Письма в редакцию

0.00
 
Хрипков Николай Иванович
Письма в редакцию
Обложка произведения 'Письма в редакцию'
Как я клеила парней
Как я снимала парней.

 

1

КАК Я КЛЕИЛА ПАРНЕЙ

Здравствуй, дорогая редакция! Пишу тебе, чтобы рассказать, как я клеила парней. Конечно, сама бы я никогда не догадалась и не решилась на подобное. Это всё Сонька, моя подруга. Приходит она ко мне вечерком, а я сижу читаю «Телемахиду» Тредиаковского. Ну, это поэт восемнадцатого века, современник Ломоносова. Сонька глаза выпучила и с порога как завизжит:

— Ты что, дура, делаешь? Совсем чокнулась!

— Ты чего сидишь? — кричит Сонька. — Так всю молодость просидишь и старой девой останешься!

— А что же теперь делать? — спрашиваю я.

— Как что? — шипит Сонька. — Пошли на улицу, парней клеить.

— А зачем?

— Ну, ты что? Совсем повернутая? — возмутилась Сонька. — Собирайся давай быстрей, пока их другие девчонки не приклеили.

Я собралась. Положила в сумочку клей «Момент». Выходим на улицу.

— Вон они! — показывает Сонька. — На остановке стоят.

Подходим. Сонька одному давай глазки строить. А я ко второму. Говорю ему:

— А я вас клеить собралась.

Он так заулыбался и говорит мне:

— Пожалуйста, девушка! Я этому очень даже буду рад!

Я достала «Момент». Решила начать с головы. Давай ему выдавливать клей на волосы. А он как закричит:

— Ты что, сумасшедшая, делаешь?

— Клею вас. Разве не видите?

— Может быть, тебе в рог заехать?

— А у меня нет никакого рога. Я же не корова.

Тут и Сонька запищала.

— Ой! Ой! Ой! Что же ты делаешь?

— Клею, — отвечаю.

— Да кто же так клеит?

— А как нужно клеить? — спрашиваю.

Но Сонька мне так ничего и не успела объяснить. Парни вдруг ни с того ни с сего как побежали с остановки! А Сонька зачем-то закрутила пальцем у своего виска и побежала в другую сторону.

Может быть, дорогая редакция, пригласит специалиста, который расскажет, как нужно правильно клеить парней?

2

КАК Я СНИМАЛА ПАРНЕЙ

Здравствуйте, дорогая редакция! Я хочу рассказать тебе, как я снимала парней.

А дело было так… Залетает ко мне Сонька. А я в это время акварелью рисовала натюрморт. Выпучила она глаза и визжит с порога:

— Ты что совсем рехнулась? Ты что делаешь-то?

— А что я делаю?

— Сегодня же дискотека! Собирайся быстрей! Пойдем парней снимать.

— А зачем их снимать? — спрашиваю я.

— Да ты что? Совсем? Решила старой девой остаться?

Я собралась. Бросила в сумочку фотоаппарат. И мы пошли с Сонькой на дискотеку.

Музыка там очень громкая. Пятна цветные мелькают. И очень тесно.

Сонька рванула в самую гущу и давай дергаться, как будто ее током бьет. А я подошла к юноше, который стоял в сторонке и спросила:

— Молодой человек! Можно вас снять?

— Конечно! Пожалуйста! — обрадовался он.

Я достала фотоаппарат и щелкнула его.

— Ты что делаешь? — рявкнул юноша.

— Ну и дура же ты!

Он резко развернулся и бросился от меня чуть ли не бегом. «Какой-то ненормальный!» — подумала я и подошла к троице парней, которые стояли в полутемном уголке, потягивали пиво и дымили сигаретками.

Я помахала им ручкой.

— Привет, мальчишки! Вы свободны?

— А что такое? — спрашивает один.

— Ну, если вы свободны, то можно я вас сниму?

— Что? Сразу всех троих?

— А почему бы и нет?

У одного даже сигарета выпала изо рта.

— А где займемся этим делом? — спрашивают меня.

— Да прямо здесь и займемся, — отвечаю. — Чего далеко-то ходить?

— Ну, люди же кругом.

— А они нам не помешают.

— А ты, смотрю, классная девчонка! — восхитился один паренек. — Без комплексов. В какой позе?

— Да мне без разницы, — отвечаю. — Лишь бы получилось хорошо.

— А как, — спрашивают, — по очереди будем или все сразу?

— И по очереди и все сразу по несколько раз сделаем.

Мальчишки мои, смотрю, потом обливаются, раскраснелись, губки у них дрожат.

— Ну что, — говорю, — что мы разговоры разговариваем? Давайте займемся делом?

Парнишки мои переглянулись между собой и один говорит:

— Нет! Вы, как хотите, а я не могу!

И бочком-бочком так в сторону.

— И мне что-то не по душе всё это.

— Да что вы, ребята? Я всё классно сделаю, — уговариваю их. — Знаете, какой у меня опыт огромный в этом деле! Все, кого я снимала, оставались довольны. Ну, куда же вы?

А их уже и след простыл.

Когда с дискотеки возвращались домой, я спросила Соньку:

— Сняла кого-нибудь?

Сонька махнула рукой.

— Да ну их! Какие-то малохольные парни пошли!

— Это точно! — согласилась я. — Ох, останемся мы с тобой старыми девами!

Многоуважаемая редакция! Может быть, вы на страницы своего издания пригласите специалиста, который расскажет, как правильно снимать парней, чтобы они не бежали от тебя, как от чумной?

3

КАК Я ЗАНИМАЛАСЬ ЛЮБОВЬЮ

Приходит ко мне вечером Сонька. А я как раз разучивала очередной этюд Франца Шуберта. У Соньки чуть глаза не выпали.

— Нет! Это даже в кошмарном сне не привидится! — завизжала она на весь дом. — Ты что делаешь-то? Ты что решила старой девой остаться?

— Нет! — сказала я.

— Ну, раз нет, — говорит Сонька, — тогда это… надо заниматься любовью.

— Как это? — спросила я. — Можно заниматься физикой, математикой, физкультурой. А любовью разве можно заниматься? Ее испытывают, ею мучаются, ее переживают.

— Ну, ты точно повернутая! — закричала Сонька. — В каменном веке живешь! Все вокруг только этим и занимаются, то есть любовью.

— А ты, Сонька, тоже?

— Ну, вообщем-то… одним словом… ну, вот…

Я бросила в сумочку свидетельство об окончании девяти классов. Завернула в ближайшее учебное заведение — ПТУ-345. Захожу к директору.

— Я решила учиться у вас, — говорю ему.

— Прекрасно, девушка! А чем вы хотите заниматься? — спрашивает.

— Я хотела бы заниматься любовью.

У директора очки поползли на лоб.

— Это, конечно… я понимаю… революция… всё такое… то сё…— бормочет он. — Но вы не по адресу попали.

— А что у вас не занимаются этим?

Директор достал большой носовой платок и стал вытирать лицо.

— Ну… как и везде… занимаются, конечно.

— Почему же вы тогда мне отказываете?

— Ну, как сказать? Занимаются, так сказать, неофициально… А вообще-то, девушка, если вы хотите заниматься этим на профессиональном уровне, вам нужно обратиться в другое заведение.

— А вы мне адреса не дадите?

— Ну, вообще-то, — замялся он. — Это самое… ну, как сказать? Да ладно!

И он мне дал адресок.

Прихожу я в это заведение. Диванчики тут и там, полумрак, музыка французская. Встречает меня директорша.

— Я хотела бы к вам поступить.

Осмотрела она меня со всех сторон.

— Ладно! Подходишь! Берем!

Но я же не дурочка какая-нибудь. Такой быстрый прием меня насторожил.

— Извините, — говорю я директорше, — сейчас много всяких сомнительных заведений развелось. Имеется ли у вас сертификат?

Насторожилась она.

— А ты случайно не из милиции? Всё у нас есть. У нас серьезное заведение, а не забегаловка какая-нибудь.

— Хорошо! А когда занятия? С восьми или с девяти утра?

— Ты чего? С девяти вечера и до утра.

— Какой-то неудобный график… Но ничего! Привыкнем! — сказала я. — А занятия парами?

— Ой! И парами и по всякому бывает.

Проводила она меня в аудиторию.

— А где рабочее место? — спрашиваю я.

— А вот твое рабочее место!

И директорша показала на огромную кровать, которая занимала почти всю аудиторию.

— Ну, ладно! — говорит она мне. — Надевай вот это и жди!

Бросила она мне стрингеры. Понимаю: это у них такая учебная форма. Я облачилась, точнее, разоблачилась и жду. Заходит преподаватель: такой солидный мужчина с животиком. И с порога начинает раздеваться.

— А вы, — спрашиваю, — кто? Кандидат или доктор?

Он так и застыл, стоя на одной ноге.

— А практические занятия у нас будут? — задаю ему вопрос.

— А как же? Вот сейчас с этого и начнем.

— Нет! Так не пойдет! Перед тем, как проводить практическое занятие, нужно познакомиться с теорией.

— Ты это, — говорит он, — девушка, телевизор-то смотришь? Там «Дом-2» и прочее?

— А-а! у нас и телевизора-то нет.

— Как?

Он и остолбенел с недоснятым носком.

— Ну, читаешь же?

— Читаю! — киваю я. — Сейчас заканчиваю трактат испанского философа Ортеги-и-Гассета.

Он опустился на пол с недоснятым носком.

— По звонку начнем или так? — спрашиваю я.

— А это еще что у тебя?

— Как что? — удивилась я. — Это общая тетрадь, это авторучка. Буду вести запись.

— А видеокамеру ты с собою не захватила?

— Нет! Я же не знала. Хорошо! В следующий раз захвачу!

— О! — заревел он.

Схватил свою одежду и с недоснятым носком выскочил из аудитории с воплем:

— Я думал это приличное заведение. А это сумасшедший дом!

Многоуважаемая редакция! Может быть, вы пригласите специалиста, который на высоком профессиональном уровне даст рекомендации, как выбрать учебное заведение, где научать тому, как заниматься любовью?

4

КАК Я СТАЛА ДЕВУШКОЙ

Учусь я в пятом классе, то есть уже совершенно взрослая. У моих одноклассниц разговоры только про парней и как они клево отрываются с ними. Поскольку я не встречалась с парнями, меня считали малолетней и малохольной. Это было для меня обидно, и я решила быть, как они. В субботу вечером я надела мамины туфли и пошла на дискотеку.

Меня пригласил на танец один парень. Мы стали танцевать. Его руки наглаживали мое тело и опускались всё ниже и ниже. Я ему говорю:

— У меня талия чуть повыше.

— Ах, извини! — говорит он и краснеет. — Немножко ошибся. А давай выпьем пивка для рывка?

Для какого рывка я не поняла, но спрашивать не стала. Отошли в сторонку, и он принес бутылку пива. Я сделала один глоток, и меня чуть не вырвало.

— Какая гадость! — говорю ему. — Купил бы лучше крем-соды или фанты.

— Пошли на улицу покурим! — предлагает он.

 

Почему бы нет? В нашем классе все девчонки курят. Он протянул мне сигаретку. И тут же засмеялся.

— Сигаретку берут фильтром в рот, а не наоборот.

Поднес зажигалку.

— Сейчас, — говорит, — втягивай воздух, иначе не прикуришь.

Втянула. Что тут началось! Я думала, что сдохну сейчас на месте. Еле откашлялась. Ноги подкашиваются. Хорошо, что он поддержал меня. На ушко шепчет:

— Рванем ко мне! Моих предков дома нет.

Я ему говорю:

— Это плохо! Я люблю общаться со взрослыми. От них узнаешь много интересного.

— Мы посидим, кофийку попьем, музычку послушаем. У меня классные записи!

— Вообще-то, — говорю, — музыку мы можем и здесь послушать. Кофе же я на ночь не пью и тебе не советую.

Пришла к нему домой. Села на диван, жду кофе, а он ко мне под бочок. Сует свое лицо к моему.

— Зачем ты, — спрашиваю, — втягиваешь своими губами мои губы к себе в рот?

— Ты сейчас кайф поймаешь.

— А я его должна ловить?

Он мне грудь сжимает.

— Давай я тебя тоже схвачу за грудь, — говорю ему, — и буду жать со всей силы? Тебе понравится?

У него округлились глаза, руки трясутся и сует он мне свою потную руку под юбку.

— Чего это ты там ищешь? — спрашиваю я у него. — Вообще, вытащи руку из моих трусов! Я же не лезу к тебе в штаны!

Он повалил меня и ложится на меня сверху. Я ему говорю:

— Вообще, здорово! Я тебе матрас что ли, чтобы на мен лежать? И в тебе не десять килограмм.

— Ну, это, — говорит он, — давай займемся любовью?

Я ему говорю:

— Любовь испытывают, внушают, а не занимаются ею.

— Ты еще девушка? — спрашивает он.

Девчонки говорили, что быть девушкой в моем возрасте — это позорище.

Я соврала, сказала ему, что я не девушка.

— Как? — побледнел он. — Не может быть? Такая маленькая и уже не…

Он забегал по комнате. Потом остановился возле меня:

— Знаешь…это…— говорит. — Уже скоро родители должны прийти. Ты уж извини, что я не смогу тебя проводить. Если меня не будет в это время дома, родители меня будут ругать.

Ну, что ж! Я собралась и пошла домой. Какое-то интересное у меня получилось первое знакомство в парнем. Но самое главное: я в этот вечер стала девушкой. И это тоже неплохо. Согласитесь?

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль