Незваный гость

0.00
 
Штрамм Дора
Незваный гость

«… Сильные руки вдруг подхватили ее, подняли, ноздри заполнил знакомый запах сандала с ноткой лимона. Чарующий баритон произнес над ухом...»

За спиной деликатно кашлянули. Лита подпрыгнула и крутанулась на стуле, с силой оттолкнувшись ногами от пола. Старый четырехногий стул, непривычный к подобному обращению, смачно хрустнул, сиденье накренилось. Взвизгнув, Лита схватилась за пожелтевшую кружевную скатерть, потянула за собой, и грохнулась на пол. Ноутбук, стоявший на столе, ей каким-то образом удалось поймать на полпути к полу. А вот чашке повезло меньше. Замерев на краю, словно раздумывая, стоит ли жить дальше, та выбрала падение и разбилась с жалобным звоном. По полу растеклась чайная лужа.

— Ах ты ж, мать!.. — выругалась Лита и обернулась, пылая негодованием и жаждой мести, чтобы взглянуть на виновника произошедшего.

— Извини, не хотел напугать, — примирительно произнес стоящий у двери рыжеволосый парень. Был он бос, высок, кудряв, одет в широкие штаны из светлой ткани и длинную рубаху навыпуск, подпоясанную вышитым крестиком поясом. Такая же вышивка украшала рукава и воротник.

Осторожно поставив ноутбук подальше от лужи, Лита досадливо отпихнула сломанный стул, поднялась на ноги. Отряхнула зачем-то колени, хотя надо было бы зад. Странное дело, она совершенно не испугалась незнакомца, появившегося невесть откуда среди ночи в ее доме, стоящем на отшибе деревни. Может быть, потому, что чем-то он неуловимо напомнил ей Стасика, ее покойного мужа.

— Стучаться надо, — буркнула Лита, исподлобья разглядывая незваного гостя.

— Наверное, — вежливо согласился тот. — Только стучаться в трубу не особенно удобно, мне кажется. Но я могу крикнуть в нее что-нибудь в следующий раз прежде, чем войти.

— Через какую трубу, через печную?

Парень взглянул на нее участливо, как на слабоумную, пожал плечами.

— Ну не через канализационную же.

В отличие от канализации печка в доме действительно имелась. Возможно, даже в рабочем состоянии, Лита в этом не разбиралась. Но вот в чем она была совершенно уверена, так это в том, что пролезть через дымоход бесшумно, да еще не испачкавшись, невозможно. Может быть, она забыла закрыть окно на чердаке? Или не заперла дверь? А этот деревенский придурок решил подшутить над городской девицей, явившейся проинспектировать наследство, оставшееся после смерти тетушки?

— Вас не Санта-Клаус зовут, случайно? — ядовито поинтересовалась Лита.

Парень отрицательно покачал головой.

— Нет, Огненный змей.

— А, понятно, — с наигранной серьезностью кивнула Лита. Ники, конечно, и у деревенских есть, а как иначе? Зато интернета в этой глуши нет и в помине. Зря тащила с собой МТС-совскую флешку, пустая трата денег, да и только.

— И что же тебе надо, Огненный змей? — все тем же тоном осведомилась она.

— Да так, зашел узнать, не нужно ли чего. Дом-то старый, его бы в порядок привести. Ты продавать будешь? — деловито осведомился парень, засучивая вышитые рукава с таким видом, будто собирался приступить к делу прямо сейчас.

— Наверное, будем. Да и не мой это дом, а свекров. Я так — отдохнуть после защиты, осмотреться… Постойте, а чего это вы мне «тыкаете»? — спохватилась Лита. С какой стати она вообще разговаривает с этим типом, объясняет что-то? Явился без приглашения, расспрашивает, как будто и не понимает, что нельзя так… Неужто все из-за сходства с покойным мужем? Да и сходства-то нет. Разве что рост, да еще что-то неуловимое в чертах лица. Может, они какая-то дальняя родня?

— Ты чего так смотришь? — спросил парень, словно прочтя ее мысли. Про «тыканье» он словно и не услышал. — Узнать пытаешься? Не встречались мы с тобой раньше. Вот тетушку твою, Анну Макаровну, я хорошо знал. И о тебе, жене племянника ее, слыхал. Мы ведь вроде как дальняя родня, Аля.

— Не Аля, а Лита, — вспыхнув, поправила она и едва не стукнула себя кулаком по бедру. Ну кто за язык-то тянул?

Парень наклонил голову к плечу.

— Выходит, ошибся я?

Лита досадливо поморщилась. Всякий раз, когда приходилось оправдываться за чрезмерную любовь отца к фантастике, она чувствовала себя на редкость неловко. А ведь мама хотела назвать ее Машей, и это имя подошло бы ей — невысокой, вечно воюющей с лишними килограммами и веснушками, — куда больше имени фантастической красавицы Аэлиты. Вот и настаивала она в детстве, чтобы все звали ее Аля. И лишь лет в пятнадцать решила сменить имя.

— Хочешь, зови Алей, — буркнула она.

Парень кивнул, словно не заметив ее недовольства.

— Ну так что, Аля-Лита, с домом помощь нужна? Без мужика тут не управиться. Отчего муж-то твой помер?

Вспоминать о смерти Стасика, разбившегося на мотоцикле вскоре после свадьбы, Лита не любила. Слишком больно, слишком тяжело, словно и не год прошел, а все случилось только вчера. Лита отвернулась, смаргивая слезы, навернувшиеся на глаза.

— Согрей-ка чайку, Аля-Лита. Давай посидим, потолкуем, — сказал Змей.

И Лита отчего-то послушалась, пошла ставить чайник.

Десять минут — и стол снова был накрыт скатертью, пол вытерт, чашки наполнены чаем, и не «городским», как пренебрежительно отозвался об «Эрл грее» Огненный змей, а местным с травами, хранившимся в большой трехлитровой банке в буфете. Лита травяные чаи не любила, но этот пах настолько вкусно, что она решилась попробовать и не пожалела. Знать бы вот только, что придется принимать кого-то, надела бы что-то более приличное, чем видавшие виды кеды, потертые джинсы и дешевую клетчатую рубашку-ковбойку, под которой, кстати, не было лифчика. Впрочем, если Огненный змей и заметил это, то виду не подал. Он и в самом деле был странный, и даже не из-за нелепой одежды и босых ног, просто странный и все. А еще у него были удивительные глаза — золотисто-зеленые, с темным ободком. Лита ни у кого раньше не видела таких. У Стасика глаза были зеленовато-карие, самые обычные. «Тина болотная, а не глаза», — шутил он.

— Ты в линзах? — напрямик спросила Лита. Ладно уж, на «ты», так на «ты»….

— В чем? — очень натурально удивился Огненный змей, будто ни о каких линзах и не слыхивал.

— Ну, глаза твои. Цвет какой-то ненатуральный, прямо как будто линзы. Вот и спросила.

Огненный змей покачал головой.

— Глаза настоящие. И волосы тоже. Это у вас, городских, все поддельное, а тут, если у кого волосы вьются или там грудь девятого размера, как у бабы Глаши, что в доме у реки живет, то уж можешь не сомневаться — все свое, натуральное.

Баба Глаша, бойкая старушонка, явившаяся знакомиться, как только Лита приехала, и правда поразила ее мощным, не по годам высоким бюстом.

— У меня тоже все натуральное, — с неожиданным задором сказала Лита. Хвалиться ей особо было нечем, всего-то второй размер, но все же не «нулевка».

— Правда? — усмехнулся Огненный Змей.

— Правда! — выпалила она.

От выпитого чая по телу разлилось приятное тепло, голова стала легкой, все проблемы начали казаться несущественными, решаемыми, и разговор, каким-то образом скатившийся в интимную плоскость, нисколько Литу не обеспокоил. Впрочем, она все же удивилась, когда Змей спросил, весело прищурившись:

— Чем докажешь?

Но удивилась не его вопросу, а своему легкомысленному ответу:

— А проверь!

 

Проснулась она на следующее утро поздно и долго лежала, натянув одеяло до самого носа. Случившееся вчера между ней и Змеем было невероятной глупостью, поступком опрометчивым и безрассудным, с какой стороны ни посмотри. После смерти Стасика она не хотела ни с кем встречаться, как ни советовали подруги и некоторые родственницы завести любовника — пусть не для души, но хотя бы для тела. Ей казалось это неправильным, неверным до тех пор, пока сердце не отболит и не затянется рана в душе. И вот вдруг… Впрочем, поразмыслив, Лита пришла к выводу, что ни о чем не жалеет.

Змей был не особо изобретателен, но зато щедро одарен природой и неутомим. Лита охотно откликалась на его ласки, а он словно бы знал, как и где дотрагиваться, целовать, сжимать или покусывать, когда двигаться быстрее, а когда остановиться и дать ей передохнуть, или позволить быть сверху и делать все по-своему.

Лита прикрыла глаза, крепче вцепившись в одеяло. Воспоминания всплывали в памяти обрывками: дощатый пол под лопатками и твердые ладони под ягодицами, жаркое дыхание на щеке, а потом вдруг сразу ее ладони и колени, упирающиеся в пол, и его руки на ее бедрах. И снова — без перехода — сбившиеся простыни на постели и то, как она затыкает подушкой рот, чтобы не вопить в голос, а его губы блуждают по телу и каждый поцелуй горит на коже огнем. Она не могла вспомнить, когда они разделись, сказали ли друг другу хотя бы слово. Она бы, пожалуй, даже могла принять случившееся за сон, если бы боль во всем теле недвусмысленно не свидетельствовала о том, что все произошло на самом деле.

— Ну и ладно, — пробормотала Лита себе под нос, вылезла из-под одеяла и оделась, подобрав с пола джинсы и рубашку. Сунула босые ноги в кеды, прошлепала к двери и столкнулась на пороге с улыбающимся Змеем.

— Выспалась? — как ни в чем не бывало спросил он и протиснулся мимо нее в дом. Был Змей все в той же нелепой рубахе и штанах, но в руках держал, прижимая к себе, больщую бутылку молока и круглый хлеб, судя по запаху — только что из печи. Лита невольно сглотнула слюну, проводив его взглядом.

— В душе есть вода, холодноватая, но сойдет, — крикнул из комнаты Змей. — Приводи себя в порядок, а я пожарю яичницу. Потом можем сходить в лес или на пруд, если захочешь.

— Ага, — ответила Лита, не придумав лучшего ответа. Ну а что? После такой ночи яичница — это совсем недурно. А потом можно и в лес…

 

Ни на пруд, ни в лес они в тот день так и не пошли, а отправились после завтрака обратно в постель. Правда, днем, когда Лита уснула, умаявшись, Змей успел насобирать, а может быть, и купить где-то земляники и раздобыть сливок — самых настоящих, не магазинных. А еще пожарил картошки с грибами и пообещал вечером организовать шашлыки. И хотя именно в тот вечер с шашлыками не сложилось все по той же причине преобладания телесных интересов над пищевыми, зато сложилось на следующий.

Лита сидела на крыльце, закутавшись в старенькую, но теплую куртку, грела руки о кружку с чаем, смотрела, как пляшут в мангале, который Змей разыскал в сарае, язычки пламени, и вьется над ним в сумерках дымок. Она представляла, как, обжигаясь, вопьется зубами в сочную мясную мякоть и чувствовала себя совершенно счастливой.

— А ты ведь так толком и не рассказал о себе, — улыбаясь, сказала она.

Змей перевернул шампуры, подошел, присел перед ней на корточки. В отсветах пламени казалось, что в его волосах пляшут золотистые искры.

— А что же ты еще хочешь знать, Аля-Лита? — спросил он. — Я ведь вроде все тебе уже рассказал.

Лита нахмурилась было, но тут же закивала. А ведь и верно! Говорил ей Змей о работе в Питере на кафедре какого-то института, и вроде бы о диссертации, которую писал. Что-то там было такое занятное, связанное с мифологией древних славян и с родовыми традициями его семьи. Поэтому и место для отпуска он выбрал такое — заброшенную деревушку, подальше от цивилизации. Лес рядом, поле, река, воображай, сколько хочешь, леших, русалок и домовых. А не хочешь, так возись в огороде, руби дрова, таскай воду и просыпайся с петухами. И сам он никакой не деревенский, просто так решил над ней сперва подшутить.

— Затрахал-замучил, вот и забыла, — пробормотала она и Змей расплылся в самодовольной улыбке.

Сам он ее ни о чем не спрашивал. То ли знал о ней от тети Ани, то ли просто не интересовался. Лита боялась, как бы он не захотел выяснить, что она так увлеченно писала, когда он пришел к ней в первый раз, но, судя по всему, зря. И слава богу! Признаваться в том, что после защиты диплома ей захотелось разгрузить мозги и попробовать себя на литературном поприще, Лита не хотела. Писала бы что-то серьезное, тогда можно было бы рассказать, а тут и рассказывать нечего. Вся ее писанина — глупость одна, любовный роман. Как-то недостойно, что ли, для новоиспеченного переводчика, да и вообще слишком явная сублимация. И не написала она пока ничего, кроме нескольких эротических сцен между главной героиней и ее возлюбленным. Даже и сюжет толком не придумала. В общем, стыд один.

Змей забрал у нее кружку, поставил на землю и полез Лите под куртку. Лита облизала губы, думая, что он сейчас примется тискать ее груди, но, вопреки ожиданиям, Змей надел ей на шею что-то холодное.

— Подарок? — спросила она, подцепив пальцем тонкую, кажется, серебряную цепочку с кулончиком-камушком, таким же золотисто-зеленым, как глаза Змея.

— Разве не твоя? — удивился он, расстегивая ее рубашку. — Я на полу нашел, думал, ты уронила.

— Ну, значит, моя… Эй, погоди, шашлыки же сгорят!

— Ничего, за пять минут не сгорят, — заверил он и оказался прав, хотя управились они далеко не за пять минут. А вот шашлыки на вкус оказались именно такими, как Лита и ожидала.

 

Шли дни. Ноутбук давно разрядился, но воткнуть шнур в розетку у Литы не доходили руки. Большую часть дня она сидела у окна или на крыльце, глядя, как Змей возится в огороде, носит воду из колодца, красит, прибивает, чинит все сломанное, что попадается под руку, готовит. «Таких не бывает, — с рассеянной нежностью думала она. — Просто не может такого быть…».

Мысли эти, зацепив краешек сознания, ускользали прочь, словно легкие облака, несомые ветром. Она жила как во сне, почти не вспоминала о своих родителях и о родителях Стасика, которым надо бы позвонить, да и мысли о самом Стасике посещали ее все реже. Не думала Лита о неизбежном возвращении домой, о подругах, о том, что осенью надо начинать искать работу, о том, как все будет дальше. Принимая неизменно холодный душ, она замечала, что похудела, и ей уже не нужно, как прежде, втягивать живот, но нисколько не удивлялась, а скорее радовалась. Впрочем, даже эта радость была мимолетной. Все, что волновало Литу — это солнце, слишком медленно ползущее по небосводу к горизонту. Змей начинал трудиться с первыми лучами солнца и заканчивал работу, когда на небе появлялись первые звезды. Когда только спал! Пару раз Лита пыталась убедить его не тратить время на бесполезную работу, но он только отмахивался:

— Не говори ерунды. Домишко старый, но его можно хорошо продать. Надо только в порядок привести, а там я помогу с покупателями. У меня брат в риэлтерской конторе работает.

— Ты этак всю мою жизнь устроишь!

— И устрою — если будешь держаться меня, — многозначительно заверил он, и Лита, замирая от счастья, думала, что наконец-то и ей повезло. Стасик был студентом, шальным, взбалмошным. Жизнь ей испортил, оставил молодой вдовой… А Змей хоть и молод, но серьезен не по годам. За таким, что называется, как за каменной стеной… Повезло.

 

Лита брела по улице, крутила в пальцах сорванную в огороде ромашку, обрывала лепестки. Любит, не любит… Змей отлучился за покупками в соседнюю деревню, а она отправилась погулять. Уже столько дней тут, а ни разу не вышла за калитку. Змей говорил, что одна из соседок заходила пару раз, пока она спала, звала на чай, но Лита так и не спросила, кто заходил. К чему? Некогда по гостям ходить. Да и смотреть на обветшавшие, заколоченные дома, пожалуй, в тягость. И все же она дошла до другого конца деревни и остановилась, только когда ей под ноги бросился черно-белый кудлатый кобель. На заливистый лай из ближайшего дома выглянула невысокая старушонка, та самая баба Глаша с необъятной грудью. Лита помахала рукой:

— Добрый день, Глафира Андреевна!

Старушонка торопливо спустилась с крыльца, всплеснула руками:

— Девонька, да ты ли это?

— Я. — Лита подошла к калитке. — А что?

— Что? Да ты исхудала-то как, как самой себя тень! Я и не признала сперва…

Лита гордо улыбнулась. Сегодня утром ей пришлось подвязать джинсы старым теткиным поясом, чтобы не спадали. Хорошо хоть рубашка длинная — можно надеть навыпуск — и незаметно.

— Так это же хорошо, я всегда хотела похудеть, — сказала она, но баба Глаша только встревоженно головой покачала.

— А ты не больна, часом?

— Нет, да что вы, со мной все в порядке, — заверила Лита, начиная уставать от докучливых расспросов. Ох уж эти деревенские! Сейчас начнет учить уму-разуму, рассказывать, что хорошего человека должно быть много, а мужики на кости не бросаются. Но баба Глаша ничего такого говорить не стала, оглядела ее еще раз с головы до ног и позвала:

— Ну-ка, давай, зайди в дом, поговорим. Чаем тебя напою.

Лита пожала плечами и пошла. Ладно, почему бы и нет? Змей вернется не раньше заката, надо же как-то скоротать время.

Чай у бабы Глаши был крепкий, с медом, и без всяких трав. Дом внутри — почти точная копия литиного, только поухоженнее. Впрочем, и у нее сейчас заботами Змея стало вполне уютно — исчезла из углов паутина и пыль, перестали скрипеть доски на полу, засияли отмытые стекла в окнах и шкафах.

— Как ни зайду к тебе, а ты спишь, средь бела-то дня, — поставив на стол большую тарелку с пирожками, сказала баба Глаша, села напротив, глядя на Литу все так же пристально, словно искала что-то. Под ее суровым взглядом Лита взяла пирожок, откусила.

— Ну а что бы и не спать, отпуск у меня, — жуя, промычала она. Пирожок оказался вкусный, с капустой.

— А тут смотрю, исхудала-то как, вот и спрашиваю, все ли хорошо с тобой? — словно не слыша ее, продолжала баба Глаша. — Анна-то, тетка твоя, тоже перед смертью худющая стала, страшно смотреть.

— Да ну что вы такое говорите! Да и тетка она не моя, а мужа моего. А от чего она умерла, кстати? Рак у нее был?

— Может и рак, а может, и нет, — многозначительно ответила баба Глаша. — Чахнуть начала, все лежала. Переживала очень за племянника своего, да за мужа, он ведь тоже в том году помер… Ты вот что… — Баба Глаша нахмурилась, шевеля губами, а потом вдруг наклонилась к Лите через стол, зашептала, словно кто-то мог их подслушать: — Езжай-ка ты обратно в город, нечего тебе тут. Я, дура старая, не сообразила сразу-то. Вдовица ведь ты тоже, как и Анна. Нехорошо это. Высосет он тебя.

— Да кто высосет-то? — возмутилась Лита. — Змей, что ли?

— Кто?

— Змей. Огненный, — немного растеряно уточнила Лита, сообразив, что так и не узнала настоящего имени своего любовника. — Да вы ведь знать его должны, здесь он живет — высокий такой, молодой, рыжий...

— Нету здесь таких. И сроду не было! — отрезала баба Глаша, суровея на глазах. — Здесь теперь только мы с моим стариком, да Митрофановы дед с бабкой, а еще Нюра Потапенко со своими. Другие дома давным-давно заколочены. Из молодых кто был, давно в города все подались, кто в Питер, а кто и в Москву-столицу. Ты сама оттуда ведь, верно? Вот и поезжай, нечего тебе тут. Погоди-ка, сейчас я…

Она поднялась со стула, шустро засеменила вглубь комнаты, достала из шкафчика банку темного стекла и вернулась к столу, на ходу снимая крышку, а потом вдруг плеснула чем-то Лите в лицо. От неожиданности та зажмурилась, непроизвольно сглотнула и, закашлялась, подавившись непрожеванным пирожком. Баба Глаша тут же принялась больно хлопать ее ладонью по спине.

— Ничего, ничего, милая, проснешься теперь! А я ведь слыхала от бабки своей об этой напасти, что к тебе привязалась, только вот не верила, и ведь видела же, аккурат перед тем, как ты приехала, сверкнула молния средь ясного неба…

Лита ее не слушала. Прокашлявшись и вытерев лицо, вскочила на ноги, попятилась:

— Это что такое было?! Вы что себе…

— Вода святая, что ж еще? — удивилась баба Глаша. — Тебе на пользу только, девонька. А ты вот что, как вернешься в город, в церковь сходи, службу постой, свечек поставь перед иконками. И крест носи, не снимая. В город-то ирод этот не увяжется за тобой, ты, главное…

Бросив недоеденный пирожок, Лита опрометью вылетела на улицу и остановилась, только захлопнув за собой калитку своего дома. Ненормальная! Эта бабка просто психованная! Зачем она только зашла к ней!

Лита повернулась к дому — и замерла. Дом был все таким же, как в тот день, когда она приехала: криво висели на окнах покосившиеся ставни, буйно зеленели в огороде сорняки. Не веря своим глазам, Лита поднялась на крыльцо, открыла обшарпанную дверь, вошла. Углы затянуты паутиной, на полу у стола лежит сломанный стул, мутно белеют грязные окна. Проснешься? Так сказала баба Глаша? Проснешься?..

По спине прошел холодок. Лита заметалась по комнате. Схватила лежащий на подоконнике разряженный телефон, понажимала зачем-то кнопки, огляделась по сторонам в поисках зарядки, кинулась вытаскивать из-под кровати чемодан. Все вещи, что она привезла с собой, лежали неразобранные. Похоже, она так и проходила в одной и той же одежде… сколько дней-то прошло?.. Лита поняла, что не может вспомнить. Торопливо вытащила из чемодана чистые джинсы и футболку, переоделась, сунула в пакет грязное, уложила в чемодан ноутбук, рывком застегнула молнию. Ее охватило странное беспокойство, желание бежать из этого дома. Казалось, останься она, и случится что-то страшное… До автобусной остановки было сорок минут хода, но сейчас ее это нисколько не смущало. Заперев трясущимися руками дверь, Лита поспешила прочь из деревни.

Опомнилась она только в электричке, уже подъезжая к Москве. И даже улыбнулась, вспомнив, как улепетывала от неведомой опасности. Наслушалась от Змея про леших и кикимор, да еще баба Глаша со своей нечистой силой добавила, так перепугала, что она даже не сообразила купить воды на станции, и пропустила всех продавцов.

«Вот дура чумная!» — выругала она себя, впрочем, без особой злости. Уехала, бросила все, право слово, сбежала, как черт от ладана. Впрочем, в церковь, ну просто на всякий случай, она все же решила сходить. А еще — к гинекологу. Мало ли… Змей ей вовсе не привиделся, в этом она не сомневалась. На груди под футболкойбагровел свежий засос, не сама же себе она его поставила? Правда, вот все остальные дела Змея ей привиделись, это факт. «Опоил, славянофил чертов!» — с внезапно вспыхнувшей обидой подумала Лита, вспоминая трехлитровую банку с травами. Кто знает, что было в этой банке? Подсыпал какой-нибудь галлюциноген, поимел, наплел с три короба. Может, это у них мафия такая деревенская, не хотят, чтобы владельцы продавали дома? А может, расчет был в другом? Все эти разговоры о помощи, о знакомствах, чтобы выманить у нее доверенность на дом, а там...

Лита встряхнула головой. Все, хватит. Пусть родители Стасика сами разбираются с этой развалюхой, а она туда больше ни ногой. И как ей в голову пришло тащиться в эту глушь? Отдохнула, называется, на природе!

Дом встретил Литу затхлым духом плохо проветренного помещения и слоем пыли на мебели. Распахнув окна и балконную дверь, она позвонила родителям, выслушала неизбежный поток упреков за то, что не давала о себе знать почти неделю. Повесив трубку, разобрала чемодан, приняла горячий душ и, завернувшись в легкий шелковый халатик, села пить чай, глядя на закат. Чай — самый обычный «Эрл грей» в пакетиках — никаких больше трав, спасибо большое! Подумав, включила компьютер и набрала в строке поиска «Огненный змей». Как ни странно, никаких ссылок на профили в соцсетях поисковик не выдал. Зато статей с таким названием нашлось немало. Лита выбрала первую же вкладку. Глаза побежали по строчкам: «Мифический персонаж… злой дух в преданиях древних славян… посещал вдов и тоскующих от разлуки с возлюбленным девиц… невидимый… заманивал подарками и обещаниями… инкуб…».

Лита встряхнула головой. Да ну, чушь! Быть такого просто не может. Какой еще инкуб?! Страшилки для дураков. Или для городских дур.

— Бред! — закрыв вкладку, громко произнесла Лита, подцепила пальцем цепочку, которую так и не сняла. Это, что ли, тот самый подарок от злого духа? Цепочка как цепочка, вполне себе настоящая, как и засос на груди, и парочка синяков на бедрах.

Да, к гинекологу ей точно надо сходить, может, и к психологу… ну и сходит, что уж там. Может она переутомилась, испереживалась из-за Стасика? Навалилось на нее слишком много, вот и того… крыша поехала? Впрочем, никаких признаков ее душевного расстройства до сих пор никто не замечал…

Лита поплотнее запахнула халатик, посидела, теребя цепочку. Хорошая цепочка, красивая. Она ее ни за что не выкинет, оставит на память. Так что хорошее в случившемся тоже есть — и не в одной цепочке дело.

Лита открыла вордовский файл. Она хотела сюжет? Так вот ей сюжет. Детектив, мистика, родные просторы. Люди тянутся к истокам, корням, сейчас это модно. Опишет, что с ней случилось, да еще придумает что-нибудь. Наверное, получится повесть, а может и роман. И имя ее пригодится, если вдруг издадут. Для псевдонима — самое то. Аэлита — это не какая-нибудь там Маша или Аля.

За окном сверкнула молния. Лита поднялась, чтобы закрыть окна и включить свет.

За спиной деликатно кашлянули.

 

 

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль