Обложка Хрю - хрю!
8.79

Хрю - хрю!

1,39 а.л. (1 а.л. = 40000 знаков)


1.1 В глухом селе Окоемово происходят метоморфозы: люди превращаются в свиней, а ошибка генной инженерии крындысяки понимают — чтобы стать, такими же, как человек, им нужен Бог. Спасти человечество от нечести призваны лесничие. Никита Гордеев занимает место отца, погибшего при загадочных обстоятельствах – лесничего Окоемовского лесничества и его тут же обвиняют в убийстве лесника Кухлевского. Ему не верит даже жена Маруся, которую крындясяки приняли за своего бога и хотят сжечь на костре, чтобы бог стал настоящим. Никита вступает в неравную схватку не только с селом, но и с районной властью, которая крышует происходящее в Окоемове.


повесть хочет стать романом. Надо ли ей мешать?

Подробней ↓

Москва. Кремль.

0

Глава

 

Москва поразила хаосом движения, теснолюдьем. Пустынные просторы полей, нехоженность векового леса, одиночные, как выстрел, старухи умирающих деревень… И словно горох рассыпали людей по Москве. Толпились, толкались, наступали на грабли и больные мозоли, расшвыривали деньгами и локтями, разглядывали друг друга удивленно- в первый и последний раз — через стекла застрявших в пробках автомобилей. Им бы вернуться в деревню, к истокам, но им невдомек.

Дальше на быке ехать было нельзя, Иоганн остановил бричку у тротуара. Бык невозмутимо жевал жвачку, косясь на рекламный щит орбита с мятой. Иоганн, из предосторожности, обвязал поводья вокруг осветительного столба, оставив последние – из НЗ – деньги в широкую ладонь постового, который судорожно листал правила ПДД, пытаясь разобраться, разрешено движение гужевого транспорта в столице или не очень.

Харя сидел в бричке с отрешенным безумным лицом. Дрожащие губы шептали вариации на тему: «Маруська, кобылка белоснежная!». Пролетающие мимо вольвы и мерседесы, мазды и жигули не зарождали в вознице ни интереса, ни беспокойства.

Высыпавшие из переулка пацаны кружили вокруг брички, как юные волки:

— Дядь, прокати за пять рублей.

«О! – подумал Иоганн, мысленно исследуя трагические пустоты карманов, — без хлеба не останемся». Но пацанов прогнал плеткой. Не время.

Кремль! Кремль! Кремль! – взглянуть одним глазком, зажмуриться от великолепия куполов храма Василия Блаженного и – умереть. Припасть к камням Лобного места, услышать

 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль