Год спустя

0.00
 
Год спустя

I

Пролетел год. Я закончила девятый класс поступила в колледж возле дома. В деревню я приехала лишь в середине июня. Девчонок еще не было. Я была одна. Поэтому гулять дня два не ходила. Но однажды, катаясь на велосипеде я заехала на пастбище, где пастух Слава— коренастый мужичок с усами лет сорока дежурил со своим сыном Димкой. С ними я познакомилась задолго до событий того лета. Димка младше меня на год. За год он вытянулся и стал чуть выше меня, но остался такой же забавный, как и был. Вспоминаю, как пришла к Славке в конце позапрошлого лета и познакомилась с Димкой. Тогда он был маленький, с рыжими веснушками и всё время меня стеснялся, о чём его постоянно подкалывал отец. Сменяла их семья Чина: отец, дядя и младший брат Вася(кстати старше меня на год, но до сих пор выглядит лет на шестнадцать, а не на двадцать шесть). Однажды, когда мы играли в футбол не далеко от загона, я уговорила его пойти с нами. Особенно понравился Вася Олегу. Олег— парнишка из Москвы, маленький матершинник ( как его называли все), он младше меня на три года. Очень задиристый, но драк всегда избегал по причине трусливости. Все годы до нынешнего, он был, как Дима— маленький, но с чёрными волосами и большими серыми глазами, но за год он вытянулся, но повадки остались такими же детскими, что и были. Однако все его слова и шутки мною никогда не воспринимались остро, как и другими ребятами из деревни потому что все давно к нему привыкли.

Но, вернёмся к новостям…

От Димки я узнала, что Костя с друзьями вскрыли чужую машину, вытащили магнитолу и теперь у Кости большие неприятности. Чин пустился во все тяжкие. Начал много пить, а Ваню отчим устроил в колхоз управлять комбайном. В общем, новостей было очень много.

Тем же вечером возле своего дома я увидела две знакомых фигуры на велосипедах— это были Костя и Ваня. Они встали напротив моего дома и выглядывали, вероятно, меня. Как оказалось, стояли они так минут двадцать, а подойти и спросить они боялись, и если бы я их случайно не заметила, то они бы уехали.

Мы отошли от моего дома, чтобы ребята могли покурить и начали болтать о том, что случилось за год. Разумеется, я спросила у них и про косяк Кости и дело, которое на них завели. Костя сказал, что всё решилось, и что он в этом деле лишь свидетель. Это меня успокоило. Мы стояли и говорили о учёбе, я рассказывала на кого поступила, шутили. Вдруг, в одну минуту меня сзади кто-то так неееежно и аккуратно обнял и положив свою голову на плечо, аккуратно так поцеловал меня в шею. в этот момент сердце остановилось на пару секунд, а потом бешено заколотилось. Не теряя самообладания, я прервала тишину, которая повисла в этот момент:

Это что значит?

Это — ответил Ваня, — он по тебе так соскучился. Вот и ластится, как кот к банке со сметаной, — Костя с этих слов хоть и покраснел, но засмеялся вместе с нами.

Мы постояли ещё минут десять и разошлись. Ребята поехали домой, а я пошла тоже домой, не выпуская мысль из головы, что Костя по мне скучал, как и я по нему.

На следующий день бабушка уехала в город за пенсией, а мы с дедом остались одни. Вечером я ездила на речку наломать для коз ветловых веток, чтобы дать их в качестве корма на ночь. Чтобы дать козам ветки на ночь, их нужно обламывать ещё на меньшие по размеру веточки, чтобы животные могли их без особого труда жевать. Этим процессом и занимались мы с дедом, когда в калитке нарисовался Костя. Лицо его сияло довольной улыбкой, как у чеширского кота. Мы с дедом почти закончили с ветками, поэтому дед сразу же отпустил меня гулять, что было удивительно, потому что дед был у меня строгий.

Странно, но Костя был один. Без всех друзей. Когда мы вышли на дорогу, по которой ребята приходят в деревню и уходят из неё, то увидели, как по дороге на красном велосипеде “Стелс”, мчит наш друг Ваня.

В это лето Костя и Ваня купили на двоих подержанный мотоцикл Иж — “Юпитер-5”. Длят ого, чтобы мотоцикл ездил, его нужно было отремонтировать. Этим и занимались мальчишки, пока не узнали, что приехала я.

Вообще, говоря о деревенских ребятах, можно сказать, что страсть к любой технике у них в крови, как, в принципе, и страсть к приключениям на известную пятую точку. В сёлах ребята могут с лёгкостью перебрать любой двигатель: будь то трактор или машина, или мотоцикл. Из груды металлолома собрать средство передвижения. Я знаю человека, который по дороге в клуб на дискотеку потерял какую-то важную детальку мотоцикла, от чего последний заглох, а через 2 минуты, найдя на обочине трассы какую-то резиночку или проволочку от банке, парень уже на всех порах мчался на этом же мотоцикле в соседнее село на танцы в местный ДК. Костя с Ваней были такие же сельские ребята, а говоря о Косте, можно сказать, что руки у него были золотые. Он мог в доме починить всё, что угодно. Табуреты, полки, электрика, машины, мотоциклы — переставали ломаться, побывав в его руках.

В этот день мальчики после обеда также взялись за своё приобретение. Затем помылись и собирались вместе прийти ко мне. Но толи Ваня долго собирался, толи Костя торопился, парни разминулись. Костя, сев на велосипед, поколесил в сторону моего дома без своего закадычного друга.

Ваня, придя к товарищу домой, узнал, что тот, взяв велосипед куда-то уехал. Получив эту информацию, Ваня сразу понял куда делся Костя и пошёл домой за велосипедом. Красный стелс, на котором рассекал по моей деревне Ваня принадлежал его старшей сестре. Зная своего брата, сестра не захотела давать свой велосипед в этот раз. Семья Вани жила на первом этаже четырёхэтажного дома в глубине села, и пока сестра ходила в ванную, наш друг аккуратно спустил велосипед с балкона, перелез через перила и, сев на железного “коня” покрутил педали, надеясь догнать товарища, но последний уже подъезжал к бугру, за которым и по сей день скрывается от всех дорог и всего мира моя деревня.

Встретив Ваню на дороге, мы пошли к пастушьей будке. Пастух Слава этим летом сделал возле будки очень уютную пастушью веранду. Смастерил там лавки и столик. Вот на этой веранде расположилась наша компания, а потом пошли гулять вокруг деревни. Мы ходили, болтали, а когда начало темнеть, пошли ко мне в сад.

Мой сад очень скромный. По середине сада стоит по сей день крепкая, высокая и пушистая яблоня — ранет. Яблоки с неё никогда не были сладкими и для варенья также не пригодные, хотя козы с удовольствием их уплетали, когда приходили с луга домой. В жаркие дни пушистая крона яблони давала тень и, пережидая жару, чтобы вновь зайти в огород, мы часто садились на лавку под деревом и пили ледяную колодезную воду или кислый бабушкин квас, который до сих пор является для меня лучшим средством утоления жажды.

Мы с ребятами сначала сели на эту лавку, а когда стало прохладно, я принесла телогрейки, мы их расстелили, ребята подтащили поближе мангал, стоявший поодаль от нас и развели в нём огонь. После чего я пошла в другую часть сада, где росли другие яблони и принесла сладких яблок, которые мы, сидя на телогрейках возле мангала, запекали на огне. Вкус печёных на костре яблок— один из самых любимых вкусов моего детства. Ни в одной даже самой современной духовке не получатся такие вкусные яблоки. А вкус тех яблок, которые пекли мы в тот вечер навсегда будет для меня особенным.

 

II

 

Прошла неделя. Наконец-то приехала Настя и мне перестало быть скучно. Я на радостях рассказала ей все последние новости. Мы каждый день ходили в лес. То за травяным чаем, то за луговой клубникой, то за цветами для бабушек. Травяной чай: чабрец, душица, зверобой, липовый цвет… в детстве мы каждое лето ходили на луга и в леса собирать травы. В процессе сушки, а затем, в процессе заваривания, травы (особенно чабрец и душица) дают сногсшибательный аромат, который распространяется на всю округу. В деревне в конце августа, когда основной урожай собран празднуют три спаса: яблочный, медовый и ореховый все соседские старики собирались на самовар к моему деду. Приносили с собой своё варенье, мёд, конфеты, другие вкусности и пили ароматный травный чай из самовара моего деда. Вода из самовара, пропитанная запахом празднества, всегда нравилась нам с сестрой и нашим друзьям. Она казалась нам всегда вкуснее чем из чайника. Несколько лет назад труба в дедовом самоваре перегорела, а новый самовар стоит достаточно дорого, поэтому постепенно подобные посиделки стали уходить в прошлое.

После леса мы с Настёной разошлись по домам помочь родным в огороде, а вечером встретились, чтобы прогуляться вокруг деревни. Как раз обещались приехать друзья.

Вдруг, увидели, как навстречу к нам идут ребята из соседней деревни, которая находится в двух километрах от нашей. С этими ребятами в нашей деревне не очень любили общаться. Немного неприятные парни. Мы из вежливости с ними поздоровались. Они предложили прогуляться. Мы с Настей от скуки согласились. Один из них Илья, высокий брюнет с серо-голубыми глазами, мой ровесник, всю дорогу собирался со мной о чём-то поговорить.

Мы дошли до посадки. Парни хотели разжечь костёр, и пока друзья предпринимали тщетные попытки разжечь огонь, Илья отозвал меня на пару слов.

Это, я чё пришёл, — начал он. — Ты мне давно нравишься. Может, давай будем с тобой встречаться?

Я слегка опешила. Не ожидала, что услышу такое от человека, который, мягко говоря, мне не нравился.

Вау! Это неожиданное предложение. — Начала я.

Может быть, сейчас я тебе сделаю больно, но нет. Я не буду с тобой встречаться — продолжила я.

Но почему? — Спросил Илья

Я люблю другого.

Кого? Костыля? Да ему пофиг на тебя!

Мне всё равно на то, что ты мне сейчас говоришь! — отрезала я. — Бери своих друзей и уходи.

Закончив разговор, я позвала Настю, и мы ушли из посадки. По дороге я рассказала Насте почему мы так резко подорвались. Она очень удивилась новости. Путь наш пролегал через загон, и на этом пути нам встретились Костя, Ваня и Чин. Нашей радости не было предела. Они извинились, что опоздали. Их железный конь снова не завёлся. У Кости накануне был день рожденья и ребята привезли с собой пиво, чипсы и сосиски, чтобы отметить это дело. Во время не получилось так как в день его рождения лил дождь и размыл дороги. А в планах были шашлыки.

Мы, встретив ребят, снова пошли в ту же посадку, где 15 минут назад мне в любви признавался Илья.

Откуда ушли, туда же идём, — усмехнувшись сказала Настя.

Ага. — ответила я — Разжечь костёр — попытка номер дцать.

В смысле? — спросил Костя.

Да сейчас фроловские приходили Насте в любви признавались — ответила моя подруга.

А ты что? — спросил у меня мой парень.

Как видишь, с тобой иду — ответила я.

Дальше мы пришли к месту кострища, ребята с первого раза развели костёр. На что мы с подругой чуть ли не хором подметили: “Вот что значит — руки из нужного места растут!” — и засмеялись.

Так как у Кости накануне был день рождения, то я вручила ему духи, которые купила на скопленные деньги. Ваня начал травить байки про то, как ребята проводили время с осени по весну и в этот момент он случайно проболтался, что Костя был не свидетелем, что он мне соврал. Я встала с берёзы, на которой сидела, развернулась и медленно пошла прочь, сдерживая слёзы. Мне было всё равно на то, что случилось с ним. Мне было обидно, что он мне соврал. У оврага, через который проходила дорога из посадки в деревню, Костя догнал меня. “Настя!” — услышала я сзади приближающийся знакомый голос — “Настя, Настёна! Стой, блин!” — кричал Костя. И, догнав, взял меня за локоть. Я резко обернулась.

Почему ты мне соврал? — Смотря в любимые глаза, спросила я. — Я что? Чужая тебе? Чего ты боялся?

Я боялся, что ты не примешь меня или что твой дед меня к тебе не пустит — ответил Костя, опустив голову.

Деда он моего боялся… Да как ты не поймёшь, что ты мне очень дорог, и что я люблю тебя?

Я знаю это, знаю. Просто было стыдно перед тобой. Ты такая, а я… я как бандит с большой дороги — ответил Костя и нежно обнял меня, а я, рыдавшая до этого, начала успокаиваться в этих, таких родных, таких тёплых объятьях.

Через минут двадцать после случившегося мы вернулись к костру и вместе с друзьями встретили рассвет. По утру мы разошлись по домам.

 

III

 

Вскоре приехала Катя и Настя стала ходить на гулянки с ней и с нашими местными ребятами. Катя не раз признавалась мне, что за отношения с таким, как Ваня ей очень стыдно. Понять её можно. Она — дочь обеспеченных родителей, и для неё все эти чувства и встречания с простыми ребятами были лишь небольшим развлечением на лето.

К концу июля Катя вновь разругалась с нашими ребятами и попросилась на гулянки со мной. Я, хоть и понимала, что она выбрала нашу компанию потому что больше не с кем гулять, а дома сидеть в четырнадцать лет очень не хочется, но взяла ей с собой. Хотя бы потому что мне, одной девочке, было скучно одной в компании ребят. Почти сразу Ваня с Катей вновь стали ходить за ручку. На следующий день после её появления в компании, наш друг подарил ей плюшевого мишку, на которого излил половину флакона Костиной туалетной воды, которую я подарила ему на день рождения. Подруга ходила довольная, как слон.

В одних из дней мы решили, что хватит ребятам ходить к нам в гости. Теперь мы тоже хотим пойти к ним. Назначили день, договорились с ребятами, что они нас встретят, но погода почти испортила все планы. На следующий день зарядил дождь. Мой здравый смысл говорил, что лучше в такую погоду остаться дома, ну или хотя бы в деревне, но, полная авантюризма душа Кати требовала приключений.

Может всё-таки не пойдём? — Спросила я. — Погода не айс сегодня. Да и ребята, думаю, в такую погоду нас явно ждать не будут.

Ну блин. Мы же обещали — ответила Катя. — И потом, дождь же сейчас закончился.

Правда, что дома сидеть? — завторила сестре Настя

И потом, ты же знаешь где они живут. Так что пошли. Тем более тыКостю давно не видела — не унималась Катя.

В конечном итоге, девчонки меня уговорили. Огородами мы пошли в путь. Сёстры скинули свои резиновые сапоги в малине, переобулись в кроссы и я вместе с ними направилась на выход из деревни.

По дороге нас два раза застал дождь. Мы промокли до нитки. Когда я в итоге постучалась в дверь Кости, мне открыл дверь мой озадаченный молодой человек. В эту погоду они с Ваней ну совсем нас на ждали, которого, кстати, дома у Кости, на удивление, не было. Когда дождь закончился и мы немного обсохли, решили прогуляться до дома Вани. Он был удивлён нашему появлению не меньше Кости и единственное, что он сказал: “Вот вы, блин, отчаянные!”. На это Катя ему ответила: “Ну мы же сказали, что придём!” Мы провели чудный вечер. Болтали, бесились, играли. Самым главным для меня в тот момент было то, что МОЙ Костя был рядом со мной. Он обнимал меня, я растворялась в его объятьях, и другого было не нужно.Под утро мы пошли домой и ребята пошли нас провожать до самой деревни. Я, Настя и Костя шли бодрым шагом, сзади нас прогулочным шагом плыли Ваня с Катей и мило о чём-то щебетали.

 

Время летело быстро и весело. В один из дней я обнаружила, что Костя боится щекотки. В тот вечер мы чуть не перевернули постушью будку в порыве забавы, занявшей на час. В это же время в вагончике спал Серёга. В один момент мы с Костей почувствовали запах палёного и вылетели пулей из будки с криком “ГОРИМ!” — Костя на силу растолкал Чина и тот лениво, словно медведь после зимней спячки, вышел из задымлённой ночлежки. Через две минуты Слава вынес из будки кусок пластика, который ещё минут 20 назад был кружкой Nescafe и сказал:”Эх, хорошая была кружка” — как оказалось, Дима, разводя печку в вагончике забыл убрать кружку с печки и она о себе напомнила, когда внутри появился едкий дым.

В начале августа девчонки уехали в Москву. Я вновь осталась одна. К этому моменту мои товарищи доделали-таки свой ИЖ-ЮПИТЕР. Причём, почему-то решили, что без глушителя мотоцикл работает на много лучше. Однажды они заехали на деревню и я их чуть не убила за это, потому что много раз просила: “Костя, будешь подъезжать к деревне, глуши двигатель, катись по инерции”. Как итог, виноватые глаза в пол и ответ: “Блин, я забыл”. Долго злиться на него в этот момент было невозможно, поэтому мои нравоучения были быстро свёрнуты.

В середине августа в один из дней на деревню накатила буря, которая нагоняла страх на всё вокруг. После неё оставались только поломанные ветки, а иногда, и деревья. На плотине, через которую пастухи гоняли тёлок, повалилось дерево, и животные, натыкаясь на огромный сук, начинали пугаться и тупить. Пастухи просили председателя колхоза спилить его, который пугал тёлок. В этот день я, ожидая Костю пришла к загону. В тот день вечером работали пастух Славка с сыном Димкой. Я нашла их на плотине. Они решили самостоятельно спилить мешавший сук обычной ножовкой. От нечего делать я начала им помогать. Около часа прошло с начала работы до момента, когда мы всё-таки его спилили.

В августе темнеет быстро и ночи всегда очень тёмные. Даже луна на небе почти не разбавляет черноту вечеров. Слава заварил свой пастуший чай, который Димка называл заваркой. А мне нравился этот чай. Он был очень крепкий и ароматный. Вскоре послышался знакомый звук мотоцикла и к загону минут через 5 подкатили Костя с Ваней. На их лицах сверкали улыбки. Мне кажется, в тот момент, Костя больше радовался тому, что их с Ваней чудо техники всё-таки поехало и так далеко проехало. Эта мальчишеская радость таким вещам всегда меня умиляла. Согласитесь, круто же, когда вещь, которая упорно не хотела работать всё-таки в конце концов заработала.

Пока мы с Костей сидели голубками на веранде, Димка с Ваней рассекали на мотоцикле. Ближе к часу ночи мы решили, что пора бы расходиться. Тем более утром Костя должен был ехать в Спасск. На днях он должен был поступать в училище. Но вот не задача, Ваня с Димой пока катались, потеряли крышку, которая закрывала аккумулятор мотоцикла. Ваня начал бухтеть, причитать, ходить взад и вперёд, вспоминать где крышка. Мы с ребятами подкалывали его. Ну это очень смешно выглядело. Через минут двадцать страданий крышку он нашёл. Но теперь стояла новая задача. Найти хоть что — то, что могло закрепить крышку на месте. Бухтений началось ещё больше.

Так, нужна или проволочка или верёвочка. Или верёвочка, или проволочка. Дима, у вас нет ненужной верёвочки?

Зачем? Вешаться — давясь от смеха проговорил Дима.

Мы с Костей тоже смеялись. Смеялся над собой и Ваня.

А ты чё ржёшь? — спросил у Кости наш суетливый друг. — Ты же тоже домой не уедешь.

Ну, я, если что, к Настюхе на сеновал пойду — усмехнулся тот в ответ.

Ишь ты! Какой хитрец! — сказал Ваня и засмеялся.

В третьем часу ночи в пастушьей будке всё-таки была найдена проволочка и крышка была установлена на место. Парни сели на своего чёрного коня, мы поцеловались с Костей на прощание, и мои друзья поехали в сторону дома. Но уехали они не далеко. На выезде из моей деревни у них на мотоцикле сел тот самый аккумулятор. И, толкая, вдвоём тяжёлый мотоцикл, хохоча над самими собой, они пришли обратно к будке.

Что-то вы быстро вернулись, добры молодцы — подшутил над ними Слава.

Да вот… аккумулятор сел — ответил Ваня с улыбкой.

Дядь Слав, дай аккумулятор зарядить, — проговорил Костя.

Ещё час парни заряжали аккумулятор, и, наконец-то, уехали. Я тоже пошла домой, прокручивая в голове забавный день. А на следующий день я узнала, что парни всё-таки не доехали на своём коне до дома. Заряжали они его, заряжали, но аккумулятор так и не зарядился. Утром Ваня с Костей уехали домой на уазике, на котором колхоз развозит пастухов, а чуть позже, забрали и свой горе — аппарат.

 

Костя уехал. В Колхозе начали убирать ячмень. Зерно ячменя созревает поздно, под конец лета, когда жёлтый колос начинает клониться к земле. Уборка зерна идёт с раннего утра и заканчивается поздно ночью. Иногда, чтобы убрать конкретный участок, комбайнёры ночуют в поле. В тот год комбайны приехали к нам за полторы недели до конца лета. Я относила мусор и когда шла с помойки в сторону дома, заметила, как один комбайн активно мне мигает. Я решила прогуляться вдоль поля до дальней его кромки так как меня одолевало любопытство. Я с детства ходила с нашими мальчишками на поле во время пахоты или уборки зерна для того, чтобы напроситься у трактористов и комбайнёров покататься с ними. Иные даже давали нам порулить махиной. Мы были любознательными детьми и, такое развлечение было нам за радость. Правда, мне за такое веселье не раз прилетало дома от деда с бабушкой, но меня это мало останавливало. Одному трактористу, дяде Алику за катания мы собрали целый бидончик вишни, из которой его жена сварила вкуснющий компот. Дядя Алик угощал нас этим компотом в обед на следующий же день. А сейчас мне стало просто любопытно узнать: “кто же мне мигает”. Комбайнёром оказался брат моего старого и не очень приятного знакомого. Знакомый этот, как ни странно, был с ним и очень хотел со мной о чём-то поговорить. Я согласилась прокатиться один заход по полю. Мы сидели в кабинке и общались. Брат друга знал Костю, слышал обо мне. И, в какой-то момент разговора сказал мне: “А знаешь почему Костыль до сих пор не привёз к нам познакомить со всеми? Потому что боялся, что тебя у него уведут”. В этот момент я ответила, что ни один человек не сможет увести меня у Кости. “Ну-ну” — ответил парень. Прокатившись, как и обещала, один заход, я высадилась по середине поля.

Вечером следующего дня Вася передал мне от Кости, чтобы я катилась ко всем чертям. Я сначала не поняла в чём дело, но разболтавшись с Васей, узнала, что монами узнал про мою вчерашнюю встречу с этими самыми знакомыми. Мне две минуты хватило на то, чтобы решиться прогуляться до Кости. За полчаса я пробежала расстояние между деревнями. Я бежала, а на глаза накатывали слёзы. Я не могла поверить, что Костя поверил в чьи-то сплетни и не пришёл поговорить тет-а-тет. Это сейчас я понимаю, что, возможно, он ждал повода, который я упорно не давала ему потому что слепо любила его. Когда я добралась до дома возлюбленного, его не оказалось дома. Я очень быстро нашла в темноте его дом. Дверь мне открыла его старшая сестра.

А Кости дома нет — сказала она.

Где он? — С мольбой в голосе спросила я.

Не знаю. Может у Чина — ответила она и закрыла дверь.

Слёзы заволокли мои глаза. Я брела по чужой деревне и не знала что мне делать. Я винила себя, я корила себя, я искала способ всё исправить, но судьба не давала мне шанса. Возле одного дома я села на лавку. А через 3 минуты из двери вышел пьяный отчим Чина. Тогда я поняла, что пришла по адресу. Увидев меня дядя Витя крикнул в дом: “Костя, невеста пришла”. — Через минуту из дома вышли Чин, Костя и Ваня. Чин практически сразу ушёл. Я пыталась объясниться с Костей, но он не хотел ни видеть меня, ни говорить со мной. Я умоляла его выслушать, я просила прощения, но в конечном итоге, моя любовь скрылась в доме. внутри меня в тот момент сломалось что-то и от боли ломило тело. Хотелось выть. После того, как Костя ушёл, со мной на лавке остался Ваня. Как истинный джентльмен, он остался меня успокаивать, а в конце проводил меня до конца деревни.

 

***

 

Путь до моего дома пролегал через деревню, которая находилась между моей и Костиной. Я уже шла мимо пруда, как услышала, что кто-то догоняет меня на велосипеде. Затуманенные от слёз глаза не сразу рассмотрели человека на велосипеде.

Настя, ты чтоли? — сказал знакомый голос. — Ты плачешь?!

Это оказался Вовка. С ним я была знакома задолго до знакомства с Костей. Однажды, когда я с ребятами из моей деревни поехали в эту деревню на пруд купаться. А напротив этого пруда как раз созрела вишня. Накупавшись в пруду, парни облепили вишню, как грачи берёзу. Я не полезла, а стояла и ждала, когда мои товарищи закончат мародёрничать. В этот момент ко мне подъехал Вовка с другом. Слово за слово, в итоге познакомились.

В этот раз наша встреча произошла при очень грустных обстоятельствах. Я, рыдая, рассказала ему свою грустную историю, а он пытался всеми силами меня успокоить

Оставалась неделя до моего отъезда в Рязань. Всё это время я гуляла в компании Вовки. Всё это время я почти не говорила, и, тем более, старалась не говорить о Косте и о том, что происходило внутри меня. Там внутри у меня всё перевернулось: дни, ночи, чувства. воспоминания… Я не знала хорошо мне сейчас или плохо… Спасибо Вовке, что в тот момент подал мне своё плечо, и не дал утонуть в слезах.

Однажды, в один из крайних дней, мой друг Володя предложил мне начать встречаться, я, что вполне ожидаемо, отказалась. Потому что во-первых я его не любила, а любила другого, а во-вторых, я не умею пользоваться людьми. Одно представление того, что я начала бы отношения лишь потому что в данную минуту мне плохо, и лишь бы задушить эту боль, вступала бы в отношения с другом, я отметала сразу. Не правильно это. Не по-человечески. Особенно к тому, кто тебе открывает душу и даёт ключ от сердца.

 

IV

Прошёл ещё год. Наши ребята сдружились с Васей и Димой. Вечера стали часто проходить возле загона, но мои появления были там крайне редкими. За всё лето Ваня заезжал ко мне пару раз. Мы дружески болтали о том и о сём. Я от скуки “замутила” с Чином, хотя всё время, что мы с ним гуляли, я не забывала ему говорить, что всё ещё люблю Костю. Я говорила это всему и всем. Напарником Васи в этот год был Рома. Он — типичный деревенский парень. Очень простой. Всё время шутил и кого-то подкалывал. Ему было около тридцати.

В один из дней, когда я пошла на колодец за водой, Рома приехал на деревню на чьём-то скутере и подъехал ко мне.

Настюх, ты сегодня придёшь?

Не знаю. А что там у вас делать?

Ну там это, Костя приехал…

Шутишь?

Нет. Какие шутки? Я серьёзно — ответил мой собеседник и покатил дальше.

Занеся вёдра в дом, я привела себя в порядок и переоделась за пятнадцать минут и, сказав домашним: “Я ушла гулять!” — помчалась к загону.

В этот момент там было много народа. Были Вася, Чин, Олег и другие ребята. Была и Настя с подругой, которую Настёна привезла погостить. Когда я пришла, то первым увидела Чина. Он тоже меня видел, но он болтал с каким-то парнем попивая пиво, и даже не подошёл ко мне, а просто поздоровался. Я тоже поздоровалась и пошла на веранду. Там была накрыта небольшая “поляна”. Стояли несколько бутылок пива и водка. Там же находились девчонки и играли в карты. Я подсела к ним, начали шутить, болтать, но изнутри мне передавалось сильное волнение, которое я старалась скрывать.

Начинало вечереть. Все собрались на веранде. Пришёл и ОН — тот, кто заставлял моё сердце, разрывая грудную клетку, бешено проситься наружу. Я сидела в дальнем углу веранды. Он сел напротив. За всё то время пока все находились там и, попивая кто пиво, кто водку, я не проронила ни слова. Возле меня стоял стаканчик с пивом, но я почти не пила из него. Я просто сидела и молчала. В какой-то момент он заговорил:

Привет.

Привет — ответила я.

Ты стала другая…

Какая?

Молчаливая, неразговорчивая. Я помню тебя всегда весёлой.

Возможно…

Встречаешься с кем-то?

Нет — ответила я и почувствовала, как к горлу подкатывает ком.

Почему?

А я никого не люблю, ответила я ему и ушла с веранды.

Я стояла у края загона и смотрела на тёлок, мирно отдыхающих в своём стоиле. Кто-то жевал жвачку, кто-то лежал, кто-то лизал из кормушки соль, а кто-то из животных с любопытством смотрел на людей, находившихся у загона. Я старалась перебороть в себе надвигающуюся бурю, старалась хоть немного прийти в равновесие и гармонию с собой и происходящим вокруг. И, когда мне показалось, что буря почти улеглась, подошёл Костя.

Ты не вероятная. Я никогда не думал, что можно меня так любить. Меня никто не любил и не ждал.

Я молчала.

Я не понимаю почему ты ко мне привязалась. Мы же даже не спали. — продолжал он — и ведь, ты же знала, что я приеду…

Разве чтобы полюбить человека обязательно нужно с ним переспать? — спросила я, собравшись с силами — Человека любят не потому что с ним спят. Человека любят потому что любят. Я не смогла тебя забыть. Не было дня, чтобы я не думала о тебе или не пыталась не думать. В каждом человеке я искала хоть капельку похожего на тебя. И это нельзя объяснить.

В этот момент полились мои слёзы. Они потекли сами собой, я не могла остановить их. Костя не знал что делать в этот момент. Он сначала потерялся, но потом подошёл и обнял меня. Я заплакала ещё сильнее. Это было моё бессилье. Моя слабость. Мы простояли так минут десять. Это видели все. Видел и Чин, который к тому моменту успел изрядно напиться и чуть не устроил скандал, но Костя его остановил. После он сказал: “пойдем я отвезу тебя домой”. И, предупредив друга, с которым приехал, Костя завёл скутер и повёз меня домой.

Когда мы доехали, то сели на лавку возле дома и стали разговаривать. Он всё не мог понять как такое возможно, и, почему я так и не смоглаего отпустить из своего сердца и головы.

Наверное, я всё ещё не знаю что такое любовь— сказал он. — У меня ещё никогда такого не было. Я не влюблялся. Да, мне нравились девчонки и нравятся, но так, как ты меня любишь, я ещё никого не любил.

Знаешь, если бы ты сказал мне сейчас одно только слово, то, клянусь, я в тот же миг всё бы бросила и уехала бы с тобой.

Я знаю. Но мы сейчас ничего не решаем. Если бы нам было немного больше лет. Хотя бы лет двадцать, то я бы взял тебя с собой и уехал, но я не могу.

Начинало светать, и мы решили не прощаться, а пойти ко мне на сеновал. Мы просто лежали и болтали, а потом уснули. В один момент нас там обнаружила моя мама и потом ещё долго подкалывала по поводу детей, но это другая история…

Костя был ещё два дня у мамы в деревне, и все эти два дня он вечерами приезжал ко мне. Не было на свете счастливее девчонки, чем я. Три этих дня до сих пор хранятся где-то в моём сердце.

  • Осень / Васильков Михаил
  • Обеденная зарисовка / Андреева Рыська
  • Недопустимая серость / MaglihorN
  • Бес попутал / Katriff
  • МОИ АФОРИЗМЫ / Сергей МЫРДИН
  • Доброволец, волонтер / В ста словах / StranniK9000
  • Афоризм 595. О хотении. / Фурсин Олег
  • Пролог / Шестая группа крови / Некий Александр
  • ДЕД / Никитин Алексей
  • Афоризм 521. О себе. / Фурсин Олег
  • Афоризм 135. Почти черный юмор о жизни. / Фурсин Олег

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль