Пропавшие в Панаме / Ташкинова Надежда
 

Пропавшие в Панаме

0.00
 
Ташкинова Надежда
Пропавшие в Панаме

Я до боли и онемения сжимала руку Крис. Она давно перестала кричать и только прерывисто и хрипло дышала, отчего создавалось ощущение что держу не свою лучшую подругу, а древнюю старуху, которая почему-то оказалась здесь, рядом со мной.

— Крис, ты как? — еле слышно позвала я

Ответа не последовало, лишь хрип на секунду стих. Она явно слышала меня, но на ответ сил хватало. Ее ногу доедала гангрена. Еще вчера состояние Крис было гораздо лучше, она хотя бы могла говорить. Вчера…как это было давно. Каждый день как безумный фарс. Чертовы джунгли, чертова Панама! Будь они прокляты! Забывшись, я изо всех сил сжала руку, отчего ладонь подруги хрустнула, и она еле слышно вскрикнула.

— Прости, прости. Случайность. — прошептала я в ответ и прислонилась к дереву, пытаясь в кромешной темноте разглядеть хоть что-нибудь. А все должно было быть по-другому…

***

— Лис, Лис, ты чего? — я открыла глаза и увидела обеспокоенную подругу, трясущую меня за плечо. — Ты кричала во сне, и вся дергалась. Лис, ты в порядке?

Я откинулась на подушки и выдохнула. Обрывки сна еще бродили в голове, но составить из них цельную картинку никак не получалось. Только сердце, заходившееся в бешеном ритме, помнило жуткий сюжет, нарисованный утомленным мозгом.

— Мне снилось что-то плохое. Про джунгли. Ты там тоже была.

Крис засмеялась, затем нырнула ко мне под одеяло.

— Не надо было смотреть на ночь ужастики. Я говорила, что они не доведут до добра.

Она обняла меня и погладила по голове. Сердце потихоньку приходило в свой привычный режим, а пугающие обрывки растворились в рассветной пелене. Мы снова уснули, чтобы проснуться под будильник, объявивший о новом суматошном дне, когда должно начаться наше обучение испанскому. Но колесо Сансары начало свое движение, сулившее только боль и страдания.

— Мне очень жаль, — Мужчина перед нами смущенно развел руками. — Мы не смогли до вас дозвониться. Занятия переносятся на неделю. Прошлая группа задержалась, поэтому не успели подготовиться к новой. Еще раз приношу свои извинения.

В глазах предательски защипало. Черт, я так хотела скорее начать занятия, что почти не спала все прошлые дни и такой облом. Подготовка пошла насмарку, к началу обучения точно забуду половину из выученного. Я ведь уже представляла, как приду и всех удивлю знаниями, а теперь получается момент феерии откладывается еще на неделю, да к тому же придется снова и снова повторять материал. Класс!

— Лисанн, пошли. — Крис заметила мое резко вытянувшееся лицо и поторопилась вывести на залитую солнцем улицу. — Ну чего ты расстраиваешься, зато у нас появился шанс сходить на экскурсии намного раньше, чем планировали. Бука!

Она ткнула меня в надувшуюся от обиды щеку и хохоча отбежала подальше. Такого я стерпеть не смогла и кинулась вдогонку за ней. Мы носились по улицам как сумасшедшие, пугая птиц и редких людей своей неуемной энергией и угрозой врезаться в кого-то, что в принципе, произошло, когда Крис, не успев вовремя затормозить со всей силы впечаталась в парня, чуть не сбив его с ног.

— Воу, воу, полегче! — засмеялся он, схватив ее за плечи. — Так убить можно!

Я подошла к ним, рассыпавшись в извинениях.

— Простите, простите! Мы не хотели на вас нападать, наверное, это жара расплавила мозги. Я — Лисанн. А это Крис. — Я протянула руку для знакомства, пытаясь сгладить неловкую ситуацию.

Смуглый белозубый панамец внимательно посмотрел на нас и, протянув в ответ руку назвал свое имя — Фелисиано Гонсалес.

— Раз мы познакомились, то может стоит зайти в кафе и охладить головы? — предложил он, на что мы с радостью согласились. Жара действительно стояла невообразимая, так что холодный напиток, а желательно и душ из него, были бы весьма кстати.

— Так чем ты занимаешься, Фелисиано Гонсалес? — спросила нового знакомого Крис, когда мы нашли подходящее заведение с соломенной крышей, дающей спасительную тень, и живительными прохладными напитками. Очаровательная улыбка озарила ее лицо.

— Я гид, — ответил он, в штуку поклонившись. — Знаток всех тайных троп и король туристических групп.

— Так ты тот, кто нам нужен! — Воссияла Крис, — Как раз хотели сходить на пару экскурсий, так ведь, Лис?

Я улыбнулась и кивнула. Наверное, мы знали все о панамских достопримечательностях, ведь к поездке сюда подготовка шла уже давно и план походов был разработан в малейших деталях. Каждый вечер собирались в кафе, где работала Крис и до хрипоты спорили куда отправиться первым делом и что надо брать с собой. Но сейчас почему-то экскурсии не казались мне привлекательными, а темнеющий вдали силуэт вулкана пугал до дрожи. Сердце опять кольнуло воспоминание о сне и где-то внутри зашевелился червяк тревоги, отчего живот превратился в камень, а дыхание перехватило. Я потрясла головой и глубоко вдохнула. «Сдаешь, старушка», — сказала я себе мысленно.

— Ты водишь на вулкан Бару? — между тем продолжала Крис не заметив тревогу на моем лице.

«Черт, почему так не хочется туда идти?!»

— Я бы рекомендовал еще зайти на клубничную ферму, это как раз по дороге…

Их разговоры доносились как через вату. Я смотрела вдаль и не могла отвести взгляда от зеленого массива джунглей, вид на который открывался здесь с любой точки. В лучах садящегося солнца они смотрелись зловеще, а в шепоте трущихся друг от друга листьев казалось слышатся недобрые предсказания. Да, фильмы ужасов на ночь явно было не лучшим решением в жизни. Вот уже придумывать начала на ровном месте.

— Лисанн, как тебе идея отправиться послезавтра? — выбило из тревожных мыслей обращение Крис.

Я согласно кивнула, пытаясь не смотреть на пугающую темноту места, куда нам вскоре предстояло пойти.

Договорившись обо всем с Фелисиано, мы решили, что не стоит уже шарахаться по пустынным улицам и лучше пойти в свою комнату, снятую у приветливой женщины по имени Мириам.

— Слушай, у меня идея! — сказал Крис уже дома, — Раз завтра свободный день, то может сходим на мирадор? Я вычитала что есть маршрут, Эль-Пианисто называется, как раз доступный без гида и не требует никакой подготовки.

В животе вновь предательски сжалось.

— Не думаю, что это хорошая идея, — возразила я. — Мы уже обговорили с Фелисиано.

— Да брось ты, Лис! Это не дикая местность, а цивилизованный подъем, с тропинками и кафешками. Разве что фуникулера не хватает. Если ты чего-то боишься, то смею уверить что в этой комнате больше опасностей, чем на маршруте.

Доводы Крис показались здравыми, поэтому я решила плюнуть на все свои тревоги. Черт возьми, разве это не один из пунктов, ради которых мы приехали?! Остаток вечера прошел в поисках информации об «Эль-Пианисто» и составлении маршрута. А в это время колесо Сансары медленно и с оглушающим скрежетом совершало еще один поворот.

В отличии от прошлой ночи эта прошла совершенно спокойно, без сновидений и происшествий. Уже в восемь утра будильник оповестил о том, что настал новый день и пора вставать. Позавтракав, мы вышли и на дорогу и начали голосовать. Автобусных маршрутов до Эль-Пианисто не ходило, а добираться пешком было бы слишком долго. На счастье, попутная машина нашлась быстро и через час мы стояли у кафе, около подножия Бару.

— Здравствуйте, вы к нам? — к нам подошла сотрудница заведения

— Здравствуйте! Мы на мирадор. — ответила ей Крис.

— Одни? Без гида? — женщина посмотрела с удивлением — Это достаточно сложный маршрут, мало кто совершает подъем самостоятельно.

Я многозначительно посмотрела на подругу. Говорила же, что надо дождаться Фелисиано и уже с ним идти, а не вот так, с маленьким рюкзачком и без знания как действовать в экстренных ситуациях, если они случатся. Но кажется ее совершенно не смутила реакция женщины из кафе.

— Мы все изучили, поэтому не думаю, что возникнут проблемы. — ответила ей Крис.

Официантка с сомнением покачала головой, будто мы совершали самую большую ошибку в жизни.

— Знаете, мисс, подождите меня здесь. Сейчас я приду. — с этими словами они зашла в кафе, чтобы вернуться с прыгающей вокруг хаски. — Это Блю. Возьмите его с собой, думаю, пес с радостью составит вам компанию. А если потеряете дорогу, то поможет добраться до нас. Скажите ему «домой» и он отведет вас сюда.

Я наклонилась чтобы погладить Блю, но он ловко увернулся и продолжил скакать вокруг.

Поблагодарив женщину, мы повернулись к джунглям, внутрь которых вела хорошо вытоптанная тропинка. Что ж, поход начинается. От вчерашней тревоги уже ничего не осталось, поэтому я с воодушевлением смотрела вперед, ожидая хорошего времяпрепровождения и кучи классных фото.

— Главное не сходите с дороги! — крикнула нам вслед женщина и оглянувшись, я увидела, как шевелятся ее губы, будто она читает молитву, слышную только ей самой. «Что это за место такое, раз местные боятся за туристов» проскользнула в голове мысль. Почему я тогда не обратила на нее внимания?

— Странная какая-то. — хмыкнула Крис и устремилась вперед.

За первых два часа похода мы так и не увидели ничего интересного, кофейные плантации сменялись мелкими рощами и наоборот. Ну и где хваленая непроходимость? Если в начале было хотя бы волнение, то от таких «приключений» оно быстро сменилось скукой. Даже сфотографировать ничего. Я-то обещала друзьям из социальных сетей нечто шедевральное и экстремальное, а тут совсем ничего. Блю тоже уже потерял воодушевление и плелся за нами, высунув язык, периодически бросаясь в кусты, учуяв видимую только ему добычу.

— Может отпустим пса? — предложила я Крис. — сомневаюсь, что тут можно вообще заблудиться.

— Вот видишь, я же говорила, что это абсолютно спокойный и туристический маршрут. А ты: Фелисиано, Фелисиано. Сами справимся. — с неприкрытыми нотками торжества ответила Крис. — Блю, домой!

Остановившись, пес посмотрел на нас, словно оценивая можно ли оставить здесь этих двоих, затем развернулся и поплелся в сторону дома. Бедняга, жара доконала даже собаку.

Наконец, к нашей радости, тропа сузилась и запетляла между каньонами и ручьями, проходя по которым можно легко свалиться и переломать ноги. Да даже легкое растяжение могло бы сыграть нам не на руку, поэтому скорость подъема существенно снизилась — надо соблюдать все меры безопасности. Случись что — и беда. У нас с собой не было ничего, кроме пары бутылок с водой, документов и фотоаппаратов. Нет, мы конечно взяли и телефоны, но делая очередной кадр я краем глаза обратила внимание на отсутствие связи. Этот факт немного обеспокоил, но не настолько, чтобы обращать внимание. Просто немного не по себе в такой изоляции от мира.

В какой-то момент мне показалось что тропа совсем исчезла, оставив нас наедине с совсем близко подступившими деревьями, но стоило сделать еще пару шагов и мирадор открылся перед нами во всей красе — смотровая площадка с видом на низину, в которой притаился городок Бокетте, окруженный со всех сторон джунглями и плантациями. На секунду показалось что отсюда можно увидеть дом, где мы остановились.

— Улыбайся! — крикнула мне Крис и направила объектив фотоаппарата. Щелк. Бездушное чудо техники запечатлело изображение на своей матрице. — А теперь с другой стороны!

Щелк.

— Теперь меня! — Крис подошла к краю обрыва и расставила руки, как птица. Я послушно сделала кадр.

Ради таких видов действительно стоило идти эти четыре часа.

— Блаженство! — сказала я подруге. Не знаю сколько мы простояли там, на мирадоре, слушая ветер и наслаждаясь гармонией с природой.

Но пришло время спускаться. Часы показывали два часа пополудни, и если задержимся, то придется идти в темноте, а на такой пересеченной местности это не самая лучшая идея.

— Лис, смотри, кажется еще тропа! — Крис стояла у самого обрыва и смотрела вниз. — Здесь можно спуститься.

— Ты видела время? Обратно идти далеко, а темнеет рано. Надо возвращаться.

— Боже, Лисанн! Когда ты стала такой трусихой? Мы немного спустимся, обойдем склон и вернемся на нашу дорогу. Это максимум час займет.

С этими словами Крис осторожно спустилась на еле заметную тропу, прятавшуюся за большим валуном. Черт, как мне не нравится эта идея, тут явно мало кто ходит. Но выбирать уже не приходится, так как подруга горной козочкой поскакала вниз и почти скрылась в деревьях. Я осторожно спустилась и двинулась за ней.

Если маршрут Эль-Пианисто считался сложным, то этот маршрут явно превосходил в разы: еле заметная дорога, тут и там прерывающаяся огромными валунами, рвы и очень быстрые ручьи.

— Я кажется знаю, что это. — сказала Крис, — Карибский спуск. А где-то внизу должны быть индейские поселения Нгобе и Бугле. Заглянем? Может там ждет Джейкоб из «Сумерек». — когда-то ей нравился образ симпатичного оборотня из культового фильма.

Но шутку я не оценила. Интуиция подсказывала что ситуация выходит из-под контроля, стоит повернуть обратно на мирадор и возвращаться знакомой дорогой. Мы уже достаточно далеко ушли по Карибскому склону, если не поторопимся, то до заката точно не успеем. Да и чувство, будто за каждым деревом прячется НЕЧТО и внимательно наблюдает за каждым нашим движением не отпускало ни на миг, стоило только коснуться тропы на новом маршруте. Я оглянулась. Плотные стены джунглей не позволяли разглядеть находящиеся объекты даже за ближайшими кустами. Но что было точно — мы здесь не одни.

— Крис, это уже не смешно. Если хочешь — можешь дальше идти одна. Я возвращаюсь.

— Какой же ты занудой бываешь! — ответила подруга. Почему-то она совершенно не чувствовала опасности, исходящей от всего окружающего. Беспечность и безрассудство овладели ей, заглушив голос разума и инстинкты самосохранения.

— Давай только последнее фото. — Крис запрыгнула на валун, лежащий на краю каньона, — Немного экстрима не помеша…

Она не успела договорить. Нога соскользнула к краю, и неловко размахивая руками Крис упала вниз рва. Мирный шелест листьев потревожил хруст, будто кто-то в лесу наступил на сухую палку, а затем дикий крик. Сердце замерло. Произошедшее казалось сценой из фильма. Самого поганого фильма. Но хуже всего было то, режиссер не командовал «камера, мотор, снято». Потому что, мать вашу, это не кино.

Я растерялась. Нет, правда, покажите человека, который спокойно отреагирует увидев, как его друг падает в пропасть посреди джунглей. «О, да, приятель. Ты неловок, вылезай и пошли дальше». В том, что произошло что-то ужасное сомневаться не приходилось. Слишком страшным был хруст. На дрожащих ногах я подползла к краю. Белое и красное — это первое что отпечаталось в голове. Бело лицо Крис, перекошенное от боли. И красная кровь, окрасившая ее ногу, лежавшую в неестественном положении.

Она продолжала кричать. Нет, не так. Она продолжала ОРАТЬ от нестерпимого страдания. Хотелось заткнуть уши и бежать. Бежать как можно дальше, чтобы все это происходило не с нами и уж точно не здесь.

— Крис! — крикнула я подруге. — Лежи не двигайся, я спускаюсь.

Сомневаюсь, что она меня слышала. Что она вообще хоть что-то слышала.

С ловкостью змеи я сползла в каньон. Земля была влажная, поэтому раз чуть не посадила меня на шпагат. Крис лежала там же. Кричать она уже перестала и только пустыми от боли глазами смотрела в небо. Ситуация хуже некуда: из раны на ноге торчала кость, залитая рекой почти черной крови, которую с жадностью поглощала земля, подпитываясь и готовя новые испытания.

— Подожди немного, я сейчас что-нибудь придумаю.

Прикасаться к ноге очень не хотелось. Но необходимо остановить кровь, иначе у Крис не останется ни единого шанса выбраться отсюда.

Я отцепила от фотоаппарата шнур за который он удерживался на шее. Надеюсь, достаточно длинный. Никаких больше вариантов в голову не приходило, и если этот шнур не подойдет…думать об этом не хотелось

— Крис, ты только потерпи.

Первое прикосновение пробудило из болевого забытья, в котором она находилась, отчего округу вновь разорвал крик. Я отдернула руки. Как? Как вообще это сделать? Любое движение как средневековая пытка. Но если оставить так, то Крис истечет кровью очень быстро. Я зарыдала и вновь потянулась со шнуром к ноге.

— Это быстро. Ты поверь.

Одного рывка хватило, чтобы приподнять конечность и просунуть под нее импровизированный жгут. Слава Иисусу, длины оказалось достаточно для перетягивания раны и остановки кровотечения. От боли Крис потеряла сознание, отчего белое, как полотно лицо стало еще белее. Земля под ее руками была взрыхлена ногтями, под которые грязь забилась до самого мяса.

Мозг отказывался воспринимать действительность. Рябь перед глазами скакала так стремительно, что казалось еще чуть-чуть, и я рухну рядом с подругой. Но этого нельзя позволить, надо придумать что делать дальше. Хорошее слово — придумать. Только вот в голову не приходит ни одного варианта. Бросить ее здесь и идти искать помощь? Но пока дойду туда, вернусь, может произойти что угодно. В джунглях полно диких зверей, которые наверняка уже учуяли запах новой жертвы и теперь стекаются сюда, капая слюной от предстоящего пиршества. Да и темнеть скоро начнет, тогда появятся все шансы так же сломать ногу и точно остаться навеки пленницей джунглей.

— Лис… — подруга пришла в себя и смотрела в небо, по ее щекам текли слезы. — Позвони…Больно…

Мне же она протягивала свой телефон, который магическим образом достала из шорт, не потревожив больную ногу. Он был разблокирован и почти полностью готов к звонку. Вот только Крис не знала одного НО — связи нет. Проклятая сотовая связь в городе-то ловила не самым лучшим образом, а уж здесь, в глубине диких джунглей вообще отсутствовала как явление. Хотя стоит попробовать, службы спасения должны работать при любых обстоятельствах.

Я набрала заветные цифры: один, один, два. Но ответом была тишина. Проклятая пластиковая коробочка под названием смартфон это последнее, что стоило бы брать на край света. Может с моего получится? Нет, все то же могильное молчание.

— Позвони, позвони, позвони… — как сломанная кукла повторяла Крис, не отрывая глаз от неба и продолжая царапать землю.

— Они…они не взяли трубку. — я решила не говорить ей что ситуация гораздо хуже, чем можно было представить. — Попытайся расслабиться и уснуть. Тебе сейчас нужен сон.

А мне выключить телефоны. Кто знает сколько придется провести здесь — лучше беречь заряд батареи, тем более мой уже наполовину разряжен.

Господи спаси.

Наверняка нас будут искать. Скорее всего уже завтра придут спасательные отряды. Хозяйка дома Мириам и Фелисиано сразу заметят пропажу, а женщина из кафе скажет, что мы ушли и не вернулись. Вот только насколько быстро они поймут, что надо идти на Эль-Пианисто, а потом на Карибский спуск? Для Крис важна каждая секунда, открытый перелом не игрушки.

Господи спаси.

Я подошла к подруге и осторожно приподняв голову засунула под голову рюкзак, чтобы хоть немного сделать комфортнее ее положение. Нам предстоит провести ночь здесь. Без огня и помощи. Боже, пусть это окажется сном. Сделай так, чтобы завтра я проснулась в своей кровати, рядом со здоровой Крис, и мы бы дружно посмеялись над тем бредом, который может присниться.

Господи спаси.

Не знаю сколько времени прошло с того момента, как мы оказались в этом дерьме, но очень скоро небо начало сереть, а тени удлиняться. Мягкой поступью подошел вечер. Крис лежала, закрыв глаза и иногда тихонько постанывая, возможно у нее получилось уснуть, а может опять впала в забытье. Я сидела, прижавшись спиной к теплому камню и уронив голову на колени. А что еще прикажете делать? Надо бы осмотреть перелом, но при мысли о торчащей кости и разорванному в клочья мясу к горлу подкатывал ком. Наверное, даже врачи, подготовленные к такому, отводили бы взгляд, чтобы не видеть этот кошмар. Где-то на задворках подсознания зарождалось безумие, порожденное тишиной джунглей и хохотом диких животных, ползающих, летающих и бегающих в дебрях.

Щелк.

За деревьями под чьей-то тяжести сломалась ветка. В окружающей тишине звук показался оглушительным. Тот, кто незримо преследовал нас все это время был совсем рядом. Казалось можно услышать его дыхание. А может это люди? Надежда кольнула сердце и не помня себя от радости я вскочила и закричала изо всех сил:

— На помощь! Мы здесь! Помогите!

Тот, кто был за деревьями хранил молчание. Был ли там вообще кто-то? Я замолчала и просто стояла, вглядываясь в темноту зарослей, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь. Неужели послышалось? Постояв так еще минут пять стало понятно, что здесь мы одни. Существо за деревьями или не существовало, или оно ушло, напуганное громким голосом. Я снова села и ушла в себя. Надо ждать. Помощь придет совсем скоро.

— Лис… — на рассвете голос подруги вывел из забытья, — Там совсем все плохо? — кажется сон действительно пошел на пользу, и она начала приходить в себя. По крайней мере глаза перестали быть такими пугающе отрешенными, как вчера. Прикусив губу Крис попыталась приподняться, чтобы самой оценить степень повреждений.

— Не надо, лежи.

— Что там, Лис? Я не чувствую ногу.

Я подползла к ней и погладила по рыжим волосам, пытаясь успокоить перед тем, как она увидит месиво из кости и мяса, в которую превратилась ее конечность.

— Ты просто сломала ногу, ничего серьезного.

— Почему до сих пор нет спасателей или еще кого — нибудь? Посади меня, не могу больше лежать.

Эта идея показалась мне сомнительной, есть шанс что от зрелища она снова впадет в забытье, и я останусь здесь одна. Но Крис уже несколько часов пролежала в одном положении и кровь уже плохо циркулировала, что уж говорить про голень, которую до сих пор стягивал забытый жгут.

— Хорошо, ты только потерпи, будет неприятно.

Я помогла ей приподняться и облокотиться на камень. Несколько раз Крис вскрикивала и стонала, любое движение отзывалось дикой болью. Настолько сильной, что казалось, даже я ощущаю ее физически. Наконец мы подобрали удобное положение. Лицо подруги вновь побелело, однако сознания она не утратила. Но и открыть глаза и посмотреть на ногу явно не стремилась. Черт возьми, как погано выглядит рана. Кровь уже остановилась и покрыла серую кожу сухой бардовой коркой, на фоне которой кость выглядела нереально белой. Но хуже всего было то, что само место повреждения стало багровым и воспаленным, с какими-то синюшными пятнами, будто начался некроз. Надеюсь это не так, разве может он начаться так быстро?!

— ЧТО ЭТО? — решившаяся открыть глаза Крис немигающе уставилась на свою голень.

— Послушай, надо снять жгут. Он слишком долго завязан, ты можешь потерять ногу.

— Нет, не прикасайся к ней — заплакала подруга. — не надо трогать.

— Это для твоего блага. Кровотечение уже остановилось.

Я старалась говорить убедительно, хотя на самом деле не была не уверена ни в чем. А вдруг если ослаблю повязку снова пойдет кровь, которую будет уже не остановить так просто? Или заражение пойдет выше. Черт возьми, здесь нужен врач, а не обычная восемнадцатилетняя девчонка. Надо решаться. Одного резкого движения хватило чтобы ослабить жгут.

Господи спаси.

Вопреки худшим ожиданиям рана осталось сухой. Мне удалось остановить кровь. Пусть это и не самый лучший способ узнать свои способности в оказании первой помощи, но все-таки я справилась. Дальше нужны антибиотики, рентген, гипс и настоящие специалисты, а не вот это все. Интуиция подсказывала что антисанитарные условия и долгое отсутствие кровообращения дали свои плоды и за дело взялась инфекция. Если нас не найдут в ближайшее время Крис может потерять ногу! Или жизнь…

— Почему до сих пор никого нет? — спросила заплаканная подруга. — Нас ведь должны искать. Давай позвоним в службу спасения.

Я включила телефон и набрала 112, в надежде что антенна поймает хотя бы самый слабый сигнал. Но со вчерашнего дня ничего не изменилось.

— Нет связи. Мы же в каньоне, отсюда точно не дозвониться.

— Лис, надо вернуться на мирадор. Там открытое пространство.

Мне очень не хотелось оставлять Крис одну, но ее мысль показалась здравой. Даже если не дозвонюсь, то возможно встречу туристов, которые вызовут подмогу.

— Иди.

Я оставила подруге бутылки с остатками воды, надела на спину рюкзак и отправилась в путь. По подсчетам идти не так далеко, час или два. Не думаю, что за это время может случиться что-то плохое. Проблема лишь в том, что Крис лучше ориентируется в лесу. Как бы сейчас пригодился Блю, чем мы вообще думали, когда отпустили его домой. Я вылезла из каньона и нашла тропу, по которой пришли вчера. Хоть не заблудились, единственное что радует в ситуации. На мирадоре скорее всего уже расположились поисковые группы, осталось лишь найти их, привести к Крис, и мы спасены. Но на всякий случай телефон решила не включать.

Сложная тропа вела в глубину джунглей. Все те же валуны и ручьи прерывали путь, я помнила их со вчерашнего дня. Однако через час начало закрадываться нехорошее подозрение. Все вокруг было одинаковым, и невозможно понять здесь ли мы проходили или в каком-то другом месте. Пройдя через очередной ручей, я остановилась и достала телефон. Надо попробовать дозвониться. Но смартфон по-прежнему хранил молчание. Узкая извилистая тропа вела дальше. Тропа ли — это вообще? Или сбилась с пути и хожу кругами. Черт возьми, как же хочется взять топор и вырубить все деревья, а потом сжечь и наблюдать как полыхает гигантский костер, вместе со всеми бедами. Надо двигаться дальше, может еще метров двести и мирадор. Я шла и шла, монотонность пути усыпляла. Хотелось остановиться, прилечь на землю и уснуть. Только мысль об оставшейся одной Крис не позволяла сдаваться.

Бред какой-то. Это слишком долго. Я снова остановилась и включила телефон. Ничего. Что же делать? Так не должно быть. Вчера мы точно потратили на дорогу гораздо меньше времени. А за расстояние, пройденное сегодня можно было добраться до придорожного кафе в начале маршрута. Еще эти дурацкие голод и жажда отбирают последние силы. Когда я последний раз ела? Кажется, был только завтрак перед походом. А пила ночью, один глоток. Может есть смысл испробовать воду из ручья? Терять-то нечего. Тем более сегодня нас спасут, в крайнем случае завтра. Надо только продержаться, а отсутствие воды снижает шансы и притупляет бдительность. Решившись, я наклонилась над ручьем и зачерпнула напиток ладонью, сложенной лодочкой. Живительная влага мгновенно разлилась по телу, придавая сил. Какое блаженство просто напиться.

Передохнув десять минут, я приняла решение возвращаться. Путь вперед только увеличивает шансы заблудиться самой и не найти потом Крис. Связи все равно нет. От усталости ноги гудели и отказывались шевелиться. Каждый метр стал пыткой. Шаг. Еще шаг. И еще. Отупляющее чувство усталости и одиночества навалились каменным крестом на плечи. Надеюсь уже я где-то близко к нашему пристанищу. Но внезапно умиротворяющий шелест листьев разорвал крик. Наверное, именно так звучит отчаяние.

 

Забыв обо всем, я ломанулась вперед, не разбирая дороги. Ветки хлестали по щекам, оставляя ссадины и порезы, но что эти раны, когда впереди происходит что-то страшное. Я бежала так, будто от марафона зависит жизнь целой планеты. Хотя почему будто? От этого зависит жизнь Крис!

Наконец впереди показался знакомый валун, и я на полной скорости влетела в каньон, успев краем глаза заметить движение в кустах.

— Крис! Крис! Что случилось?!

— Там…-дрожащей рукой подруга указала на деревья, глядя туда же расширенными от ужаса глазами — Пума…

Сердце камнем рухнуло в живот. Если до этого ситуация была плохая, то сейчас стала еще хуже. Дикие животные прознали про двух сладких и сочных двуногих, и теперь будут сторожить днем и ночью, ожидая пока жертвы потеряют внимание и нападут в самый неожиданный момент. Вот кто бродил там, в зеленых зарослях, наблюдая и выжидая. Наверняка Крис показалась им легкой добычей.

— Нам нужен костер. Скоро они перестанут бояться шума. — сказала подруга, по-прежнему наблюдая за каждым движением.

— Да только как его сделать. Все наши навыки заканчиваются чирканьем зажигалки. О трении я слышала только из передачи «Голые и Напуганные».

— Ты же дозвонилась, да? — в голосе Крис прозвучала надежда, — Нас уже идут спасать?

Я покачала головой.

— Здесь нет покрытия сотовой связи. Но помощь уже в пути.

Крис беззвучно заплакала. Пошли вторые сутки, как мы находимся здесь. Сколько вообще могут протянуть два человека без навыков и средств выживания? А если спасатели не смогут найти нас? И почему дорога на мирадор не привела меня в нужное место? Неужели мы сбились пути, когда спускались? Я попыталась успокоить себя: сегодня или завтра придет помощь и не понадобится никаких особых знаний о жизни в джунглях. А дорогу не смогла найти только потому что ориентируюсь хуже Крис и свернула не туда. Казалось бы, такие ответы должны были успокоить, но тревога все равно сжимала желудок ледяной рукой.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила я подругу.

— Все что ощущаю, так это как горит нога. Кажется, что ее облили бензином и подожгли. Даже боли почти нет, только огонь, из-за чего мне холодно.

Конечность и в самом деле выглядела хуже, чем утром. Воспаление распространялось молниеносно, и если раньше только края раны казались инфицированными, то сейчас краснота и пятна поднялись уже до колена, полностью захватив голень. И только мухи радостно копошились в мясе, оставляя потомство, пируя и недовольно жужжа, когда Крис отгоняла их. Дело дрянь, что бы это ни было, но оно ухудшается с каждой минутой. Я положила руку на лоб подруги и с трудом удержала лицо невозмутимым: она горела. Температура явно вышла далеко за пределы нормы. Черт, если помощь не подоспеет, то скоро не останется шансов спасти ногу.

Тем временем день снова подошел к концу. Остаток вечера мы рассуждали о том, что сделаем первым делом, оказавшись в цивилизации, как примем душ, позвоним родителям, которые наверняка не находят места от беспокойства и целыми днями будем валяться на кроватях и смотреть сериалы. Разговоры дарили надежду, которая к концу второго дня начала таять как свеча, даруя взамен страх и безысходность.

Но помощь так и не пришла. Следующие несколько дней мы провели там же. Каждый день я ходила по джунглям в поисках хотя бы слабого сигнала сотовой связи, но ни разу не смогла его поймать, да и отходить далеко от подруги уже не решалась, так как пумы все так же бродили рядом, наблюдая за нами и довольно мурлыкая по ночам. Их выдержке можно только позавидовать. Состояние Крис стало критическим.

— Я умру. — сказала она сегодня.

Гангрена, а то что это она, не осталось никаких сомнений, доедала ее ногу, добравшись до бедра. Все что ниже превратилось в вонючее зело-зелёное месиво, шевелившееся кучей личинок. Крис все реже находилась в сознании, и все чаще бредила, плача и зовя маму. Я ничем не могла помочь и только смотрела как угасает жизнь. Организм подруги перестал воспринимать даже воду, и после каждого глотка следовала продолжительная рвота, которая выворачивала наизнанку и без того измученное тело. Дыхание Крис стало хриплым и прерывистым, будто на грудь положили камень, не дающий легким раскрыться. Сегодня я уже не ходила искать связь. Зачем шевелиться лишний раз, когда надежды на спасение уже не осталось. Жажда, голод и страх сделали тело эфемерным, казалось, что дунь ветер и оно разлетится кучей маленьких искр и никто никогда не вспомнит что была такая Лисанн, потерявшаяся в Панаме. В голове тоже произошли какие-то изменения, так как периодически ситуация начинала казаться очень смешной, и я каталась по земле не в силах остановить хохот. И люди…начали мерещиться люди, которые стояли за деревьями, тыкали в нас пальцами и беззвучно обсуждали, будто в зоопарке. Даже родители приходили посмотреть, как мы справляемся и тогда я плакала и умоляла их забрать меня отсюда, подбегала к ним, но стоило протянуть руку, как они исчезали, чтобы появиться уже в другом месте и продолжать пялиться пустыми глазами. Даже по ночам люди бродили рядом и шептались.

Сегодня целый день я просидела рядом с Крис, держала за руку и разговаривала, пытаясь объяснить, что ей не стоит умирать и бросать здесь меня одну. Но она больше не приходила в себя, чем пугала еще больше. Наверное, самое страшное остаться в одиночестве. Человек, находящийся рядом, пусть хоть и без сознания, но живой, дышащий, дарит хоть какое-то ощущение реальности, связь с которой начала теряться. За этим занятием я совершенно утратила чувство времени, и когда разум вновь вернулся обнаружила что на джунгли опустились сумерки. Что ж, еще одна ночь. Мы провели здесь так долго, что кажется, что другой жизни и не было. Что мы родились и жили только здесь, а та, другая реальность была всего лишь сном.

Сон…воспоминание как палка ударило по голове, ночной кошмар воскрес в полной красе. Там я так же держала руку Крис, вглядываясь в темноту. Пророчество? Да, черт возьми, без разницы! Мы уже тут! Даже если бы оно не испарилось из памяти как математическая формула, то вряд ли бы помогло избежать всего этого. Судьба хотела поиздеваться над нами самым изощренным способом, а мы как безвольные агнцы шли за ней. Смешно.

 

— Они здесь! — потревожил темноту незнакомый голос, — Все сюда, я нашел их!

Я открыла глаза и не поверила. Перед нами стоял мужчина в форме спасателей и светил в лицо фонариком. На помощь к нему из джунглей уже спешили другие люди. Сотни огней мелькали сквозь деревья.

— Мисс, вы в порядке? Мы сейчас вытащим вас отсюда.

Боже, неужели это произошло. Я подползла к нему на коленях и прикоснулась, боясь, что он исчезнет так же, как порождения воспаленного мозга. Живой! Настоящий! Слезы хлынули из глаз, оставляя полоски на грязных щеках.

— Мы вас так долго ждали! Спасибо, спасибо! Крис, смотри, за нами пришли!

Я оглянулась и посмотрела на подругу. Она пришла в себя и ощупывала каждого, кто подходил к ней. Сбылось то, о чем мы мечтали все эти дни.

Эвакуация заняла несколько часов, после чего нас сразу же отправили в больницу. Доктора суетливо забегали вокруг, предлагая то воду, то проводя исследования. Белые стены и яркий свет ослепляли так, что трудно было разглядеть лица, а гул голосов забирался в уши, но врачи сказали, что это нормально после пережитого. Мы слишком долго находились в изоляции и восприятие изменилось. Наконец все ушли, оставив нас вдвоем.

— Включи телевизор — попросила Крис со своей койки.

Я потянулась к пульту и нажала на кнопку. Темный экран окрасился в яркие цвета и показал наши фото. Испанский язык мы так и не успели выучить, но и без того понятно, что сюжет о нас.

— Смотри, это я! — подруга ткнула пальцем в экран. — А вон ты! Ха-ха, ужасные фотки. Кстати, позвоним родителям?

Точно! Как можно было про это забыть. Наверняка они в панике, надеюсь хоть кто-нибудь предупредил их что мы нашлись. Телефон обнаружился на тумбочке. Не мешкая ни минуты, я набрала номер мамы и после пары гудков услышала любимый голос.

— Мамочка, ты меня слышишь?

— Алло…

— Это Лисанн!

— Алло…

— Алло, мама! Я в порядке!

— Алло…-как заведенный повторял голос в трубке. — Алло…алло…алло…

— Не получится. — сказала следившая за разговорим Крис. — здесь нет сети.

— Ты чего, мы в больнице, конечно есть. Просто телефон барахлит.

— Дура ты. Оглянись. — подруга оглушительно расхохоталась, отчего ее рот расширился так, что почти поглотил лицо. Свет моргнул и потух.

Я смотрела в темноту, сжимая в руках холодную телефонную трубку. В голове еще звучало «алло», затихая в тишине. Все звуки растворились, только листья шелестели почти неслышно. Ха-ха-ха. Я содрогнулась от смеха, отпустив остывающую руку Крис. Безумие накатило волной, какой еще не было. Ха-ха, спасатели. Ха-ха, больница. Особенно забавной показалась телефонная трубка, ставшая конечностью подруги. Мозг решил поиграть в игру «Все хорошо» и у него отлично получилось. Ха-ха. От хохота заслезились глаза и сдавило горло, но мне уже было плевать. А почему бы не запечатлеть такой классный момент? Я нащупала фотоаппарат и сделала первый кадр. Щелк. Темнота. Щелк. Щелк. Щелк. Замечательные кадры, надо потом выложить в сеть. Чтобы все увидели. И плевать что без вспышки. Зато будет видно, как мрачно в джунглях.

— Крис, хочешь посмотреть фотографии?

С момента моего пробуждения подруга не издала ни звука. В темноте я нащупала ее лицо, попав при этом неосторожно в глаз пальцем. Холодная.

— О, мне так жаль. Ты умерла. Хочешь снимок?

Щелк.

— Как ты тут красивая.

Щелк.

— И тут.

Щелк, щелк, щелк. А может попробовать со вспышкой?

Щелк. Ага, вот и видно, что вокруг. Ха-ха, никакой больницы, врачей, только деревья и деревья.

Щелк. А вот, с другой стороны.

— Слушай, Крис? А давай еще тебя сниму.

Щелк. На экране фотоаппарата появились рыжие волосы подруги, занявшие почти весь кадр и глаза, смотрящие прямо, будто с осуждением.

— Ой, ну не хотела фотографироваться, ну и не надо.

Я засунула фотоаппарат в рюкзак и надулась. То же мне, какие неотзывчивые все кругом. Хотела, как лучше. Завтра вообще уйду от нее, чтоб знала. Я хотела уже встать, но что-то тяжелое рухнуло на грудь, зловонно дыша прямо в мой нос.

— Крис, ты что?

Тяжесть отозвалась на голос грудным рыком и плечо пронзила боль. Острые, как ножи, клыки с легкостью разорвали плоть. Я заорала от боли, но тут же замолкла, когда хищник вонзился в горло. Боль, страх и недоумение от происходящего — последние чувства, которые я запомнила перед тем, как темнота стала вечной.

 

  • Крылья влюблённых / М.Ю. / Лёлик
  • Смерть L / Цой-L- Даратейя
  • О чудесах, шарлатанах и закатном солнце / Оскарова Надежда
  • Стеклянное сердце / LevelUp-2012 - ЗАВЕРШЁННЫЙ  КОНКУРС / Артемий
  • Паруса мечты / Пусть так будет / Валевский Анатолий
  • Ш / Азбука для автора / Зауэр Ирина
  • Ёлки-палки (12+) / "Зимняя сказка - 2013" - ЗАВЕРШЁННЫЙ КОНКУРС / Анакина Анна
  • Солнце светит с высоты / Короткие рассказы / Буревестник Владимир
  • Глава 2 / Мои самые счастливые последние дни / Заклинская Анна
  • Любовь-морковь. NeAmina / Сто ликов любви -  ЗАВЕРШЁННЫЙ  ЛОНГМОБ / Зима Ольга
  • Случай в аптеке / Дорфер Аль

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль