Я тебя не забуду.

0.00
 
elzmaximir
Я тебя не забуду.
Обложка произведения 'Я тебя не забуду.'

 

Александр Миронов.

Я тебя не забуду.

Рассказ.

 

Сегодня день рождения. Выпал аккурат на субботний день.

Вера Васильевна грустно улыбнулась. Теперь её это событие не волновало, как раньше. Стало будничным, обычным и даже как будто бы лишним. Умер этот день вместе с Сергеем Маркеловичем восемь месяцев назад.

Дети, конечно, гоношатся, подарки, видимо, хотят какие-то приготовить. А какие сейчас подарки? Какие подарки… Тут жить не хочется. Придут к часам двум-трём дня. По традиции в четыре часа за стол саживались.

Ещё вчера Вера Васильевна предупредила старшего сына Маркела — никаких дней рождений! И чтобы передал всем.

Сына назвали Маркелом в честь отца Серёжи. Традиция у них такая — детей называть именами их предков, дедов.

Среднего назвали Серёжкой, в честь самого отца — Сергея. Раз в честь родителей — так тому и быть.

Дочерей — в честь их матерей: Еленой и Анной.

Итог их совместной жизни: 44 года и четверо детей. И какой жизни!..

Вера Васильевна покачала головой из стороны в сторону. Она сидела за столом на кухне, за остывшим чаем.

Вот при Сергее Маркеловиче − это были дни рождения, были праздники. Душа им радовалась, и руки знали, что делать.

И в последние годы, даже при болезни, Сергей организовывал их сам. И как символ — букет цветов! А на прошлый день рождения, едва мог ходить, всё равно принёс букет. Обычно они вместе ходили на непродолжительные прогулки, а тут отвлеклась на два часа — Анюта попросила приехать и посидеть с внучкой. У Ани была сессия, и надо было сдавать курсовые.

Когда вернулась домой от дочери — на столе в вазе стоял букет!

− Серёжа, ты зачем вставал? — изумилась она. — Зачем ходил за цветами?

А он улыбнулся:

− Ничего. Я на такси.

Традиция дарить цветы привилась не сразу. С того дня, как она родила Маркушу. Потом — Серёжу. Далее — девочек. То есть — на каждое рождение ребёнка. И потом, продолжая традицию, стал дарить цветы на каждый её день рождения. И даже, если по каким-то обстоятельствам, Вера Васильевна отсутствовала дома, он посылал ей поздравительную телеграмму с цветами, а дома всё равно ставил цветы.

Вера Васильевна ушла в воспоминания. Ей представлялся муж. У Сергея был хороший голос, и он всякий раз за столом или наедине с ней напевал:

− Не могу я тебе в день рождения дорогие подарки дарить. Но зато в эти ночи весенние (хотя её день рождения в декабре), я могу о любви говорить.

И далее добавлял от себя:

− А ещё я хочу в этот день обязательно, даже в холод букет подарить.

Здесь его импровизации были разные. Но в любом случае − радостными, сердечными. А теперь… просто до боли чувственными.

И чем ближе надвигалось её день рождения, тем острее чувствовалось сиротливое чувство. И сегодня, чем ближе подходтло время к вечеру, тем томительнее становилось на душе. Это первое застолье без него. Без его цветов. Лишь в сознании, в памяти слышатся слова, мелодия его песни, которые вытапливают на глаза слёзы.

Но Вера Васильевна знала, хочет она того или нет, а к шестнадцати часам дети всё равно соберутся. И её поздравить и отца помянуть. Какой же это теперь праздник без поминания самого близкого им человека. Привезут и внуков. И надо для них что-то приготовить вкусненькое. И надо встретить их не зарёванной, не с мокрыми глазами.

Вера Васильевна старалась постоянно чем-то отвлекаться, что-то искать для занятия, и не только в приготовлении салатов и рыбы под "шубой", а также пирожков, рулетиков с маком и повидлом, но и в приборке квартиры. Но стоило остановиться, присесть — перед глазами представал Сергей Маркелович. Его улыбка, с которой он дарит ей цветы, и песенка… Из груди невольно вырывался стон, и Вера Васильевна прятала лицо в платок, который теперь всегда сопровождал хозяйку по квартире, и за ее пределами.

Эх, Маркелыч, Маркелыч… что же ты так… Ведь обещался вместе, а ушёл первым… Как без тебя тоскливо…

Первыми пришли Маркел с семёй. Принесли торт, шампанское, букетик из трёх цветочков. А внуки свои подарочки — рисунки-раскрашки. Вера Васильевна расцеловала их. В квартире тишина и тоска постепенно перетекли в гомон, движение, детский смех. А с приходом остальных детей и внуков — унынию и грустным воспоминания не осталось и места. Они уползли в потаенные уголки души. Однокомнатная квартира стала напоминать растревоженный улей, от шума которого становилось легче на душе и веселее жить.

Свою четырёхкомнатную квартиру, полученную ещё в золотое время застоя, они разменяли на однокомнатную − Сергей Маркелович предложил. И доплату от той квартиры поделили на всех детей. Эти доли и ипотека, помогли детям приобрести каждому своё жильё. Сейчас этот шаг Вера Васильевна одабривала и часто мысленно благодарила мужа за его заботу о детях и о ней. Он говорил:

− Детям мешать не надо. У них теперь своя жизнь. А помогать надо.

У Сергея Маркеловича болело плечо. В молодые годы как будто бы не сильно донимало, но как перевалило за пятьдесят лет, поселились в нём настоящие адовы мучения. Во время срочной службы на Дальнем Востоке на советско-китайской границе, довелось ему принять участие в мирных демонстрациях китайских граждан на реке Уссури. Целых трое суток и днём и ночью с ними гуляли на сибирском морозе. Там-то ему и пришлось прочувствовать тяжесть политических догм друзей и товарищей по соцлагерю. Толпы китайских молодчиков — хунвейбинов и дзяофаней — катали по льду Уссури горстку пограничников, помогая этому весёлому развлечению флагштоками и древками от транспарантов, разорвав сам транспарант на них. Многих в той веселой компании его однополчан пострадало, у кого-то были перебиты руки, ноги. Кого-то до сотрясения мозга довели подобным внушением великие идеи Мао Дзе-дуна, и удалось ли кому-то из них эти мозги вправить назад — осталось неизвестным. Тогда-то и Сергей ощутил остроту этих убеждений. И остановить этих провокаторов не могли, так как приказ был жёстким — оружие не применять, огня не открывать. Даже приклады на первых порах не разрешалось использовать. Только отмашки, только убеждения и уговоры…

И как бы стоически те пограничники не выносили издевательства и наглость провокаторов, это их не отрезвило и не успокоило — через два года на Даманском всё же пошли они на откровенный вооружённый конфликт. Где и сами пострадали и пограничников положили.

После госпиталя Сергея не комиссовали, и он продолжил службу на своей же заставе. При демобилизации каких-либо пометок о конфликте на советско-китайской границе в военном билете проставлено не было, но на груди были медаль "За охрану государственной границы СССР" и знак "Отличный пограничник", а внутри неё — тихая ноющая боль.

И хоть знаки отличия сохранились, но чаще о службе на границе напоминала травма, полученная на ней. И чем старше становился, тем острее и тягостнее. А уж последние пять лет кости ключицы, а затем и другие косточки стали отравлять жизнь окончательно. Оказывается на старые раны поселился кровосос — рак. Как шутил Сергей — хунфейбинчик. Не там, на границе, так здесь догнал и добил, паразит…

К шестнадцати часам все наконец-то угомонились, расселись за столом. Маркел разлил шампанское. Поднялся и начал произносить тост:

− Мама, печально этот день твоего рождения проходит, − вздохнул, − без папы…

От его слов стало грустно всем, а Вера Васильевна приложила к лицу платочек, всхлипнула.

А сын продолжил:

− Но давайте всё же, вначале этот тост поднимем за тебя мама. А следующий — за папу…

За столом зазвучал звон бокалов. А в двери прихожей — звонок, напоминающий трель соловья.

Застолье переглянулось. А Маркел спросил:

− Мама, ты кого-то ещё ждёшь?

Вера Васильевна пожала плечами: нет…

Сын пошёл в прихожую, и там послышался щелчок замка.

Перед дверью стоял молодой человек. В одной руке он держал большой букет цветов, в другой — розовую папку.

− Здравствуйте! — поздоровался малый. Маркел кивнул. — Здесь проживает уважаемая Вера Васильевна Вдовина?

− Да, − ответил Маркел, недоуменно посматривая на незнакомца и на букет.

− Она дома?

− Да.

− Тогда разрешите войти?

Маркел посторонился, и молодой человек шагнул через порог.

− Где она?

− Там, − показал рукой Маркел на комнату.

Разговор в прихожей слышали, и потому у всех головы были повёрнуты на коридор прихожей.

В комнату вошёл человек в тёплой куртке с капюшоном, в синих джинсах, и утеплённых сапожках, на которых ещё не стаял снежок. Лицо слегка удлинённое, приветливый взгляд, добрая улыбка, искрящиеся глаза от комнатного света. Он изливал душевное обаяние и радость.

− Здравствуйте! — торжественно сказал гость.

− Здравствуйте… − не дружно ответили ему сидящие за столом.

Молодой человек цепким взглядом выявил виновницу торжества и сразу же приступил к делу.

− Уважаемая Вера Васильевна, разрешите от лица нашей фирмы и от себя лично поздравить вас с замечательным событием — с вашим днём рождения! Пожелать вам счастья, здоровья, любви близких и друзей. И от имени Сергея Маркеловича Вдовина вручить вам этот замечательный букет цветов.

Молодой человек торжественно шагнул к середине стола, где сидела Вера Васильевна и протянул ей цветы.

Растерявшаяся именинница приподнялась. Но, чувствуя, что ноги не выдерживают её вдруг отяжелевшее тело, оперлась в стол одной рукой, другой, подрагивающей, приняла букет.

Букет был пышный и показался тяжёлым, Вера Васильевна приняла его всё же обеими руками.

− И вот, − положив на стол на свободное место папочку, раскрыв её и выдернув из зажима шариковую ручку, протянул её имениннице. — Пожалуйста, распишитесь.

Вера Васильевна приняла ручку, но не смогла найти строчку, и беспомощно, полными слёз глазами, посмотрела на детей. Её немую просьбу поняли, и сидевший рядом с ней Сергей, взял из её руки ручку. Спросил гостя:

− Мне можно?

− Пожалуйста. Если именинница не возражает? — улыбнулся тот.

Возражений не последовало, и квитанция была подписана.

Тем временем Вера Васильевна промокнула с глаз слёзы и увидела в средине букета записку. Достала её дрожащими пальцами. Это был бланк, на твердой бумаге, как визитка, на котором были отпечатаны слова:

"Верочка, я тебя никогда не забуду", − прочитала она негромко. Но в возникшей тишине её слова расслышали.

− Спасибо, мой дорогой… − так же тихо сказала она и сквозь слёзы улыбнулась. — Как же ты смог?..

Молодой человек пояснил:

− Сергей Маркелович оплатил заказы на много лет вперёд. Так что желаем вам здоровья и долгих лет жизни. И мы будем рады вас поздравлять каждый год от его имени. До свидания.

Молодой человек повернулся и вышел.

Застолье на несколько секунд зачарованно молчало.

Его нарушила Лена:

— Папа, браво! — и всплеснула ладонями.

Её поддержала Аня, следом невестки. Мужчины, следом и женщины, поднимаясь, тоже зааплодировали.

Старшая внучка, Верочка, сбегала на кухню и принесла вазу под цветы. Освободив место на столе, её поставили посредине.

Вера, приняв от бабушки букет, поместила его в вазу.

Вскоре над ним зазвенели бокалы.

— Мама, мы тебя поздравляем вместе с папой!

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль