"Дыхание надежды", фрагмент романа

0.00
 
Горный Герман
"Дыхание надежды", фрагмент романа
Обложка произведения '"Дыхание надежды", фрагмент романа'

 

Дыхание надежды

 

Посвящается Елене В.

… у каждого человека тайна души своя…

 

Глава 1

 

Он вышёл из вагона. Кругом толпился народ. Встречающие радостно вскрикивали, увидев тех, кого они ждали, некоторые пассажиры молча тащили свой багаж и, наверное, сожалели, что их никто не встречает.

Он закинул свою сумку на плечо, прислушался, немного постояв и поняв движение основного потока людей, неспешно влился в него.

Его белая трость ощупывала почти каждый сантиметр перрона, дабы не наткнуться на препятствие. Поезд пришёл на первый путь, и это избавило слепого просить помощи у посторонних, чтобы выйти на привокзальную площадь. Даже в незнакомом городе он мог самостоятельно добраться в нужное ему место, используя любые существующие транспортные возможности. Но сейчас он решил взять такси. Да, существовал определенный риск, но для незрячего это был самый легкий способ передвижения. Почти никто не обращал на него внимания, все были заняты своими делами.

Да и кому может быть интересен инвалид? Ведь общество так называемых условно здоровых людей ставит такого человека на более низкую социальную ступень, оно презирает его, иногда брезгует, часто не замечает, зачастую просто жалеет, приговаривая: «Да как же ты, бедненький, теперь жить-то будешь?», при этом в душе радуясь: хорошо, что кто-то, а не я. И невдомек им, что в любой момент с ними может произойти подобное, и тогда они тоже станут принадлежать к касте инвалидов и уже на них самих станут смотреть свысока.

В воздухе витал запах вокзала, спешащих людей, суеты — той особой вокзальной суеты… В основном это был специфический вокзальный запах, так как на улице крепчал мороз, и остальные запахи были приглушены. Перед зданием вокзала толпа разделилась: основной поток стал огибать строение справа, а остальная часть направилась к центральному входу. Незрячий это смог определить по тому, как скрипели массивные входные двери на морозе. Он следовал за основным потоком, внимательно прислушиваясь. Как правило, в больших городах таксисты сами навязывают свои услуги. И действительно, вскоре он услышал, как шоферы громко и разноголосо предлагали подвезти в любом направлении.

— Меня увезёте? — спросил он, подойдя почти вплотную к таксисту.

— Куда? — неуверенно спросил водитель, разглядывая мужчину среднего роста в кожаном пальто. Он смотрел в тёмные очки незрячего и прикидывал, сколько «содрать» с него денег. Таксист колебался: в глубине души внутренний голос взывал к милосердию и доброте, но прагматизм и меркантильность заглушали его.

— Вот адрес, — незрячий достал аккуратно сложенную бумажку из кармана и протянул в сторону таксиста.

— Н-да. Далековато. Ну ладно, поехали — все-таки доброта, а может, некоторая порядочность победили.

— Послушайте, мне ещё надо купить цветы. Если поможете, я доплачу, — он взялся за локоть шофёра.

— К невесте что ли? — насмешливо поинтересовался таксист.

— Типа того, — неопределённо ответил незрячий.

Он не хотел грубить этому человеку, ведь тот согласился ему помочь. Он проглотил очередной укол от здорового человека. Сколько было таких ударов — просто не счесть. Некоторые обижали, не осознавая этого, а были и такие, которые умышленно и цинично доставляли боль. За пятнадцать лет он закалился и вскоре забывал обиды, так как, копя их, было бы невозможно нормально жить.

* * *

Ольга открыла глаза. Она уже два года просыпалась в одной и той же позе — на спине. После операции все дни слились в один долгий и бесконечный день. Её зелёные глаза смотрели в потолок, в котором она знала каждый миллиметр, каждую трещинку. Она там ничего особо и не рассматривала, но белый цвет её успокаивал. Сейчас она пыталась вспомнить сон, из которого вынырнула, словно её кто-то позвал. Во сне она всегда видела себя здоровой, какой была раньше. Какой счастливой и беззаботной тогда была ее жизнь!

Она встала, накинув на себя халат, подошла к окну. Сон так и не смогла вспомнить. Теперь её взгляд скользнул на залив Днепра. Зимнее солнце только оторвалось от горизонта и своими косыми лучами освещало землю, покрытую толстым слоем снега. Ольга смотрела на вдаль, где белое покрывало соприкасалось с голубым небом. Она часто всматривалась в линию горизонта, и мысли бежали за его пределы далеко-далеко. В такие солнечные зимние дни ей становилось легче на душе.

Снег сверкал в лучах солнца. Белый берег Днепра казался мёртвым и словно ждал наступления весны, когда он снова оживёт, радуя своими красотами бурные весенние воды. К сожалению, до его пробуждения оставалось ещё много времени. Сейчас стоял солнечный, морозный декабрьский день.

Ольгин взгляд скользнул по комнате: все предметы казались случайными и не нужными. А когда-то здесь она была счастлива и радовалась даже мелочам. Она любила свою квартиру и на протяжении многих лет создавала в ней уют: покупала милые безделушки, разводила комнатные растения, шила оригинальные наволочки для диванных подушек. Можно было ещё долго вспоминать о былом счастье, но, не изменяя своим привычкам, она решила начать день с чашечки кофе со сливками. Глубоко вздохнув, Ольга пошла на кухню.

Вода упругой струёй бежала в чайник, а мысли были далеки от реальности. И тут она внезапно вспомнила сон: она дралась с женщиной, которая хотела её сбросить в грязную воду. Они стояли на крутом берегу, упираясь изо всех сил, чтобы столкнуть друг друга с обрыва. Нет, её лица она не видела, отчетливо запомнила только сильные крепкие руки. Вода уже давно бежала через верх чайника, когда Ольга вернулась из воспоминаний. Она отметила невесело: «И на этот раз во сне я видела себя здоровой».

После незатейливого завтрака она задумалась — впереди целый день, и надо было чем-то себя занять. Остановившись на пороге комнаты в нерешительности, она посмотрела на тёмный экран компьютера. Долгими вечерами и бессонными ночами он здорово выручал её. У неё было много друзей в Интернете, но ни с кем она не была знакома лично. И сказать, что кроется за тем или иным ником*, было трудно. Она понимала, что даже фотографии, размещенные в сети, могли не соответствовать действительности. Однако общение с виртуальными друзьями хоть как-то скрашивало её одиночество. Она прекрасно понимала, что Интернет — это большая помойка и найти близкого по духу человека очень и очень сложно. Она не отрицала, что есть нормальные люди по ту сторону экрана, но как узнать «кто есть кто?» Её знакомый виртуальный друг не давал о себе знать уже три дня: не отвечал на её письма и сам не писал. Ольга волновалась.

 

 

 

_____________________

*сетевое имя, псевдоним, используемый пользователем в Интернете, обычно в местах общения: в чате, форуме и т.п. (прим. ред.)

 

 

 

 

 

И всё же апатия взяла верх — она подошла к дивану и прилегла, подогнув ноги. Что-либо делать не хотелось, думать тоже, было лишь желание подчиниться течению времени и плыть в никуда. Она закрыла глаза, и тут же возник в её воображении человек, который идёт по улице, натыкаясь на разные препятствия. Прохожие шарахаются от него, никто не подойдёт и не предложит помощь.

«Где же ты?» — подумала она с горечью в душе. Картинка в ее воображении изменилась. Сейчас она видела лето. Старый парк, вековые деревья, покрытые густой изумрудной кроной. Вдоль абсолютно пустой аллеи тянулись ровно подстриженные кусты. Она шла быстрым шагом вперёд, совершенно не зная, куда направляется и зачем. Она интуитивно чувствовала, что надо идти быстрее, впереди её очень ждут. Она ускоряла шаг, понимая, что может не успеть. Не было понятно, кто в ней нуждается? Вскоре она бежала, не видя ничего перед собой. Лес сгущался, ветки всё плотнее смыкались, не давая возможности двигаться быстро. Отгибая колючие прутья, она не прекращала двигаться вперёд. Внезапно кусты расступились, и она оказалась на берегу бурной реки. Ольга увидела, как незнакомый ей мужчина срывается с берега, падая в воду.

— Нет! — вскрикнула Ольга. Она пыталась вспомнить лицо того человека, но тщетно.

Видение исчезло. Всё та же комната, тот же зимний пейзаж за окном и та же опостылевшая реальность. А вокруг звенящая пустота и невероятная боль в душе.

 

* * *

 

Он вышёл из такси, которое остановилось у самого подъезда. На плече висела дорожная сумка, в одной руке — букет желтых роз, золотившихся в лучах солнца, в другой — трость. Прощупывая тростью почву под ногами, он добрался до входной двери. Запах подъезда ничем не отличался от тех запахов, которые были в таких же домах у него на Севере. Ориентироваться ему было не так уж и сложно — во всех подъездах есть определенное сходство: ступеньки, лестничные пролёты, расположение квартир. Можно отсчитать лестничные марши и попасть на нужный этаж, дверь тоже можно найти без особого труда. Но разве в этом была его проблема? Он должен проверить свои чувства, которые возникли за время переписки по Интернету с женщиной его мечты.

Он поднялся на несколько ступенек. На лестничной площадке находилось три квартиры, без особого труда он вычислил номер нужной ему двери на третьем этаже справа. Цель была рядом. Впервые за всё время нахлынуло невероятное волнение, сердце стало бешено колотиться, он судорожно сглотнул. До сих пор ему надо было сосредоточиться на дороге, на сотне мелких деталей, на которых необходимо было фиксировать внимание, чтобыне создать себе лишних проблем. Оставалось несколько метров, где его мечта или рухнет, или сбудется. Назад дороги не было.

Да, он не предупредил ее о своём приезде, считая, что так будет лучше. Нельзя было сделать по-другому, иначе потом казнил бы себя за малодушие, за то, что не проверил себя и потерял близкого по духу человека. От судьбы ещё никто не убежал и вряд ли это кому-либо удастся, ведь всё в этом мире предрешено и будет так, как должно быть.

Надо делать то, что подсказывает сердце, несмотря на жизненные преграды. Каждому человеку жизнь предоставляет шанс найти своё пристанище. Главное, понять, где ты нужен и кому нужен. А если не разберёшься, то так и будешь мыкаться всю жизнь.Судьба не возьмет за руку и не поведёт туда, куда следует идти, она только делает намёк, а дальше всё зависит от самого человека. Если он поймёт намёк, тогда сможет быть счастливым.

 

* * *

Ольга ещё долго сидела в раздумьях. Она никак не могла разгадать свой сон. Ни тот, что она видела ночью, ни тот, что приснился сейчас. Хотя этот сон казался ей абсолютной реальностью.

 

* * *

Виктор стоял у двери и не решался надавить на холодную кнопку звонка. Он давно нащупал маленький кружок пластмассы, а вот нажать не хватало смелости. Он думал о том, что своим внезапным появлением может испугать Ольгу, ведь она даже не догадывается о его приезде. И теперь, стоя у ее двери, дать задний ход было бы глупо. Он убрал руку от звонка и решил закурить, пытаясь выиграть время. То, что на этой лестничной площадке курят, он не сомневался — в воздухе витал запах табака и достаточно сильный. Его начали терзать сомнения, правильно ли он сделал? Надо ли было ему приезжать? Он делал затяжку за затяжкой, пытаясь избавиться от волнения, оно только усиливалось, и неуверенность в себе росла. Докурив сигарету, Виктор все же надавил на кнопку звонка.

 

* * *

Солнце уже вскарабкалось до половины небосвода, пейзаж за окном уже не казался ей таким романтичным и привлекательным, как утром. Через несколько часов наступит вечер, сумерки, а их она ненавидела. Ольга почти всегда начинала заниматься делами после обеда, чтобы не заметить, как день перейдёт в ночь, проскочив сумерки. Потом, ночью, можно будет сесть за компьютер и отвлечься.

Больше она не могла сидеть без дела. Если чем-нибудь заняться, то можно избавиться от хандры, поэтому Ольга решила прибрать на кухне. Когда она проходила мимо входной двери, у неё вдруг сильно и частозабилось сердце. Она прислушалась. Тишина. Уже подумав, что ей почудилось, она услышала за дверью какой-то шорох. Она снова прислушалась, затаив дыхание. Ни звука. Она выругала себя за глупость, и в этот момент раздался звонок.

 

Глава 2

 

Ольга пришла на выпускной бал в чудесном белом платье. В то время длинные платья уже не носили, стараясь подражать моде. Все девочки предпочитали платья выше колен, и не имело значения красивые у них ноги или нет. Каждая хотела казаться взрослой и раскрепощённой, хотя комплексов было достаточно. Ольга никогда не стремилась кому-нибудь подражать, всегда стараясь быть естественной: и в классе, и среди сверстников, и дома, и перед учителями. Вранья в любом его проявлении Ольга не признавала, поэтому зачастую смотрела на своих подруг когда с непониманием, когда снисходительно. Иногда они, стремясь быть лучше, чем на самом деле, немножко привирали, а потом частенько пожинали плоды своей лжи. Ей было их жаль, но давать советы она никому не хотела, хотя многие девчонки обращались к ней за помощью в той или иной ситуации. Большинство одноклассниц завидовали ей, ведь у Ольги был взрослый парень, который окончил школу четыре года назад, уже отслужил в армии, а главное имел неплохую работу с приличной зарплатой. Таким ни одна из учениц старших классов похвастаться не могла.

Александр стал дружить с Ольгой, когда та была ещё в восьмом классе. Походы в кино с последующим обсуждением фильмов, прогулки в городском парке, где он обязательно покупал ей мороженое на палочке, катание на велосипедах. Постепенно их дружба переросла в нежную любовь, но по-настоящему они впервые поцеловались, когда Александр пришёл из армии. Оля любила читать классику, особенно Тургенева, и хотела быть похожа на его героинь. С Александром у них были романтические отношения, и он не настаивал на большем, а Ольга решила для себя, что их близость состоится после свадьбы. Молодые люди договорились, что поженятся, когда Ольга поступит в юридический институт.

 

Вот и сейчас она стояла в актовом зале школы, словно Золушка на балу, ожидая своего принца. Он должен был появиться с минуты на минуту. Саша никогда не видел её такой нарядной, и девушка очень хотела понравиться своему любимому. Оля была убеждена, что он будет поражен, увидев ее в новом облике. Ведь выбирая ткань на платье, а потом его фасон, покупая с мамой белые туфельки, делая нарядную прическу, и даже тогда, когда она неумело красила светло-розовым лаком ногтики, она думала о нем и старалась только для него одного, для Сашеньки.

— Олька! — позвала подбежавшая одноклассница Таня, которая особо не жаловала Ольгу. Она была завистливой и всегда норовила уколоть, Ольга это давно знала и старалась не обращать внимания.

— Вижу, — спокойно ответила Ольга, но посмотрела в ту сторону, куда показывала Таня.

— Ой, какой франт. Ну, прямо принц. А как ему идёт чёрный костюм, — с ехидством в голосе сказала одноклассница.

— Слушай. Шла бы ты, — с раздражением произнесла Ольга. Она редко бывала грубой, но сегодня она никак не хотела тратить вечер на глупую болтовню.

— Да, ладно, я пойду, — укоризненно протянула Таня. — Я ещё посмеюсь, когда он тебя бросит.

— Не твои заботы, — пытаясь не показать, как ее ранили эти слова, ответила Оля. Ей не хотелось обидные слова этой недалекой девчонки принимать близко к сердцу. Хотя той удалось подпортить Ольге настроение.

Многие из ее подруг тайно завидовали Ольге, ведь Александр был симпатичный, да и еще столичный житель, а в их городке работал после окончания техникума.: он был из столицы и приехал на работу в их провинциальный городок. Все из ее окружения знали, что она поедет поступать в институт в столицу, где у нее была возможность не только учиться, но и выйти замуж за Александра. Анжела что-то в этом роде

Александр шёл по залу, окидывая взором присутствующих, которые сразу же обратили внимание на высокого, стройного, подтянутого юношу, в чёрном в узкую серую полоску костюме, отлично сидевшем на нём. Длинные темные, вьющиеся волосы, зачесанные назад, слегка касались воротника рубашки, темно-синий галстук подчёркивал ослепительную белизну сорочки.

Несколько раз его взгляд скользнул по девушке, но не остановился на ней. Карие глаза Александра под ровными почти сросшимися бровями всё искали Ольгу. Чуть пухлые губы иногда сжимались, а ровный нос еле заметно морщился. Ольга издалека ощущала его смятение, она прекрасно знала, что именно таким бывает выражение его лица, когда Саша волнуется. Александр буквально в двух метрах прошёл мимо Ольги, не заметив, но, сделав ещё шаг, юноша остановился. Он повернул голову вправо, и его глаза расширились. Он в упор смотрел на Ольгу и не верил, что перед ним стоит его дивная девушка.

— Оля? — недоверчиво спросил он.

— А чему ты так удивлён? — она сделала несколько шагов навстречу. Они стояли почти вплотную друг к другу.

— Я никогда не видел тебя в таком платье. Ты просто принцесса, — он слегка волновался.

— Ты тоже очень хорошо выглядишь — как будто из голливудского фильма.

Они весь вечер не отходили друг от друга. Танцевали только вальс, а когда приходил черед быстрых танцев, то уходили в сторону и смотрели на танцующих одноклассников Ольги. Им было хорошо вдвоем, время пролетело незаметно, но волшебный бал закончился ...

Уже занимался рассвет, когда они подошли к подъезду дому дома, где жила Ольга. После выпускного вечера они долго гуляли по излюбленным местам. Им обоим нравилась набережная Днепра может написать просто реки без упоминания названия — самое красивое место в их городке, с изящными светильниками и лавочками на гнутых металлических опорах в виде львиных лап. Ольга с легкой грустью прощалась со школьной жизнью, со своим детством. Она ничего не говорила Александру, так как считала, что это её личные переживания, следовательно, не стоит в них никого посвящать. Вернее, она полагала, что даже любимый человек может быть ограждён от некоторых её мыслей. Это было первое заблуждение в их отношениях с Сашей, но тогда она была наивна и хотела обычного женского счастья, которого так ждала. Объятия Александра были приятны, но кроме поцелуев он больше ничего не позволял. С трудом она представляла новую взрослую жизнь, где ее ожидала необходимость принятия серьезных решений, которые были неизбежны.

— Мне кажется, ты о чём-то постоянно думаешь? — спросил Александр, нежно прижимая Ольгу к своей груди и заглядывая в ее зелёные глаза, в которых блестнули слезы.

— Нет. Я вспоминаю школу, — она хотела сохранить свою маленькую тайну даже от любимого человека. Да, она любила Александра и любила безоглядно, но существовала черта, за которую пустить его она не могла.

— Ты жалеешь, что твоя беззаботная жизнь закончилась? — Александр коснулся коротким поцелуем ее губ.

— Да, немного. Саша, спасибо тебе за сегодняшнюю ночь. Я была счастлива. Да, очень счастлива. Правда. Я хотела, чтобы наши отношения сохранились на всю жизнь. Я никогда не смогу больше никого так любить. Что бы ни случилось в жизни, ты для меня будешь самым лучшим мужчиной на свете. Я тебя очень люблю, — она прильнула к его губам, и время остановилось.

— Я тоже буду тебя любить всю жизнь, чтобы с тобой не случилось. Ты только мне верь, — он нежно в очередной раз привлёк ее к себе.

— Я счастлива. Хоть и говорят, что любви не бывает, но я уверена — у нас все будет хорошо. Мы ведь созданы друг для друга, — она заглянула в его глаза.

Они ещё раз поцеловались, зная, что завтра снова будут вместе, но чувствуя, что сегодняшняя ночь и эти ощущения уже никогда не повторятся. Они вместе перешагнули рубеж, где начиналась взрослая жизнь. Многое придётся решать самим, что-то так и останется нерешенным, но это будет их жизнь и только их, в которой они будут жить друг для друга и станут единым целым, как и мечтали.

 

* * *

На небе всё чаще появлялись серые рваные облака, намекая, что осень проходит и скоро наступит зима. Ветер безжалостно срывал пожелтевшие листья с веток деревьев, его внезапные порывы приносили с собой мелкие холодные капли дождя, затем облака рассеивались, и выглядывало осеннее солнце. Унылая, пожухлая трава в парке наклонилась и словно ждала, когда ее припорошит снег и спрячет от угрюмой осени под легким пушистым покрывалом.

Ольга медленно шла после занятий в институте через старый парк, в котором они любили бывать с Александром. Позади поступление на юридический факультет, их свадьба… Всё было чудесно, но на Ольгу иногда находила грусть, причину которой она не могла понять. Такое уныние приходило ненадолго, но всегда оставлялоотпечаток в ее душе. Откуда бралось волнение перед будущим, она не понимала. Правда такая апатия так же быстро уходила, как и приходила. Вскоре её воображение рисовало лицо Александра и она, улыбаясь, бежала в магазины, потом домой готовить ужин для любимого мужа. За однообразными заботами бежали дни, она ощущала себя вполне счастливой. Минуты уныния забывались, а когда появлялись вновь, она вспоминала предыдущие и не ожидала, что однажды эти мгновения посетят её и сольются в один длинный отрезок жизни.

 

* * *

Наступил канун Нового года. С раннего утра Ольга хлопотала по дому — тщательно убрала квартиру и украсила ее к празднику, заботливо нарезала салаты и запекла мясо, выложила в вазу фрукты. Они решили встречать Новый год вдвоём, ведь это семейный праздник. Александр должен был придти к восьми часам. Она празднично накрыла стол, тщательно оделась, причесалась и стала ждать. Ольга прислушивалась к каждому шороху за дверью, но время шло, а мужа всё не было. Её приподнятое настроение медленно гасло — он уже задерживался почти на час. Ольга подошла к окну и прислонилась лбом к холодному стеклу. Она всматривалась в ночь, нависшую над Днепром. Сейчас она ничего не могла там рассмотреть, но её мысли рисовали картину, которую она видела отсюда не один раз: яркое солнце, серебристый снег, а вдали тёмная полоса реки, которая не замерзала даже зимой. Из тёмной ночи в её душу коварной змеей проскользнуло уныние, но оно было коротким, так как раздался долгожданный звонок в прихожей.

— Сашенька! — Ольга открыла дверь и бросилась на шею Александру. С её глаз покатились слёзы, и смешанные чувства овладели ею.

— Ты почему плачешь? — он осторожно отстранил ее и заглянул в глаза. — Не надо разводить мокроту.

— Я почему-то испугалась… — она почувствовала лёгкий запах спиртного.

— Извини, но я задержался на работе. Шеф не понял, если бы я с ним, вернее с нашими сотрудниками, не отметили Новый год. Мы выпили по бокалу шампанского.

— Я всё понимаю, — сказала Ольга, а про себя подумала: — Он признался, что выпил. Значит, говорит правду. Нет, я верю ему.

— Ну что, стол накрыт, моя хозяюшка? Я жутко проголодался, — Александр поцеловал Ольгу в щёку.

Но от его ласковых слов и поцелуя на молодую женщину повеяло фальшью. Стремясь проверить свое ощущение, Ольга прямо посмотрела в глаза мужа и впервые увидела злость в его глазах. Он был раздражен, но из всех сил сдерживался, чтобы не выплеснуть свое недовольство.

— Пошли за стол, — он начал раздеваться.

— Да, конечно, — по её телу пробежала мелкая дрожь. Что-то было не так, но что? Ольга в будущем часто будет вспоминать этот момент. Это был первый случай, когда Александр, как показалось Ольге, не был честен с ней.

 

Все последующие пять лет супружеской жизни были похожи как близнецы, только изредка происходили приятно неожиданные события, которые выпадали из привычного образа их жизни. Все праздники проходили по одному сценарию, за исключением того, что все больше спиртного употреблял Александр. Иногда на неё находила грусть и казалось, что в текущей жизни изменений не предвидится. Однако Ольга продолжала радоваться мелким приятным событиям: подаренным цветам часто без повода, кофе в постель, коробке конфет. Она прилежно училась, вела дом, а Александр, как положено, работал и приносил деньги. Каждое лето они ездили отдыхать на черноморские курорты, на отдыхе он позволял себе выпивать больше чем обычно. Ольга этому не препятствовала, так как думала, что за год упорной работы муж устал, а во время отпуска можно и расслабиться. Она ему верила, доверяла безоговорочно в любом, даже маленьком деле. Изредка он приходил домой раздраженным, но всегда ссылался на усталость и старался поскорее пойти спать.

— Милая, я сегодня задержусь, — сказал Александр, причёсываясь у зеркала, — мне надо решить кое-какие дела с шефом. Во время рабочего дня не успеваем, вот мы и договорились с ним решить текущие вопросы вечером.

— Насколько ты задержишься? — Ольга старательно смахивала мелкие ворсинки с пиджака, который был безупречно чистым, но ей хотелось поухаживать за мужем.

— Тебе какая разница? — воскликнул Александр и злобно взглянул на Ольгу. Это произошло впервые в их супружеской жизни, он ещё никогда не срывался из-за таких пустяков. Он вообще никогда не кричал на неё.

— Что? — Ольга от неожиданности отпрыгнула назад, словно ошпаренная. Она очень испугалась.

«Да как он может? Неужели это он? За что на меня кричит?» — в её голове роились вопросы, а ответов на них не было.

— И вообще. Моя мама говорит, что я с тобой ношусь как с писаной торбой. Мужчина не должен отчитываться перед женой, — он бросил расчёску на пол, — ты должна вести дом, а спрашивать о моих делах не смей. И вообще, мать говорит, что тебе надо подумать уже о детях.

— О детях? Ты же знаешь, я проверялась и совсем здорова. А твоя мама… — она уже не могла сдержать слёз, хлынувших из её глаз. Ольга закрыла лицо руками и бросилась в комнату, больно ударившись плечом о косяк двери, но эта боль была ничтожна по сравнению с душевной болью, которую она испытывала в этот момент. Девушка обессилено упала на диван, накрыв голову подушкой. Её тело содрогалось от рыданий. Сколько прошло времени — Ольга не знала, но её плач постепенно прекратился, и на смену ему пришла пустота. Она медленно приподнялась и села, опустошенный взгляд наткнулся на Александра. Тот стоял перед ней, потупив глаза.

— Прости. Я не знаю, что на меня нашло. Да и мама постоянно надоедает с этими детьми и прочим, — он как школьник переминался с ноги на ногу.

Некоторое время она смотрела на него, пытаясь понять искренность его слов. Не найдя ответа в душе, она отнеслась к нему снисходительно.

— Я прощаю тебя… Жаль, что пока у нас не получается родить ребёнка, — негромко произнесла Ольга.

— Я никогда не сделаю тебе больно, — он упал перед ней на колени и обхватил её ноги, — пожалуйста, прости.

— Я прощаю тебя…

— Я пошёл на работу. Постараюсь долго не задержаться, — он поднялся и вышёл из комнаты.

Шло время. Ольга по-прежнему чувствовала себя счастливой, только иногда наваливалась грусть, хотя вскоре проходила. Тот инцидент она постаралась забыть, хотя неприятный осадок остался. Правда, Александр всё чаще стал говорить словами матери, он стал вмешиваться в хозяйство, чего раньше не бывало. Она стала замечать, что муж приходит подшофе, но не придавала этому особого внимания. Ей не хотелось указывать супругу на это, Ольга вспоминала предыдущий скандал и боялась, что срыв может повториться. Александр, как и раньше, был нежным, ласковым, но денег в семью стал приносить меньше. Пока не было материальных затруднений, но Ольга, которая вела домашнее хозяйство, регулярно делала покупки, оплачивала счета, заметила, что денег им хватает только на необходимые нужды и это ее тревожило.

 

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль