I

0.00
 
Triquetra
Неудачная доставка
Обложка произведения 'Неудачная доставка'
I

Путь Виктора Карасёва сегодняшним октябрьским вечером пролегал по узеньким дорогам, что рассекали загородные окрестности. Над землей довлели тучи угольного цвета, омрачая и без того не радужное настроение мужчины: в послеобеденный час, где-то после пяти, неожиданно позвонил сотрудник, который сообщил, что его нужно срочно подменить. Важные семейные дела, видите ли. Говорил он торопливо, толком ничего не объясняя, лишь сообщил, что Виктору сегодня нужно заехать на склад за заказом и после отвести к черту на рога. На складе скажут адрес. Мужчине ничего не оставалось, как выручать товарища. С получением груза, представшим в виде довольно большого зеркала, не возникло трудностей, чего нельзя было сказать о пункте назначения.

— В конце концов, не в первый раз приходится выручать кого-то; вот разделаюсь с доставкой и буду свободен, — мирно беседовал сам с собой Виктор, убеждая себя, что сложившиеся обстоятельства нисколько не помешали его планам. Но внутри уже поселилось недовольство.

Ехать приходилось аккуратно, объезжая ухабы и изредка встречающиеся ямки, дабы ненароком не повредить зеркало — не хватало еще платить за порчу. Солнце начинало прятаться за горизонтом, и привычные краски сразу померкли. Машин практически не встречалось, и вскоре монотонные загородные виды с их бесконечными полями и серыми опушками начали навевать дремоту. На счастье, в служебной старенькой машине было рабочее радио, и через мгновение в салоне зазвучала бодренькая музыка, поднимающая настроение. Пару раз Виктор останавливался, проверяя, не сбился ли он с дороги. Два часа утекшего безвозвратно времени, и впереди, наконец, замаячила табличка с названием нужного населенного пункта «Тишь». Путника встретили черные полуголые деревья, лишившиеся своего одеяния и едва различимые в опустившихся густых сумерках, неухоженные садочки с брошенными огородами и разбитая не асфальтированная дорога. Чуть дальше показалось очертание домика, окруженного низкой оградкой. Тут автомобиль знатно тряхнуло — одно колесо угодило в ухаб, от чего вещи в салоне и ценный груз пришли в движение. Карасёв выругался и, выбравшись из «ловушки», заглушил двигатель, решив пройтись пешком до требуемого дома.

Дворов оказалось немного, около восьми, но стоящих на довольно приличном расстоянии друг от друга; все окутанные некой вязкой мрачностью и гнетущим одиночеством. Подумав, что отыскать нужный дом в полумраке не составит большого труда, Виктор поторопился разделаться с работой. Но как назло, ни на одном не виднелось ни номера, ни название улицы, и казалось, что здесь и нет никого, кроме мужчины. Безрезультатно проплутав минут с пятнадцать между участками, он, вернувшись к машине, стал дозваниваться до начальника склада, горя желанием устроить тому разгон — наверняка напутали что-то. Повезло, что хоть в этой дыре — так прозвал про себя место Карасёв — сеть никуда пропала, и уже через мгновение пошли гудки. Вскоре раздался хриплый глухой голос начальника, который, судя по всему, что-то жевал. Особо не церемонясь, Виктор тут же стал забрасывать вопросами руководство, попутно вставляя крепкие словечки, от чего мужчина на том конце «провода» аж поперхнулся.

— Чего орешь, Ирод! Все указано как нужно. Не мои проблемы, что ты, дурак, не можешь найти адрес, — разразился тот.

— И что мне делать? Я тут ночевать не собираюсь, и так уже не белый день, пошлю все к чертям и назад поеду. А зеркало можете девать куда хотите. Вы меня слышите, Абрам Яковлевич?

— Не глухой еще, — огрызнулся начальник. — В бланке что, номера телефона нет?

— Нет.

На мгновение повисло молчание, после послышалось, как Абрам Яковлевич стал кого-то подзывать, потом Виктору пришлось выслушать невнятную болтовню. Наконец Карасёву сообщили, что забыли указать, что нужно искать дом с зелеными окнами и двумя длинными желтыми скамейками у забора. Все стало более-менее ясно.

Мужчина взглянул на часы — стрелки показывали ровно девять, что совсем не порадовало. Вдобавок к этому в воздухе начала кружить противная морось, сопровождаемая крупными редкими каплями, предвещавшими скорый дождь, и ветер поднялся совсем некстати. Стоило поспешить. В этой дыре, похоже, и освещения никакого не было, а с опустившейся теменью оно бы пригодились. Поежившись, Виктор откопал дежурный старый фонарик в бардачке автомобиля и, освещая себе дорогу, вновь пошагал к домам. За все время пребывания здесь он не заметил, чтобы хоть в одном из них горел свет, да и вообще какого-либо движения тоже не было, что показалось совсем уж странным.

Нужный домишко отыскался в глубине поселка — низенький и неказистый с виду, с маленьким крылечком, ступени которого скрипели. Поморщившись от вида облезлой двери, курьер стал стучать в нее, надеясь, что все же кто-то да откроет, но ничего не происходило. Немного подождав, он повторил попытку, на сей раз постучав более настойчиво и громко, но по ту сторону двери по-прежнему стояла тишина.

— Вы к кому? — вдруг послышался неуверенный женский голос. — Если к Антонине Петровне, то она уже лет пять как померла.

Виктор вздрогнул от неожиданности, и направил луч фонарика в сторону, откуда шел голос.

— Ух, напугали, — недалеко от него стояла худенькая женщина лет сорока, а может больше. — Мне нужна Мария Викторовна Захарова. Знаете такую?

— А-а-а, внучка покойной, — протянула незнакомка, и подошла поближе. — Она со вчерашнего утра не появлялась. А что вам нужно-то?

— Доставить товар, — лаконично бросил в ответ Виктор, мысленно назвав заказчицу безголовой. — Что ж, спасибо за прояснение ситуации.

Женщина же ничего не ответила и торопливо зашагала туда, куда шла до встречи с Виктором.

Лобовое стекло заливала вода — небеса-таки разразились жутким ливнем, походившим на стену, возведенную разгневавшейся природой. Резкие порывы холодного ветра облизывали машину, и казалось, будто они не желали пропускать автомобиль. Земляную дорогу быстро размывало, и вязкая грязь начинала затруднять движение. Уличных фонарей по-прежнему нигде не встречалось, и приходилось ехать чуть ли не наугад.

— Кажется, сюда. — Курьер аж ликовал в душе от того, что покидает эту дыру. Но радость была недолгой: запутавшись и сделав круг, он вновь оказался возле знакомой уже таблички «Тишь». — Прие-ехали. Черт! Сколько раз я говорил директору оснастить служебки навигаторами? Сколько, я спрашиваю?!

Еле-еле развернувшись, он двинулся в противоположную сторону, но и тут его ждал сюрприз: на пути, как гриб из-под земли, выросло полосатое массивное заграждение, которого при въезде сюда и в помине не было. Вспылив, курьер что было сил треснул по рулю — так злиться ему еще не приходилось; внутри все клокотало, хотелось рвать и метать. Взяв кое-как себя в руки, Карасёв поразмыслил, что может в поселке кто-то да есть, и, возможно, подскажут, как выбраться отсюда. Он покинул уютный салон машины, и направился в сторону домов. Все случилось как по заказу: во втором домишке в одном единственном окне горел слабый свет, и мужчина поспешил туда. Долго стоять на пороге ему не пришлось: стоило несколько настойчивых ударов в дверь, как ее отворили. Это была та самая женщина, что Виктор видел возле дома забывчивой клиентки.

— Простите за беспокойство, я хотел узнать, как выехать их поселка. Есть ли еще какая дорога, кроме главной?

— А, доставка товара, — протянула женщина, узнав пришлого. — Дорога-то есть, но в темени и при такой непогоде вы ее вряд ли отыщите. Да вы проходите, чего стоять на крыльце и мокнуть.

Немного потоптавшись в нерешительности, Карасёв все же переступил порог и вошел в дом. Внутри было тепло и светло; курьер мгновенно отметил весьма скромное внутреннее убранство, но все было более-менее чисто. Тут послышался скрипучий и раздраженный голос, шедший из дальней комнаты и интересующийся, кто там притащился. Женщина встрепенулась, как маленькая птичка, но ничего не ответила. При мягком свете ламп ее лицо выглядело свежее, нежели в холодном луче фонаря. Глаза излучали спокойствие, а во взгляде была некая покорность.

— Из нашего поселка ведут две дороги — основная и через лес, но боюсь, что вторую, как я уже сказала, найти в такое время можно с трудом, и то, если местный, а вы и вовсе заплутаете.

— А что с главной? Когда въезжал сюда, никаких ограждения не было.

— Ой, ее с наступлением позднего часа перекрывают, для нашей же безопасности. Здесь так давно заведено, и мы не жалуемся. А на что? — женщина пожала плечами.

Виктор потер подбородок, и нервно стал постукивать по нему пальцем, раздумывая, как же быть. Снаружи послышалось жуткое завывание ветра. Нет, в таких условиях едва ли получится уехать куда-то, но и просить приютить язык не поворачивался — неизвестно, что это за люди, да и им не зачем пускать к себе незнакомца. Но ему и не пришлось ни о чем просить: к его удивлению, хозяйка, после минуты размышления, сама предложила ночлег, пояснив, что он никого не побеспокоит.

  • Шанс / Капли Кристианна
  • Против ревности / Лонгмоб "История моего знакомства с..." / Аривенн
  • Уходит день, приходит ночь... / Стиходромные стихи / IcyAurora
  • Поскучать в тишине / Дневниковая запись / Сатин Георгий
  • Различные морские заметки / Карибские записи Аарона Томаса, офицера флота Его Королевского Величества, за 1798-1799 года / Радецкая Станислава
  • Блеск синего Мара / Криков Павел
  • Звонок от Золушки / Tom d`Cat
  • Вопрос человечности / Лысов Михаил Юрьевич
  • Дела / В созвездии Пегаса / Михайлова Наталья
  • Ангел улетел. / Сборник стихов. / Ivin Marcuss
  • Воследное / Ольга Девш

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль