Улицы зовут

0.00
 
Дэпманов Макс
Улицы зовут

“Я сижу и смотрю в чужое небо из чужого окна,

И не вижу ни одной знакомой звезды…”,

 

— звучали слова песни Виктора Цоя в моей голове. Я так же, как и он, сижу у чужого для меня окна. Я в общежитии живу уже полтора года, но так и не привык к этому чужому небу, к этим звёздам; они как будто те же, но настолько другие, настолько мне незнакомые и далёкие. Я опять не о том думаю. Завтра у меня экзамен по высшей математике. Время уже четыре часа ночи — для многих нормальных людей это раннее утро, для меня же — очень поздняя ночь. Потратил весь день впустую. Завтра экзамен, а я не готовился. Занимался чем угодно, только не делом. “Суета сует — сказал Екклесиаст — всё Суета”. А Цой в такие моменты пел:

 

“У-у-у-у-у я бездельник!

О-о мама, мама, я бездельник…

У-у-у-у-у я бездельник!

О-о мама, мама…”

 

Я безвольное, или, как я обычно говорю про себя в таких случаях, “бесхребетное существо”. Не могу себя заставить заняться действительно полезным делом. Сижу с книгой в руке, а не читаю. Гоняю мысли. Смотрю в окно на улицу, на дремлющие под одеялом снега деревья, вместо храпа они томно скрипят стволами, покачиваясь на ветру, на те окна, где всё ещё светит тусклый свет. Видно, не я один такой полуночник. Эх, лучше бы пошёл спать. В моей комнате все давно уже видят десятый сон. И из них завтра никто не будет жалеть о том, что не спал, в отличие от меня. Как сказал Виктор:

 

“Ни звонков, ни шагов, ни звона ключей,

Еле слышно часы у кровати стучат.

В этом доме все давно уже спят!...”

 

А я не сплю. И думаю: а может пошло оно всё лесом? Зачем мне учиться? Тратить свои лучшие годы на то, что мне вряд ли даст счастье… Хм… Счастье… А что такое счастье? В чём счастье? В учёбе? В деньгах? В тёплом и уютном доме? Не думаю. В чём же моё счастье? Наверное, счастье где то там…, а я здесь, сижу и пытаюсь выучить высшую математику. Кто вообще её придумал? Для чего? Наверное для того, чтобы мучить умы и без того замученных студентов. Как же мне всё это надоело. Кто бы знал… Вспомнился припев песни Цоя “Перемен”:

 

“Перемен требуют наши сердца,

Перемен требуют наши глаза.

В нашем смехе и в наших глазах и в пульсации вен —

Перемен! Мы ждём перемен!...”

 

Я сижу у окна и смотрю на улицу…, прислушиваюсь к её снежным историям, о том как где то живётся лучше. Ночная грязная улица мне шепчет, что где воздух чище, а снег белее. И мне надо только захотеть, и я смогу быть счастлив. И я подумал: “а может, эти грязные улицы правы?” Может мне стоит их послушать? Бросить эту нудную рутину и отправиться на поиски приключений, о которых я так давно мечтал. Увидеть свет, всю его красоту и величие, а не годами смотреть на зашарпанные, голые стены. О, как же заманчиво шепчут мне это улицы! В каждом их звуке, в каждом шорохе звучат нотки свободы, да и Виктор напевает то же самое в моей голове:

 

“Они говорят им нельзя рисковать,

Потому что у них есть дом, в доме горит свет,

И я не знаю точно, кто из нас прав:

Меня ждёт на улице дождь,

Их ждёт дома обед!...”

 

Я, недолго размышляя, соскочил с подоконника, швырнул в угол опостылевшей мне комнаты заумные, научные книги, которые я так ненавижу, бросился к своей тумбочке. Там есть всё на случай, если я захочу удрать: там меня ждали нож, огниво, фляга, компас и карта Лужского района. Но ничего! Главное — выйти отсюда! А дальше дорога меня поведёт! Всё! Конец нудной зубрёжки! Я рождён для большего! Скинув всё, что попалось под руки, в портфель, я начал быстро одеваться и заметил, что мои “сокамерники” проснулись. Видно, я поднял много шума.

— Глеб, ты что творишь? Мы же спим!

— Я ухожу из университета!

— Что? Что за бред! Куда ты собрался?

— В счастливую жизнь!!!

Нет времени для объяснений, надо выбираться отсюда. Я подбежал к окну, так как двери общежития закрывались на ночь, распахнул его и уже приготовился прыгнуть. Тут не высоко, всего третий этаж, главное — правильно сгруппироваться, да и зима на дворе — снег смягчит моё падение. Подавшись вперёд для прыжка, я ощутил, что сзади кто то вцепился в меня. Это был один из живущих здесь студентов — Игорь.

— Глеб, ты куда? Ты что, спятил? Что ты делаешь!

И тут у меня возникла идея предложить Игорю отправиться со мной.

— Игорь, пошли со мной!

— Куда? Сейчас ночь! Ты с ума сошёл!

— Путешествовать! Помнишь, я тебе рассказывал о своей мечте: однажды бросить всё и отправиться гулять по свету. Время пришло! Мы тратим свои лучшие годы не известно на что! В то время, как мы можем жить на полную катушку! Когда ты последний раз действительно радовался жизни? Пошли со мной!

— Я понял, о чём ты! — Сзади раздались приближающиеся шаги недоумевающих соседей. — Прости Глеб, но это твоя мечта… не моя… Но я тебя понимаю! Беги! — И он вытолкнул меня из окна, видимо, понимая, что ещё пара мгновений и подбегут остальные, и остановят меня. Виктор снова запел:

 

“И если тебе вдруг наскучит твой ласковый свет,

Тебе найдётся место у нас!

Дождя хватит на всех!

Посмотри на часы, посмотри на портрет на стене,

Прислушайся: там за окном ты услышишь наш смех…”

 

Да, Цой прав, дома тепло и уютно, в то время как на улице может идти дождь, а может быть и снег, но главное не это, главное то, что оттуда будет звучать смех, смех счастливых людей. А вообще всё это как-то странно: почему Игорь так быстро понял, о чём я говорю? Почему я ничего не почувствовал, приземляясь при падении с третьего этажа? Хотя это всё не важно, важно то, что я теперь на свободе! Я чётко услышал, как ветер шептал мне: “Не оборачивайся! Иди вперёд! Прекрасный мир ждёт тебя!” — И я ему поверил. Я сделал первый шаг. Сзади раздался крик Игоря: “Ты забыл гитару!” — С этими словами он скинул мне с окна мою любимую гитару, которую я чуть было и вправду не забыл. “Иди и не оглядывайся! Я верю в то, что тебе повезёт, и ты будешь счастлив!” — кричал мне вслед Игорь. И я пошёл вперёд. Ветер трепал мне волосы. Звёзды с небес подмигивали мне одобрительно, месяц мне указывал путь, и в голове звучала песня Цоя:

 

“Но странный стук зовёт в дорогу,

Может сердца, а может стук в дверь.

И когда я обернусь на пороге,

Я скажу одно лишь слово — верь!...”

 

Сзади затихали возгласы моих бывших “сокамерников”, а впереди был целый мир! Полный жизни, радости и печали, обид и восторгов. Я понял, что только начинаю жить! Жить по-настоящему. Я шёл! Я шёл вперёд! Я ощущал дыхание свободы и счастья. Я заметил, что улыбаюсь невинной детской улыбкой, право, как ребёнок. Я и не вспомню, когда я в последний раз искренне улыбался. Но, это всё уже позади, этот университет, эти бессонные ночи за учебниками, эта сессия. Ха! Сессия! Я почувствовал, что это слово теперь звучит совсем не страшно. Наоборот, оно звучало из моих теперь свободных губ как-то отрешённо, как какая-то глупость. Прощай навсегда гнилая рутина! Да здравствует свобода! И я вместе с Виктором запел:

 

“Мы идём! Мы сильны и бодры!

Замёрзшие пальцы ломают спички, от которых зажгутся костры!

Попробуй спеть вместе со мной!

Вставай рядом со мной!...”

 

Снежинки, падающие с редких облаков, аккуратно ложились мне на плечи, наверно боялись меня заморозить. И облака, что рассыпали снежинки, плыли вместе со мной, в ту же сторону. Видно, нам по пути, видно, им тоже надоел этот город, и они, как и я, мчаться к свободе. Лунный свет заливал заснеженную пустынную улицу. Яркий месяц на темном зимнем небе стоя неподвижно и наблюдал за мной. И я уверен, что, куда бы я ни пошёл, он будет со мной. Я посмотрел на бегущее вперёд облако, быстро изменяющее свою форму, и заметил, что оно мне машет рукой и манит вперёд. Меня долго уговаривать не надо, я решил: я последую за ним. Но Виктор в моей голове, почему-то затянул песню немного не по теме:

 

…Город стреляет в ночь дробью огней,

Но ночь сильней, её власть велика.

Тем, кто ложится спать — спокойного сна…

Спокойная ночь…”

 

И вдруг что-то произошло… Музыка, которая звучала на моём пути, вдруг исказилась, и звуки стали более резкие и грубые. Я слышал раньше эту музыку, но не мог вспомнить где. Я только понимал, что ненавижу до глубины души эти звуки. Тут вдруг я замер, как вкопанный. У меня не хватало сил двигаться вперёд. Я чувствовал, что меня тянет назад. И вправду, я вдруг оторвался от земли, и какая-то неведомая сила потянула меня в обратном направлении. С огромной скоростью меня засосало в моё окно, как воду в раковине.

Я открыл глаза. Я сижу на подоконнике с книгой в руке. Окно закрыто. Все спят. А музыка доносится из моего будильника. Значит, это был всего лишь сон. Я выключил будильник и посмотрел на окно: звуков, когда-то звавших меня оттуда, не доносилось, хотя звёзды всё так же мерцали, как будто подмигивали мне и что-то хотели сказать. Что-то очень важное.

И что мне теперь делать? Утро… Скоро экзамен. Бежать? Куда? Глупо… На улице мороз, там меня никто не ждёт, а здесь меня ждёт преподаватель, который очень хочет, чтобы я знал высшую математику, которая мне в будущем “очень” пригодится… Нет. Я так не могу. Может быть, когда-нибудь, но не сегодня. Ладно, пора собираться, не хочу же я завалить эту сессию. Напоследок я посмотрел ещё раз в окно и услышал еле уловимые звуки, доносившиеся с другой стороны холодного окна. Как будто они меня зовут куда-то. Наверное послышалось. Потом я взглянул на свою тумбочку. Там по-прежнему лежало всё необходимое для похода. Но ничего… Настанет время и вам будет дано слово. А пока лежите там и ждите…, что вы ещё можете? Печальными нотами зазвучала новая пеня:

 

“Забыт шорох

Опавшей листвы,

Только в нас

Живёт Свет.

Мы ждём

Прихода весны,

Ждём уже

Слишком много лет.

 

Который раз

Мы видим сны:

О том, что здесь,

О том, что там.

А в зимнем небе

Две звезды.

Лучше нам

Не верить снам.

 

Ты можешь не знать,

Что этот шаг твой,

Ты можешь не знать,

Что будет с тобой.

Но если ты слаб,

Твоя родина — тыл.

Я прошу об одном:

Дай мне сил.

 

Здесь можно биться кулаком

В закрытую дверь,

Можно рваться вперёд,

Не зная потерь.

Но если ты слаб,

Твоя родина — тыл.

Я прошу об одном:

Дай мне сил.”

 

Собравшись, я вышел на ту же улицу, что когда-то меня звала, но направился в другую сторону, в сторону университета. Было раннее утро, лёгкий мороз слабо обжигал щёки, снежинки, плавно кружась, ложились на белый тротуар, а на горизонте восходил алый рассвет. Рядом со мной проходили люди, они спешили кто куда: вон тот мужчина лет сорока, наверное, идёт на работу, а маленькая девочка с красивыми косичками, что прыгают по её спине, скорее всего, идёт в школу. И каждый движется туда, где его место. И никто не жалуется. А где моё место? Всё-таки, моё место в данный момент всё же в университете, а не летать в облаках и мечтать о далёких странах. Не могу сделать простого — закончить университет, а мечтаю о прекрасном светлом будущем. Конечно, я был не прав: нет смысла срываться и идти куда-то без денег, без жизненного опыта… И тем более зимой. Пока я учусь в университете — я набираюсь мудрости, обретаю знание. Может быть не все, но многие из них точно помогут мне в дальнейшей жизни, в исполнении моей мечты. Убедив себя, что не всё так уж и плохо и жизнь продолжается, я посмотрел на свою жизнь по-другому: я учусь в одном из лучших университетов Санкт-Петербурга, самого красивого города России. У меня есть, что есть и есть, что пить, есть хорошие друзья и любимые родители — в общем, грех жаловаться. И если я буду хорошо учиться, то это будет, наверное, лучший путь для исполнения моей мечты.

Размышляя о Санкт-Петербурге, я вспомнил, что во сне у меня в голове звучали песни Виктора Цоя, а он ведь был жителем Петербурга. Он ходил по этим дорогам, смотрел на эти дома, на такие же восходы, и, как мне кажется, его посещали иногда те же мысли, что и меня. Ведь если рассудить, то почти к любой своей жизненной ситуации я могу подобрать песню Цоя. А значит, его иногда интересовали те же вопросы, что и меня. Он так же, как и я, часто не спал ночами, иногда ему хотелось уйти из дома, а порой он был таким же бездельником, как и я.

Но вот уже и университет. Думая о прекрасных далёких странах, о своём счастливом будущем, об этой красивой зиме и прекраснейшем городе на планете, о великом поэте, певце и композиторе, я и не заметил, как дошёл до университета. Ну что ж, я отправляюсь сдавать экзамен по высшей математике, пожелайте мне удачи в бою!

 

“У меня есть дом, только нет ключей,

У меня есть солнце, но оно среди туч,

Есть голова, только нет плечей,

Но я вижу, как тучи режут солнечный луч.

 

У меня есть слово, но в нем нет букв,

У меня есть лес, но нет топоров,

У меня есть время, но нет сил ждать,

И есть еще ночь, но в ней нет снов.

 

И есть еще белые, белые дни,

Белые горы и белый лед.

Но все, что мне нужно —

Это несколько слов

И место для шага вперед!”

 

 

 

(Стихи взяты из песен выдающегося рок-певца — Виктора Цоя.

Использованные песни в порядке написания:

Пачка сигарет, Бездельник-1,

Игра, Перемен, Закрой за мной дверь,

Стук, Попробуй спеть вместе со мной,

Дай мне сил, Место для шага вперёд).

 

 

2013

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль