прошу, — не выдержав, крикнула я.

— С тобой невозможно разговаривать я беспокоюсь о тебе, а ты, — в голосе мужа читалась обида.

Он прав он беспокоиться обо мне, а я еще и кричу, только вот от его нравоучений правда хочется повеситься уж больно он любит поучить, уму разуму этого ему, не отнять.

— Олежка, ну не дуйся, — сказала, я после не большой паузы я купила малышке кроватку манеж и много чего.

— Вот это правильно у нашей принцессы должно быть все самое лучшее детскую уже отделали в тонах морской волны, — смягчившись, сказал муж.

— Спасибо тебе. Олег, я очень ценю твою заботу, твою любовь, но я очень устою от нотаций мы с тобой не раз уже об этом говорили, я не выношу, когда заходят в мое личностное пространство.

— Я знаю, просто я за тебя испугался.

— Буду поздно работы полно, — вздохнув, сказал муж.

— Звони, когда освободишься, буду ждать твоего звонка.

— Как он терпит твой взрыва опасный нрав? — вздохнув, спросила подруга.

— Сама удивляюсь, прожили двенадцать лет, но лучше него я ни кого не вижу и знаешь видеть ни хочу особенно после того как нам пришлось собирать брак по кусочкам.

— Вик ты прости но, если б твоя тетя, не обратилась к Аиле еще не известно, были бы вы вместе, — вздохнув, сказала подруга.

От нее слов мороз пошел по коже но, к сожалению, для меня подруга права.

— Эй, не куксись, он с тобой он любит тебя Аила приворожила его намертво, так что вас ничто и никто не разлучит.

— Но порой он мается, места себе не находит.

— Не без этого твоя задача окружить его любовью не ворчать и не пилить.

— Намек поняла, — посмотрев на часы, сказала я.

— Слушай, подруга, похоже, мы забыли про детей.

— Ничего, подобного мои уже самостоятельно добираются до дома, а твои?

— Петр самостоятельно под его ответственность и младший.

— Как же младший будет добираться, когда Петя будет учиться во вторую смену?

— Будет, добираться сам вечной нянькой сыну я не буду пусть, приучается к самостоятельности.

— Ты строга с ними.

— Моя строгость пойдет им только на пользу, будь тетка ко мне строже возможно, я бы не стала кидаться настоящими рыцарями на черном джипе, — вздохнув, сказала я.

— Что произошло, то произошло, никогда не жалей о своем прошлом, — сказала Натка садясь в машину.

— Ты права.

Достав, телефон я позвонила, домой трубку сняла свекровь.

— Здравствуй, а ты где?

— С Натальей, а дети приехали?

— Час назад голодные и уставшие сейчас в комнате выполняют домашние задания.

— Я скоро буду.

— Мы будем, тебя ждать только ради бога не гони.

— Не буду.

— Свекровь?

— Да приехала, когда ее не ждали, — поморщилась я. Натка, ради спокойствия семьи я играю, роль радужной невестки ни хочу, чтобы любимый мой человек разрывался, между нами это только отдалит нас друг от друга.

— В тебе погибла великая актриса.

— Будишь, тут актрисой, когда мать мужа правдами и не правдами пытается разрушить брак. Фальшь я чую, за версту но я вынуждена играть во спасения семейной жизни.

— Прости, но ты сама виновата в том как сложились, между вами отношения ты устав от быта пошла, в разнос, не подумав о последствиях, а какой свекрови понравиться гулящая невестка.

— Не сыпь мне соль на рану, — повернувшись к Нате, попросила я.

— Твоя свекровь смирилась, с выбором сына она понимает, что мальчикам без мужского воспитания ни как, но особой любви к себе от нее, не жди.

— Я и не жду, и я рада тому что она не настраивает детей против меня, а ведь могла.

— Звони если что.

— И ты не забывай.

Свекровь курила в столовой, когда я зашла.

— Злоупотребляешь кофе? — оторвавшись, от газеты спросила она.

— Уже доложили?

— Не забывай я публичное лицо. Вика так нельзя.

— Я знаю Наталья Леонидовна.

— Змей что-то опять замутил? — вздохнув, спросила она.

— Я не знаю о чем вы, — решив прикрыть мужа, сказала я.

— Покрываешь мужа? Похвально, но он ходит по лезвию ножа верша самосуд.

— Наталья Леонидовна муж в свои дела меня не посещает, он не любит, когда я сую нос не в свое дело.

— Каши с тобой не сваришь муж и жена одна сатана но помни будешь покрывать мужа ничем хорошим это не закончиться, — пробурчала свекровь.

— Мне вам больше нечего сказать.

Увидев в окно машину мужа я с облегчением вздохнула допрос закончиться.

— Мама вот это сюрприз!

— Да вот соскучилась, по тебе сынок по телефону ты недоступен, а сердце матери болит. Сын остановись пока не поздно не верши самосуд.

— Мама о чем ты я тебя не понимаю? Я ни во что не ввязываюсь, я помогаю предохранительным органам.

— Сын отца не вернешь, не верши самосуд, — сказала мать, хлопнув дверью.

— Твоя мать что-то чувствует, — вздохнув, сказала я.

— Пусть так, но доказательств у нее ни каких нет дороги назад нет Король пришьет его сегодня в ночном клубе «Саблина»

— Надеюсь, что твоя душа успокоиться.

— Я не надеюсь, Викуль я в этом просто уверен.

— Ты играешь, с огнем тебе это не кажется? — тяжело вздохнув, спросила я.

— Не, кажется, зато теперь я могу спать спокойно.

Я рада за мужа он повершил самосуд над сообщником убийства своего отца что поделаешь, если правосудие заодно с преступниками остается, одно вершить самосуд не удивлюсь, если в ближайшем будущем так будет все похоже к этому и идет.

В половине третьего ночи я проснулась от приглушенного голоса мужа.

— Ну, что?

— Работа сделана завтра в сквере в полдень.

— Хорошо.

Я сделала вид, что ничего не слышала, несмотря на то, что муж ходит по лезвию ножа я рада, что теперь его душа будет спокойна.

— Щука, мертв, — вернувшись в комнату, сказал Олег.

— Король выполнил работу чисто?

— А то я обращаюсь, только к профессионалам с дилетантами дело, не имел и не имею.

Прижавшись к Олегу, я уснула, проснулась от звонкого смеха детей. Надев, халат я спустилась вниз Олег пил кофе когда я зашла в столовую.

— Мы тебя разбудили?

— Ну, да.

— Это сорванцы забыли о том, что маме нужен сон.

— Олег, я сегодня заеду к тетке давно не была, тем более что у нее сегодня выходной.

— Хорошо только я очень тебя прошу, наткнешься на труп или станешь, свидетельницей убийства тут же дери когти.

— Я поняла.

Чмокнув меня в макушку, Змей уехал в агентство через двадцать минут и дети стали собираться.

— Петя все собрал?

— Да.

— А ты Денис?

— Тоже.

Помахав, сыновьям рукой я пошла в душ. Выйдя из душа, включив, телевизор так и застыла, показали, ролик из клуба Сабрина, где был обнаружен Щукин Альберт Васильевич. Вздохнув, я пошла собираться. За окном морозно двадцать, пять градусов, достав, вязаное платье я, надев его надела шубку сверху меховую шапку. На выходе я набрала Абрамовых.

— Дом Абрамовых слушает.

— Альбина Павловна это Виктория Зоя Васильевна дома?

— Да я сейчас ее приглашу.

— Алло. Ну, что девонька не знаешь, куда себя деть?

— Не знаю я бы с радостью окунулась, в работу центра, но не могу из-за скачков давления.

— Кати ко мне посидим поговорим,

— Уже качу.

Тетка перебралась, в особняк Абрамова в Сокольниках я его видела, мраморный семи этажный с колонами там есть беседка, бассейн, летний и зимний сад тетку не волнует, откуда это добро досталось, ее мужу главное, что она не знает забот. Деньги не пахнут, — ее девиз и я с ней согласна это лучше чем, перебиваться от зарплаты к зарплате и, ненавидя, черной ненавистью тех, кто живет в достатке.

Припарковав машину на стоянке недалеко от особняка Абрамовых я, подойдя к массивным воротам, нажала на кнопку.

— Кто? — пробасил браток.

— Орел, это Змейкова я к Абрамовой.

— Заходи.

Пройдя, в просторную прихожую с зеркальными потолками стены оклеены лиловыми обоями, кухня отделана под березу, причем мебель в тон стен в столовой преобладают бежевые тона. У тетки, — утонченный вкус, — подумала я присев на стул эпохи девятнадцатого века.

— Привет давно ждешь? — присоединившись, ко мне спросила рыжеволосая дива.

— Нет. Тетя Зоя вас не узнать.

— Я месяц назад сделала пластику, чтобы мужик был, при тебе обмани старость, — вздохнув, сказала она.

— Он что загулял?

— Не загулял, но интерес потерял, а это допускать нельзя раз потерял, интерес переметнется к Танечке, а Таня акула еще та ну, слава богу, она уже в нашей компании не работает и, слава богу, Аила намертво мне его приворожила, так что мужик ни куда от меня не денется.

— Это что после твоего преображения вы сюда переехали?

— Ну, да Игорь сказал что хотел сделать мне сюрприз на нашу годовщину.

— Ой, теть Зой играем мы с вами с огнем.

— А в борьбе за счастье все средства хороши.

— Это точно.

— Вик, ты не в курсах кто грохнул Щуку вся прокуратура Москвы на ушах особенно депутат Гос думы «Борцы» Ветров Игнатий Петрович говорят, убили, его племянника ты, представляешь, какая сейчас буча поднимется?

— Могу, себе представить, но я понятия не имею, — театрально разведя руками, сказала я.

— Сдается, мне, что без Змея тут, не обошлось, — позвав, Риму Васильевну сказала тетка.

От тетки ничего не скроешь, — вздохнув, подумала я.

Через пять минут пожилая женщина вкатила в гостиную столик с пирожными и фруктами.

— Ну, чего молчишь? Я попала в яблочко?

— Теть Зой от тебя ничего не скроешь.

— Потому что я очень хорошо Знаю Змея подлости он не прощает, ждет подходящего момента и убирает.

— Это, да только я вздохнула.

— Не хочешь, чтобы его мать знала?

— Да у нее давление.

— Не узнает, но зря он это сделал, Ветер так это не оставит Королю придется лечь на дно.

— Король, не дурак на дно он уже лег.

— Ох, ну и рискованный он у тебя.

— Этого ему не отнять.

Подойдя, к окну тетка, по-кошачьи улыбнувшись, расправила плечи.

— Вик, Игорь на обед приехал, составишь нам компанию? — повернувшись, ко мне спросила тетка.

— Не хочется, вам мешать поеду домой.

— Звони.

— Хорошо.

Тетка ради роскошной беззаботной жизни готова на все даже на приворот собственного мужа я ее не виню, потому что еще неизвестно были, бы мы с Олегом вместе не приворожи она его ко мне, — вздохнув, подумала я, подъехав к дому.

— Змейкова Виктория Игоревна, — донеся до меня хрипатый голос депутата.

— Я, с кем имею честь говорить?

— Ветров Игнатий Петрович два дня назад, было совершено, дерзкое убийство моего племянника работал профессионал, я хотел бы поговорить со Змеем.

— Он в агентстве, а собственно в чем дело?

— В том, что мой племянник был замешан в одном деле.

— Это еще не говорит о том, что мой муж здесь причастен к тому же до сегодняшнего дня нас в Москве не было, мы были загородом и об убийстве Щукина Альберта Петровича узнали недавно.

— Не похоже на Змея что ж извините за беспокойство.

Зайдя, в дом я, связалась с Барсуком с корешем мужа.

— Леди? Сколько лет сколько зим.

— Надо встретиться есть работа.

— Грохнуть депутата? Не боишься, сесть его родственники житья, не дадут, если с ним что случиться.

— А он умрет, от остановки сердца нужен соответствующий укол ты вроде бы как, учился в медицинском.

— Хорошо давай в «Ибо» через час.

— Идет.

Зайдя, на кухню я, повернувшись, к моющей посуду домработнице сказала: «Если приедет Олег Владимирович и не найдет, меня скажете ему, что я поехала к Наталье».

— Но.

— Ирина Сергеевна, я вас прошу, — протянув ей, конверт с деньгами сказала я.

— Что вы со мной только делаете.

Взяв ключи от машины, я вышла из дома. Припарковав машину на стоянке недалеко от ресторана «Ибо» я зашла в помещение. Ресторан нравиться мне своим гостеприимством в нем светлая аура и отменная кухня.

— Вика, я здесь, — помахав, мне рукой сказал мужчина, одетый в черный пиджак.

— Привет я тебя не узнала.

— Ничего удивительного давно не виделись, — вздохнув, сказал Максим.

— Вот фотография перца, которого надо убрать, — положив перед Барсуком фото депутата, сказала я.

— Слушай подруга, а Змей вообще в курсах того, что ты замутила? — вздохнув, спросил Барсук, отодвинув от себя фото депутата.

— Не в курсе, но это ничего не меняет, понимаешь, Ветер решил, копать под Змея я же не могла спокойно сидеть, сложа руки.

— И решила связаться с корешем мужа?

— Именно. Я плачу тебе два лимона и никто ни о чем не узнает, сделаешь ему укол возле мужского туалета, если что коли и охрану.

— Это уже тройное убийство Леди, что ты творишь?

— Всего навсего решаю, глобальную проблему мужа. О нашей встрече соответственно знать он не должен.

— Я понял.

— Вот и хорошо.

— Рисковая ты все-таки.

— Какая есть. Барсук, когда работа будет, выполнена звякнешь?

— Звякну.

Выйдя, из ресторана я, осмотрелась вроде хвоста за мной нет, следовательно, о нашей с Барсуком встречи никто не знает. Увидев, машину мужа я тяжело вздохнула, не хочется ему врать, но ради спокойствия семьи придется.

— Ты где была? — вздохнув, спросил Змей.

— У Натальи.

— Что-то ты к ней зачастила.

— Не могу, сиднем сидеть дома ты же знаешь, какая я деятельная.

— Вика играешь с огнем ты не тебе вершить суд над этим человеком, хотя по иному он причинил бы зло Олежке, — подойдя ко мне, сказала Изольда Павловна.

— От вас ничего не скроешь.

— Я вижу тебя насквозь девонька.

— Я сделала это ради него.

— Об этом никто не узнает, это для его же блага его телепатические способности я временно заблокировала, так что он не видел тебя с Барсуком в ресторане.

— Змей что тоже?

— Да он тоже может видеть то что происходит, с близкими людьми на расстоянии только он не стал развивать свои способности.

— Он мне говорил, только я ему не поверила.

— И зря.

Нас прервали влетевшие в столовую мальчишки.

— Мы голодные как волки.

— Петь как в школе? — сев на стул спросила я.

— Завтра родительское собрание.

— Как успехи в школе?

— Я хорошист.

— Молодец сынок.

— Олег, ты где все остывает? — позвала я мужа.

— Иду.

После ужина я вышла в лоджию подышать свежим воздухом.

— Сегодня ко мне обратился, ювелир похитили изумрудное колье в полиции глухо вот он, и подумал, почему бы не обратиться в наше агентство.

— Понятно.

— Что— то ты задумчивая какая-то.

— Потому что ужасно соскучилась по работе.

— Понимаю.

В половине первого я проснулась от телефонного звонка Барсука.

— Сейчас, — тихо сказала я, выйдя в лоджию.

— Охрана мертва как и депутат не подкопаешься диагноз будет остановка сердца.

— А подозрения не вызовет, охрана вроде здоровая была.

— Не особо они нюхали кокс.

— Тогда понятно. Все отбой.

— Вик, кто звонил? — зевая, спросил муж.

— Наталья что-то взбрело ей в голову, — врала я напропалую.

— Беременность что ли на нее так действует? — вздохнув, спросил Олег.

— Понятия не имею. Олег я хочу спать.

— Прости просто неприятно, когда в такое время звонят.

Коснувшись подушки, я тут же уснула, проснулась, во втором часу я никогда так долго раньше не спала. Набросив, халат я, пройдя в ванную, набрала Змея.

— Привет проснулась? — глухо спросил он.

— Еще не поняла, а почему голос такой?

— Ветров вместе с охраной богу душу отдали в ресторане «Кимберли» родственники в шоке.

— В жизни всякое бывает. Дети в школе?

— Давно Петр мне отзвонил сегодня родительское собрание в 18:35.

— Спасибо, что напомнил.

Врать мужу ох как не хочется, но что не сделаешь ради безопасности любимого.

Переодевшись, в сиреневое платье я, стянув, волосы в хвост завернула в столовую.

— Вика, салат будите?

— Салат и рыбку в крабе.

— Хорошо.

Подойдя к окну, я вздохнула, к нам приехала Наталья будет колоть меня по поводу депутата что-то, показалось ей подозрительным что ж а мы будем кремнем, — решила про себя я.

— Ирина Сергеевна, сварите кофе, а мне заварите чай.

— С жасмином?

— Да.

Через пять минут в дверь позвонили.

— Здравствуйте рада вас видеть, — улыбнувшись, сказала я, пропуская свекровь в столовую.

— Вик, ты слышала о страной смерти Ветрова? — закурив, спросила свекровь.

— Диагноз вроде ему уже поставили, разве нет?

— Поставили, только родственники говорят, что с сердцем у него было все в порядке тут вообще караул, не подкопаешься, но есть вероятность того, что убрать, его мог мой сын, так как Щука был его племянником.

— Наталья Леонидовна у Короленко Всеволода Борисовича против Змея ничего нет, вот он и пыжится на пустом месте, — достав из банки соленый огурец, сказала я.

— Возможно, ты права. Вик вы точно ничего не мутите?

— Точно, зачем нам это? Мы готовимся к рождению малютки.

— Ну, не знаю, Виктория чует, мое сердце ты явно что-то недоговариваешь! Во что вы ввязались? Какую игру затеяли?

— Наталья Леонидовна, мы ни во что не ввязались, Ветров Игнатий Петрович умер от остановки сердца, как и его хлопцы они нюхали кокаин что, и послужило причиной кончины.

— Откуда такие сведения?

— Так ведь Барсуков друг Олега.

— Точно как я о нем не подумала, стоило его допросить впрочем, пусть пока будет свободен.

Нашу беседу прервал приехавший Олег.

— Ты на обед?

— Да в кафе готовят всякую дрянь самоубийство для желудка, а я смотрю у нас мать.

— Мама ты всю душу мне вытянула, раз ты так хочешь знать то да к смерти Щукина, я причастен, зато теперь я сплю спокойно.

— Олег, я же просила тебя! — схватившись, за сердце забормотала женщина.

— Ирина Сергеевна кровалол срочно.

— Ты ходишь по лезвию ножа. Олег ты уверен, что смерть Ветра от сердечного приступа? — взглянув, на меня спросила она.

— Вика.

— Олег, я ни при чем и потом я беременна? — как я могла, да и вобше.

— Олег, кота в мешке не утаишь, она встречалась с Барсуковым Максимом Александровичем, — вздохнув, сказала Изольда Павловна.

— Вик, ты хоть понимаешь, что рисковала не только своей жизнью но и жизнью нашей дочери?

— Понимаю, но неделю назад Ветер, стал под тебя копать, я была вынуждена принять меры.

— Дети вы с ума меня сведете своими выходками, — схватившись, за голову простонала мать Олега.

— Мам, я тебе обещаю больше ни каких маневров.

— Уж постарайся сынок, потому что постоянно закрывать глаза на твой самосуд я, увы, не смогу.

— Я понимаю, служба есть служба.

— С Барсуком я еще поговорю и главное за моей спиной, сколько ты ему заплатила за молчание? — бушевал Олег.

— Остынь все же позади.

— Вик, ты бываешь хоть иногда благоразумной?

— Если только иногда. Макс трепетно ко мне относиться и не смог отказать.

— Это неудивительно ты околдовываешь, мужиков в тебе что-то есть такое ведьменское.

— Ой.

— Что плохо? — перепугавшись, спросил муж.

— Нет, наша принцесса толкается.

— Ого, — коснувшись моего живота, сказал муж.

— Ну, не сердись, просто я испугалась за тебя и решила.

— Помочь? Забыла об опасности.

— Обещаю больше ни какой самодеятельности.

— Да уж постарайся.

 

 

 

 

ГЛАВА 11

 

Сидеть, дома нет ни каких сил заняться, не чем жаль, что вязать не могу постоянно ездить к Наталье не выход придется придумать для себя какое-то дело куплю самоучитель по вязанию, говорят это, успокаивает. Коснувшись, подушки я моментально заснула, проснулась от дикого голода. Олег с детьми еще завтракали, в столовой, когда я к ним присоединилась.

— Мам, сегодня у нас родительское собрание.

— Петенька, я обязательно приеду ведь я состою в родительском комитете.

 

Позавтракав, дети, собравшись, пошли на остановку.

— Растут наши голуби ни по дням, а по часам, — вздохнула я.

— Они у нас одаренные дети у них иное мышление логика им не просто со своими сверстниками.

— Зато они могут распознавать своих врагов это не маловажно.

— Ты сегодня дома?

— Можно сказать да я только куплю себе самоучитель по вязанию и вернусь домой.

— Ты и вязание? Вика это что-то новенькое.

— Надо же с чего— то начинать.

— Я не узнаю тебя, — тихо сказал Олег.

— Еще не то будет.

— Вик, с Барсуком я поговорю, пусть знает свое место.

— Не надо он помог нам я ни хочу, чтобы он пострадал из-за меня.

— Вик, что ты только творишь с мужиками? — они пьянеют от одного твоего взгляда вздохнув, пробурчал муж.

— Сама не знаю. Ты вернешься поздно?

— Скорее всего, клиенты поперли полиция бессильна или не обращает, внимание на то что участилось случаи похищения людей.

— Похитили алхимика Бородина Владислава Павловича? — зевнув, уточнила я.

— Да, а откуда у тебя эта информация?

— С утра телевизор включила.

— Мать просила помочь Бородиной Инессе Павловне она ее подруга детства и между прочем известная художница.

— Полиция как всегда бессильна?

— Говорят, что ни одна душа его не видела, как, будто сквозь землю провалился, а на бумажки с угрозами от мистера икс Бугаев Виктор Борисович даже внимание ни обратил, я уж сказал, матери о его непрофессионализме уже готовит приказ о его увольнение.

— Не хило.

— Ладно, я побежал, ни какой самодеятельности я очень тебя прошу, мир мужчин жесток и коварен, мне бы не хотелось, чтобы ты пострадала, — целуя, меня в макушку, сказал муж.

Помахав, ему рукой я, скрывшись в ванной, подумала о том, что сидеть в заточение, когда разворачиваются такие страсти глупо, хотя муж прав я не могу рисковать ни собой не малышкой, следовательно, мне лучше всего купить самоучитель по вязанию и хоть на короткое время притвориться мышкой норушкой.

Подойдя, к окну я, вздохнув полной грудью, улыбнулась. За окном идет снег, деревья покрыты инеем из-за облака, выглядывает солнышко красотища, то, какая, — пробормотала я, открывая гардероб.

Надев, кремовый свитер я достала черные с начесом брюки в тон решила надеть белую шубку с меховой шапкой, которую мне подарила тетка.

Вспомнив о том, что даже еще не была в ванной, а куда то собралась я побежала в ванную. Через десять минут Ирина Сергеевна накрыла, на стол сварила мне рисовую кашу и выжила морковный сок.

— Виктория, доброе утро, — подсев ко мне обратилась ко мне Изольда Павловна.

— Доброе утро.

— Решила научиться вязать? Похвально.

— Да иначе сойду с ума без деятельности ведь я психолог, и сидеть, сложа руки тяжело,

— Олег, за два дня расследует это дело алхимика уже нет на этом свете он лежит под деревней Копытина его убил его брат Бородин Григорий Павлович для того чтобы завладеть химическими исследованиями он и образцы похитил, — перевернув блюдце сказала бабушка мужа.

— Бедная Инесса она.

— К сожалению, она уже мертва этой ночью ее жизнь оборвалась, Григорий убирает, тех кто не дай господь встал на его пути и он будет убирать и дальше, если его не остановить погибнуть, могут дети Бородиных Арина с Павлом которые живут в Санкт— Петербурге.

— Но как его остановишь? Олег строго настрого мне сказал без самодеятельности.

— А мы уберем его с помощью магии можно послать сердечный приступ с помощью куклы Буду.

— Не знала, что вы еще практикуете черную магию.

— Я обращаюсь к ней лишь в экстренных случаях.

Взяв, сумку я поехала в ближайший магазин за самоучителем по вязке. Когда приехала домой то застала такую картину кругом зажженные свечи, котелок на огне с зельем.

— А где Ирина Сергеевна?

— Она часа три проспит, я временно ее усыпила.

Достав громадную черную книгу с иероглифами, она забормотала заклинания сверкнула молния мне стало не по себе, но ради того чтобы потомки Бородиных выжили, готова молчать.

— Все дело сделано сегодня же в центре исследований « Алхимик» его настигнет обширный инфаркт.

Включив, телевизор я услышала: «Сегодня утром домработницей Бородиной Инессы Павловны, было обнаружено, тело хозяйки ей перерезали горло».

— О, моя голова что-то в атмосфере что ли, — потирая виски, спросила Ирина Сергеевна.

— Магнитные бури плюс вспышка на солнце.

Через пять минут примчалась свекровь, ели живая пришлось отпаивать сердечными каплями.

— Моя подруженька как же дети? Он же и их не пощадит.

— Наталья, он ничего им не причинит, потому как уже мертв, — закурив трубку сказала бабушка Олега.

— Вы что послали ему смерть? — округлив глаза, спросила свекровь?

— Была вынуждена. Если хотите, можете съездить в научный центр «Алхимик» убедиться в моей правоте.

— А химические исследования у Григория Павловича в тайнике.

— Вы в заможай меня загоните своими выходками, хотя тут судить вас глупо собаке собачья смерть мы поехали.

Изольда оказалась права, когда свекровь подъехала, к центру там стояла труповозка.

— Что с подозреваемым?

— Обширный инфаркт.

Вечером Олег сказал, что брат Владислава Петровича, убрав жену брата, скончался, от обширного инфаркта детям, достались химические исследования плюс восьми комнатная квартира, которую теперь Павлу с Ариной придется как-то делить между собой но это уже другая история. Бабушка, а ты случайно тут ни при чем?

— От тебя внучок ничего не скроешь, — вздохнула Изольда Павловна.

— Олег, главное, что зло наказано и не важно как.

За окном метет, метель сегодня конец ноября завтра уже первое декабря скоро Новый год я уже связала малышке несколько кофт с чепчиками. Оглядываясь, назад я радуюсь тому, что золушка, которая потерялась, в сетях жестоких мужчин нашлась благодаря своему рыцарю. Олег с опаской относиться к бабушке он старался, не верить в магию пока вчера бабуля не показала ему могущественную силу черной магии.

Змей пытается убежать сам от себя ведь иногда слышать мысли посторонних людей он тоже может впрочем, это его дело.

— Виктория, в твоем положении вязать нельзя зря ты это затеяла, просто гуляй, сходи в художественный музей, наконец, вязать в положении нельзя я думала, что это шутка, а ты.

— А мине никто не говорил, что беременным вязать нельзя, — захлопав ресницами, сказала я.

— Потому что ни черта не знают, приданое Анне подготовлю я твоя задача гулять, не перенапрягаться и интеллектуально развиваться.

— Я поняла.

Надев, серый брючный костюм я, взяв ключи, от машины поехала в художественный музей имени Нуреевой Альбины Павловны. Увидев семи этажное красно — кирпичное здание с колонами я зашла внутрь. Народу не протолкнуться, — подумала я. Картины написаны живо, красочно особенно натюрморты, пейзажи кроме портретов они у автора картины как не живые она не отразила на картине их душу их мысли.

— Серебрякова? — донеся до меня голос Филатова Виталия Степановича.

— Сколько лет, сколько зим только я уже не Серебрякова, а Змейкова ты так как?

После того как над тобой оформили опеку меня тоже усыновили так вот мои приемные родители дали мне образование я окончил юридический факультет сейчас известный в Москве адвокат женат на дочери банкира Юдасина Виталия Юрьевича на Кристине изредка посещаю музеи чаще с женой сейчас она у врача у нас ожидается пополнение.

— Я рада за тебя, — улыбнувшись, сказала я.

— Мир тесен, не ожидал тебя здесь увидеть.

— Я признаться тоже.

Простившись с другом детства, я поехала, в парк ехать, домой, нет ни какого желания тем более что уже два часа к шести тридцати мне ехать в лицей сына. В парке увидев не большое кафе «Белоснежка» не раздумывая, забрела туда.

Играет, мелодичная музыка столики отделанные резьбой полупустые официантка скучая, за стойкой зевает.

Заняв, первый столик у окна я взяла, меню цены здесь приемлемы, я вполне могу, заказать себе пюре с отбивной, — подумала я.

— Что будите заказывать? — подойдя, ко мне, спросила официантка.

— Пюре с отбивными и чай с жасмином.

— Тысяча триста пятьдесят.

Открыв, сумку я, достав деньги, протянула их официантке. Через десять минут в ресторан зашел Барсук. Нас влечет, друг к другу, но оба мы не свободны, его жена беременна, лежит на сохранении у него медицинский центр «Айболит» тем не менее, за отдельную плату может отправить на тот свет.

— Вот так встреча.

— Решил прогуляться?

— Нет за углом центр «Планирование семьи» там лежит, Ксения сюда я забрел, чтобы перекусить.

— Змей, не возникал?

— Нет, но косился. Надеюсь, он тебя ко мне, не ревнует?

— К счастью нет, доверие удалось, вернуть только я вздохнула.

— Вик, нас влечет, друг к другу только мы оба понимаем, что наша интрига ни к чему, не приведет, с Ксенией мы многое пережили, долго лечились от бесплодия она чуть с ума, не сошла когда, узнала что, не сможет, родить лечились в Германии я, не могу ее бросить.

— Ты совершено прав, — вздохнув, сказала, я это меня опять понесло не в ту степь.

— Змей любит, тебя не причиняй, ему боль он того не заслуживает.

— Я знаю просто я.

— Просто ты как наваждение для мужчин околдовываешь, затем бросаешь только, в случае с Олегом он может, погибнуть ведь его к тебе намертво приворожила твоя тетка.

— Откуда такие сведения?

— Ксения ведунья не от мира сего она у меня.

— У нее центр «Зеркала души»?

— Совершено, верно.

В сумке запел телефон. Увидев, на дисплее мужа я, вздохнув, сняла трубку.

— Привет.

— Ты где?

— Сижу, в кафе скоро поеду на родительское собрание, а что?

— Ужасно по тебе соскучился.

— Я тоже по тебе соскучилась ты сегодня допоздна?

— В половине одиннадцатого буду дома бизнесмена строительного комплекса «Вираж» Бурцева Бориса Сергеевича отравила, супруга Бурцева Алиса Павловна с целью завладеть имуществом да вот незадача фужеры не помыла, в запальчивости поставила в стенку.

— А что мать погибшего в полицию не обращалась?

— Обращалась, заявление у нее приняли, но за решетку посадили брата покойного Бурцева Илью Сергеевича психолога лишь по показаниям супруги в тот день они, ругались.

— Идиотизм какой-то ей богу следователю Богачеву все равно кого сажать.

— Потому мать покойного и обратилась ко мне с просьбой провести не зависимое расследование.

— Как все запущено.

— А ты как думала не все так просто. Ну, все обеденный перерыв подошел, к концу поеду к эксперту Бурцеву Яну Борисовичу учились вместе в одном классе.

— Удачи.

Зевая, я хотела заказать кофе, но во время передумала, не хочется оказаться на больничной койке.

— Чай покрепче у вас есть?

— Да, конечно.

— Пирожное «Птичье молоко».

— Хорошо.

Увидев, в окно машину Зарины я напряглась, просто так она никогда не появляется, а это значит, Пете грозит опасность.

— Привет цветешь и пахнешь беременность тебе к лицу. Пете грозит, опасность я бы не советовала тебе разрешать ему ехать в Тулу на новогодние каникулы.

— Изольда, тоже против, но говорить причину отказывается.

— Потому что автобус столкнется, со встречной фурой никто не уцелеет. Петр, поверит прабабке на слово, но сомнения, будут ты должна будешь сказать что сердце твое не на месте что нервничать тебе нельзя.

— Я поняла спасибо, что предупредила об опасности.

Посмотрев, на часы я, рассчитавшись, за чай с пирожным вышла из кафе.

— Больше в муже не сомневаешься?

— А что должна?

— Нет, потому как теперь он намертво к тебе привязан без тебя ему смерть, — заглянув сквозь меня, сказала девушка.

Припарковав, машину на парковке недалеко от школы я зашла в школу. Родительницы молча стояли у кабинета Прониной Алисы Сергеевны.

— Я не опоздала? — запыхавшись, спросила Наталья.

— Нет, как раз ты давай так не бегай нам с тобой нельзя делать резкие движения.

— Ваш сын едет в Тулу?

— Нет, так далеко я его не отпущу, мало ли что по дороге случится.

— И что привяжете к юбке? — усмехнувшись, спросила Марья Алексеевна.

— Это уже не ваше дело.

Увидев, подошедшую учительницу сына я зашла в кабинет.

Может, я и поспешила, решив все за сына, но сердце матери вещун.

— Ваш сын, одаренный мальчик от него не отстает и Денис Рима Семеновна его хвалит.

Дав деньги, на Новый год я поехала домой, в классе стало душно, я едва не потеряла сознание.

— Змейкова, вы как? Может врача? — подойдя, ко мне испугано, забормотала Алиса Сергеевна.

— Нет не надо мне уже лучше.

К вечеру погода испортилась, стало, еще холоднее подул, холодный порывистый ветер, началась метель. Я мысленно готовилась, к разговору с сыном ведь сегодня мне предстоит сказать ему, что в Тулу он не едет, надеюсь, что сынок поймет, меня поймет мои опасения.

Петр молча смотрел, в окно, когда я зашла в дом.

— Мам, я не поеду, в Тулу это опасно для жизни жаль, что одноклассники мне не верят, смотрят, косо все погибнут лишь трое из нашего класса не едут в связи с материальным положением.

— Значит, судьба у них такая ничего не поделаешь. Не вини себя ты не в силах ничего изменить.

— Я знаю, но на душе так погано.

Я лишь вздохнула, да и что я ему скажу, что время лечит? Страшно представить гнев родительниц, когда им объявят о гибели их кровиночек.

— Вик, он мучается, потому что, видит горе родителей своих одноклассников, — подойдя ко мне, сказала Изольда Павловна.

— Я это чувствую, и мое сердце кровью, обливается, так как я не знаю чем помочь сыночку.

— Петр рано повзрослел, потеряв, в пятилетнем возрасте биологическую мать он закалился, — взяв, меня за руку сказала Изольда Павловна.

— К чему вы клоните?

— К тому, что он очень сильный сильнее духом Дениса.

— Я это заметила просто он еще крошка.

— Виктория, Петру уже двенадцать лет он учиться в пятом классе будет лучше, если ты поймешь что он уже далеко не ребенок он личность.

— Я знаю, просто я привыкла его опекать. Господи как же быстро летит время Петя уже в пятом классе, а Денис только во втором.

— Дети растут, оглянуться не успеешь, как улетят из родного гнезда.

Мне вдруг нестерпимо захотелось съездить на кладбище к Анфисе. Надев брючный, костюм я, связав волосы, в хвост, надев черную шубку, спустилась вниз.

— Вика, далеко ты собралась метель за окном? — вздохнув, обратилась ко мне бабушка мужа.

— На кладбище.

— С ума сошла? На дорогах заносы.

— Я спать спокойно не смогу, если ее не навещу она сниться мне в последнее время.

— Но это безумство. Звони, Барсуку пусть, выручает тебя, если не хочешь, чтобы я, сообщила Олегу о твоих выкрутасах, — вздохнув, поставила ультиматум женщина.

— Хорошо, хорошо только Олегу говорить ничего не надо, — пробурчала я, связываясь с Барсуком.

— Алло. Вик что на это раз?

— Макс, надо съездить на кладбище хочу навестить покойную подругу.

— Биологическую мать Петра?

— Да.

— Хорошо через тридцать минут буду у тебя.

— Спасибо.

— Пользуешься им как хочешь, а ведь он тебя любит с Ксенией живет, не по своей воле приворожила она его, — вздохнула Изольда Павловна.

— А как быть, если мужики как телки? Если баба не пошевелиться, то так и останется одна как перст. Это раньше инициатива исходила от мужчины, а сейчас все поменялось, женщина и знакомиться сама с мужчиной сама же оплачивает счет в кафе и сама же ведет в загс. Мрак, — вздохнула я.

— К сожалению, девонька ты права не приворожи, она Максима так и ходил бобылем, только видать не сильно приворожила, раз бежит по первому твоему зову.

— Чужая душа потемки я больше не копаюсь, в психологии мужчин, потому что однажды, поплатилась за свое любопытство честью, которую растоптали.

— И ты ничего путного не придумала, как обозлиться на весь мужской род, — вздохнув, сказала бабушка мужа.

— Да за что и поплатилась.

Подойдя к окну, я увидела подъехавшую машину Барсука.

— Изольда Павловна мне бы не хотелось, чтобы Олег знал.

— Он до сих пор тебя ревнует? На сей раз к другу?

— Да но.

— Хорошо но ты девка играешь, с огнем приворот Ксении к себе сделала слабенький.

— Зато я сделала намертво. Кроме мужа мне никто не нужен, мы собирали наш брак по крупицам.

— Наталья, мне рассказывала. Я рада если ты перебесилась.

Слышать нелестные отзывы о себе было неприятно но, к сожалению, для меня это горькая правда я сама пустила о себе такую молву.

— Поздновато на кладбище ты собралась восьмой час уже.

— Знаю, но я спать спокойно не смогу, если ее не навещу. Ты знаешь, где можно купить калы?

— В круглосуточном цветочном магазине «Магнолия».

— Он еще работает?

— Работает, стоит под крышей Барана.

— Я рада поехали.

В салоне кроме нас ни кого не было.

— Куда на ночь глядя-то? — улыбнувшись, спросила девушка.

— На кладбище.

— А не страшно?

— С моим верным рыцарем мне ничего не страшно.

Подойдя к мраморному памятнику с надписью: «От близких подруг скорбим, помним и любим» я, положив цветы, сказала: «Анфиска, твой сын уже стал, совсем взрослым у него проснулись, экстрасенские способности ты бы им гордилась.

— Поехали, домой я что-то озябла.

— Поехали.

— Спасибо, что подвез, — улыбнувшись, сказала я.

— Вик, всегда к твоим услугам.

— Макс, не мучай, Ксению она тебя любит эта блажь у тебя пройдет это не серьезно это мимолетно.

— Я знаю, просто от тебя исходят такие флюиды.

— Знаю, но мы обязаны держать друг друга в руках.

— Куда ездила? — выйдя в прихожую, хрипло спросил Олег.

— На кладбище эти дни я практически не спала, мать Петра снилась мне.

— Слава богу, что поехала ни одна. Вик он ради тебя звезду с неба готов достать.

— Твоя ревность беспочвенна. Олежка я проголодалась, не мучь меня.

— Прости, просто зная, влечение Макса к тебе мозг врывается.

— Олег, верь мне, — прижавшись к нему, попросила я.

— Стараюсь. Вик я об одном тебя прошу, если разлюбила так и скажи.

— Тебя я никогда уже не, разлюблю мы, повязаны с тобой судьбою.

Съев салат с рыбкой, я запила зеленым чаем.

— Ты ешь как птичка.

— А не хочется.

— Ты должна хорошо питаться.

— Олег, наш сын видел, будущее все те, кто на новогодние каникулы поедут в Тулу живыми не вернуться школьный автобус, врежется во встречную фуру.

— Бедный ребенок как он?

— Держится. Теперь ты понимаешь, почему я должна была съездить на кладбище к подруге.

— Понимаю. Давай спать.

Коснувшись, подушки я тут же заснула, проснулась от телефонного звонка.

— Алло, — сонно пробурчала я в трубку.

— Спишь что ли?

— Натка, чего так рано-то?

— Меня на сохранение положили.

— Иди ты, — сон как рукой сняло.

— Я жутко испугалась, к счастью моего сыночка удалось спасти.

— А я если чую, тягучие боли в низу живота пью отвар.

— Сама лечением занимаешься? Это может, быть опасно лучше ляг на сохранение, а к Новому году тебя отпустят потом снова к ним, — дала дельный совет подруга.

— Пожалуй, ты права.

— Как я правильно понял, ты решила лечь на сохранение? — подойдя ко мне, спросил муж.

— Да я хочу быть под наблюдением врачей, а тридцатого декабря вы меня заберете, домой после праздников я вернусь туда.

— Все-таки тягучие боли не отпускают? Вика ты меня слышишь? Вика.

В себя я пришла, в реанимации врачам с трудом удалось остановить мне кровотечение.

— Где я?

— В центре «Помощь будущим мамам» ближайшая больница на ремонте ели домчали вас.

— Что с ребенком?

— К счастью кровотечение остановить удалось. Сейчас вас повезут в смотровую. Шувалова уже приехала.

Осмотрев, меня Ольга Николаевна сказала, что угроза выкидыша миновала, но мне противопоказано делать резкие движения я могу потерять ребенка в любой момент.

— А на праздники я могу побыть с семьей?

— Можете.

— Как моя жена? — влетев в центр, спросил муж.

— Ребенка спасли, но есть вероятность того, что она может его потерять.

— Сделайте все возможное, чтобы это не произошло я в долгу не останусь. Я могу видеть жену?

— Да она в вип палате.

Оказавшись, я вдруг поняла, что ни какой праздник не стоит ребенка ради того чтобы не потерять малютку я готова пролежать здесь и в праздники, если понадобиться главное чтобы муж был рядом, а это возможно за отдельную плату.

— Ты как? — зайдя в палату, спросил взъерошенный муж.

— Лучше. Олег я так испугалась, я просто съездила на кладбище и.

— И получила эмоциональное потрясение, которое вызвало кровотечение. Вик на Новый год мы заберем, тебя домой, потому что здесь останутся лаборанты, а я не могу практикантам доверить жену.

— Спасибо тебе.

Помахав, мужу рукой я, зашла в соседнюю палату к Нате она молча листала журнал мод когда я, присела на край кровати.

— Как ты? — оторвавшись, от журнала спросила она.

— Угроза выкидыша миновала, на Новый год он заберет меня домой, а там видно будет.

— А там лучше долежать нам с тобой подруга тут до конца, — перебив меня сказала подруга.

— Может ты и права.

— Не может, а права.

— Ох, Наташ ты же знаешь, как я люблю в кавычках эти больницы, — заканючила я.

— Знаю, но на кону стоит жизнь наших детей тут приходиться выбирать.

— Знаю и ради малышки готова на все.

— Вот и не канючь.

 

 

 

ГЛАВА 12

— И чем заниматься? Вязать, нельзя ребенок может запутаться в пуповине.

— Читай журналы мод: гуляй по просторам Интернета, завтра можно будет погулять в сквере передали солнце, — зевнув сказала подруга.

— Пожалуй, ты права только я попрошу мужа привести мне психологическую литературу ни хочу выпасть из темы.

— Ну, ты даешь даже в больнице не хочешь расслабиться.

— Я психолог, а психология такая наука, которая на месте не стоит, появляются новая тематика исследований мозга человека и личности в целом.

— Ну, мать ты загнула.

— Может, и загнула, но без пищи для мозгов я уже не могу мне обязательно надо что — нибуть делать.

— Ты прям как я.

— А ты что?

— Руки чешутся сделать жене олигарха маску, затем вколоть блотекс.

— А твой муж пластический хирург не боишься конкуренции?

— Не боюсь, мы работаем сообща, если ко мне приходит «тяжелый случай» я направляю их к нему.

— Девочки на процедуры.

— Вик, иди сначала ты я подгребу.

— Хорошо.

— Состояние стабильное плод развивается, хорошо только я очень вас прошу, больше ни каких кладбищ вам противопоказаны излишние эмоции.

— Я знаю, просто покойная мать моего сына снилась мне постоянно и я.

— Позабыв о том, что беременны, поехали поздно вечером на кладбище. Виктория это было не благоразумно.

— Теперь я это понимаю.

Вернувшись в палату, я увидела свекровь с Германом Александровичем.

— Как ты? Виктория ты всех нас напугала, все тебе не сидится дома.

— Я не думала, что поездка на кладбище обернется угрозой выкидыша.

— Ладно, я говорила, с врачом завтра тебя выписывают, с условием, что я прослежу за тем, чтобы тебя не тянуло на подвиги.

Когда свекровь уехала я связалась с мужем.

— Олег, меня что завтра уже выписывают?

— Да, а что ты не рада?

— Рада просто все так неожиданно.

— Вик, угроза выкидыша миновала, врач прописал, тебе витамины и сказала, что не видит препятствий для возвращения домой.

— Ты заберешь меня?

— Конечно, завтра ровно в девять я буду в центре.

— Будем тебя ждать.

Не успела, я выйти из палаты как меня нагнала подруга.

— Выписывают?

— Да как-то неожиданно.

— Меня тоже. Шувалова говорит, что ребенку ничто не грозит.

— Высиживать здесь нечего лучше будем гулять по парку ходить в театр я, например, в театре давно не была, — улыбнувшись, сказала я.

— Что-то любви к театру у тебя не наблюдала.

— Глупая была зацикленная на обиде на мужской род.

— Давай зайдем ко мне в палату, а то у стен есть не нужные уши, — оглянувшись, сказала я.

— Ты права подруга, — кивнула Наташка.

Вечером меня навестил Макс.

— Привет. Вот решил навестить.

— Как Ксения?

— Врач говорит, что ей придется пролежать здесь до родов.

— Приревновав, тебя ко мне она чуть не потеряла ребенка?

— Да и я виню себя.

— Макс, не ищи со мной встреч у нас семьи уясни это раз и навсегда.

— После того как с ней это случилось, я протрезвел что ли.

— Я рада.

— Змей, приехал, и за нами наблюдает в его глазах столько боли он и любит и ненавидит тебя и опять же понять не может что с ним, происходит ты для него как наваждение.

— Олег, ты так неожиданно.

— Без тебя тоска меня съедает, ничего поделать со мной, не могу. Вик признавайся, ты, околдовала меня что ли?

— Сама не знаю. Как дети?

— Завтра у них подготовка к утреннику двадцать пятого у них утренник мама сказала, что пойдет она.

— Я благодарна ей но.

— Вик, излишние эмоции тебе ни к чему.

Спорить с мужем я не стала, потому что он прав.

— Барсук тут как тут, — проворчал Змей.

— Олежка, в соседней палате лежит его жена.

— Знаю но он не равнодушен к тебе, хотя чувства держит при себе его тесть лекарь владелец клиники без лекарств «Травник».

— Макс никогда не поверит в порчу.

— И напрасно его тесть на это способен, в случае если зять осмелиться бросить его дочь.

— Олежка, шут с ним у него своя жизнь у нас своя твоя ревность на пустом месте честное слово.

Меня ранит, недоверие мужа, но что поделать, я сама в этом виновата спутавшись с его злейшим врагом. Муж со мной, но нет доверия, которое нас согревало, бы тетка говорит, что сама виновата. Вечером позвонила тетка.

— Чего кислая такая?

— Я устала, от ревности Змея как с катушек слетел как одержимый.

— Это побочное действие приворота, — вздохнув, сказала тетка.

— И что теперь делать?

— Быть серьезнее брак это не только нега.

Тетка была, слишком прямолинейна порой, правда матка, коробит но, к сожалению, для меня она права.

— Теть Зой с Максом у меня ничего нет.

— У тебя может, и нет, а голову парню вскружила, — сердито прервала меня тетка.

— Я не виновата и хватит, об этом завтра нас выписывают.

— Надеюсь, летать по кладбищам ты больше не будешь?

— Нет.

— Вот и хорошо. Вик, на Огонек с Петей пойду, я твоя свекровь простыла.

— Потому что все форсит.

Зевая, я, дав отбой, пошла спать. Рано утром я проснулась от телефонного звонка мужа.

— Привет спишь что ли?

— Поздно легла, читала методическую литературу, — зевнула я.

— Я уже подъезжаю, к центру, так что собирайся.

— Хорошо.

Зевая я, сняв пижаму, забежала в душевую через двадцать минут я была собрана.

Через десять минут в палату зашел Олег с розами в руке.

— Я так соскучился по тебе. Викуль, я право не знаю, что со мной произошло я и дня без тебя прожить не могу.

— Наш брак благословили, на небесах вот ты и не можешь и дня прожить без меня, — улыбнувшись, сказала я.

— Возможно ты права но раньше я не чувствовал такой силы притяжения.

— Раньше милый мы собирали, брак по крупицам, думали лишь о том, как бы сохранить то, что осталось, — с грустью сказала я.

— Эй, ты чего не грусти то, что было, между нами кануло в прошлое. Вика мы с тобой прожили, двенадцать лет было всякое, но как бы там ни было, мы пережили тот кризис и, перешагнув, через испытание прошли этот путь до конца.

«Как же он наивен либо специально подстраивается под меня, чтобы у меня не было нервного потрясения», — мысленно рассуждала я, слушая монолог мужа.

— Викуль, поехали домой, а то мы стоим тут как на почете, — почесав затылок, сказал муж.

— Пожалуй, ты прав.

Увидев, машину Валеры я, помахав, подруге рукой сев в машину мужа подумала о том, что пока все идет по плану. Я слышала, что за приворот грядет, расплата, но жизни без этого человека мне нет лишь оказавшись, на волосок от развода я вдруг поняла как сильно его, люблю, и я буду, по сей, день благодарна тетке, которая смоталась в деревню Грушовка к бабке Аиле.

— Сегодня морозно, — поежившись, сказала я.

— Сейчас печку включу.

— Спасибо.

— Дети уже вернулись?

— Сейчас узнаю, — набирая номер дома, сказал Олег.

— Ирина Сергеевна, дети вернулись?

— Петя с Денисом делают, уроки Алиса Степановна строга с ними.

— Олег, это кто?

— Гувернантка наших детей она занимается, их образованием прости, но ты не успеешь все сделать одна.

— Пожалуй, ты прав только как бы дети не звали эту Алису Степановну мамой.

— Чтобы этого не было нужно выезжать с детьми на природу в музей, театр.

— Ты прав.

Столкнувшись, в прихожей с голубоглазой блондинкой лет сорока восьми я подумала: «Дети в надежных руках».

— Алиса Степановна, это ваша непосредственная хозяйка Змейкова Виктория Игоревна.

— У вас есть рекомендательное письмо?

— Меня вашему мужу порекомендовала Наталья Леонидовна.

«Опять она», — пронеслось, в голове, но я тут же, остыв, поняла что, если бы не помощь свекрови я физически не совладала с тремя детьми. У Зои своя жизнь она и так подымая, меня на руки считай, перечеркнула, свою личную жизнь сейчас наверстывает упущенное и мешать в этом я ей не собираюсь.

— Ирина Сергеевна, проводите Алису Степановну в дальнюю комнату.

— Спасибо.

— У вас будет испытательный срок три месяца.

— Хорошо.

Скинув пальто я, пройдя, в столовую сказала: «Ирина Сергеевна накрывайте на стол».

— Уже накрываю, просто я не знала когда вас ждать.

— Ничего это моя вина надо было предупредить. Дети мойте руки и за стол.

Как же все-таки хорошо дома нет этого больничного запаха этой, суетности от, которой я жутко устала, находясь в стенах центра, — размышляла я, потягивая зеленый чай.

— Завтра у меня утренник, — улыбнувшись, сказал сын, прервав мои размышления.

— С тобой пойдет тетя Зоя вместе с Матвеем.

— Хорошо. Мам шумные мероприятия тебе противопоказаны.

— Спасибо за заботу сынок.

Поужинав, дети разошлись, по комнатам оставив нас наедине.

— Как же быстро летит время уже скоро Новый год.

— И не говори так и жизнь пройдет.

— Олег, может как — нибуть когда — нибуть смотаем в Сочи в город курортов иногда смена обстановки эмоционально необходима.

— Слетаем, только не в ближайшее время ты ведь хочешь вернуться в центр?

— Хочу.

Благодаря связям свекрови я сменила рабочий персонал, в том числе секретаря, теперь в моем центре работает? Ушакова Елена Дмитриевна: мой зам Кубинская Варвара Григорьевна дама строгих правил профи в своем деле ведущий психолог, которого сократили, пропихивая на ее место кого-то « своего».

— Эй, о чем так глубоко задумалась, неужели о работе?

— О ней родимой, о ней. Не поверишь, как я засиделась дома.

— Охотно верю, Наташка такая же Валерка на стенку готов от нее лезть спасает работа в «Асоль».

Намек мужа я поняла, мол, скажи подруге, чтобы не тюкала мужика, а то убежит, и поминай, как знали.

— Олег, Лис к капризам своей благоверной привык.

— Я рад, если это так просто не хотелось, бы чтобы твоя подруга страдала.

— Хочу, завтра съездить к Наталье к ней приезжает ее двоюродная сестра.

— Хорошо только недолго.

Поежившись, я попросила разжечь камин.

— Тебе нехорошо?

— Все нормально я просто озябла.

Коснувшись подушки, я моментально уснула, проснулась в первом часу от дикого голода. Домработница готовила, овощное рагу на запах подгребла и я.

— Наложите мне с пылу жару, — еще не открыв, до конца глаза попросила я.

— А жирное вам же нельзя.

— А где Петя?

— За ним приехала, ваша тетя забрала и Дениса тоже сказав, чтобы я передала вам, что поздно вечером она их привезет.

— Узнаю свою тетку, — вздохнула я, связываясь с тетей Зоей.

— Добрый день спящая красавица как самочувствие?

— Ничего.

— Чем планируешь заняться?

— Да хочу, к подруге махнуть сегодня из Омска к ней прилетает двоюродная сестра массажист по профессии Львова Полина Павловна.

— Надеюсь, посидите дома?

— Дома я сразу сказала, что шумные многолюдные места мне противопоказаны врачом, — перебив тетку, заверила я.

— Иди раз это так.

Сделав, отбой я пошла, в душ что-то напевая себе под нос. Натирая, себя мочалкой я набрала номер Лисовых.

— Алло. До тебя не дозвониться Полина уже у меня предлагает метнуться в ресторан «Кана» но я сразу ей сказала, что шумные местечки не по нам так что я такой обед заказала, Ольге Филипповне закачаешься.

— Я скоро буду.

— Ждем тебя подруга.

Надев, цвета морской волны шерстяную тунику я, надев черную лисью шапку сверху накинув шубку, вышла из дома.

— Слушай, так это из-за нее сгинула семья Дятловых? — донеся до меня писклявый голос какой-то девицы.

— Сонь, не тебе ее судить.

— А строит ведь из себя непонятно кого.

Я давно не обращаю, внимание на шипение за спиной я живу, так как хочу мне глубоко фиолетово, что обо мне, думают окружающие, для всех хорош не будешь.

Сев в «Вольво» я поехала, к подруге оставив негатив где-то там. От злобы людской ни куда не денешься такое сейчас время, если не такой как все выделяешься, из толпы заклюют и ярлык «больная» повесят.

За размышлениями о злобе людской я не заметила, как доехала до Сосенской. Наталья живет в элитном доме на двенадцатом этаже в восьми комнатной квартире не коттедж как у нас, но все равно мило сюда они переехали недавно, квартира досталась Валере от бабушки.

Хорошо, что у них работает лифт, — подымаясь по лифту, — подумала я.

Подойдя, к дубовой двери с табличкой Лисовы я нажала, на кнопку звонка через пять минут дверь мне, открыла Ольга Филипповна.

— Здравствуйте, Виктория Наташенька с Полей вас уже заждались.

— Ольга Филипповна, накрывайте на стол принесите нам ананасы в сиропе, — выйдя в прихожую, скомандовала Наташка, одетая в лиловый халат.

— А горячее?

— Сначала несите холодные закуски.

— Хорошо.

Увидев рыжеволосую бестию в ней я увидела, соперницу но вспомнив, о привороте успокоилась.

— Вик, это Полина моя сестра.

— Виктория.

— Натка о тебе много рассказывала, рисковая ты тебе бы мужиком родится, — пробасила Полина. Девчонки я сейчас.

— Наташ, такое ощущение, что она я запнулась.

— Ты права раньше она была мужиком, и звали, его Павлом только мужиком он себя, не ощущал, чувствовал себя женщиной, в семнадцать лет сделал операцию и стал Львовой Полиной Павловной.

— Дела, — только и смогла сказать я.

— Девчонки вот и я, — влетев в гостиную сказала Полина.

Полина сетовала, что нормальных мужиков взял и обчелся одни нищеброды выйти замуж не за кого рай в шалаше не для нее.

— Это да рай в шалаше не для нас, — хором сказали мы.

— Полина, у нас в центре требуется, массажистка зарплата тридцать тысяч пойдешь?

— В твоем центре требуется массажистка?

— Ну, да в психологическом центре я открыла еще и салон массажа «Венера» пока еще подобрать не успела

— Очуметь, конечно, пойду.

— Поль, завтра подойдешь, к Варваре Сергеевне скажешь, что от меня Рогозина Альбина Павловна тебя, оформит.

В сумке подруги Наташки зазвонил телефон.

— Алло, Боренька уже выхожу.

— Это кто?

— Мой женатик.

— А как же его жена? Тебе не жалко тратить на него лучшие годы жизни?

— У меня с ним хороший здоровый секс никто ни кому ничего не должен, любовник, чем хорош не надо, стоять, у плиты и стирать носки не все могут позволить себе домработницу.

— Это да.

— Раньше я о ней ничего не слышала.

— Я сама узнала, об нее существование совсем недавно дело в том что моя мать при жизни, разругалась со всеми родственниками на почве ее алкоголизма.

— Понятно ну, а так отношения, у вас с ней, какие?

— Нормальные она показалась, мне неординарной личностью с ней не, соскучишься. Может, махнем в сквер Волкова чего сиднем сидеть дома?

— Холодно.

— Вик, на улице светит солнышко, а то что холодно это ничего у нас с тобой шубы есть.

— Хорошо только не долго мне может стать нехорошо в скопление народа.

— Не боись все будет чики — пуки.

Уже через сорок минут мы мчали в сторону сквера машину взяли мою. Не подъезжая к скверу, я заметила машину Котовского Владислава Петровича владельца банка «Азарт» рядом с ним профессионального киллера Ижевского Рината Борисовича заталкивающего в багажник машины депутата Гос Думы Орешина Аркадия Васильевича.

— Вот влипли, — выругавшись, пробубнила подруга.

— Давай объедим, как ни в чем не бывало, — предложила я.

— А давай.

Видимо Наташка озвучила то, что мы влипли, громко потому что банкир занервничал, и покатили они следом за нами.

— Погуляли в сквере сидели бы сейчас дома и в ус не дули, — проворчала я, набирая номер Змея.

— Алло. Вик что случилось?

— Олежка, ты только не нервничай, но мы с Натальей стали свидетелями убийства вообщем служка банкира. Уж прикончил, депутата Гос думы Орешина Аркадия Васильевича видимо решил тоже болатироваться, а тот спутал, ему все карты так вот они теперь они, следуют за нами.

— Виктория, — вздохнув, простонал Олег. Я направлю, к вам Барсука ничего не предпринимайте как раз он у меня.

— Хорошо.

Оглянувшись, я увидела, что от нас, отстали. Вздохнув, я связалась с Барсуком.

— Отбой воздушной тревоги они от нас отстали.

— Отстали, потому что Ужу не резон лезть на рожон он, знает, что будет с его семьей, в случае если с тобой что — нибуть случиться. Вик ты мастерица натыкаться на трупы.

— Карма видать у меня такая.

— Я хочу, в сквер закапризничала подруга.

— Поехали лучше в Большой парк там безопаснее.

— Хорошо.

В парке было многолюдно молодые парочки пожилые люди дама, с собачкой увидев, тир я изъяла, желание пострелять мечта из детства которую я, решила воплотить в жизнь. Я попала сразу в десяточку.

— Метко. Ворошиловский стрелок прям.

— Хочешь, попробовать это будоражит.

— Хочу, к тому же стрелять умею, давно ты же знаешь через что я прошла.

— Да уж настоящий триллер.

— И не говори только это не триллер на жизнь.

Наташка попала, в двадцатку сразу же завизжала от восторга.

— Смотри не роди здесь, — засмеявшись, пошутила я.

— Не боись не рожу.

Выйдя, из тира я остолбенела, потому что увидела копию злейшего врага мужа человека похожего на Жукова Станислава Николаевича.

— Вик, что с тобой?

— Ты его видела?

— Кого? Этого что ли? — кивнув в сторону зеленоглазого брюнета одетого в черные джинсы черное кожаное пальто, — уточнила Наташка.

— Да.

— Так это брат близнец Жука Ерш. Да не парься, ты так говорят, с братом у него было, не очень враждовали, между собой к Змею у него ничего нет, а вот ты его зацепила.

— Ну, уж нет, хватит, одного раза мне уже хватило я поняла, что брак это не только удовольствие праздник это еще умение идти на компромисс умение слышать собеседника не думать только о своем эго.

— Ты изменилась, раньше ты была, категорична до тебя было невозможно, достучаться.

— Во мне говорила, обида на весь мужской род я, почему— то, думала что все мужики без исключения мудаки извращенцы козлы, одноклеточные существа представления, не имеющие что такое любовь пока не поняла, что рядом со мной мужчина готовый ради меня на все.

— Стала самокритичной это прогресс, — поддела меня подруга.

— А сама-то была уверена, что все мужики безмозглые существа думают только головкой члена.

— Да я так считала, пока не встретила Валерия, и я рада, что он не знает о моем бурном прошлом.

— Это да гордиться нечем, но я рада, что ты круто поменяла свою жизнь. Наташ давай зарулим в «Настольжи» я что-то проголодалась, — перебив Наташку, предложила я.

— Давай.

Кофе не изменилось там так же накурено и неопрятно заказывать тут что— либо опасно для жизни.

— Поехали лучше домой тут анти гигиена налицо, — поморщившись, сказала я.

— Принцесса тоже мне обедай в «Рококо» там обдерут, как липку, но не накормят.

— Может, заедем в «Рококо» говорят, ресторан, открылся, недавно, но уже слит своим радушием к клиентам и там отменные жареные лягушачьи лапки в вином соусе, — облизнувшись, предложила я.

— Откуда у тебя столько познаний ведь по ресторанам ты не разъезжаешь?

— А мы перебывали, с Олегом везде в период собирания наш брак по крупицам мы поняли, что с нашими отношениями что-то не то мы летим в пропасть у нас дети, а для них папа по выходным не выход.

Подъехав к розовому отделанному под мрамор зданию с табличкой «Рококо» мы зашли внутрь. На входе охранник проводил нас в гардеробную.

— Солидно тут все.

— Вик, так это ресторан Ерша брата близнеца Жука.

— А почему фамилия другая?

— Потому что его похитили, из роддома люди Ерша у его отца с Ершом были, терки о существовании братца он узнал в двадцать лет перед кончиной своего приемного отца, — пояснила Наташка.

— Откуда знаешь?

— Я когда-то обслуживала его.

— Ого.

— Да мир тесен.

Осмотревшись, я признала наличие хорошего вкуса у Даниила. Зеркальные потолки, старинная мебель стулья эпохи девятнадцатого века, есть, бильярдная детская комната для детей учтены все пожелания посетителей.

— Что будите заказывать? — прервав мои размышления, подойдя к нашему столику, спросила девушка.

— Две порции лягушачьих лапок в сметанном соусе, какой — нибуть салат и два томатных сока.

В сумке запел, телефон на дисплее высветился муж.

— Алло.

— Вик, с тобой все в порядке?

— Да мы в ресторане.

— В «Рококо»?

— Да, а что?

— Вика, будьте, осторожны Ерш умеет обольщать.

— Олежка, он тебе не соперник да и я уже не та Вика я стала, другой я ценю домашний очаг.

— Отрадно это слышать.

— Ревнует?

— А то и знаешь он прав Ерш копия своего братца во всем так что особо не тай перед ним.

— Я и не собираюсь, — фыркнула подруга.

— Виктория, какие люди, — расплывшись, в улыбке сказал Даниил Васильевич.

— Вот заскочила в ресторан.

— Змей не боиться обзавестись рогами? — изменившись в лице, спросил он.

— Наташ, нам пора я не на допросе.

— Как ты можешь, спокойно спать, когда по твоей вине убит человек?

— Он был животным, а не человеком и соблазнил меня он.

 

 

ГЛАВА 13

— А ты мягкая и пушистая? Ты исчадие ада и будь, я на месте Олега я вычеркнул тебя из своей жизни раз и навсегда.

— Слава богу, вы не на его месте.

Хлопнув, дверью я, выдохнув, подумала о том, как же хорошо, что меня с ним ничего не связывает.

— Строит из себя моралиста, а сам участвует в оргиях, — поморщившись, сказала Наташка.

— Шут с ним он не стоит того чтобы о нем говорили.

Подвезя, подругу до дома я поехала домой.

— Как посидели? — сняв с меня шубу, спросил муж.

— Отвратно для Ерша я как красная тряпка, а так ничего там отменная кухня не то что в парке.

— Это естественно. Вик я ни хочу, чтобы ты ходила, в тот ресторан этот человек очень опасен.

— Хорошо не буду, я сама почувствовала там себя неуютно.

— Вот видишь, мое сердце вещун я сразу, почувствовал, что тебе может грозить опасность от этого шакала.

— Олег, ты о нем знаешь, что-то такое чего не знаю я?

— Да он дальний родственник: Бараева Юрия Валентиновича: нашего мэра города.

— И.

— Он торгует живым товаром. Понимаешь, этот перец, очаровывает детдомовок либо приезжих везет в Турцию, Египет Ялту, а там по накатанной. Действует, проверенным способом у девушки крадут паспорт и тут появляется, он во всей красе находит, паспорт якобы случайно на пляже в знак благодарности девушка должна поучаствовать в оргии.

— И, что его дядя смотрит на это сквозь пальцы?

— А то наш батька еще развращеннее будет наверху разврат и похоть и они правят, миром, так что очень тебя прошу, держись от него подальше.

— Я все поняла, больше на удочку не попадусь, — покраснев, пробурчала, я не к месту вспомнив Стаса.

— Прошлое не отпускает? — прижав, меня к себе спросил муж.

— Да так.

— Пусть оно тебя не беспокоит, все плохое осталось где-то там.

— Что-то я утомилась.

— Пойдем, спать уже поздно завтра у меня насыщенный день обокрали антиквара Ерохина Степана Юрьевича, написал, заявление в полицию глухо мать порекомендовала, меня рвет и мечет, следователь Бурун Савелий Петрович ни на что не годен у них уже второй «висяк» за месяц.

— Хорошо, что есть ты.

— Не говори, я все найду, всех накажу, только хотелось бы, чтобы наша доблестная полиция тоже работала, а не просиживала штаны, — сказал муж подхватив меня на руки.

— Осторожно не урони.

— Не уроню. Вик вас с Натальей, что магнитом на место преступления притягивает?

— Не знаю, а что?

— Не далеко от Москвы в леса полосе найдет труп, Орешина Аркадия Васильевича работал, профессионал улик ни каких но чутье, подсказывает мне что это Уж.

— Так оно и есть, — расчесывая волосы, сказала я.

— Кот, таким образом, избавился от конкурента? Думаешь, стоит Валентину начать копать на Кота?

— Все просто как дважды два. Уж с Котом просчитались, они позабыли кто владелец детективного агентства «Борцы за справедливость».

— А ты прозорлива.

— Жизнь сделала меня такой.

Взяв телефон, муж, выйдя в лоджию, связался с Валентином.

— Здорово есть работенка.

— Валентин готов.

— Как его жена Дарья кажется?

— Валерия лежит, на сохранении с той он развелся, им оказалось, не по пути ребенка потеряла и как с цепи сорвалась.

— Осипова Валерия Станиславовна адвокат?

— Да.

— Ему будет, с ней не просто ведь он привык, чтобы женщина смотрела ему в рот.

— А ты язва.

— Какая есть просто Валентин слишком большего о себе мнения.

— Давай лучше спать, а то так и до утра проговорим, а тебе нужен покой.

— Ты прав.

Лучи яркого солнца осветили, комнату, но проснулась я не от лучей, а от крика соседки Орловой Риммы Павловной выгуливая, пуделя Чипу она наткнулась на труп жены олигарха Румынина Феликса Богдановича Алину.

— А я знал, что этим все, кончится. Покойная завела любовника, зная о том, что за ней следит, служба безопасности мужа Клавы из провинции ни о чем, не думают, кроме похоти была, бы умной нашла бы какое — нибуть себе дело открыла салон красоты или стала известной писательницей это лучше чем лежать с пробитой головой на сырой земле.

— К сожалению ты прав.

— Мам что случилось? — протерев глаза, спросил Денис.

— Тетю убили.

— Она была, плохая но смерти не заслужила, — сказал сын.

— Денис, иди в душ и за стол хватит философии с утра пораньше.

— Я успеваю только выпить кофе.

— Ваш кофе, — засуетившись, сказала домработница.

— Сегодня у меня последний рабочий день и каникулы, кстати, сегодня у детей утренник Зоя обязалась с ними пойти.

— Может, махнем, на каникулах в Венецию я так хочу там побывать?

— Вик, мало ли что случится, давай повременим, я тебе обещаю, после рождения малышки обязательно там побываем.

— Если только в следующий Новый год, — вздохнув, пробурчала я.

— Не ворчи у нас с тобой вся жизнь впереди. Вик, в первую очередь мы должны думать о ребенке.

— Ты прав прости, меня опять понесло не в ту степь.

— Мне пора клиент ждать не любит, — взглянув на часы, сказал муж.

— Звони.

— Если будет время, ты же видишь, что твориться менты не справляются приходиться мне все разруливать.

В половине пятого позвонила, тетка дико извинялась, сказала, что их пригласила, тетка Игоря Надежда Павловна отказать не смогла.

— Виктория Игоревна, отвезти на утренник детей могу я.

— Спасибо, Алиса Степановна.

— А бабушка Зоя?

— Ее планы изменились, так бывает.

Пройдя в детскую, Петра я, открыв гардероб, достала черный смокинг с бабочкой.

— Надень.

— Хорошо. Мам спасибо тебе за то, что ты не отдала меня в приют.

— Как же я могла тебя отдать? Ты память, которая осталась о моей подруги, — смахивая слезы, бегущие по щекам сказала я.

— Мам не плачь, я не хотел тебя обидеть.

— Я и не обиделась.

Помахав, им в окно рукой я вышла в лоджию.

Зазвонил, телефон на дисплее высветился не знакомый номер.

Вспомнив, предостережения мужа я сбросила номер.

— Донимает? — выйдя в лоджию, спросила Изольда Павловна.

— Пытается, но теперь я кремень меня ни чем не прошибешь.

— Молодец девочка ты изменилась.

— Меня жизнь изменила и страх остаться у разбитого корыта как старуха в сказке Александра Сергеевича Пушкина «Сказка о Золотой рыбке».

— Ты во время спохватилась еще немного, и ты могла потерять его навсегда.

— Я знаю. Изольда Павловна я бы не хотела копаться в своем прошлом.

— Право твое главное, что ты девонька научилась ценить то, что имеешь.

От прямолинейности бабушки мужа хочется, завыть, но она права своим идиотским поведением я едва, не лишилась мужа.

— Завтра 31 декабря отмечать будите у Осиповых?

— Да нас пригласили, я хотела бы дома, но муж хочет, встретить этот праздник в доме у матери я уважу желание мужа.

— И правильно сориться с Натальей я тебе не советовала бы.

— Плетет интриги?

— Куда ж без них. Из Италии: вернулась, дочь ее стариной подруги: Антонины.

  • №13 / Отголоски / Ева Ладомир
  • Миражи любви - 6 / Чужие голоса / Курмакаева Анна
  • Байки в склепе. Гавно и дрожжи. / Маслюк Дмитрий
  • Мышонок по имени Танака идет в Олд-Таун / Аарон Макдауэлл
  • Холодно / табакера
  • Последний трамвай / Ария
  • Ностальгия пионервожатого / Ассорти / Сатин Георгий
  • Афоризм 318. О человеке. / Фурсин Олег
  • 21. / Хайку. Русские вариации. / Лешуков Александр
  • Начало путешествия / Волшебный сад / Elf_li Елена
  • Валентинка № 77 / «Только для тебя...» - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Касперович Ася

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль