ВЫЗОВ К ДИРЕКТОРУ

0.00
 
Малютин Виктор
ВЫЗОВ К ДИРЕКТОРУ
Обложка произведения 'ВЫЗОВ К ДИРЕКТОРУ'

ВЫЗОВ К ДИРЕКТОРУ

 

— Папа, тебя в школу вызывают, — сын смотрел на отца с непонятным выражением на физиономии, вроде он достаточно независимый и умный, но чего-то сам сейчас не понимал.

— Не подрался? — только и спросил отец, поскольку драться сына учил лет с шести и вздуть пацан мог не только ровесников, но и пацанов постарше.

— Нет, это из-за урока православной культуры, как ребята называют Закона Божьего,

— Директор или кто другой? — вопросы у отца были по делу и конкретные.

— Директор, поп боится сам.

Вот так и пошёл отец к директору школы, не бегать же от разговоров, узнать надо, что же не так.

— Входите! — раздалось из-за двери после стука.

— Доброго вам здоровья, — вошёл вполне современный мужик в джинсах и рубашке, с окладистой бородой и аккуратной стрижкой.

— Вы по какому поводу?

— Сын сказал, что вы меня вызывали, — мужчина уселся на предложенное место.

— Напомните, пожалуйста, имя сына, а то я сегодня троих вызывал.

— Вольга Микульевич.

— Наконец-то я увиделся с вами, ребёнок у вас очень способный и самостоятельный, всё сам, за ручку не держится.

— Так не дитя уже, в школу-то и сам может сходить.

— Это точно, учится он прекрасно, круглый отличник. Такое ощущение, что ему нравится учёба, редкое дело в наши дни.

— Вы же меня не за тем позвали, чтобы расхваливать его?

— Да, перейдём к делу. У него конфликт с преподавателем закона бож…, простите, основ православной культуры.

— В чём он заключается?

— Ребёнок не воспринимает эти основы и постоянно поправляет учителя.

— Так он же не христианин, ему сей предмет, не интересен, да и не нужен вовсе, Евангелие он читал, для ознакомления, как по мне, так довольно и этого.

— Дело в том, что с нынешнего года нас обязали включить его в программу, — немного извиняясь, произнёс директор.

— И его изучают все, мусульмане и иудеи тоже?

— Нет, они освобождены от изучения этого предмета.

— Так в чём же дело? Освободите и Вольгу, и проблема исчезнет сама собой.

— Дело в том, что он же русский у вас.

— Да уж не татарин, а что в этом такого?

— Русские же христиане, православные.

— Вовсе не обязательно, вот мы славяне, конституция разрешает свободу мировосприятия.

— Это понятно, мы все славяне.

— Вы не совсем понимаете, мы не по языку славяне, а по убеждению, славим Сварога, творца Сварги, и все его воплощения видимые.

Директор засопел, но быстро собрался.

— У Отца Игнатия возникли претензии к вашему сыну.

— Так может он сам и изложит.

В это время в кабинет вошёл поп, уселся без разрешения за стол и начал жаловаться директору.

— Это ужас, они шумят, смеются, пишут записочки, я не представляю, как вы с ними работаете.

— Это школа, вот так и работаем, Отец Игнатий, кстати, вот пришёл отец Вольги, может, вы изложите суть проблемы?

Поп воззрился на мужчину, кашлянул, сложил руки на солидном животе и начал.

— Сынок ваш дерзок и невоспитан. Страха божьего не имеет вовсе и почтения к сану тоже.

— Простите, вас как зовут?

— Отец Игнатий, — ответил поп.

— Игнатий, а по отчеству?

— К лицу духовному следует обращаться «святой отец».

— Кому следует? И в чём заключается ваша духовность, да и святость тоже?

Поп начал краснеть, но продолжил.

— Васильевич.

— Так вот, Игнат Васильевич. Каковы конкретно претензии к моему сыну.

Поп вздохнул и решил изложить подробности.

— Началось с того, что он не называет меня Святой Отец.

— Это же легко объясняется, если человек отец, то он уже не настолько свят, поскольку совокуплялся с женщиной. Другие претензии имеются?

Поп засопел, но взял себя в руки.

— Он постоянно поправляет по Евангелию, я же духовное лицо, я лучше знаю.

— Он читал Евангелие, а память у него феноменальная, возможно вы где-то ошиблись?

Поп достал платок и громко высморкался, чувствовалось, что он начинает выходить из себя, но всё-таки взял себя в руки и продолжил.

— А когда мы учили Отче Наш, он отказался повторять слова молитвы.

— Так мы и не молимся, мы славим Сварога и его воплощения.

— Язычники, — поп презрительно взглянул на собеседника.

— Славяне, — поправил его отец ученика.

— Идолопоклонники.

— Давайте уточним, мы не поклоняемся никому. Мы славим Творца за то, что он нам даровал. А даровал он всё необходимое и нам остаётся только трудиться, чтобы жить.

— Вы молитесь идолам.

— Снова ошибка, мы не молимся, мы славим. Простите, а что у вас в храмах развешано по стенам и на иконостасе?

— Святые иконы.

— Значит, молиться нарисованным картинкам, по-вашему, нормально, а иметь у себя фигурку предка уже неправильно? Я так понимаю, вы не оставляете права за ребёнком иметь свои убеждения относительно Творца вселенной?

— Вы многобожники.

— Тогда скажите три бога, это много? У христиан же три бога: Отец, Сын и Святой Дух.

— Бог един.

— Видимо снова придётся уточнить, мы тоже считаем, что бог един, это Творец и у нас он носит имя Сварог.

— А Перун и Велес?

— Это его видимые воплощения, даже Дед Мороз, это зимнее воплощение Сварога. Человек не способен охватить всего бога своим сознанием, потому и придумывает видимые воплощения под конкретную ситуацию.

— Как говорил глава нашей церкви…

— Простите, вы имеете ввиду Христа? Мой сын ознакомился со всеми высказываниями. Которые приписывают ему в Евангелии, заметьте, что он не оспаривает их, просто к нему они не применимы.

— Я говорил о святейшем патриархе.

— Давайте уточним, Вот Серафим Саровский или Сергий Радонежский, они были святыми?

— Конечно, великими святыми.

— Согласен, а патриарх значит, более свят, чем они, раз он святейший?

Поп побагровел, вскочил и выбежал из кабинета. Бормоча что-то про геенну огненную.

Директор проводил его взглядом и вздохнул.

— Трудно ему, в школе не работал совсем. Что же мы будем с вами делать?

— А вы, какой видите выход?

— Эх, были бы вы мусульманами, написали бы заявление и вас освободили от занятий.

— Так давайте я напишу, что мы славяне, разве этого недостаточно?

— А что я чиновникам покажу? Они же вовсе не разбираются, кто такие славяне, честно говоря, до вашего прихода и я заблуждался, на сей счёт.

— Хорошо, слово «язычники» вас устроит?

— Сложно, чиновники могут не понять.

— А вы знаете. Меня только что посетила одна идея. Раз мой сын знает текст Евангелия лучше преподавателя, может поставить ему автоматический зачёт по предмету, в конце концов, для любой комиссии он может прочесть его в любое время.

— А что я скажу Отцу Игнатию?

— А вы шепните ему, что если ученик знает предмет лучше учителя, то у учителя есть два пути, либо гордиться таким учеником, либо увольняться.

На лице директора обозначилась саркастическая ухмылка. Он извлёк из сейфа обязательный документ, который им навязал РОНО, и поставил пятёрку против фамилии Вольги, приписав «сдан досрочно ввиду блестящих знаний предмета».

— Надеюсь, меня за это не уволят, вздохнул он. Потом пожал руку отцу, и они простились почти друзьями.

На следующий день сын пришёл из школы на два часа позже.

— Чем занимался? — спросил вечером отец.

— Ребята из класса попросили натаскать их по Евангелию и по славянству, хотят сдать досрочно основы православной культуры.

 

 

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль