Traitors\Предатели

0.00
 
Сильвер_КЭТ Джо
Traitors\Предатели
Обложка произведения 'Traitors\Предатели'
Пролог

Сумерки.

Облака быстро и мягко плывут по хмурому небу, как серый пух по глади небесного океана. Налитые холодным дождем, они приблизились к грешной земле смертных так близко, что, казалось, поднимешь руку — коснешься и растопишь их холод своим теплом.

Капля сорвалась и, коротко блеснув в единственном луче уходящего в зенит солнца, пробившегося через тучи, направилась вниз, сверкая маленьким бриллиантом.

Под хмурыми небесами распростерлось от горизонта до горизонта большое пшеничное поле, разбиваемое на две части узкой дорогой, уходящей в темную полосу леса на юго-восток.

Капля ударилась о колос, приклонившийся к земле от резкого и свирепого холодного ветра, пускавшего по пшеничному золоту серебряные волны. Гул лесных деревьев разлетался на много миль, напоминая одинокий вой раненого в могучую грудь зверя. Шепот придорожных трав и полей умолял отступающий отряд солдат торопиться, ускорить шаг, быстрее добраться до северо-западного города, расположенного между двух рек: Магаат и Рики. Ведь скоро сойдутся ночные солнца и прольют свой страшный свет на землю. И пелена облаков, и стена хмурых, кучевых туч не сможет остановить их бледный свет, пробуждающий ужас.

 

Вблизи города Вакфор. Центральные Земли.

343 год со дня основания королевства Аргос.

 

 

Загорелой ладони солдата коснулась мокрая головка колоса. На бинтах кровь, смешанная с дорожной пылью, уже давно сменила свой алый цвет на бурый. Тонкие обветренные губы едва шевелились, проговаривая слова грустной, забытой песни. Холодная капля дождя, который вот-вот хлынет наземь, медленно скатывалась по загорелому грязному лицу, собирая пыль и преодолевая зарубцевавшиеся ссадины и царапины. Порывы воздуха взъерошили замызганные темные волосы, которые несколько недель назад были золотыми. Темно-алый порванный плащ глухо хлопал, когда ледяные крылья ветра толкали солдата вперед и будто бы хотели сорвать жесткую ткань с доспехов.

Ветер всколыхнул пряди, закрывая обзор.

Златовласый глубоко вздохнул, убрав челку назад и склонив голову, будто чей-то слуга, приостановился, оглядывая ожившее благодаря ветру золото поля, проронив строки песни:

…Но уйти в другой мир, мне рано.

Пока не дано, мне не дано…

— Капитан! — Выкрикнул кто-то из солдат сзади, и рядом, чуть не сбив златовласого, пронеслась гнедая с всадником, погнув колосья.

— Сэм, идиот! — Зарычал едва успевший отскочить в сторону воин, пропиливая взглядом невинную лошаденку и своего товарища в шлеме, который сполз набок, обнажив желтовато-серую ткань с темно-бурыми пятнами, закрывшую лоб.

— Прости, Ди! — Выкрикнул всадник, подняв руку.

— Неисправимый Рыцарь, — покачав головой, пробормотал златовласый с улыбкой, зашагав дальше и вытаскивая по пути из сумки флягу. Открыв ее и поднеся к губам, уставший солдат сделал глоток.

Рядом слышался скрип потертых седел проезжающих мимо всадников, грустно склонивших головы, фырканье и храп усталых лошадей в мыле, стоны, кашель раненных, которые едва передвигали ноги.

В горле и в груди тут же приятно потеплело. Из-за голода чувствовалось, как сладко-кислая, виноградная жидкость проникает внутрь. Вино. Конечно, оно запрещено, но риск порой приносит вдвойне приятное чувство победы. Особенно в такую скверную погоду, когда ветер холодит кости под броней.

От удовольствия Ди прикрыл глаза и украдкой взглянул на поле.

Вот могучая птица ветра дотронулась своими крыльями пшеницы и та покорно склонилась, открыв синим глазам златовласого силуэт могучего зверя, крадучись приникшего к земле, словно незаметно провожающего колонну людей по тропе. Солдат обернулся в сторону колосьев, вмиг забыв о жажде и вине.

Секунда — и бурая тень исчезла, сверкнув янтарными глазами.

Ди сглотнул, с затаенным дыханием и испуганным взглядом продолжая наблюдать за местом, где исчез силуэт, чувствуя, как по спине крадется холод, а страх сжимает сердце в острых когтях, заставляя его бешено биться. В голове закружилась одна мысль, от которой руки задрожали.

«Рядом. Близко. Смерть…»

— Стальные Клыки, — слетела единственная фраза с губ.

Взгляд вновь поймал темную спину зверя среди золотой нивы. Он двигался медленно, замысловато, будто обходил кого-то, но, тем не менее, приближался все ближе и ближе к колонне. Свою цель он ясно видел. Зверь повернул свою громадную голову на жертву, и еще сильнее приник к земле, обнажив огромные клыки. Приготовился к прыжку. Голодный блеск в глазах, напоминающий горячий янтарь, коротко сверкнул во мраке и исчез.

Диего быстро понял, на кого ведется охота.

Отбросив флягу в сторону и одним движением обнажив меч, златовласый, сколько было сил, бросился вперед по полю, обходя колонну. Зверь дернулся и ускорил темп, быстрее подкрадываясь к жертве, словно большая кошка.

— Сэм! ― Прыжок через овраг. ― Капитан! ― Крики обжигали горло, а воздуха, казалось, не хватает. ― Уйдите оттуда!

― Что?! ― Оторвавшись от разговора с капитаном и в удивлении скривив бровь, выкрикнул всадник, развернув кобылу боком к другу, несущемуся к нему со всех ног.

Вдруг поднялся вой. Протяжный, долгий, который доносился, казалось бы отовсюду, становился все громче и громче, и казалось, что эта музыка ночи будет длился вечность.

Лошади заржали, затоптались, отказываясь слушаться всадников, испуганно водя ушами и прислушиваясь к звукам, леденящим кровь не только у людей. Колонна всполошилась, сжимаясь в один большой комок, вооруженный пиками и мечами, становясь все уже и уже.

Диего остановился между двумя всадниками в первых рядах, внимательно следившими за полем, навострив пики. Кони хрипели и тревожно мотали головами, вынуждая своих хозяев бить их пятками в горячие бока. Взгляд златовласого потерял силуэт зверя в пшенице и теперь испуганно оглядывал каждый колосок. Темная спина хищника мерещилась везде.

Протяжный вой неожиданно сменился веселым лаем, будто борзые взяли след.

«Совсем близко. Рядом…».

Диего сглотнул, опустив меч, немного выйдя вперед колонны и ступив сапогом на колосья. Дыхание сбилось, став рваным. Сердце готово было выскочить из груди.

На землю хлынул дождь, крупными, но редкими каплями барабаня по ниве и солдатам.

«Рядом. Смерть. Бойся…»

Златовласый взглянул на своего друга.

Сэм сидел спокойно, выжидающе, наконец-то поправив свой шлем, сжимая в руке меч так, что костяшки побелели. На лице застыла серьезность, а глаза жадно блестели в ожидании горячей звериной крови. Он сам сейчас напоминал волка, готового вести свою стаю в бой. До последнего вздоха. Сэм не боялся, и Ди это видел, чувствовал. Вздохнув полной грудью и успокоившись, что его товарищ цел, златовласый встал на место, сжав оружие.

С каждой секундой ливень усиливался. И вот настал момент, когда сквозь белые полосы, мельтешившие впереди, нельзя было ничего увидеть. Растворилось поле, исчез горизонт, растаяло небо, пролившись на землю.

Неожиданно вой прекратился.

Слышен только шум дождя, набивающего каплями свой неповторимый мотив по стальным шлемам и доспехам солдат. Слышен свирепый гул ветра, спрятавшегося где-то в вмиг почерневшей ниве. Но не слышно зверья.

Диего вытер лицо рукой от ручьев, стекавших по нему ледяными потоками, и наткнулся взглядом на два огонька, стремительно приближавшихся к солдатам. Сердце замерло.

— Приготовились! — Неожиданно вырвалось из груди и в этот миг, светло-бурой масти, гигантский волк протаранил первый ряд слева. Где стоял Сэм.

Могучая шея и грудь зверя встретила блестящие лезвия мечей и острые концы пик, оставив на них темную кровь. Оборотень пронесся мимо, толкнув когтистой лапой гнедую в бок, а затем вцепившись в ее горло. Та коротко заржала, резко встав на дыбы и повалившись набок, придавила ноги своему хозяину, не успевшему спрыгнуть. Сэм взвыл от боли.

Еще секунда — и несколько других порождений ночи протаранили первые ряды, сомкнув челюсти на глотках лошадей и всадников. Черной масти зверь оскалился, бросив задушенную жертву, медленно повернув окровавленную пасть на Диего и сверкнув янтарными глазищами.

— Давай, тварь, — процедил златовласый.

Волк рванул с ужасным рычанием, повалив солдата и раскрыв огромные челюсти, обнажил клыки. Ди закричал, и лезвие меча по самую рукоять зашло в грудь. Что-то захрустело, и зверь взвыл, рухнув на человека, вывалив язык и кашляя комками крови. Солдат, ругаясь, кое-как выбрался из-под огромного тела. Вытащив клинок из лохматой груди волка и оттолкнув его морду сапогом, оглядел ниву.

Началась суматоха. Теперь каждый был сам за себя. В этот час здесь можно либо выжить, либо умереть. Полнолуние сегодня дарует проклятье, подчиняя человеческую кровь волчьему солнцу от мельчайшего укуса. Раненый жив, но одновременно и мертв. В его душе теперь живет зверь, а человек мертв. Так говорили…

— Диего! — Раздался истошный крик.

Дождь кончился, теперь с темных, беззвездных небес падала дождевая пыль.

Златовласый обернулся, и нательная рубаха вмиг просохла — он похолодел от увиденной ужасной картины. Меч выпал из руки, крепко сжимающей рукоять мгновение назад.

— Диего, помоги! — Со слезами кричал Сэм, зажмурившись от боли. Он так и не смог выбраться из-под своей кобылы.

За руки, как игрушку, его тащили два огромных волка, каждый с огромной силой оттаскивал солдата на себя и, казалось, они вот-вот разорвут его на части. Часть доспехов на плече кровожадные звери уже содрали, добравшись когтями и клыками до белой кости, торчавшей обломком из мышцы. Алая кровь хлестала фонтаном, вызывая дурноту.

Сердце забарабанило, уходя в пятки, а в глотке встал ком; грудь свело так, будто в нее ударили булавой, что теперь не вздохнуть и не выдохнуть. Ноги стали ватными и руки задрожали, покрывшись мурашками, словно от холода.

— ДИЕГО! — Не выдержав очередного рывка зверя, истошно прокричал Сэм, оглядывая своего друга, стоявшего рядом в полном бездействии, молча наблюдая за происходящим. Еще рывок — и один из волков оторвал руку, захрустев костями.

«Смерть. Близко. Беги…»

Ди обернулся и со всех ног, бросился по полю. Колосья хрустели под сапогами, скользили, заставляя спотыкаться. Горло жгло и душило. Спотыкаясь, падая, вновь вставая и вновь падая, он бежал прочь, отрывая значок солдата Аргоса вместе с плащом. Ткань, зашуршав, осталась колыхаться темно-алым пятном средь золотой нивы. Далеко впереди, на горизонте, показалась темная полоска леса.

«Осталось немного. Беги…» — дыхание прерывалось, а ноги онемели, норовя вот-вот подогнуться.

Предатель! — Захлебываясь, закричал Сэм в спину убегающему… существу. Друг, товарищ, солдат и просто человек в нем умерли.

Диего замедлил бег, давая себе отдышаться и потирая горло, которое словно разодрали ножами, в последний раз обернулся, взглянув на Сэма. В эту же секунду на него бросился еще один зверь и сомкнул челюсти на горле. Златовласый отвернулся, зажав рукой рот. Но не выдержал долго, упал на колени. Его рвало.

Ночь полностью вступила в свою власть, накрыв плотным одеялом землю. Где-то застрекотал сверчок, напевая балладу своей госпоже, наконец сменившей день. Ветер стих, лишь теперь бережно колыхал ниву и наклонял колосья к земле с волчьими следами. Прогнал часть облаков, и теперь на северо-востоке засверкали холодным блеском звезды, словно драгоценности Божеств, до которых не дотянуться, как ни старайся.

Возле древ вились, как ожившие маленькие огоньки, светлячки, отпугивая от своего дома коварную и таинственную тьму.

До темной коры дерева дотронулась забинтованная рука. Диего наконец-то дошел до полосы леса, уже больше напоминающую громадную крепостную стену. Вой становился все сильнее, давил на уши, царапая и раздирая душу; волки праздновали победу. Ди оскалился и обернулся. Зверей он не видел за золотым полем, но слышал, и с каждой минутой их радостный клич становился все громче. Отвернувшись, трус зашагал в лесную чащу, ломая ветки, встречающиеся ему на пути. Мягкая земля проваливалась под сапогами. Травы цеплялись за ноги, словно стараясь задержать и остановить, казалось, что и сам лес не хотел видеть здесь предателей.

Нога соскользнула с каменистой земли. Короткий вскрик, и в лицо ударила черная земля, пропахшая гнилой листвой.

Диего закувыркался вниз по оврагу. Все закружилось и завертелось в бледном лунном свете, пробивающимся сквозь кроны величественных древ.

Всплеск.

Под руками чавкала лужа, а по лицу стекала жидкая грязь, капая в мутную воду. Ди приподнялся на локтях, зло захрипев и осматривая свое рябящее отражение. Шлепнув по воде ладонью, Диего положил голову на руку, ткнувшись носом в локоть. Глаза закрылись мутной пеленой из горячих слез. Он захныкал, заходясь, как маленький ребенок, сжимая почерневшую листву с землей, будто боясь, что ее отберут.

Внутри было слишком пусто. Что-то вырвали, что-то сломали, и эта боль пустоты сдавливала все еще бьющееся сердце. Там, где-то в глубине всплывали фразы разговоров перед тем, как они ушли на войну, оставив безмолвные стены города у себя за спиной. Воспоминания жгли, стягивали, пронизывали остатки души в сгустившейся темноте.

Вспомнились слова песни, где все они, живые, поют за дубовым столом с пустыми кружками, в хорошо знакомом им всем трактирчике. Весело, громко летит куплет и припев, порой перебиваемый хохотом.

Ветер принес глухое рычание голодного зверя, не насытившегося людской кровью. Диего медленно поднимает голову, и взгляд опухших от слез глаз сталкивается с двумя ярыми янтарными огнями, внимательно наблюдающими за добычей.

Белоснежный оскал, против злорадной ухмылки. Златовласый неторопясь поднялся с земли, сжав кулаки, не отпуская взглядом громадного черного волка. Гордо подняв голову и глубоко вздохнув, Ди, расплываясь в улыбке, прошептал строки дружеской песни:

… Но уйти в другой мир, мне рано.

Сегодня не дано, мне не дано...

Зверь зарычал, приник и бросился в бой.

  • Я другую полюбил / Хасанов Васил Калмакатович
  • Иван Валеев, «Памяти Хэрриота» / Список чтения плюс отзывы мои и наоборот / Akrotiri - Марика
  • Рождественский натюрморт / Пером и кистью / Валевский Анатолий
  • Парень с Земли / Это будет моим ответом / Étrangerre
  • Клятва дракона - Микка Элла / LevelUp-2012 - ЗАВЕРШЁННЫЙ  КОНКУРС / Артемий
  • Афоризм 1928. Из Очень тайного дневника ВВП. / Фурсин Олег
  • Бродяга и Дракон / О странниках, детях и безумцах / Дана Горбатая
  • Красный волк… / САЛФЕТОЧНАЯ МЕЛКОТНЯ / Анакина Анна
  • МукА (реализм), (издано на бумаге) / С конкурсов на Мастерской / Анакина Анна
  • Волки и овцы / Триггер / Санчес
  • Великолепная Ярослава - Песня — закличка / МИФОЛОГИЯ - ЗАВЕРШЕННЫЙ  ЛОНГМОБ / Чернова Карина

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль