Рюкзак

0.00
 
Свидерский Александр
Рюкзак
Рассказ, который я считаю лучшим (из своих двух). Навеяно чем-то...

 

Пролог

Обоснованные эмоциями поступки зачастую нелогичны, и не ведут ни к чему хорошему. Людям присуща вспыльчивость, пренебрежение простыми правилами, необходимыми для выживания. Но все это не обо мне. Я всегда старался полагаться на холодный расчет. Знал, что нужно сделать, а чего стоит опасаться. Никогда не прыгал выше головы, но был почетным тружеником на своем уровне пирамиды. А теперь все покатилось к чертям… Я сижу за полуразрушенной бетонной стеной и думаю, как совершить самый безрассудный поступок в своей жизни. Но давайте вернемся немного назад, и я расскажу вам о событиях которые сейчас пролетают у меня перед глазами.

1

А с чего собственно всё началось? Ах да, рождение. Самый, как говорят, стрессовый момент в жизни человека. Несколько часов женских мучений, и вот на свет появился мальчик по имени Ричард Лонг. Мокрый, красный, орущий, он всё-равно был приголублен плачущей матерью, словно долгожданная плюшевая игрушка.

После долгого шестилетнего курса обучения необходимым навыкам, начался первый раунд игры — школа. Поражаясь своими успехами в чтении и математики, меня удивляло как, родители могут так спокойно относиться к сожитию с юным гением. Но чем старше я становился, тем отчетливей созревал другой вопрос: «Как вообще такой идиот может существовать?». Больше не было похвал за правильно решенные задачи, только странное чувство раздражения, когда другие успевают в два раза быстрее. Но не будем преувеличивать. Я не был тупым, и не слышал упреков со стороны учителей. Просто очередной «середняк», получающий одобрительное «угу» при подписке табеля.

Затем пришло время колледжа. Станка, выпиливающего из меня и других студентов шестеренки для всеохватывающего жизненного механизма. О, здесь я стал намного покладистей. Метал моего разума, на радость преподавателей, легко поддавался ковке. Стоит также упомянуть о моей первой любви, Джил. Да… Сейчас я помню ее уже не так отчетливо. Длинные черные волосы, вечно спадающие на изящные плечи, фигура, которой позавидовали бы даже фитнесс-тренера. Лицо, словно в тумане, но эту улыбку никогда не забыть. Улыбку, с которой она отвергла меня, стоящего с цветами и коробкой конфет. «Давай будем просто друзьями», — банально и больно словно удар по голове. Ошарашенный, я даже не смог спросить: — «Почему?». Просто вручил ей букет и словно пьяный поплелся домой. Просто друзья… После колледжа я тоже часто разбивал сердца такими словами. Но сам не чувствовал ничего…

Но хватит о грустном. Открытый мир быстро дал понять: хороший костюм и правильно уложенные волосы стоят больше чем голова на плечах. Кому нынче нужна умная печатающая машинка, для управления еще более умным компьютером. И вот я сижу, как и сотни других, редактирую графики и проверяю таблицы. Но кто-то внутри всё еще плачет, словно ребенок, желающий снова скрыться в утробе. Но отчего он хочет спрятаться? У меня есть почти всё. Неплохая квартира, машина, друзья. Понемногу продвигаюсь по карьерной лестнице, и не за горами тот день, когда я буду орать на очередного опоздавшего сотрудника. Единственный шрам, Джил… Создание семьи без нее, как и во время учебы казалось мне чем-то невозможным. Она словно до сих пор скребла мне сердце…

2

Странно, ха, я даже не знаю, кому это рассказываю, просто говорю сам с собой в надежде, что со временем расхочу делать задуманное. Пока прозрение не пришло, так что продолжим.

Эмм… Да, офис.

Не сказать, что я тогда чувствовал себя серой личностью. Нет, скорее наоборот. Порядок и организованность нравились мне, они заставляли отвлекаться от депрессивных мыслей и гнали вперед. Большинство людей стремится узнать свое будущее, но когда они видят ровную, легкую тропу, что-то в мозгу щелкает и заставляет убегать в поле. Ну, на вкус и цвет, как говорится...

Жизнь была спокойной и размеренной. По выходным обычно выбирался на охоту. Этот ритуал вошел в мою привычку еще с детства. Отец брал меня с собой в лес, где обучал премудростям выживания в дикой природе. Я и здесь показал неплохие результаты. В конце месяца был своеобразный экзамен. Меня оставляли в лесу на целый день, дав только нож и фляжку с водой. Скоро я стал брать только первое, найдя между деревьев в глуши поток. Искренне надеюсь что отец наблюдал за мной где-то издалека, но никогда его не видел.

Теперь я стал приезжал в этот лес с целым багажником всевозможной провизии, но ощущение первооткрывателя всё еще было приятным.

Да, уж знай я тогда чем все обернется, проводил бы больше времени за изучением трав и методов применения оленьего помета...

3

Ухх, как много мыслей… Что среди них главное?

Ну… наверное опишу "переворот" всей этой беззаботной жизни. Я даже помню дату, 25 марта 2012-го года.

Довольно типичная для зомби-муви история: мир накрыла эпидемия неизвестного вируса. Мутация и приспособление к лекарствам происходили настолько быстро, что ученые, тщетно пытавшийся с ним бороться, сдались и официально объявили о безвыходном положении. Теперь делом занялись военные. Территории целых стран были закрыты на карантин и отданы во власть потерявших надежду людей. Но это не помогло. Заболели ключевые члены комитета по борьбе с инфекцией. Даже "наверху" начался настоящий хаос. Церковь твердила о конце света, о каре, которую мы сами на себя навлекли.

А такие как я, с ужасом наблюдали за всем этим с экрана телевизора. Мой город был взят под охрану и объявлен "зоной первого уровня". Это означало, что заболели меньше 25% процентов населения и распространение было остановлено. Я видел как по улице ездили танки, а каждый день, специальный отряд проверял наличие инфицированных. Среди моих соседей таковых к счастью не было.

Помню, так продолжалось полгода, если не больше. Когда инфицировалось больше половины жителей территории, она становилась "потерянной"… и стиралась. За два дня Лондон превратили в выжженную пустыню. Другие я не помню, просто это был первый случай показанный по телевизору. Через некоторой время, в утренних новостях, диктор с безразличным лицом пересчитывал потерял за прошлый день "зон". Знаете сколько оставалось "зон первого уровня"? Шесть! Во всём мире! Две в США, три в северной Европе и одна в Австралии.

И вот настал наш черед. Мужчина немного старше меня. Его выволокли на улицу под крики жены и плач детей. "Нет! Он здоров! Оставьте его!"-, я до сих пор помню ее красное лицо и клочки волос вырываемые в приступе истерики. "Помогите! Спасите его"-, но никто не ринулся защищать бывшего друга, напарника по гольфу, собутыльника. Только каменные, перепуганные лица в окнах боящиеся даже полностью показаться из за шторки. Тома, так звали, заражённого погрузили в грузовик и увезли далеко за пределы города. Больше мы его не увидели. Зато еще много раз стал появляться злосчастный "труповоз". В течении недели, 67 инфицированных.

Отчаяние понемногу прокралось в нашу мирную "зону", в виде сообщения. "Зачистка неизбежна"… Не только жители, но и сами охранники начали переживать. И вот, точка кипения. Меньшая половина солдат, заключив союз с цивильными, восстали против решения сверху. Улицы окрасили кровь и пламя.

Я подозревал, что идет к такой развязке, поэтому заранее подготовил необходимое снаряжение. Отец учил меня, нужно всегда быть готовым ко всему и всегда. Этот совет я к счастью запомнил. Под моей кроватью всегда лежал рюкзак заполнений едой, лекарством, документами, деньгами, кое-какими инструментами и личными вещами. Понимая, что оставаться здесь слишком опасно, я схватил его и побежал за толпой. Звуки выстрелов и взрывов вогнали меня в бессознательное состояние. До сих пор не помню как выбирался из города, но по ночам мне часто снятся окровавленные тела и крики умирающих. Но тогда никто не обращал внимание на то что происходит вокруг. Цель была одна— выбраться. И мы выбрались.

Я будто проснулся посреди леса. Вокруг деревья, тьма и звуки. Тогда, ничто не пугало меня так, как шепот где то в кустах. Казалось бы, лес идеальное место жительства но на деле не всэ так просто. Еды хватало, но охота стала невозможное из за страха подцепить заразу. Только ягоды, грибы и редкие фрукты. Мне удалось как-то поймать зайца и признаюсь, к тому времени мне так хотелось мяса что я рискнул. Повезло. Что еще? Вода. Ее запасы кончились через неделю и снова пришлось идти на риск и пить и источника. И снова — повезло. Знаете это чувство когда после чего то опасного ты отходишь и клянешься что больше не будешь. Я испытывал это каждый раз. Должен сказать, что это не очень приятно.

4

Так вот, жил я себе в лесу героически борясь со вшами, и наслаждаясь возможностью гадить где захочется. Так продолжалось месяц. Но вот случилось… в принципе довольно предвиденное. Меня нашли. Группа из семи человек. Главным у них был низкий, плотно сбитый мужчина, явно бывший солдат. Он с неприкрыты интересом разглядывал мой рюкзак, и в конце-концов спросил о его содержимом. У меня оставались: веревка, нож, аптечка и "инструменты", под которыми я пытался скрыть пистолет. Его я всегда носил при себе, но не использовал, боясь привлечь шумом нежелательную компанию.

"Больше ртов — больше проблем", — такими словами обосновывал главарь свое нежелание брать меня в группу, а в ушах звучало столь старое:— " Давай останется друзьями". Но я хорошо знал местность и располагал наличием лекарств. Уверен, именно первое сменило их мнение, но спал я всегда держа руку поближе к оружию. У "гостей" в свою очередь оказались довольно внушительные запасы еды, и мне доставляло радость говорить не только с деревьями. Во общем мы договорились вместе добраться до ближайшего города.

Не знаю почему я пошел на это. Логика подсказывала что в уютной темноте леса, ночного безопасней, но снова, что то внутри рвалось к движению. Тогда я первый раз послушал этот голос… Глупый, но столь убедительный голос.

Стоит ли рассказывать о моих отношениях с этими людьми. Слишком долго. Да и слова не знаю какие подобрать.

Вообщем в конце недолгого путешествия, нашему взору открылась ужасная картина, отдающая легкой мистической красотой. Разрушенный город, очередной свидетель безумия отчаянной толпы. Мы бродили по руинам в надежде найти обломки чужих жизней которые могут пригодиться… Что-то меня понесло.

Короче мы искали еду и полезные предметы. В конце-концов решили остановиться в бывшем торговом центре, теперь больше похожем на полигон для испытания взрывчатки.

5

Ну, мы как-бы подходим к концу, мои дорогие, невидимые слушатели...

С группой я расстался через, приблизительно, полторы недели. Хотелось бы сказать благополучно, но не будем вдаваться в подробности, поэтому так и скажем.

Меня никогда не преследовали мысли типа:-" Может было бы лучше если инфекция скосила б меня в начале всего этого беспредела". Нет, я всегда цеплялся за жизнь, и был рад каждой проведенной в этом мире минуте. Не жалел ни об одном поступке, который помог продолжить существование. Хоть я никогда не убивал людей, был готов к этому. Просто не приходилось. До сих пор...

Так всё-таки, как я оказался в столь незавидной ситуации...

Пять часов назад, как обычно совершая обход нового квартала с целью найти припасы, ваш покорный слуга услышал крик, изменивший его судьбу.

Далеко не все люди смогли пережить конец света, оставаясь в здравом уме. Очень многие не смогли… Именно стая таких одичалых, стала причиной женского "визга" о помощи. Не могу понять, зачем я обратил на него внимание? Добравшись до разгромленной стены непонятного здания, я осторожно выглянул. Мужчина, женщина и ребенок связанные и напуганные, наблюдали за тремя грязными, обросшими солдатами, разводящими костер. Я подозревал, что каннибализм нашел свое место в этом новом мире, но надеялся не становиться его частью. Ни с одной стороны...

Нужно было уходить… Но, этот чертов голос… блин… блин… блин! Это не мое дело, заткнись! В голове всэ смешалось. Крик жены Тома, улыбка Джилл, последние месяцы жизни и даже рождение… Но вы ведь это уже слышали...

Я так и не передумал. Я должен их спасти. Может именно поэтому вселенная оставила мне жизнь. Если я сейчас уйду, то навсегда останусь работник этого грёбаного офиса, только теперь вместо бумаг я буду разбирать трупы животных. Слезы покатались по небритой щеке, сердце ушло в пятки, а пустоту на его месте словно заполнили кислотой. И с каждым новым симптомом, я становился всё более уверенным. Я это сделаю...

6

Так, ладно. Теперь нужно всё продумать. Господи, как же меня трясет. Там три человека, явно военные, а значит, управиться с ними будет не так-то просто. Оружия не видно. Но это не важно, у меня его тоже никто не видел.

Не нужно вступать с ними в схватку. Будет правильней по-тихому увести заложников, но как?

Нет, это невозможно. Я проверил пистоле, обойма полная… Как бы я хотел чтоб так и осталось. Но…другого выхода нет, как и времени на размышление.

Я снял с предохранителя и аккуратно приподнялся. Вдох…выдох…вдох… резкий шаг в сторону от моей небольшой крепости и на секунду все звуки затихли.

7

— Эй! Кто вы? — крикнул я на ошарашенных мужчин.

Они спокойно встали и посмотрели на меня, на трясущийся пистоле, перепуганные глаза и сразу поняли что нужно делать. Всё произошло за доли секунды. Двое из них подняли руки, а крайний слева потянулся за спину. Я заметил… В голове всплыло лицо отца и его поучения о точном прицеливании. Звук выстрела, он упал. Средний потянулся к нему а третий достал нож и кинулся ко мне. Снова выстрел, крик, лезвие ударилось о камень, а его хозяин покатился держась за ногу. Нервные пальцы нажали на курок еще три раза, но только одна пуля достигла цели. Солдат упал, и кровь медленно потекла по камням.

Я перевёл взгляд на последнего. Тот уже успел вытащить большой револьвер из под куртки мёртвого напарника. Дуло нацелилось на меня, но быстрый прыжок, помог мне укрыться за очередной стенкой.

— Ты блядь, кто такой? — спросил грубый голос, — Выходи! Я тебя прикончу! Эрик, Вилл вы в порядке? Вставайте!

— Я не хотел стрелять! Я… я просто хотел поговорить! — ничего более тупого нельзя было сказать.

— Заткнись и выходи! — теперь был еще крик испуганного ребёнка, и успокаивающее шушуканье матери, — И вы тоже заткнитесь, иначе перестреляю! Выходи парень!

Он уже не звал своих товарищей. Значит, они мертвы? Или в отключке? Меня замутило, и вырвало бы, но из пустого желудка вышел только воздух.

— Что тебе нужно? — видимо он понял, что бежать ко мне опасно, и сменил тактику. Ладно.

— Зачем вы связали этих людей? — глупый вопрос, но он первый всплыл из суматохи в моей голове.

— А тебе какая разница? — неужели я ожидал услышать честный ответ «проголодались».

— Отвечай! — снова крикнул я.

— Ладно. Они хотели нас обокрасть, а мы их поймали. — я пытался определить, приближается ли звук, но мог.

— Ложь! — завопила женщина.

— Заткись! Еще слово и я грохну твоего щенка! — приказал низкий голос, — Выходи, я тебя не трону.

Конечно, не тронет, мы с ним вместе закопаем его напарников, а потом поделим их вещи.

— А на кой чёрт вам костер днём? А? — как он теперь выкрутиться.

— Хотели мясо сварить. — более спокойно ответил солдат.

Ну, об этом я и сам догадался.

— Ладно, выхожу! — всё-равно других идей не осталось.

Я резко встал и направил вперёд пистолет, также поступил и он. Руки тряслись уже не так сильно, но оружие стало тяжелым, нахлынула странная усталость. Я знал что он лжёт и пристрелит меня при удобной возможности. Мужчина же был полностью спокоен и медленно пошел полукругом по направлению к заложникам. Я машинально пошел в противоположном направлении. Будет ли он прикрываться ими? Молчание… Какой будет следующий вопрос? Кто попытается отвлечь первым.

Первым, как ни странно оказался связанный мужчина. Он со всей силы стукнул бородатого по ногам и крикнул:— «Стреляй!». Я послушался. Два выстрела… Его, просвистевший совсем рядом, и мой…поваливший наземь каннибала.

Я подбежал к нему и выбил ногой револьвер. Обезоруженный, военный пытался сдержать рукой дыру на животе, сквозь которую вместе с кровью убегала его жизнь.

— Кхум-кхум-кху…Сволочь…-слова звучали тихо, а пока я перерезал веревки, связывающие семью, он вовсе умолк.

— Спасибо! — кинулась мне к ногам женщина, а затем кинулась целовать своего сына. Мужчина обнял меня, и я слышал тихой хныканье.

— Хватит, — безразлично произнес я, снова усталость, только сильнее, даже пистолет выпал. Хорошо хоть не выстрелил:— Пойдемте, я отведу вас к другим выжившим.

Но вероятно они тоже услышат: «Больше ртов — больше проблем». А… неважно.

Вдруг, снова этот, уже приевшийся звук… Больно… Спина… Что-то теплое потекло по ней. Я упал на колени и обернулся но не удержал равновесие, и приземлился на левый локоть. Позади меня в нескольких шагах лежал первый из них, тот который потянулся к оружию. А я, дурак удачно копнул заветный предмет в руки хозяину. Отдача была слишком сильной для полуживого и пистолет отлетел в сторону. Бывший заложник-обед схватил с земли мое оружие… Четыре вспышки, четыре удара по моим ушам, четыре попадания. Не знаю, может, кончились патроны, или просто было достаточно. Да и какая разница.

У меня перед глазами всё поплыло, камень одарил упавшую голову болью. Неужели я так и умру, спасая незнакомых мне людей. Из груди вырвался смех, а из глаз струились слезы. Не так… Не хочу… Я схватил сгорбившегося надо мной мужчину за футболку.

— С-с-супермаркет… на востоке…синие стены. — это всё что я смог выдавить и отключился.

8

Я приходил в себя несколько раз, но чувствуя лишь боль от качки, снова терял сознание. Потом услышал знакомые голоса:— «Он выживет?.. Не знаю… Пулю тяжело достать, она почти прошла навылет… Ну хоть ничего важного не задето».

Еще я видел женское лицо, длинные волосы, беззаботную улыбку. Выстрел… Боль… И вот я с криком просыпаюсь на кровати среди свечей.

— Тихо, тихо. — на плечё мне опустилась тяжелая рука и без труда уложила на подушку, — Ночь на дворе.

— Воды…-в горле ужасно пересохло.

— На, — сказал низкий бас, сопровождаемый сигаретным дымом. Волосатая рука поднесла к моему рту кружку, и я почувствовал как холодная жидкость добралась до желудка.

— Кхе. Спасибо. И… за то что спасли меня, тоже.

В тусклом свете свечей, я видел как нахмурилось бородатое лицо.

— Будь благодарен тем, кто тебя принес тебя, и догадался нанести антибиотик из рюкзака, на рану. Хотя думаю вы теперь квиты, — он улыбнулся.

Что ж я надеялся, что семья поймет меня, хотя сам не понимал что тогда говорил. Снова — повезло.

— Ладно, а где они, — спросил я.

— Завтра увидитесь, — он еще больше нахмурился, и медленно положил мне на колени пистолет, — Ты о нём не упоминал.

— Я вам не доверял, — не знаю почему, но я решил ответить откровенно.

— Понятно, — мужчина встал и пошел к выходу. Низкий ростом, и широкий в плечах, он напоминал волосатый шкаф, — Как сможешь встать, придешь ко мне.

Дверь хлопнула, и я остался в тишине и тепле. Наконец, можно просто отдохнуть…

9

Я лежал в кровати 3 дня. Ко мне приходил старичок, по имени Тодд, врач, вытащивший пулю. Он был очень удивлен, что меня не мучила лихорадка, но проявлял скорее интерес, чем радость. Не важно.

На четвертый день, осторожно постучавшись в каморку вошла женщина.

— Здрасте. — улыбнувшись, сказал я.

— Вам лучше? — спросила она усевшись на стул у кровати.

Теперь я узнал ее.

— Как сын с мужем?

— Уже лучше. Но мальчик мне не сын, а племянник. — при этих словах она немного напряглась.

— Спасибо… Что не бросили… — замялся я.

Женщина взглянула на меня с таким лицом, словно я объявил ей о кончине близкого родственника.

— Вы что… Если бы не мы… Это я должна вас благодарить. И даже не знаю как? — она опустила глаза.

Что мне сказать? По большому счету она права. Но "виноват" я сам.

— Но сейчас я пришла не для этого, — женщина покопошилась в кармане и вытащила какую то бумажку, — Откуда это у вас?

Она дала мне фотографию. Ту фотографию, которую я носил за собой с института. Джилл. Что это значит?

— Сестра, — сказал я испуганно.

— Неправда, — сморщилась обвинительница, — Эту девочку звали Джилл Торк, она моя сестра, а вас я на семейном древе не припомню.

Не может быть… Это несчастная, худая женщина — Эмма Торк? Пышная сестра Джилл? Я видел ее только однажды, но разница между двумя девушками была столь велика, что я запомнил их обоих. Как две стороны одного идеала...

Пришлось выложить Эмме всю правду. Про разбитое сердце, про травму на всю жизнь, прям как на сеансе у психолога. Правда, облегчения мне это не принесло. Она выслушала, задала несколько вопросов и, обняв меня, заплакала.

Оказывается, Джилл говорила обо мне, иногда даже выставляла в приятном свете. Странно, я почувствовал теплоту в том месте, где уже давно всэ опустело.

Эмма сказала, что сестра жила у нее после развода вместе с сыном. Потом они бежали тоже бежали до "полной зачистки", но Джилл отбилась от группы. У меня не повернулся язык спросить, жива ли она, но Эмма, давно решила не тешить себя ложными надеждами...

10

Оуэн сидел за столом и считал.

— Не помешаю, — поинтересовался я, легонько постучавшись.

Густая борода ее скрывала, но я заметил легкую улыбку. Чему он так рад? Моему выздоровлению, или уходу?

— Проходи.

— Я пришел попрощаться, — не будем затягивать.

— Ты припасы взял? — спросил он холодно.

— Да, на неделю.

— Не передумал?

— Я должен попытаться.

— Мы пробудем здесь еще месяц, если не успеешь… — произнес Оуэн, и встал изза стола.

— Буду здесь через две недели. Обещаю.

— А парень что сказал?

— Хотел пойти со мной, но думаю лучше ему остаться.

— Согласен, — он протянул мне свою волосатую руку, — Я действительно хочу увидеть тебя снова Ричард Лонг.

Я не был в этом столь уверен, но всё же пожал его гигантскую ладонь. Мы обменялись еще парой любезностей, и я уже выходил, но не выдержал...

— Оуэн? — он оторвался от своих записей, — А как-же: "Больше ртов— больше проблем"?

Снова движение под бородой.

— А как-же: "Цепляйся за жизнь — проходи мимо"?

Я улыбнулся и не ответив ушел.

Вы ведь уже догадались куда я направился. Она еще жива… Да, это нелогично, безрассудно и просто глупо. Но мне плевать. Я найду ее. Под полными надежды взглядами моей новой семьи, я пафосно ухожу в закат… А как всэ это началось?

Ах да, с рождения… Я сидел у развалившейся стены, и размышлял о своей жизни...

 

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль