Продолжение

0.00
 
Продолжение
Продолжение

 

Глава 9

 

Фираэль пришел в себя в незнакомой палатке. Над ним стояла западная эльфийка и перевязывала рану.

— О, я вижу, вы очнулись.

Фираэль приподнялся на локтях. Он лежал на подстилке из соломы и меха. Голова раскалывалась, а тело ужасно болело. Он ничего не помнил.

— Как я здесь оказался?

— Солдаты говорили, что после штурма вы потеряли сознание. Вас принес берсерк, вы были изранены. Порезов много, но они не глубокие. Я обработала раны и наложила повязки.

Память вернулась к эльфу. Он вспомнил штурм и то зелье, которое дал ему берсерк. Его организм был привычен к ядам, но не к концентрированным галлюциногенам. Из-за них у него болела голова, и появились кратковременные провалы в памяти. Если бы не ингибитор, все было бы куда хуже.

Он осмотрел свое тело. Его раздели по пояс. Весь торс был перевязан, так же было перевязано левое плечо и правый локоть. «Расслабился, нужно больше времени уделять тренировкам».

— Когда меня принесли?

— Около двух часов назад.

« Два часа без сознания. Нужно собраться с силами и мыслями. Так… Мы обошли их с леса. Потом атаковали. Потом зачем-то задержались. Затем Сверр дал мне зелье, и мы прорвали оборону. Я что-то упускаю».

Воспоминание вернулось внезапно.

— Магнус!

Фираэль поспешил подняться. С трудом встав на ноги, он поблагодарил эльфийку, вышел из палатки и побрел по лагерю.

Он осмотрелся. Лагерь перенесли к самой крепости. Идя среди палаток, он искал кого-нибудь знакомого. Во всех палатках целительницы стояли над ранеными, но никого из них эльф не знал. Но в одной из палаток он увидел знакомые фигуры.

Ауберон и Магнус стояли над кем-то. Подойдя ближе, Фираэль увидел на подстилке Бьерна.

Магнус обернулся и посмотрел на эльфа. Правый глаз был перевязан.

— Фираэль. Слава Одину, ты пришел в себя. Мне сказали что ты просто упал под конец битвы — я перепугался. Я хотел сказать тебе спасибо. Если бы не ты — меня бы убили.

— Оставим благодарности на потом. Тем более я сделал то, что должен был. Что случилось с Бьёрном?

Магнус тяжело вздохнул.

— Когда атака остановилась, подключился Бьёрн со своим отрядом. Они были в резерве, и здорово нам помогли в пробитии обороны. Но его тяжело ранили в бою. Топор вошел глубоко в печень.

Фираэль взглянул на Бьерна. Его правый бок был перевязан, а Ауберон присел рядом с ним на одно колено и колдовал исцеляющее заклинание. Когда он закончил, он поднялся и обратился к Магнусу.

— Скажу как есть. Рана заживет, но будет заживать долго. Он уже не молод. Процесс регенерации намного медленнее. В любом случае — он уже не боец.

Магнус смотрел на отца. Он вздохнул и кивнул.

— Спасибо, Ауберон. Присматривай за ним. Если что-то будет нужно — сразу сообщай мне. Фираэль — он посмотрел на темного эльфа, — пойдем. Остальные будут рады тебя видеть. Ты сегодня герой. — Магнус слегка улыбнулся.

 

***

По всему лагерю было разожжено много костров. За одним из них сидели Гуннар, Сверр, Слэйд и Сван. У всех был усталый и разбитый вид. Увидев Фираэля, они приободрились.

Магнус и Фираэль подсели к остальным. Пламя костра приятно грело раны.

— А вот и наш герой! — радостно поприветствовал эльфа Гуннар.

— Не стоит. — Равнодушно ответил эльф. — Я только сделал то, что должен был. Любой из вас сделал бы то же самое.

— Любой бы из нас. — Мрачно ответил берсерк. — Но этого не ждешь от чужака. Поэтому мы ценим твой поступок. Броситься за раненым Магнусом в гущу боя было очень смело.

Фираэлю была приятна похвала, но сейчас было не до нее.

В его голове была куча вопросов.

— Я до сих пор не понимаю, как это все вышло.

— Ты о чем? — спросил его Магнус.

— Обо всем. Гражданская война — дело понятное. Но наемники, воюющие бок о бок с вами, проводники, западники-целители, диверсант — темный эльф — и все это под эгидой Императора. Я не могу понять, как так вышло. Меня посвятили в детали, но не в причины.

Магнус усмехнулся. Действительно, это все это выглядело очень странно.

— Что ж, начну издалека. Все началось с давних времен. Север и Центр начали свое противостояние сотни лет назад. В открытые боевые действия это переходило редко. Пару войн все же было. Точнее три. Третья война закончилась триста лет назад.

— Я знаю, я изучал историю.

— Так вот. На Севере, кроме внешнего врага, всегда был внутренний. Гражданская война всю историю раздирала наши земли. Иногда приходили конунги, которые объединяли весь Север. Но только затем чтобы готовиться к войне с Империей. Сигурд — последний конунг — был единственным правителем, который объединил Север для развития, а не войны. Он еще в молодости заключил мир с Империей. Тогда ею управлял Марк Аврелий Третий, отец нынешнего императора. Но он был намного старее Сигурда, и через десяток лет скончался. Трон занял его сын. Он не стал нарушать договор. Он даже предложил дать Берси — сыну Сигурда — имперское образование, в качестве жеста дружбы. Но не все шло гладко.

— Что пошло не так?

— У Сигурда было свое братство. Негласно конечно. Они называли себя «стая». В него входили Бьорн, Снорри, Торбьорн — отец Свана, Хрофт — отец Сверра и Хакон — отец Гуннара. Они вместе росли. Они и вместе пришли к власти. Правил, конечно, Сигурд, но решения принимались советом всей стаи. Потом у всех, кроме Снорри, родились сыны. — Магнус жестом указал на своих друзей. — Сейчас нас четверо, но было пятеро. Берси погиб еще в молодости.

— Снорри входил в братство? И что случилось с Берси?

— Пожар. Или поджог. Сгорела вся деревня. А с ней и Берси. Никто до сих пор не знает, как это произошло. Но под утро, когда пожар потушили, Сигурд вынес на руках обгорелое тело сына. Нам тогда было по одиннадцать лет. Для всех это было ужасной потерей, ведь потеряли не только ребенка, но и наследника престола.

— А как вы оказались в имперских академиях?

— Мы все очень сильно дружили с самого детства. На одном из визитов Марк Аврелий Четвертый предложил Сигурду отправить Берси на обучение в Империю. Но Берси был парень своенравный и сказал, что один он не отправиться ни в какие академии. Он был согласен, только если отправимся мы все. Император согласился. После гибели Берси Император не отменил своего предложения. По негласному договору, я был второй претендент на трон. Сигурд еще с молодости доверял Бьерну больше всех. Мой отец спасал его много раз. Поэтому я, как сын достойнейшего, должен был занять трон. В четырнадцать лет мы отправились на обучение в имперские академии, там и проявились наши таланты. У всех кроме Сверра, он начал обучение на берсерка еще в девять лет. Мы обучались там десять лет, и недавно закончили. За некоторое время до конца обучения мы хотели устроить набег на ничейные земли в честь окончания. Мы все спланировали, но тут пришло известие о смерти Сигурда. Каэр Анридэд закрылся на время тризны. И когда Бьерн был готов временно занять трон, Снорри со своим войском взял Каэр Анридэд и заявил, что будет единолично править Севером и будет готовить войну с Империей.

— Но зачем? Он же был в братстве Сигурда.

— Снорри был воспитан на старых обычаях. И когда Сигурд сказал, что у Севера не будет будущего в бесконечной войне и нужно заключить мир с Империей — Снорри отреагировал хуже всех. В стае большинство были не рады такому решению, но понимали, что нам необходима передышка. Снорри же расценил это как предательство народа. И богов. Он был предан стае, но был против такого решения. Потом Сигурд покинул Мидгард, и, как ты знаешь, Снорри занял замок.

В конце концов, в набег мы все же решили отправиться, несмотря на тревожные известия. И перед самым набегом Император пришел к нам обсудить наши действия. Он предложил занять трон объединенного Севера, чтобы продолжить дело Сигурда и не дать Северу опять погрузиться в гражданскую войну. Он сказал, что поможет нам. Даст все необходимое. Так в нашем войске оказались наемники, проводники, целители и диверсант.

Фираэль взглянул в сторону палатки Бьерна.

— Не могу поверить, что это братство распалось из-за политических распрей.

Магнус тяжело вздохнул.

— Братство не распадалось. Его разбивали.

Эльф удивленно посмотрел на Магнуса.

— Вскоре после того, как Сигурд пришел к власти… Члены братства умирали один за другим. Первым был Хрофт. Он умер, когда Сверру было девять. Он погиб в бою с разбойниками. Следующим был Хакон. Упал с обрыва. После него — Торбьерн. Зашел глубоко в лес и попал в капкан. Все умирали при невыясненных обстоятельствах.

— Как это при невыясненных обстоятельствах? Ты же сам сказал: разбойники, падение и капкан.

— Да, это так. Только вот в чем дело: с тела Хрофта забрали кошель и драгоценности, а меч — фамильную реликвию, которая стоит в десятки раз больше чем то, что у него забрали — почему-то оставили; на теле Хакона нашли небольшой, еле заметный надрез на сухожилиях на ногах; а Торбьерн — лучший охотник в деревне, всегда ставил капканы в одном и том же месте, где водилась живность. И ты думаешь, что охотник с многолетним опытом вот так просто забудет, где поставил капкан? А потом еще и Сигурд. Всем сказали, что Сигурд умер от старости, но потом мы выяснили, что его отравили. Кто-то открыл охоту на стаю. Работа профессиональная, да не совсем: следов никаких, но все сделано очень грязно.

В голове у Фираэля возникла мысль.

— Император! Он заказал мне Снорри. Хм… Значит, после смерти Снорри, останется один Бьерн…

Над костром нависло гробовое молчание. В воздухе чувствовалось напряжение.

— Я не понимаю — прервал молчание эльф — тут что-то не сходится. Какой в этом смысл? Убить всех, кто тебя поддерживает, а потом посадить тебя на трон… Ведь если ты узнаешь о его плане, то и ни о каком союзе и речи быть не может…

Магнус молча обдумывал слова эльфа.

— Император это, или нет — но доверять точно никому нельзя. Тем более ему. Мой отец тебя предупреждал — тут не все так просто как кажется.

— Что ты будешь делать дальше?

— Пока не уверен. Надо готовиться к главному бою и достать Снорри. А там будет видно.

 

 

 

 

 

 

Глава 10

 

Эльф стоял на берегу и смотрел на море. Необычайно спокойный вечер. А может он таким казался из-за недавней битвы. Волны лениво покачивали корабли, стоящие у пристани. Прохладный морской ветер приятно обдувал лицо. Солнце лениво, будто нехотя, уплывало за горизонт.

— Фираэль! — донеслось со стороны деревни. Эльф повернул голову и увидел Свана. Скальд кивнул головой в сторону деревни. — Тебя жрец ищет!

Фираэль вспомнил. Жрец просил его зайти, когда они возьмут крепость.

Он остановился, чтобы еще немного посмотреть на море, а затем пошел в сторону хижины.

В хижине стоял знакомый запах жженых еловых веток. Жрец все так же сидел в окружении свечей. Он сидел на коленях, руки его лежали вдоль туловища, ладони лежали на бедрах, а глаза его были устремлены в проем.

Фираэль стал в проеме и оперся на стенку. Казалось, жрец смотрел сквозь него и не обращал на него внимания. Старик поднялся, подошел к Фираэлю и протянул к нему ладонь, но тут же отдернул.

— Тени плотно окутали тебя, мой друг. Они хранят тебя.

— Ты хотел меня видеть.

Старик обошел его сзади, внимательно рассматривая.

— Ты не изменился. И это хорошо.

Фираэль решил даже не показывать своего недоумения. Все равно жрец несет чушь.

Жрец сел обратно в круг из свеч.

— Источник твоей силы… Внутри тебя. Скажи, ты знаешь, откуда ты получил свою силу?

— Это было очень давно. Меня наняли для того чтобы я вытащил какой-то предмет из «проклятой пещеры». В той пещере был постамент, а на нем стоял некий артефакт, я уже не помню, как он выглядел. Я взялся за него, а потом… У меня случились видения, и я потерял сознание.

— Артефакт! — перебил его жрец. — То, что ты нашел — сосуд духа. И ты его выпустил.

— Этот «дух» меня проклял.

— Проклял благословлением. Он не просто проклял тебя. Он даровал тебе силу.

— Что это был за дух? Он такой же, как и твои духи?

Жрец заметно оживился и закачал головой.

— Нет, нет, нет. Он другой. Мои духи другие.

— Чем он отличается?

Жрец устремил свой взгляд в потолок.

— Духов безграничное количество. Они все разные. У всех разные идеи, разные цели, разные методы. Они разные по сути. Разные по месту обитания. Одни духи создают ветер, другие создают мысли. Одни духи хранят, другие вредят. Мои духи дают ответы, но не дают их все.

— Не проще ли в таком случае найти духов, которые дадут все ответы?

— Если я узнаю все ответы сразу — я сойду с ума.

«Можешь успокоиться, дважды с ума не сходят» — усмехнулся про себя эльф.

— Мои духи оберегают меня. Говорят столько, сколько положено слушать. Я знаю, зачем ты здесь. Но это сказали мне не духи. Это сказал мне ты сам.

«Я вообще ничего не говорил. И, пожалуй, не скажу». — Пронеслось у Фираэля в голове.

— Когда я тебе это говорил? И как ты узнал, что я приду?

— Норны, — загадочно ответил старик. — Норны плетут судьбы людей. Они вплетают нити судьбы в полотно жизни. Твоя нить черна, словно ночь. Твоя тоненькая нить отбрасывает тень на все полотно.

— Но как я мог прийти к тебе?

— Ты не приходил. Приходил твой дух. Или… Другой дух, замаскированный под твой.

— Что за бред? Кто мог замаскироваться под мой дух?

— Например… Тот дух, которого ты выпустил?

Фираэль напрягся. Ему уже серьезно надоели эти разговоры о духах.

Он наклонился к жрецу и спросил:

— Какого духа я выпустил?

Жрец уже было хотел что-то начать рассказывать, но осекся.

— Я… Я не могу. Духи не разрешают. Они говорят что рано.

— Рано? Мне рано узнать, что я выпустил?

— Ты сейчас не поймешь. Никто сейчас не поймет. Еще не время. Время еще не пришло. Но когда придет — ты сам все поймешь.

— Послушай, мне НЕОБХОДИМО знать, что я выпустил. Если я не пойму, с чем я столкнулся, я не смогу понять, что мне делать.

— Сможешь. Я тебе в этом помогу. Духи тебе помогут. Ты сам себе поможешь.

Жрец развернулся и забегал по комнате, что-то обдумывая.

— Да, да! Ты сам себе поможешь!

Он обратно подбежал к эльфу и пристально посмотрел ему в глаза.

— Ты должен сам научиться пользоваться своей силой. Но для начала тебе необходимо понять свою суть. Она тебе откроется, но не сразу. Лишь бесконечное самопознание откроет тебе правду. А пока… Духи хотят показать.

— Показать что?

Жрец пристально посмотрел ему в глаза.

— Вытяни руку.

Фираэль нехотя поднял руку. Жрец взял его за локоть, закатил глаза и что-то зашептал. Эльф ощутил странное чувство на кисти, будто ладонь стала легкой и воздушной.

Силуэт ладони размылся, она была словно сделана из дыма, и этот дым обволакивал ладонь. Эльф провел ею по кругу. Он ощущал, как воздух проходит сквозь руку. Затем Фираэль попытался взять кинжал с пояса. Рукоять привычно легла в ладонь, кинжал, как и тысячу раз до этого, так же привычно выскользнул из набедренных ножен. Он чувствовал вес кинжала, он чувствовал, как лезвие рассекает воздух. И еще он чувствовал, будто кинжал летает в воздухе сам по себе, словно эльф управляет им силой мысли.

Страх, удивление и любопытство смешались в нем. Но страх преобладал. Страх неизведанного.

Фираэль всегда боялся того, чего не мог понять. И он столкнулся с этим.

Представление закончилось внезапно. Ладонь материализовалась так же быстро, как и растворилась. От неожиданности эльф выронил кинжал. Жрец отпустил его руку.

— Теперь ты знаешь, к чему тебе надо стремиться. А сейчас — сходи, отдохни, выспись. И помни главное: духи скоро заговорят с тобой.

***

Эльфа разбудили выкрики и лязг стали. Он выглянул в окно. На дворе Магнус и его сестра тренировались бою на мечах без щитов. Фираэлю стало интересно посмотреть на это. Он встал, оделся, и вышел во двор.

Магнус не поддавался, а его сестра старалась изо всех сил. У нее что-то не выходило, но эльф не мог понять что.

— Давай, теперь вертикальный удар! — выкрикнул Магнус и приготовился отражать атаку. Сестра сделала шаг вперед, занесла меч и ударила сверху вниз. Северянин без труда заблокировал удар и отвел клинок в сторону. Девушка ушла под весом клинка в сторону и еле удержалась на ногах.

— Ну, Фрейя, тебя назвали в честь предводительницы валькирий, а ты даже не можешь удержать равновесие?

— Я стараюсь! — яростно выкрикнула девушка.

— Клинок слишком тяжел. — Вставил Фираэль.

— Что? — с недоумением спросил Магнус. — Что значит слишком тяжел? У меня такой же меч. Мы в равных условиях!

— И, тем не менее, вес меча тащит ее за собой. Для нее этот клинок слишком тяжел.

— Чушь! «Смелость лучше силы меча в битве героев, — доблестный муж одержит победу мечом не наточенным.»

— Смелость не поможет тебе разрубить доспехи. Позволь мне продемонстрировать.

Магнус отошел в сторону и приглашающим жестом указал в строну Фрейи.

Фираэль на минуту вернулся в дом, и вышел обратно с большим кожаным свертком. Эльф развернул его, и явил взору два клинка из звездной стали. Один из клинков он взял в руки, а второй кинул Фрейе. Она словила его в воздухе и поудобнее взяла в руки.

Фираэль встал в боевую стойку, занеся клинок горизонтально чуть выше головы.

— А теперь повтори все то же самое, чему тебя учил твой брат.

Фрейя разбежалась и провела серию вертикальных ударов. Фираэль заблокировал все удары, а от последнего он изящно ушел в сторону и толкнул соперницу ладонью в плечо. Она отшатнулась, но быстро восстановила равновесие.

— Моя очередь. Защищайся.

Фираэль сделал шаг в строну и начал обходить ее сбоку по широкой дуге. Он зашел ей во фланг и ударил с разворота. Фрейя успела заблокировать удар, но эльф тут же закрутился, и через ее спину зашел с другой стороны, и нанес такой же удар. Он повторил это несколько раз. Фрейя не успевала за ним следить: он все время бил сбоку или из-за спины. Через минуту такой драки у нее закружилась голова.

Магнус смотрел на это с удивлением: эльф словно танцевал вокруг его сестры, нежели просто обходил. Он никогда не атаковал в лоб. Он крутился как юла, не давая противнику опомнится, и наносил легкие удары, один за одним, выматывая врага. Для того чтобы нанести один решающий удар. И, кажется, меч был для нее действительно тяжел.

Фираэль нанес еще один удар. Фрейя плохо его заблокировала и открылась. Ему хватило двух мгновений: одно, чтобы увидеть это, второе — чтобы нырнуть ей под руку и вытащить клинок из ее ладоней.

Схватив клинок, эльф толкнул ее плечом, сделал пару шагов назад и стал в стойку с двумя мечами.

— Для первого раза неплохо. Для первого раза противостояния арлекину. Что ж — он посмотрел на Магнуса. — У нее есть определенные навыки, но их надо доработать.

— Фрейя! — Магнус довольно ухмыльнулся. — Кажется, я нашел для тебя учителя фехтования.

 

 

 

 

Глава 11

 

Эльф проснулся раньше всех. Он всегда вставал с первыми лучами солнца. Одевшись, он решил осмотреть местность вокруг лагеря.

На траве только начала появляться первая роса. Фираэль медленно шел и дышал свежим лесным воздухом. Холодный воздух проникал глубоко в легкие и разносил по телу приятную прохладу. Глаз стал замечать знакомую флору. Лаванда, алоэ, полынь, манжетка. Хм, из этих трав может получиться отличное зелье для выздоровления. Эх, как бы ему хотелось снова оказаться на уроках алхимии у мастера Китарэля. « Не срывай растение полностью, бери только необходимые ингредиенты. Только не в том случае, когда тебе нужен стебель или корень ». Фираэль достал специальный нож для добычи алхимических ингредиентов и начал срезать листья с растений.

***

Фираэль зашел в палатку, где лежал Бьёрн. В его руках была небольшая колба с темно-зеленой жидкостью. Вокруг старого северянина ходили несколько эльфиек, меняя ему перевязку. Бьерн же развлекал их сказанием об одной из битв, в которой принимал участие. Увидев эльфа, он поблагодарил девушек и попросил оставить их с Фираэлем вдвоем. Дождавшись, пока они уйдут, эльф проверил, не подслушивают ли их. Вокруг палатки все были заняты своими делами. Он прикрыл вход.

— У меня не было возможности поблагодарить тебя за спасение сына. Так вот — я тебе очень благодарен. — Бьёрн слегка улыбнулся.

Фираэль протянул ему колбочку. Она была размером с кулак эльфа, а в больших руках северянина она казалась совсем маленькой.

— Выпей. Это целебное зелье. Процесс заживления пойдет чуть быстрее.

Бьерн откупорил склянку и принюхался. Его лицо слегка скривилось.

— Полынь подпортила вкус и запах. Пей, тебе будет полезно.

Северянин задержал дыхание и залпом выпил содержимое. Горькая вода полилась в глотку и обдала организм приятным теплом.

— Можешь перестать морщится — с усмешкой сказал эльф. — Яд из паслена куда хуже.

— Что ж, спасибо.

— Я бы хотел еще задать пару вопросов, если ты не против.

— Задавай. Я знаю, Магнус тебе все рассказал. И про стаю, и про убийства. Пожалуй, я тебе расскажу еще кое-что. Помнишь, я говорил, что ничего не бывает просто?

Так вот, на самом деле … Стая вообще не поддерживала Сигурда, хоть со стороны казалось по-другому.

— И, тем не менее, никто не выступил против, кроме Снорри.

— Мы пытались донести до него, что к союзу стоит подступаться осторожно. Но у Сигурда был только ему известный план. Нас в него он не посвятил. Он даже не спрашивал нашего мнения. Он просто поставил нас перед фактом. «Скоро мы заключим союз». Снорри в тот день ушел из Каэр Анридэд. С ним ушли несколько верных ему воинов. А затем они исчезли. Ни писем, ни слухов. А потом он внезапно объявился. Мы встретились с ним случайно, но до этого мы еще дойдем. Но самое ужасное началось потом. На нас открыли охоту.

— Стая начала гибнуть. Убийства, замаскированные под несчастные случаи.

Бьерн подался вперед. Его голос понизился.

— Я видел убийцу. Темный эльф. Такой же, как ты. Но он оказался куда более неумелый. Его подвела собственная глупость.

— Арлекины не работают так грязно и неумело. Возможно, он был обычный наемный убийца. Но вопрос остается: кто заказал убийство стаи?

Бьерн откинулся назад и оперся на локти.

— Сначала я подумал, что это Снорри, но позже я узнал, что он не при чем. Сейчас это уже не важно. Важно лишь то, что Снорри зазря упрямится. Мы с ним уже обсуждали его действия. Узурпировать трон и развязать очередную войну — это лишь навредит Северу. Даже Сигурд это понимал, и заключил несколько договоров с гномами и Цитаделью. Это была моя идея.

— Ты предложил ему эти союзы?

— Я знал, что в случае открытого конфликта нам понадобится помощь. Империю много кто не любит, это не секрет. Они везде суют свой нос, везде хотят внедрить своих шпионов. Нам нужны были те, кто не станет вести дела с Империей. Гномы и маги Цитадели. Возможно, со временем мы бы начали диалог и с вами, с темными эльфами. Но Сигурд был слишком самонадеян. Такие люди хорошие вожди, они с легкостью поведут за собой огромные армии, но для управления нужны люди более тонкие. Сигурд же ни черта не смыслил ни в дипломатии, ни в управлении государством. Воевода не должен сидеть на троне. Или он должен прислушиваться к советникам. Сигурд был тщеславен и честолюбив.

— Ладно, расскажи про убийцу. Что он из себя представлял?

Бьерн напрягся, пытаясь вспомнить.

— У него… — он внимательно посмотрел на собеседника. — У него была почти такая же экипировка как у тебя. Похожая кожаная броня. Почти такой же кинжал. Но меч и лук были другие. Нет, лука не было вообще.

— Как вы его нашли?

— Не я его нашел. Его нашел Снорри. Я шел по лесу, и услышал непонятные звуки. А потом я услышал знакомый голос. Когда я вышел к поляне, я увидел Снорри, стоящего рядом с подвешенным за ноги к ветке темным эльфом. В руках у моего друга был свиток. Снорри тогда посмотрел на меня, и сказал: «Эй, Бьорн, кажется, этот остроухий ублюдок пришел за нами. В списке остались только я и ты». Потом он присел на корточки рядом с ним, помахал у него перед лицом свитком и сказал следующее: «Значит так, фея, мы тебя словили, и, значит, теперь условия диктуем мы. Жить хочешь?». У эльфа был связан рот, поэтому он просто старался кивнуть головой. Снорри продолжил: «Отлично. Я предлагаю следующие условия: во-первых, старый контракт считается выполненным. Во-вторых, мы заключим новый. Я и Бьёрн хотим смерти того, кто дал тебе этот контракт. Платой за него тебе будет твоя жизнь. Ты согласен?». Снорри еще много ему угрожал, уж в этом он мастер. Этот эльф был очень напуган, и поэтому он согласился.

— С кем эльф заключил контракт? Ты видел это список? В контракте на убийство может быть написано имя заказчика. Это формальность. Мы оставляем контракты на убийство рядом с телом жертвы, при желании заказчик может указать свое имя. Либо — очень редко — чье-то еще, чтобы устроить подставу.

Бьорн помотал головой.

— Снорри… Снорри мне не показал его. Он держал этот список в руках, а потом забрал его и ушел. Да и это уже не имеет значения. Я думаю, тот человек уже мертв. Теперь уже все что было не имеет значения. Важно другое: в Каэр Анридэд прямо сейчас безумец укрепляет оборону. Время играет против нас, тянуть нельзя.

 

 

Глава 12

 

Уже довольно длительное время Фираэль не мог уснуть. Согласившись на убийство смутьяна, он не думал, что ему придется принимать участие в гражданской войне. Разговор с Бьерном не дал ответов, лишь добавил новых вопросов. «Кто и кому дал заказ на стаю? С какой целью? Просто убрать всех, кто рвется к власти? Но зачем? Император, для быстрого захвата Севера? Нет, кажется это не подходит. Империя так не делает. Это Империя бюрократии, а не Империя войны. У Сигурда должны были быть злейшие враги кроме Снорри. Но все мятежные ярлы начали силовые действия вместе с ним. И ни один ярл не опустится до того, чтобы заказать для Сигурда убийц. Ни у одного не хватит духу заключить контракт с темным эльфом. Тем более что Снорри значился в списке жертв. Это точно должен быть кто-то со стороны. Кто-то, кто стоит в тени и за всем наблюдает. И у него должны быть сильные мотивы. Если кто-то решил убрать стаю, значит, и до Магнуса могут добраться. Это значительно усложняет дело. А еще этот жрец… Духи скоро заговорят со мной…»

Эльф прислушался. В комнате царила тишина. Единственное, что он слышал, было его дыхание и шум ветра.

«Так, нужно расслабиться и обдумать все утром. Утро вечера мудренее, и на свежую голову думать легче. Нужно заснуть… Провалится в сонное забвение и очистить разум…»

Фираэль почувствовал, как на него накатила сонливость. Его тело тяжелело. С каждой минутой он все больше погружался в ласковые объятия Матери-ночи.

Закат. Красивый, яркий оранжевый закат. Фираэль шел по лавандовому полю. Большие цветы лаванды, доходившие ему до пояса, контрастировали с ярко-оранжевым закатом. Его тело казалось очень легким, он не шел, а парил.

Эльф видел себя как будто со стороны, из-за спины. Поле обдувал легкий ветер, дувший в разные стороны. Из-за ветра казалось, словно цветы лаванды расступаются перед ним, образуя тропинку.

Он трогал эти цветы. Он шел и касался пальцами фиолетовых побегов. Ярких, нежных, сильно пахнущих, они приятно скользили по ладони.

Сильно пахнущих. Поле источало лавандовый запах. Фираэль вдохнул так глубоко, как только мог. Необычайно свежий морской воздух, смешанный с ароматом лаванды проник в легкие и наполнил тело трепетной радостью. Морской воздух. Где-то рядом море.

«Но куда я иду? Я знаю направление, но какова моя цель? Куда я иду…»

Вдох.

«Разве это важно…»

Выдох.

«Это не важно. Ведь я иду домой…»

Он расплылся в улыбке. А затем услышал шум прибоя. «Нужно отвлечься от мыслей.» Прямо перед ним стоял небольшой домик. Он был новый, только построенный. И он стоял у обрыва. Обрыва полуострова. Полуострова, с чудесным лавандовым полем, дорогой ведущей к домику. У домика, спиной к нему, стоял человек. Это была женщина в полупрозрачной ночной рубашке и с золотистыми прекрасными волосами. В свете заката они пылали огнем. Рубашка развевалась на ветру, словно легкая вуаль.

«Наконец я дома. Дом… Зачем арлекины отрекаются от дома? Я отрекся от своего дома… Дома Огня… Но зачем?»

Вдох.

«Это уже не важно…»

Выдох.

Фираэль медленно подошел ближе к женщине. Она немного обернулась. Ее улыбка сияла ярче заходящего солнца.

— Правда, здесь очень красиво? — У нее была самая прекрасная улыбка из всех, что эльф когда-либо видел.

— Да, я сам выбирал это место. — Как ни в чем не бывало, ответил Фираэль.

Он подошел к женщине и обнял ее за талию. Она прижалась к нему и положила голову ему на плечо. Они оба были счастливы. По настоящему счастливы. Их радость грела их словно солнце.

— Сегодня будет важное событие. — Сказал Фираэль. — Луна впервые осветит наш новый дом.

— Мать-ночь будет хранить его?

— Да. Она будет хранить дом и всех кто в нем живет.

— Здорово! Я так рада за тебя. Ведь ты так этого хотел. Мы оба этого хотели…

«Да. Хотел. А теперь у меня это есть. Какой же красивый закат… А за закатом будет новый рассвет. Теперь можно отдохнуть. Какое-то время. Нужно еще закончить некоторые дела, но теперь можно отдохнуть… И любоваться закатом… Да, я так хотел расслабиться… И обрести новый дом…»

Ощущение достигнутой цели расслабляло лучше теплых лучей заходящего солнца. Наконец он закончил долгий путь. И в конце его ждала награда.

«Ведь ты так этого хотел…»

Его разбудило карканье ворона. Эльф с трудом открыл глаза. Сон, это все было сон. В голове вертелась фраза «Ведь ты так этого хотел…». Но это были не его мысли. Это было сказано кем-то другим. Он осмотрелся. В комнате кроме него никого не было, а на подоконнике сидел ворон. Птица пристально смотрела на эльфа, а затем каркнула на прощание и улетела.

 

 

 

Глава 13

 

Как только поднялось солнце, Фираэль первым делом решил навестить жреца. Его не покидало стойкое ощущение, что к его сну были причастны духи.

Эльф впервые увидел его вне дома. Он стоял на берегу моря, и, сложив руки за спиной, пристально всматривался вдаль. Подойдя ближе, он услышал его глубокое дыхание. Казалось, жрец пытается надышаться морского воздуха, прежде чем уйдет обратно в свою лачугу.

Фираэль стал рядом со жрецом и тоже начал всматриваться вдаль, но не видел ничего, кроме отблеска восходящего солнца на водной глади.

— Подумай, как задать вопрос, ибо от вопроса зависит ответ. — Прервал молчание старик.

«Что это было? Нет. Это был сон. Причастны ли к этому духи? Определенно причастны. Женщина из сна — обличие духа? Мне вряд ли это будет интересно.»

Нужный вопрос возник сам собой.

— Мне показали будущее?

— Тебе показали возможный исход. Пока не совершенно действие — любой исход возможен, и даже этот.

— Мне следует делать что-то определенное?

— Тебе следует выполнить контракт. Это твоя основная цель, ведь так?

— Так. Мне кажется, духи хотели мне что-то показать.

— Кажется. Пока есть сомнение, нет действия. А время истекает.

— Снорри из замка никуда не сбежит.

— Время сбежит. Оно струится как песок сквозь пальцы.

После этих слов он присел, взял в кулак горсть песка, поднялся, и перевернул кулак с песком вниз. Песок посыпался из кулака, а морской ветер разносил его по пляжу.

— Смотри, Фираэль. Это и есть будущее.

— При чем здесь песок к моему сну?

Жрец снова начал всматриваться вдаль. Немного помолчав, он начал говорить.

— Единое государство. Север и Центр. Одни и те же люди стоят по разные стороны границ. Одни и те же люди, с одинаковыми потребностями. Да, различия в культурах есть, но не настолько большие, как, например, с эльфами. На Юге… Там все же живут немного другие люди. Так вот. Возможно ли окончание войны между Севером и Центром? Объединение в одно государство людей? С таким вопросом я обратился к духам. И они мне ответили. Этот ответ я запомнил на всю жизнь, он универсален, и подходит к любому вопросу. «Все пройдет проверку временем». Любая идея, любая мысль, любое веяние — со временем иссякают. Знаешь, почему боги потеряли свои силы? Раньше говорили, что Эон разгонял тьму одним взмахом руки, Тор поражал ледяных великанов, что угрожали Мидгарду, а Мать-Тень и Отец-Шепот лично пели колыбельные своим детям — темным эльфам. Но сейчас всего этого нет. Люди перестали верить, и боги потеряли свои силы. Время страшнее смерти, ибо время убивает даже неживое. Это то, чего боятся даже самые сильные короли, самые могущественные маги, ибо даже они над этим не властны…

Он замолчал, сделал небольшую паузу, вздохнул и продолжил.

— Но есть одна вещь, которая сильнее времени. Это действие. Одно маленькое действие может полностью изменить мир. Одно действие — и время уже не властно над миром, ибо мир уже другой, одно действие полностью изменило мир. Время властно над тем, старым миром, который остался позади, над миром, где действие еще не совершено, над миром, где все статично, над миром, где все лишь стоит и гниет. Бабочка взмахом крыла вызывает ураган. А вот что может изменить целая смерть короля… Помнишь, я сказал, что будущего не существует? Вот оно будущее. Оно уже сейчас. Время не властно над будущим, ибо мы истинные его творцы. Духи хотели сказать тебе, что лишь действуя, ты обретешь будущее.

— Кажется, сон был не о том.

— А может и не о том. Как знать, я лишь сумасшедший старик.

— Или тот, кто пытается понять послание духов… Ты опять меня запутал. При чем тут время? При чем тут действие?

— Не упускай своего будущего из-за бездействия. Вот послание.

***

Фрейя и Фираэль продолжали тренировки. Магнус периодически за ними посматривал. После одной из тренировок он подошел к эльфу. Ему было интересно, где он так научился.

— Фираэль! Ты позволишь задать вопрос?

— О чем?

— О твоем прошлом. У тебя необычный стиль.

— Что же в нем необычного?

— Ну… Все сражаются… обыкновенно… Защита — атака. Кто первый пропустит удар. А твой стиль довольно… интересный.

— Нас всех так учат в Кругах.

— Что за Круги? это место где обучают наемных убийц? — с усмешкой спросил Магнус.

— Скорее, это ближе к Имперским военным училищам.

— О, это довольно престижно. Обеспеченная семья?

— Нет. Туда меня завела судьба.

— Это как?

— Садись. Предстоит довольно долгий рассказ.

***

В обществе темных эльфов очень важное место отводится Судьбе. В десять лет молодые эльфы проходят Обряд Судьбы. Ночью собирают всех десятилетних детей и приводят на поляну. Там их ждет Старейшина деревни с чашей. В чаше находятся руны, указывающие на дальнейшее занятие. Руны он насыпает не глядя. Среди тех рун оказалась руна Тени. Это означало, что моя дальнейшая судьба лежит в Кругах.

Круги — это крепость. Называется она так потому, что имеет форму круга и разделена на четыре сектора. Внутри крепости так же есть круги меньше, уходящие к центру. Всего кругов три, и один круг в центре.

Внешний круг — Круг тела. Туда, в один из четырех секторов прибывают все новобранцы. На каждом Кругу обучаются по десять лет. Следующие десять лет — каждодневные физические тренировки, обучение фехтованию, скалолазание, бег, плавание, прыжки и все прочее. Здесь начинается мое первое воспоминание о Кругах.

 

 

Глава 14

 

В первый день нас заселили в обычные бараки. Двухъярусные кровати и шкафы для личных вещей. Было немного волнительно в новой обстановке. Тут собрались самые разнообразные дети. Мальчики и девочки, высокие и низкие, худые и толстые. Кто-то плакал и просился домой, кто-то уже нашел новых друзей и вовсю травил шутки, а кто-то просто волновался. Спустя час после заселения к нам вошел мужчина в красных одеяниях.

— Меня зовут Мастер Нурен. Я буду заниматься вашим обучением. А сейчас все марш во двор.

Первое чему он нас научил — становиться в строй. Нас было около пятидесяти человек, мы стали в два ряда.

— Принять упор лежа! — его командирский голос был тверд и непреклонен. — А теперь — отжиматься!

— Сколько раз? — послышалось из заднего ряда.

— Пока последний из вас не упадет без сил!

И мы действительно отжимались, пока последний из нас не упал. Это было очень жестоко. Кто-то смог отжаться три раза, а кто-то и все тридцать. Но потом стало очень трудно. Кто-то пытался схитрить, отжавшись несколько раз и начав изображать накатившую усталость, но голос Мастера Нурена обладал волшебной силой принуждения оторваться от земли и продолжить упражнение.

В тот вечер мы даже не ужинали. Мы просто вернулись в барак и попадали без сил на кровати.

На следующий день — бег от завтрака до обеда. После обеда — бег до ужина. Естественно, не останавливаясь. На следующий день все еле переставляли ноги. Мастер снова вывел нас во двор, выложил дощечки, чтобы мы могли положить на них ноги — и снова отжиматься. Снова, пока последний не упадет. И так полгода. Бег и отжимания.

Через полгода подключились новые упражнения. Через год — первые уроки фехтования. Через два — акробатика и стрельба из лука. Через три — скалолазание, подкрадывание, обустройство лежки для засады. В перерыве — обучающие книги о тактике сражений.

Сложно было только первые полгода. Дальше тело начинает привыкать. Нас заставляли учиться отдыхать. Не нагружать ноги в один день, не нагружать руки во второй. Необходимо было правильно научиться распределять энергетические ресурсы.

Затем — все то же самое, но уже с разнообразием. К Мастеру Нурену подключился Мастер Маитрил. Он обучал нас фехтованию. Сначала с одним мечом, потом с двумя и глефой. Регулярная пехота темных эльфов использует не мечи, а глефы.

Кормили нас, к слову, пресными кашами, пресным мясом, и не самыми вкусными напитками. Ели мы в одном зале с мастерами, кузнецами, хранителями свитков, охотниками и поварами. Для них был отдельный рацион — ароматная дичь, отловленная ранним утром к ней вкусный гарнир и разнообразные вина, вдобавок — десерт. Сначала мы просто завидовали и пускали слюни. Потом кто-то отважился стащить с кухни индюшачью ножку. Потом начали таскать сдобу, потом — вина. Потом мы приноровились таскать с кухни все, что плохо лежит. Кого поймали — секли. Не за то, что хотел украсть, а за то, что попался.

Однажды мастера объявили для нас интересные условия. Отныне, любой, кто принесет дичь, может отдать ее повару, и он ее приготовит. Теперь по утрам мы просыпались и сразу бежали в лес, благо леса у Кругов были богаты на различных зверей и птиц. Так нас учили самим добывать себе пищу. Опыт, стоит заметить, увлекательнейший.

По окончанию первого круга проходит отбор. Всех неспособных — в регулярную армию. Остальных — на Второй Круг.

 

 

Глава 15

 

Первые десять лет минули очень быстро. В бесконечных тренировках не замечаешь, как летит время. Не замечаешь, что уже не ноют мышцы. Не замечаешь, что любой взмах клинком проходит автоматически. Спустя десять лет тренировок не задумываешься о том, как работает тело. Круги имеют очень говорящие названия, они полностью отражают суть.

Второй Круг назывался Круг Разума. Тут мы получаем различные знания. Математика, физика, алхимия, механика, тактика.

На второй круг мы уже вышли вполовину меньшим составом. Мастера так и говорили: с первого круга отсеивается половина, со второго — еще треть. До третьего круга доходит лишь пятая часть. На вопросы, что же нас ждет после третьего круга, нам не отвечали. Среди нас ходили слухи, что в глубине крепости расположен еще один, четвертый круг, про который мы тогда еще не знали. А кто-то говорил, что нас завербуют сразу на службу королеве. Но на втором кругу мне некогда было думать. Тут я встретил сразу две страсти своей жизни: алхимию и Виенну. С Виенной была отдельная история. За ее внимание я сражался с Шеамом. Шеам был явным лидером нашей компании. В компании было много человек, но со сменой кругов их количество уменьшалось.

Соревнования за внимание у нас с Шеамом начались чуть позже начала обучения на втором круге. Именно в это время нагрузка уменьшается и появляется больше свободного времени, но чем в это время заняться — тут каждый решает для себя. Алхимия — тонкое искусство. Чтобы научится варить простенькое и действенное зелье, или, к примеру, яд, не требуется обширных познаний. Но легенды есть легенды. А в легендах говорится, что алхимия может даровать любую силу — от возможности превращать все в золото, до бессмертия и вечной жизни. Но вечная жизнь бессмертному эльфу ни к чему. А вот золото в современном мире — золото есть власть над этим миром. В сказки о превращении в золото я не верил, но прекрасно знал, на что способно зелье невидимости. А сварить такое — целое искусство, но усилия с лихвой окупятся. Если нужно что-то более практичное — зелье усиления удара, зелье быстрой регенерации, зелье поддержания энергии, зелье ночного зрения и прочие.

Именно в это время я обратил внимание на Виенну. Нет, у меня были романы и до нее, но было в ней что-то особенное. Что влекло тебя к ней больше чем к другим. И так же на нее обратил внимание и Шеам. Что касается Виенны — она прекрасно понимала, в каком положении находится, и старалась подогревать интерес обоих претендентов. Это продолжалось около полугода, и, в конце концов, я уступил. Я видел, что Виенна больше склонялась к Шеаму. Не преуспев тут, я решил углубиться в алхимию. Мастер Китарэль был невероятным учителем. В кругах мастера шутили, что он мог бы научить алхимии даже попугая, и даже находились те, кто рассказывал подобные небылицы. Но в каждой шутке есть доля правды: знания он действительно передавал очень доходчиво. Мне было с чем сравнивать: мастер Орон преподавал математику из рук вон плохо. Вскоре я начал ходить к мастеру Китарэлю на факультативы, и на них творились настоящие чудеса. На обычных занятиях он показывал простые, но действенные зелья. На факультативы же мы ходили в его личный сад. Там росло огромное количество растений из самых разных уголков мира. Фаленопсисы, спрекелии, литопсы, эсхинатусы, различные виды мандрагоры, лекарственные травы и ягоды — всего и не счесть. Он показывал нам чудеса алхимии. Он научил нас варить зелье легкого шага, после которого передвижение становилось бесшумным. Он научил нас варить зелье острого слуха, после которого слышишь, как порхает крыльями бабочка. Он научил нас варить зелье концентрации, после которого время вокруг тебя замедляется. Всему этому нас научил мастер Китарэль. Интересно, как он сейчас… Закончил ли он свое зелье быстрого роста? Кстати, он работал над особым удобрением, которым он обрабатывал весь свой сад. Именно благодаря этому зелью сад и существовал. С большинством растений эффект был положительный, но все же не со всеми. Все свободное время он посвящал исследованиям и улучшению зелья. Мы на факультативе помогали ему в исследованиях. Я тоже внес свою лепту. Если кому интересно — я адаптировал зелье для маниока.

 

 

Глава 16

 

На третий круг, как и ожидалось, мы вышли пятой частью изначального состава. Те, кто ушел со второго круга, стали алхимиками, лекарями, инженерами и прочими. Двадцать лет уже было позади. Третий круг обещал быть самым необычным.

Третий круг назывался Круг Духа. На этом кругу большинство времени мы уделяли магии и медитации.

Начинали мы с самых простых медитаций. Нам всегда говорили, что необходимо иметь ясный, незахламленный ум. Принимать решения только тщательно все рассчитав и все обдумав, а думать надо четко и быстро. Для этого разум необходимо очищать. Так мы занимались очищением два года.

Через два года пришло время первых заклинаний. Начинали мы с совсем простых, типа магических фонариков и создании небольшого магического пламени. Базовые знания предполагали наличие умения создавать стихийные стрелы, различные руны, начальный телекинез и использование магии в алхимии.

Круги олицетворяли три уровня развития. Первый уровень — тело развивать проще всего. Необходимы лишь упражнения и особенное питание.

Второй уровень — ум развивать сложнее. Тут необходимы терпение, усидчивость, стремление постигать знания, а затем искать новые.

Третий круг — дух — самый сложный из всех. Тут не помогут ни мускулы, ни извилины. Лишь твои собственные ощущения. Лишь когда ты научишься жить вместе с этим миром — тогда твои мысли потекут в нужном направлении. Да, с этим миром надо научиться жить. Как детей учат жить «в» мире, так и ты учишься жить «с» ним. Все что вокруг тебя вечно движется и развивается. Все что вокруг тебя — воздух, свет, растения и животные — все движется. Не движется лишь болото, и затем оно гниет. Ты, как и мир вокруг тебя, должен прибывать в движении, не важно, вперед или назад. Тогда ты сможешь жить с этим миром.

И вот, очистив разум, ты уже можешь приложить достаточно усилия воли и концентрации, чтобы из ладони воспарил маленький светящийся шарик, который тут же лопнет, словно мыльный пузырь. Именно так и происходит с первым прочитанным заклинанием у темных эльфов. Мы используем другую магию, не ту, что маги Цитадели. Маги управляют энергией извне, мы же управляем энергией изнутри себя. И таких шариков лопнут десятки, если не сотни, пока ты научишься наколдовывать хоть один стабильный светляк. — Фираэль вытянул вперед ладонь. Из нее вылетел светящийся шар, размером с яйцо и застыл в воздухе, озаряя все вокруг белым, мягким, слегка приглушенным магическим светом. — Это еще самое простое, но и этому сложно научится.

Дальше — больше. Первая огненная и ледяная стрела, первая руна шипов, первый воздушный удар… А потом они так же отрабатываются до автоматизма.

И вот, прошло 30 лет, финальная проверка пригодности, успешно пройденные испытания. И что же дальше? Некоторых сразу забрали на службу. Но меня, Шеама, Виенну, Каэллара, Кериан и Шатас ждала иная участь.

 

 

Глава 17

 

Мы стояли посреди огромного мраморного зала перед Советом мастеров. Зал этот скорее напоминал театр. Мы находились перед длинной полукруглой трибуной, за которой во тьме стояли мастера и оживленно что-то обсуждали. Нас было одиннадцать. К оставшимся в нашей компании шестерым добавилось еще пятеро.

Кериан смог подслушать разговор старейшин. Он говорил, что те пятеро — из других секторов. Но зачем мы стоим перед советом — никто не догадывался.

Один из них был выше и шире любого из нас, второй, наоборот, был самым небольшим. Третий и четвертый были братьями — близнецами. Пятая девушка нервничала, она старалась это скрыть, но у нее получалось не очень.

Я тоже нервничал, и тоже скрывал это, но куда успешнее. Мне помогало упражнение, которому меня научили на третьем круге — в стрессовой ситуации необходимо дышать ровно и глубоко.

К нам вышел мастер Нурен. Он что-то держал в руках за спиной, но что это было — я разглядеть не мог.

— Вы знаете, зачем вас здесь собрали? — Ответом ему было молчание. — Что ж, позвольте я вас просвещу.

Из-за спины он вытащил свиток, раскрыл его и начал читать.

— Аэлвин. На первом круге проявилось нестандартное для эльфа телосложение и физические данные, а именно — увеличенная мышечная масса, выносливость, сила и скорость — больше чем у любого темного эльфа. Несомненно, считаю данный феномен уникальным и рекомендую его. Мастер Каэн.

— Бесхар и Весхар. Братья — близнецы, способные вдвоем действовать как абсолютно слаженный механизм. Не раз проявили свои удивительные способности при совместной работе. Рекомендую их в паре. Мастер Гарит.

— Виенна. Магический талант ментально-кинетического направления помноженный на усердие. Рекомендую. Хм, мастер Тоисс как всегда немногословен.

— Каэллар. На первом круге показал себя лучшим лучником, а по совместительству и охотником. Бьет в цель с расстояния в пятьдесят шагов пятью стрелами подряд без промахов. Рекомендация от меня, мастера Нурена.

— Кериан. Природное чувство стихий помогает ей легко использовать все стихийные заклинания на более высоком уровне, нежели другие наши ученики. В особенности ей удаются заклинания огненной направленности. Рекомендую. Мастер Игнит.

— Трокве. На втором круге показала исключительные познания в механике и саперном деле. Быстрее всех собирает и разбирает любой сложный механизм, бомбу, ловушку. Рекомендую. Мастер Атраил.

— Фираэль. Пытливый ум, наблюдательность, обостренные органы чувств, целеустремленность, настойчивость, выдающиеся знания и, более того, исследования в области алхимии. Рекомендую. Мастер Китарэль.

— Хаир. В виду особенности строения своего тела проявил отличные способности в разведке, проникновении на закрытые территории, слежке и добыче информации. Рекомендую. Мастер Вонлас.

— Шатас. На третьем круге проявила свои способности к целительству. Способна с помощью банки целительной мази вырастить оторванную конечность. Рекомендую. Мастер Ахнин.

— Шеам. Лидерские качества, способность к быстрому оцениванию ситуации, так же быстрому расчету действий и их результатов. Рекомендую. Мастер Морохир.

Мастер Нурен сложил свиток и спрятал за спину.

— Пройдя все три круга, теперь вы превосходите любого, не важно, будь то разведчик, солдат или маг. Однако, не смотря на то, что вы уже сами по себе представляете собой уникальную боевую единицу, у вас есть определенные таланты, которые Совет посчитал выдающимися. Мы хотим сделать вам особенное предложение. Вкратце — вам предложат особенную должность. Времени на раздумья мы вам не даем, вы либо согласны, либо ваше место займет другой, не менее достойный кандидат. Прежде, чем согласится, учтите — назад дороги не будет. Кто согласен — шаг вперед.

Немного поколебавшись, мы все шагнули вперед.

— Замечательно. Прошу, внесите оружие.

В зал вошли одиннадцать слуг в рясах, они держали в руках перед собой одиннадцать пар клинков.

— Возьмите клинки. Теперь это ваше основной вид вооружения до конца вашей жизни. Вас, наверное, интересует, почему именно парные клинки? … Что вы знаете об Арлекинах?

За время обучения я наслушался много чего. Что это самые опасные представители всей расы темных эльфов. Элитные шпионы на службе Королевы. Обезумевшие фанатики, жаждущие крови. Ловцы беглых чародеев. Убийцы королей. Но слухи есть лишь слухи. И ответом мастеру Нурену снова было молчание.

— Я знаю, различные слухи ходят по Кругам. И сейчас я поведаю вам легенду. Древнюю как мир легенду, о предательстве и доверии, по потере и находке, о поражении и триумфе.

Много лет назад темными эльфами правил Верховный Лорд Эретил Мудрый. У него было трое детей. Два брата близнеца и девочка. Братья были намного старше ее. Их звали Амрас, Амруил и Талтрия. Впервые право на трон закреплялось за двоими братьями. Амрас и Амруил должны были вдвоем править нашим народом. Это не устраивало дворцовых заговорщиков в два раза больше чем обычно. Пока братья росли, лорд-предатель Галатар строил заговор по убийству королевской семьи и смене власти.

Но это только начало легенды. Когда братья выросли, Эретил нанял лучших в мире кузнецов для того, чтобы они выковали пару клинков. Клинки были настоящим произведением искусства, и назывались Режущий и Рассекающий. Эретил вручил клинки братьям во время коронации. Но в тот же день, когда солнце скрылось за горизонт, Галатар возглавил восстание армии и королевской стражи. Они сразу убили королеву, пока та принимала ванну. Слуги задержали солдат, чтобы Эретил смог вывести своих детей через тайный ход, а сам он остался, пытаясь подавить восстание. К слову, безуспешно.

Амрас, Амруил и Талтрия бежали, но заговорщики шли по пятам, и позже они подобрались к ним очень близко. Амрас и Амруил отдали свои клинки Талтрии и остались задержать преследующих, а своей сестре наказали бежать. Бежать, чтобы отомстить и вернуть трон.

Несколько дней Талтрия бродила по лесу, пока Мать-ночь не указала ей дорогу, и она вышла к труппе путешествующих комедиантов. Они узнали в ней беглую принцессу и укрывали ее у себя.

Они поняли, что это указание Матери-ночи. Они должны были ее возвести обратно на узурпированный трон.

Артисты укрывали ее у себя. Для нее они добывали информацию.

Артисты просили покровительства у Матери-ночи. И она давала его им.

Девочка росла. Один из комедиантов обучил ее фехтованию. Со временем она сама придумала и разработала стиль боя с парными клинками, а затем обучила этой технике остальных.

Пришло время первых союзов, первых договоров, первых обманов, первых шантажей и первых убийств. Армия лояльных союзников росла и росла.

И вот, заветный момент: армия узурпатора пала, тронный зал захвачен, предатель стоит на коленях перед Талтрией, кается и молит о милосердии. Талтрия занимает трон, учреждает королевский жреческий институт поклонения Матери-ночи, сама становится Верховной жрицей и выпускает указ, по которому трон может занимать только Верховная жрица Матери-ночи.

И вот, казалось бы конец, тем более счастливый. Но у истории тех десяти артистов было продолжение.

В благодарность за их заботу, Талтрия предложила им особенные привилегии. С тех пор комедианты стали Арлекинами, элитными разведчиками, ходящими под личной опекой Матери-ночи. Они продолжили путешествовать по миру, выступая, собирая информацию, слухи, сплетни, а затем возвращались с докладами.

Арлекины — еще один институт, названный в честь тех героев. Вы — новое поколение Арлекинов. Вы — странствующие шпионы. Вы навсегда оставите все, что было, позади. Вы отречетесь от своих домов. Любые документальные упоминания о вас будут уничтожены. Вас будто никогда и не было. Теперь вы тени, блуждающие в ночи. Вы будете скитаться по миру и собирать информацию, пока королева не призовет вас обратно. И, по традиции, вас обучат особой технике боя с парными клинками. К слову, не только ей. Вас обучат всему, что должен уметь элитный разведчик на службе у Верховной жрицы. Я закончил.

— Ты забыл кое-что упомянуть, мастер Нурен. — Из толпы послышался звонкий и одновременно жесткий женский голос. Его обладательница вышла из-за кафедры и стала перед нами, рядом с мастером. Женщина была прекрасна. Стройная подтянутая фигура, красивое лицо, мягкие, светло-серые волосы, а самая выделяющаяся деталь — взгляд. Жесткий, целеустремлённый, горящий взгляд. — Во-первых, это огромная честь, служить Арлекином. А во-вторых — это очень большая ответственность. Вы несете ответственность перед всем народом темных эльфов.

Мастер Нурен слегка поклонился. — Прошу прощения, моя королева.

— Ничего страшного, Мастер Нурен. Как бы то ни было, именем Верховной жрицы, Королевы народа теней, властительницы всех темных эльфов, именем Талтрии, дочери Эретила, а я нарекаю каждого из вас Арлекином.

— Добро пожаловать на Четвертый круг. Круг Тени.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль