Глава 3

0.00
 
Глава 3

Глава 3

Вскочил я на кровати в холодном поту. Сердце хотело выпрыгнуть из груди, а сознание поглотило чувство просто животного ужаса.

Это состояние длилось несколько минут. Длинных, мучительных, вечных. Я совершенно не мог двинуться, как бы не хотел. А хотелось очень. Но тело меня просто не слушало. Однако вскоре мне начало становиться легче. Я уже смог наконец пошевелить своей родной и так горячо любимой рукой. Однако, вместе с радостью вернулись и неприятные чувства. Моё плечо пронзила резкая боль. И причём весьма сильная… Я сдвинул одеяло и… на моем правом плече красовался паук. Нет, не настоящий паук. А татуировка. Да приличных размеров. Да что происходит?! Откуда татуировка? Что это был за сон? Да почему я в конце — концов? А может это просто игра подсознания? Я тихо встал с кровати. Рустик и бабушка еще спали.

— И слава Богу — подумал я. Подойдя к зеркалу я окончательно опешил…. На моем лбу красовались четыре царапины, которыми меня столь щедро наградил Коран.

— Значит, это был не сон? Но что тогда выходит? …

— Так! И давно ты, дружище, сам с собой разговариваешь перед зеркалом? — Рустик появился как всегда неожиданно— Что там у тебя?

Он резким движением подскочил ко мне и засучил рукав рубахи, в которой я спал. Видимо, заметил лапы паука, выходящие за пределы плеча к шее. Вот же жук наблюдательный! И это с утра пораньше…

— Ого! Татуировка! Классная! Ты когда так отличиться успел? Бегал что ли куда ночью? И лицо. Кто это тебя так? — ехидно улыбаясь спросил мой уже тихо ненавистный друг.

— Можно сказать и так…

Рустик, ну пожалуйста, отвали! Мне и без тебя сейчас плохо. Голова кругом идет, ничего понять не могу. А тут ещё ты! Ну не вовремя! Вот совсем!

— Так, давай рассказывай. Что у тебя было ночью? Признайся, пил? Пил, собака? И без меня!!! — схватив меня за шиворот начал издеваться Рустам

— Да не пил я! — резко освободившись от его захвата гаркнул я. Затем, поправив одежду, продолжил: — Что ты заладил? Наркомания мне просто какая-то приснилась…

— Наркомания? — тут же сверкнув огоньком в глазах начал мой южный друг-Ну-ка поподробнее с этого места!

— Подробнее? — переспросил я, обдумывая, стоит ли вообще ему это рассказывать. А то ж реально подумает, что бегал куда-то ночью. И что-то не то покурил. Но с другой стороны держать это только в себе очень на тот момент не хотелось. Страшно. Решительно встав с кровати и собравшись с духом, я вымолвил:

— Ладно, хорошо. Слушай. Только давай договоримся— без издевательств. Мне очень не по себе из-за этого сна…

И я рассказал ему весь свой сон от и до. Про волков. Про кладбище. Про этот куб. Слушал он, что странно, очень внимательно.

— Так мне ж то же самое снилось!!! — вдруг крикнул он— Только я не на кладбище вышел. А вышел к церкви. И ребята там другие стояли. С мечами. В броне. И что забавно, она, по-моему, из латуни была… или с позолотой. Но не важно. Мне сказали, что отныне мой путь-ПУТЬ ИНКВИЗИТОРА.

— И что потом? — спросил я. Сказать, что я был удивлен-ничего не сказать.

— Да ничего! — как будто так и надо ответил Рустам— Просто светом в глаза шарахнуло и начался другой сон. Более интересный.

После этих слов его физиономия осветилась лучезарной улыбкой мартовского кота.

— Интересно девки пляшут. — бухнувшись обратно на кровать выдохнул я:— А ну, покажи плечо. — он обнажил плечо и там, как я и думал, тоже была татуировка. Только на ней был изображен то ли меч, то ли крест, то ли и то и другое одновременно, обвитое стеблем розы, с одним цветком возле рукояти.

— Ух ты! Здорово! А главное бесплатно татуировку набили! И симпатичнее твоего паучка то будет! — сказал Рустик, разглядывая новенькую тату на своем еще не тронутом машинкой теле. Как ребенок, честное слово…

— Да подожди ты! — сказал я, теряя терпение. Эта детская несерьезность впервые за долгое время общения с ним стала меня раздражать. Тебе не кажется это все, по меньшей мере, подозрительным?

— А по большей мере? — спросил мой друг, не отрывая взгляда от тату. Мало того. Теперь он ещё и тыкал её пальцем. Видимо, хотел убедиться, настоящая ли она

— А по большей мере-страшным! — выдал я чуть ли не срываясь на крик. И только искреннее нежелание будить бабушку и подписать себе смертный приговор остановило меня от этого поступка. С каждой минутой эта ситуация пугала меня все больше и больше.

— В любом случаи с этим нужно разобраться. — сказал я и, пытаясь успокоится, подошел к окну. За ним во дворе лежали сугробы, тихонько и неторопливо падал крупный снег. Из труб домов поднимался дым. Только почему-то этот пейзаж теперь меня никак не успокаивал.

— А что разбираться? — флегматично, чуть ли не зевнув, сказал Рустик

— Мне сказали, чтобы я ждал знака. А тебе?

— На эту тему ничего. Видимо, у тебя ребята более разговорчивые попались — ответил я чуть ли не сквозь зубы.

— Ага. И с более хорошим вкусом — съехидничал Рус, но тут же осекся, поймав на себе мой тяжелый взгляд.

— Ладно, ты прав — сказал он и подошел к окну, встав рядом со мной: — Это действительно все очень странно. И я, признаться, тоже немного боюсь. В конце-концов, это все еще нужно переварить…

— Да, ты прав. Нужно. — сказал я, неотрывно глядя на падающий снег. Тихий, размеренный, спокойный. А в душе все разрывалось.

Нет, понятное дело, что каждый ребенок хотел когда-то получить письмо из Хогвардса, узнать, что он принц или инопланетянин. Но только мы уже не в том возрасте. У меня, к примеру, другие планы на жизнь. И вся эта мистика никоим образом в них не вписывается.

Примерно о том же думал и Рустам. Уставив свои черные глаза в окно, где явно начиналась метель, он, как и я, был в шоке и немного боялся. Был растерян и вряд ли представлял, что делать дальше.

— Знаешь что? — наконец выдал он-Одевайся. Пошли курить.

Спорить с ним мне не хотелось. Честно говоря, несколько сигарет — как раз то, что нужно моей потрепанной сегодняшним утром психике. К тому же, как выяснилось по оставленной на комоде записке, бабушка ушла в церковь к утренней молитве. Так что попасть под лекцию о вреде табака нам не грозило.

Быстро накинув на себя старые бушлаты, спортивки и валенки, мы вышли на улицу. Мусорить окурками в пределах двора не хотелось, так что мы двинули по дороге чуть дальше, постепенно отдаляясь от дома.

Холодный воздух ударил нам в лица, взбодрив и немного упорядочив мысли. Снег сыпал все сильнее и сильнее крупными хлопьями, залетал в глаза, рот. Падал за шиворот и в валенки. От снегопада видимость была почти нулевой. Отойдя от дома не больше, чем на десяток метров, мы уже почти его не видели. Но было как-то плевать. Голова была слишком загружена, и на мелкие капризы погоды мозг не обращал никакого внимания.

Достав из пачек сигареты, мы молча закурили. Дым ядовитой волной пробежал из горла в легкие, отдал в кровь так нужный нам сейчас никотин и устремился тем же путем наружу, попутно смешиваясь с паром изо рта.

— Хех— усмехнулся Рустам— Вот поэтому курильщиков и называют паровозами!

— Ага. Паровозами, везущими за собой вагоны с тахикардией, одышкой, раком легких…

— Успокойся, зануда! — прервал меня Рус— Я тоже читаю всю эту пропаганду на пачках. Однако заметь. Хоть все это и вредно-а сигаретки-то продают. Да еще и цены задирают вон как!

— А ты что хотел? — выдыхая очередную порцию дыма ответил я. — Ты представляешь, какой у табачных компаний с этого доход? С водкой, например, такая же история.

— Это да…-медленно выдыхая дым протянул Рус.

Разговор и свежий воздух явно пошли нам на пользу. По ходу нашего диалога я все больше и больше разгружался, отдыхал головой. Складывалось ощущение, что произошедшее-всего лишь сон. И скоро он забудется. Снегопад, тем временем, все усиливался и начинал подниматься ветер. Но мне почему-то было все равно. Хотелось стоять на улице вечно, выпуская дым коромыслом и молча наслаждаться погодой. Белоснежными деревьями, ровными, белыми дорогами. Домами с заметенной крышей и дымящейся трубой, от которых так и веяло уютом и теплом домашнего очага.

— А все потому, что по статистике на десять девчонок всего девять ребят. Так еще в песне пели! Вот они и лезут на кого не попадя, желая замуж выйти поскорее, обеспечив себе какую-то там жизнь. Все просто как два и два! — выдал Рус

Ну что за кадр! Отвлекся на минуту буквально — он опять все свел к теме девушек. Нет, этот человек точно не исправим!

— Ладно — прервал я его тираду о прекрасном — Пошли в дом. Сейчас скоро метель начнется.

— Погнали. — сказал мой друг и мы оба засеменили к дому, придерживая бушлаты, чтоб не распахнулись от ветра. Честно говоря, за то время, что мы провели на улице, я начал уже хорошо так мерзнуть. Хоть наша одежда была и теплой, а валенки — так вообще отдельное произведение искусства, однако ветер, скажу прямо, был ужасный. И если пока мы травили себя табаком он дул нам в спину, то теперь, возвращаясь обратно, пришёлся нам ровно в лицо. Из-за этого хотелось ещё быстрее попасть домой.

Занятые этими и подобными им мыслями, мы с Рустамом как можно быстрее семенили к дому. Ветер начал немного ослабевать, и, облегченно выдохнув, я и мой друг отпустили бушлаты. Метель чуточку спала, и мы уже заметили свой дом. Пару прохожих, идущих в сторону школы, грузовой фургон, выгружающий продукты в ларек. Однако, мы не заметили одного человека…

Маленький старичок, лет семидесяти. В стареньком, но очень ухоженном черном пальто, брюках и туфлях. Под пальто виднелся аккуратно повязанный шарф и в руках зонт, которым он закрывался от снегопада. Не удивлюсь, если под пальто у него красовался парадный костюм или даже фрак.

Лицо и руки его были сильно изрезаны морщинами. На носу красовалось немного треснувшее пенсне.

Почему-то мы с другом не заметили его приближения, однако он весьма шустро засеменил к нам. Однако, весьма оперативно поняв, что ему нас не догнать, он решил действовать по-другому

— Господа! — окликнул он нас. Голос у него был совершенно не подходящий для его возраста. Такими голосами обычно говорят оперные певцы средних лет. Поставленный, сочный. Единственное, что выдавало в нем старика — небольшая сиплость и легкая дрожь. Но они, скорее, украшали его. Он был сладок, приятен, и даже немного завораживал. Как-то слишком легко и непринужденно стелился в окружающем пространстве. Не смотря на метель и всё ещё сильный ветер, мы слышали каждый звук, как будто говорящий находился прямо у нас под ухом. Немного притормозив, Рустам повернулся на источник этого интересного звука.

— Это вы нам, дедушка? — спросил он, закрывая лицо от летящего снега

— Вам, вам! Не соблаговолите ли вы, милостивые господа, уделить мне пару минут вашего драгоценного времени? — спросил дедушка, вкрадчиво глядя на нас

«М-да. А так вроде на алкоголика и не похож. Сейчас, скорее всего, будет деньги клянчить, интеллигенция подзаборная. Хотя, выглядит весьма прилично…» — пронеслось у меня в голове

— Не переживайте, я не из попрошаек! Мне просто очень нужна ваша помощь! — сказал дед, глядя на нас все тем же вкрадчивыми взглядом. Меж тем, буря только усиливалась.

— Да, дедуль. Говори, чем тебе помочь? — сказал я, рассматривая его еще подробнее. Что-то в нем привлекло мое внимание, только вот я не мог пока понять, что

— Милостивые господа! — начал он— Я живу тут неподалеку, ваша бабушка, юноша, меня хорошо знает-обратился он ко мне.

— Я очень этому рад. Но, к сожалению, мы с моим другом с вами не знакомы. Кто вы? — спросил я, все более внимательно разглядывая нашего собеседника. Черные перчатки, старое пальто, видимо, переделанное из солдатской шинели. Хотя весьма качественно. Брюки или какие-то другие штаны из теплой ткани, туфли, зонт. С виду — так обычный дирижёр на пенсии. Нет, это все не то…

— Меня зовут Иалон Моисеевич Гоцман. Я живу тут недалеко. На улице Ломоносова. Вон она, соседняя. Третий дом после поворота — сказал дедушка, указывая нам направление. Однако из-за бурана мы все равно не могли ничего там увидеть, кроме белой пелены-А как я могу к вам обращаться?

— Меня зовут Рустам. Это мой друг Михаил — ляпнул Рустик еще перед тем, как я успел что-то сообразить, и протянул деду руку. Тот, сняв перчатку с правой руки, её пожал. На пальце деда сверкнула серебром странная печатка с непонятным символом…

— Очень приятно, Рустам и Михаил! — сказал дед и протянул руку и мне. Я тоже ее пожал. Затем он, одев перчатку, продолжил:— Я бы вас не беспокоил, но мне очень нужна ваша помощь. Дело в том, что я уже весьма пожилой человек, хожу медленно. Вот вышел с утра на почту за пенсией. Пока сходил-поднялся буран. И мою калитку к очень большому несчастью засыпало снегом. Вы не могли бы мне помочь и расчистить мне проход в дом? Разумеется, не бесплатно.

— Да не вопрос! — опять выдал Рустам, не дав мне и слова вставить— Куда идти, дедуль?

— Покорнейше благодарю вас, юноши! — сказал дед— Третий дом от поворота. Лопаты там уже стоят. Я, было, сам пробовал откопаться, да куда там. Руки уже совсем слабые. Хорошо, что хоть в сарай вход сделал с улицы и его не так сильно замело. А по оплате-дед прищурился и с хитринкой посмотрел на нас — Если управитесь быстро-по две тысячи рублей на брата дам. Идет? — и, сняв перчатку, снова протянул нам руку, сверкнув печаткой.

— Разумеется, дедуль! — хлопнув по ней радостно крикнул Рустик— Считай, что ты уже дома!

И с этими словами он скрылся в метели. Услышал я только его фразу «Эй, давай догоняй!» и он окончательно пропал из моего поля зрения

— А вы разве с нами не пойдете? — спросил я, глядя на деда и пытаясь понять, что же в нем меня напрягает.

— Пойду. Только позади. Куда же мне за вами угнаться!!! Вы идите, а я тихонечко за вами. С моими ногами пока я дойду— вы уже управитесь!

— Ну хорошо. Тогда догоняйте. — сказал я и пошел за своим товарищем. Почему-то в последний момент я все-таки поверил этому деду, и он даже показался мне весьма милым. Так что, со спокойной душой и совестью, пошел вперед, позволив ему нас догнать. И только ветер донес до моих ушей его слова :

«Догоню, Вельхеор! Обязательно!»

Буран усилился.

Прорываясь через поток яростного (а иначе его уже нельзя было назвать) ветра, я шел и уже сам не видел куда. Метель поднялась просто ужасная, и не видно было абсолютно ничего. Так. Что он говорил? Третий дом после поворота? Что ж. будем искать…

В это время буран усиливался и усиливался. Хотя, казалось, куда ещё-то?! Оказывается, было куда. Кое-как прорываясь навстречу яростному ветру и снежному потоку, я, наконец, добрел до дома. Возле него уже вовсю махал лопатой Рустам, очистив уже весьма внушительную дорожку и уверенно приближая её к калитке. Что самое интересное, дома почему-то видно не было. Скорее всего, из-за бурана. Собственно, я и Рустама-то еле-еле разглядел. А если б не его красная куртка, в которой он вышел, то я бы и вовсе прошел дальше. Прикрывая лицо рукой, и стараясь повыше поднимать ноги, чтоб не увязнуть в сугробах, я пошел к моему товарищу.

— Эй, Рус! Оперативно ты! Уже столько откопал! — сказал я, подходя к нему и вынимая из снега вторую лопату. Дед не соврал, и они действительно стояли воткнутые в сугроб около дороги.

— Да тут работы на полчаса от силы! А если б не буран — так и за десять минут управились бы! Сейчас мы с тобой тушканчиками эти сугробы раскидаем, дождемся дедулю, он нам заплатит, напросимся на чаек и с денежкой довольные пойдем обратно домой. — ответил мой друг, при этом после каждой фразы откидывая в сторону полную лопату снега. Надо сказать, что работать он умеет очень хорошо.

— А Кстати, насчет «заплатит» А ты вообще уверен, что дедуля нас не обманет? — спросил я, стараясь при этом не шибко сбить дыхание. При всем моем желании получалось не очень.

— Не, не обманет. Ты его видел? Интеллигент до мозга костей! Такие не обманывают! — отвечал мне Рустик, в это время все бодрее и бодрее махая лопатой. Что-то тут было явно не так…

— Возможно, ты прав. Только вот сомнительное удовольствие мне тут в такую погоду калитку откапывать, пусть и за денежку. Да еще и не ясно, заплатит или нет — продолжал я гнуть свою линию, при этом уже изрядно устав. Шквальный ветер не затихал ни на минуту. Снег был тяжелее камней, и с каждым разом поднимать его было все тяжелее. Я начал уже подозревать неладное. А глядя на Рустама, мои подозрения только усиливались.

В это время мой друг все сильнее и сильнее махал лопатой, поднимая на ней, похоже, уже снега больше, чем весил сам. При этом на нем даже не было видно ни капельки пота. Казалось, что он подушки с места на место перекидывает. Нет, Рустик, конечно, был крепче меня, но чтоб настолько…

Добивало картину его лицо. Точнее будет сказать — выражение. Улыбка счастья застыла на его смуглых щеках. Да такая, которой позавидовал бы всем известный Чеширский кот. Последний раз я видел его в таком состоянии, когда.… Да, собственно, никогда я его ещё таким не видел. Довольным, радостным — да. Но, а тут… Прямо эйфория.

За моими размышлениями, между тем, шло время, которое Рустик даром не терял. Ещё пара взмахов лопаты, и дорога к дому была прочищена чуть ли не до голой земли. Это окончательно выбило меня из колеи.

— Рустик, с тобой все в порядке? — в лоб спросил я у него, пытаясь хоть как-то отдышаться. Хотя, признаться, не сделал и десятой доли того, что перелопатил мой друг.

— Абсолютно — уверенно ответил мне он — Я такого прилива сил сроду не чувствовал. Ну, где там этот дедуля? — спросил он, наверное, сам у себя и закричал куда-то в буран

— Дедуля! Мы всё! Пора рассчитаться!

Да уж. Не думаю, что обещание денег так сильно на него повлияла. Тут, скорее всего, дело в чем-то другом…

Между тем ответа из бурана не последовало. Рустик крикнул еще пару раз, но результат был тем же

— Замечательно! — бросив лопату в сугроб, выпалил я — Нас ещё и дед обманул! Или мы вообще с тобой не тот дом откопали! Поздравляю, работничек!

— Эй. Успокойся. Сейчас он появится. Пошли лучше его в доме подождем. А то буря, по моему, только сильнее становится. — выдал Рустам и направился к дому.

— Рустик! Стой! Ты что, с ума сошел? — я догнал его и схватил за руку— Это ж чужой дом. Куда ты собрался?

— Да ладно тебе! — выдергивая руку сказал Рустам— Он нам разрешил, пошли! — и с этими словами уверенно зашагал в сторону калитки

— Что-то я этого не помню — озадаченно сказал я ему, все ещё пытаясь отговорить от этой идиотской затеи.

— Зато я помню отлично. Он мне разрешил. Пойдем, говорю! — и он скрылся за калиткой.

— Что ж. Ладно. Пошли. Но мне все это не нравится, имей в виду! — крикнул я ему вслед и поспешил проследовать к дому. В конце-концов, раз он так уверен-пускай прется. А потом, когда дед вернется и вызовет полицию из-за того, что мы к нему в дом влезли, вот тогда я над Рустамом и посмеюсь. На бегу, кончено. Но посмеюсь.

С этими мыслями, а так же еще с рядом не очень цензурных слов в голове, я подошел к калитке. Она был старой и, я б даже сказал, древней. Деревянная, крупная. Изготовленная, наверняка, из сосен, коих у нас росло бессчетное множество. Расписанная какими-то причудливыми символами. Странно, но на мгновение они показались мне знакомыми. Но только на мгновение.

Потянув на себя, я открыл эту странную расписную калитку и… опешил. Она вела во двор, где стоял сгоревший дотла дом. Единственное, что уцелело, это фрагменты стен и крыша. Дом был старый, бревенчатый. Веранда, разрушенная и сгоревшая на половину, покосилась и сейчас еле-еле стояла на земле, выдерживая на остатках крыши груды снега. Очень сильно все это зрелище напоминало покореженный приоткрытый рот, ведущий в пасть мертвого, страшного зверя.

Сам дом сгорел не полностью. Сильнее всего пострадала часть, выступавшая на улицу. Из-за забора и бурана мы, почему-то, её не заметили. А она была сожжена почти под корень. Остались только фрагменты перекрытия да старая печь. Другая же часть дома, находившееся в глубине двора, я так понял, почти не пострадала. По всей видимости, дом подожгли с улицы. Но успели затушить, и некоторые его части были ещё весьма сносными.

— А что. Миленький домик. И терраса красивая. — сказал Рустам, заглядывая в покосившуюся и полу сгоревшую террасу.

— Ты сейчас шутишь, да? — произнес я, понимая, что мы стали жертвами обмана или розыгрыша.

— Да нет, я серьезно. Смотри, какие завитки причудливые. Да кстати и сам домик ничего. Аккуратненький, миленький. Видимо, дедуля все-таки не такой хилый, как хотел нам показаться. Такой дом содержит… — продолжал Рустам, ходя по пепелищу

— Да ты что, издеваешься?! Тут же от дома одно название! — уже не выдержал и чуть не закричал я — Ты посмотри! Он же сгорел лет двадцать назад!

— Ты о чем? — удивительно глянул на меня Рустам— Какое сгорел?! Ты поехал что ли? Дом — шикарный. Глянь! — и он указал на эти обугленные развалины, как будто это был шикарный коттедж.

— Гляжу. — ответил я, уже теряя терпение— Гляжу и вижу дурака с глюками и раздолбанный, сгоревший старый дом. А ещё я вижу, что нас надули. Причем очень дешевым и дурацким образом! Пошли уже отсюда! — и я развернулся и пошел обратно к калитке

— Да что ты говоришь такое? Это у меня, значит, глюки? Это я дурак?! — начал тоже заводится Рустам — Да ты сам несешь какую-то ересь. Обзываешь такую красоту сгоревшими развалинами. Нет в тебе чувства прекрасного, вот что! — выпалил он с таким видом, будто был хозяином этого дома.

— Согласен. Я циничный прагматик, не знающий, что такое искусство и красота. Пошли отсюда, говорю, нам ещё по этому бурану обратно домой возвращаться. А уже скоро темнеть начнет. Мы итак с тобой тут изрядно задержались — сказал я, и вышел обратно на улицу. Судя по звуку, Рустам все-таки направился за мной. И тут….

— Ай, ***! — услышал я крик Рустика со двора и поспешил обратно.

Резким движением, распахнув эту злополучную калитку, я увидел следующую картину: посередине двора в куче снега лежал Рустам. А крыша веранды была абсолютно голой и теперь сияла старыми досками, активно выбиваясь из всеобщей белой картины бурана и заметенных им развалин.

— М-да уж. Вот тебе и красота. — сказал я, откапывая Рустика, и помогая ему подняться.

— Ты о чем? — спросил тот, глядя на меня абсолютно не понимающими глазами. Затем, отряхнув снег с голову и по возможности вытряхнув его из-за шиворота, он добавил — И какой леший занес нас на эти развалины?

Стоп! А вот это уже никак не смешно!

— Рустик, ты чего? — сказал я, помогая ему стряхивать снег— Ты ж только что говорил, что это очень милый и красивый дом, что я ничего в красоте не понимаю. А сейчас-развалины?

— Да ладно тебе, не смешно— потирая, видимо, все же ушибленную голову, сказал Рустам— Как мы вообще сюда попали? Мы ж выходили покурить.

— Тааак… Посмотри-ка на меня…-сказал я, приступая к первичному осмотру. По всей видимости, в снегу, упавшем ему на голову был и лёд, и у моего друга черепно-мозговая. Радует, что хоть закрытая. Крови не видно. Но вот потеря памяти…

— Зачем? — спросил Рустам, непонимающе глядя на меня

— Надо так-выдал я себе под нос и продолжил— Так. Голова кружится?

— Нет-глядя на меня, как на идиота, ответил Рустам

— Тошнота? Мушки в глазах? Слабость? — спрашивал я, при этом снимая с него шапку. Так. Крови нет. Череп цел. Уже хорошо. Ну-ка, а зрачки? Нет, тоже все в норме.

— Да нет ничего такого, что ты пристал? — ответил мне друг, попутно вырываясь из моих рук.

— Да потому что тебя, видимо, хорошенько по голове шибануло. И скорее всего у тебя сотрясение. Но вот потеря памяти… Странно, нам такого в училище не говорили…

— Да какая потеря памяти? Нормально все со мной! Ни голова не болит, ни тошнит, ничего такого! — выдал Рустик, окончательно вырвавшись из моих рук, продолжавших осматривать его череп на предмет дырки или хотя бы кровотечения— Я совершенно здоров и хорошо себя чувствую. Просто не понимаю, как мы сюда попали и все! Хватит тут из себя врача строить!

— А я и не строю. — ответил я ему-Просто хочу тебе помочь. Очень многие черепно-мозговые травмы могут не сразу давать о себе знать. Некоторые вообще не проявляться. А то, что тебе отшибло память-признак того, что с мозгом не все в порядке.

— Да это у тебя не все в порядке с мозгом. А я совершенно здоров! — выдал Рустик и направился в сторону развалин

— Эй, ты куда?! Дом в другой стороне! Тебе сейчас может быть нужна помощь. — сказал я, пытаясь вразумить моего травмированного друга. Сил, чтоб тащить его в больницу или домой против воли, у меня не имелось.

— Надо переждать буран. — сказал он, заходя в дом— Видишь? Он уже на спад идет. Сейчас мы дорогу к дому все равно не найдем.

— А ты хочешь ждать пока стемнеет? — спросил я его, заходя в дом следом

— Нам так и так идти по темноте. Только вот мне бы очень не хотелось, чтоб мы в этот момент еще в буране плутали. Тут дойти-то совсем немного. Так что давай лучше пересидим. — сказал Рустик и направился осматривать дом

— Так смысл нам тут пережидать, если до дома идти несколько минут? — спросил я, откровенно пытаясь понять его мотивацию. Честно скажу, получалось не очень.

— А смысл такой, что буран пошел на усиление. Через калитку мы уже не выйдем. Ее опять замело. Поэтому придется проходить по огородам. А теперь скажи-насколько хорошо ты в них ориентируешься, в условиях видимости меньше полуметра?

— А по темноте лучше что ли?

— Да. По темноте-лучше. Потому что во-первых через пару часов буран стихнет. А во-вторых к тому моменту на улицах заработают фонари. И мы с тобой уж точно не заблудимся и на улицу выйдем. Понятно? — с этими словами Рустам посмотрел на меня так, как будто объяснял ребенку из детского сада, что нельзя брать каку в рот. Обидно, однако…

— Хорошо. Уговорил. Переждем. Надеюсь, бабушка нас не хватится… — сказал я, подойдя к разбитому окну.

— Да не должна. Она сейчас у тебя в церковь ушла. А к тому, что мы пропадаем днями и ночами, она привыкла. Так что выдохни. — сказал Рустик, подойдя ко мне-И, это… Дай покурить.

— Тебе нельзя. — с видом профессора ответил я— У тебя черепно-мозговая. Можешь только хуже сделать. — с этими словами я достал сигареты и закурил одну. — А вот я, пожалуй, покурю.

— Мишаня, если не перестанешь выделываться— я тебе тоже черепно-мозговую сделаю. Последний раз повторяю-все со мной в порядке. Дай сигарету, изверг! — с этими словами он вырвал у меня изо рта сигарету и многозначительно затянулся, выпуская дым в обломки окна.

— Ладно, кури. Но если что-я тебя предупредил-ответил я и достал из пачки ещё одну.

— Заметано-ответил Рустик, затянулся, и направился куда-то вглубь дома.

— Эй! Ты куда лыжи навострил? — спросил я, постепенно начиная залипать на белое полотно снега за окном и медленно делая затяжку за затяжкой

— Осмотреться. Может, чего интересное найдем. Нам тут пару часиков так точно куковать. Если повезет-костёр разведем. — ответил мне Рустам и скрылся в другой комнате. А я смог насладится тишиной и обдумать происходящее.

За окном бушевал ураган. Ветер дул уже с такой силой, что казалось, будто наше временное укрытие вот-вот подхватит, и унесет за тридевять земель. Снег все активнее и активнее заметал эту пресловутую калитку, двор. И, наверное, и улицу. Этого я уже не видел-мешал буран.

Не смотря на то, что дом был давно заброшен и полуразрушен, стены в том месте, где стоял я, сохранились весьма неплохо. Оглядевшись немного по сторонам, я догадался, почему.

Дом этот, скорее всего, был построен примерно тогда же, как и весь этот маленький городок и теми же людьми. А именно при Екатерине II и построен купцами. Как следствие, он был просто огромным и рассчитанным на жизнь нескольких семей. Сколоченный из цельных бревен, он был совсем не так прост, как казался на первый взгляд. Стены его были мощными и толстыми, а перекрытия и крыша, хоть и износились, но вполне могли простоять ещё минимум лет пятьдесят. В остальном же дом был вполне обычной заброшкой. Хотя нет, не обычной. Обычно в заброшенных домах очень часто собираются маргиналы и молодежь. Как следствие-там все разбито, разломано. Всюду мусор, бутылки от алкоголя и шприцы. Стены покрыты надписями а все, что может быть сломано и разворовано— сломали и разворовали. Тут же была несколько иная картина.

Судя по всему, в этом доме подобные общества не собирались. Единственное, от чего он страдал-время и прошедший пожар. Стены были чистыми. Полы весьма прочными. Ни бутылок, ни шприцов так же видно не было. Двери и окна были на месте. Странное место… чтоб в заброшенном сгоревшем доме не собирались алкаши? Это что-то новое.

Вообще, тут как-то слишком много странного. Дом, нетронутый маргиналами, потеря памяти Рустамом, буран. Опять же этот дед… Мой мозг силился обдумать и понять это, но пока все разбегалось и путалось. В любом случае понятно было одно-оставаться тут долго нельзя. И я очень сильно хочу, чтоб буран поскорее стих, и мы убрались из этого странного места. В конце-концов, мне бы не хотелось оказаться в центре какого-нибудь ужастика или криминальных новостей.

— Эй! Мишаня! — выбил меня из раздумий голос Рустама— Смотри что я нашел!

Я повернулся, и увидел, как мой южный друг тащил целую груду какого-то хлама. Старые листы бумаги, палки, доски. Куски мебели и пола. Отлично! Он бы ещё несущую стену снес. Ещё технарь….

— И что это такое? — с удивлением глядя на все это спросил я

— Это-наше спасение, развлечение и обогрев. Ну, или в другом порядке. Я нам костер нашёл! — выдал Рустик, и принялся обустраивать кострище прям в комнате, где мы с ним стояли.

— Ты что, тут его разводить собрался? — спросил я, понимая, что ответ будет положительным. Однако перспектива повторно поджечь этот дом меня даже радовала в какой-то мере.

— Да. А что этому дому терять? Итак уже весь погорел. К тому же вот-он указал на какую-то железку, лежащую около входной двери. — Можно и на этом разжечь. А в случаи чего-затушить всегда успеем. Глянь, сколько там воды с неба сыпется. И с каждой минутой все больше!

— Ладно. Черт с тобой, золотая рыбка-выдал я и потянулся за зажигалкой— Давай, раскладывай.

И мы принялись разводить костер. Надо сказать, что получилось это у нас весьма быстро. Даже сам не ожидал. Ветра в доме не было, и бумага очень быстро разожгла мелкие палочки. А от них и загорелись куски мебели. Вскоре, посреди дома мирно потрескивал весьма внушительный костер, наполняя дом теплом и мягким желтым светом. Подойдя поближе к огню, я опять задумался. Но уже о чем-то другом. Внутри стало теплее и спокойнее. В это время Рустам ушел в другую комнату в поисках дров. А я как-то машинально достал сигарету. Подкурив её от костра, я присел на корточки, затянулся, и начал думать.

И все же. Слишком много странностей. Дед этот мне сразу чем-то не понравился. Калитка. Что за символы на ней? Да и вообще-кому принадлежал этот дом? Вопросов было много, а вот ответов… Я взглянул в огонь, и засмотрелся на него, будто пытаясь найти ответы в пламени. Языки огня очаровывали. Трещали дрова, в воздух летели искры. А костер играл всеми оттенками красного и желтого. Горя и унося куда-то в неведомые дали. Дурманя разум и, буквально, гипнотизируя…

И тут меня как будто током прошибло! Точно! Гипноз! Дедуля-то не простой оказался! Скорее всего, он нас загипнотизировал! Отсюда и работоспособность Рустама, и его выражение лица. Да и я как-то слишком быстро согласился идти в буран неизвестно куда! Вот оно, оказывается, в чем дело!

И, скорее всего, основной удар принял на себя Рустик. А я просто меньше с ним общался и почти не смотрел в глаза. А когда на Рустама свалился снег-действие гипноза закончилось. Ну да, логично. Огромный кусок снега выбил его из этого состояния… Но стоп. Если дед нас загипнотизировал, значит, ему было нужно, чтобы мы попали сюда… Значит…

Вот тут мне стало реально страшно.

— Рустик! Рустик, слышишь меня?! — заголосил я на весь дом-Нам срочно нужно отсюда валить!

— Почему? — высунувшись из другой комнаты спросил тот— Я тут только что конвертик нашел. На подоконнике.

— Какой ещё конверт, Рус? Ты понимаешь, что этот дед-гипнотизёр?! И обманом нас сюда заманил! — чуть не кричал я. Все тело трясло крупной дрожью. Вот бы не подумал, что когда-то буду так бояться.

— Что ж. В любом случаи он весьма порядочный. — сказал Рустам и показал мне содержимое конверта. В нем лежало две тысячи рублей и кусок бумаги. Той же бумаги, которой мы с Рустиком разводили костер. Трясущимися руками я взял его. На нем угольком было написано.

«Это вам за работу. Спасибо, ребята! А буря скоро стихнет, и вы пойдете домой. Не бойтесь, я вам не враг. Скорее даже наоборот. Проше прощения, если напугал вас. Позвольте кроме денег вручить вам ещё один подарок. Он лежит в шкафчике, недалеко от вашего кострища. Пользуйтесь им с умом! Всех благ!»

Руки задрожали ещё сильнее. Я опустил письмо и… ну кончено же. Увидел небольшой шкафчик, стоящий аккурат около стены, напротив нашего костра

— Бред… Полный бред…-только и выдавил я из себя

— Согласен. — протянул Рустам. Похоже, ему тоже было не по себе. Мы оба молча взяли по сигарете и сделали несколько крупных затяжек. В голове немного прояснилось.

— Ладно. Давай глянем, что нам этот дед-краевед приготовил, и будем убираться отсюда…-сказал я и пошел к шкафу. Немного подумав, я все-таки открыл его, и мой взгляд упал на бумажный сверток.

— Ух ты… Это ещё что? — Рустам появился за моей спиной как всегда неожиданно

— Понятия не имею. — ответил я, высматривая, нет ли ещё чего-нибудь? Но ни на что, кроме этого свертка взгляд не натыкался.

— Давай глянем! — выдал Рустик и потянулся к свертку, намереваясь его поскорее открыть.

— А если рванет? — флегматично произнес я. Однако, руки Рустама замерли на полпути и, клянусь, я даже видел как они задрожали.

— Хотя… Не должно. — сказал я, будто сам себе. — Если бы этот дед хотел нас убить, то, полагаю, уже сделал бы это огромное количество раз. Так что… Была не была!

С этими словами я резко взял сверток, развернул и.… В моих руках лежала книга. Старая, первопечатная книга. Ветхий переплет уже почернел от времени, но не утратил прочности. Украшали его все те же символы, что и на калитке. По весу данный фолиант был весьма внушительным, да и на вид насчитывал явно не меньше пятисот страниц.

Взяв его в руки я посмотрел на Рустама и произнес:

— Все. Хватит. Домой.

По его взгляду я понял, что он полностью согласен с моим изречением.

Наскоро затушив костер и запихнув за пазуху книгу, мы поспешили убраться из этого дома, и поскорее приди домой. Почему-то оставить книгу в доме желания не возникало. Наоборот. Скорее, я стремился быстрее попасть домой, чтоб более детально изучить то, что было там написано. Желание было жгучим и непонятным, однако, от этого не менее сильным. Стоит ли говорить, что весь обратный путь мы прошли молча.

Через некоторое время мы увидели наш дом. Буран к тому моменту и вправду стих, и теперь мы могли видеть, что зашли весьма далеко. Дом, в котором мы «гостили» находился практически в лесу. И на удивление мы отмахали весьма неплохое расстояние до него. Но вот пока мы туда шли-этого было совсем не заметно. Казалось, что ты просто перешел с одной улицы на другую. Видимо, это было действия гипноза…

Зайдя домой, мы наскоро разулись, отряхнули одежду, навернули чаю и, отбрехавшись от бабушки чем-то вроде «Мы устали. спокойной ночи!» проскользнули в комнату.

Быстро прикрыв дверь на щеколду, Рустам достал книгу и сел на кровать. Я же принес старую настольную лампу, и мы, трясущимися от волнения руками, очень аккуратно начали читать.

Страницы книги были очень и очень старыми. Если бы я был историком или археологом, то смог бы указать более подробный период. А так… Просто очень старыми. Но, не смотря на это, книга была написана на русском языке. Единственное что, так это некоторые буквы отличались, но мы быстро смогли узнать их значение, используя простую логику.

Книга была именно написана. На бумаге остались четкие следы пера и чернил. Печатные экземпляры таких следов не имеют. Да и не думается мне, что такие книги когда-то вообще печатали. Что сейчас. Что в ее время..

Пробежав глазами по первым страницам, Рустам многозначительно выдал:

— Так. Посмотрим… Ага. — сказал она с видом эксперта, и мне стало немного не по себе.

— Что ты там увидел такого, что я сам не заметил? — спросил я, пытаясь хоть немного заглушить в себе чувству страха. Почему-то, оно вернулось опять.

— Ты не поверишь-Рус повернулся и пристально на меня посмотрел— Буквы, слова и предложения!

— Да пошёл ты, шутник-буркнул я, начав вглядываться в старые страницы этой жутковатой книги. Не знаю почему, но вопреки здравому смыслу, мне хотелось её прочесть…

— Ладно, не кипятись-произнес мой друг-Смотри лучше вот сюда-и он указал на заголовок.

— Тотемный дух-хранитель-прочитал я, по ходу заменяя в голове древние буквы современными. — И что это за бред такой?

— Не знаю-ответил Рус. Надо же! Впервые он говорит правду! — Но, по всей видимости, эта не простая книга.

— Да ты что? Правда? — с максимальной долей иронии выдал я. — И как ты это понял? По языку? Обложке? Или символам? А может потому, что мы нашли её в полу сгоревшем доме какого-то чокнутого деда-гипнотизера?! — чуть ли не срываясь на крик выдал я

— Закончил с остротами? — сделав серьезное лицо спросил Рустам. В кой то веке он на самом деле был серьезным. — В этой книге собраны какие-то практики. Причем, скорее всего, оккультного содержания. Ты посмотри на заголовки. Рисунки. Это не обычный букварь…

— И что теперь? — спросил я-Предлагаешь это все на практику применить и в соседей молниями кидаться?

— Почему бы и нет-ответил мой друг— В конце концов, такой шанс выпадает раз в жизни. Тебе разве самому не интересно?

— Интересно. — честно признался я. Правда, мне было очень интересно. И страшно… Хотя, глядя на Рустама, ему, видимо, было просто интересно.

— Ладно, давай. Что там пишут? Что там делать надо? — произнес я, набираюсь храбрости. И, кстати, у меня это хорошо получалось. — Если и ставить эксперименты на людях, то давай на мне. Но учти. Если я умру во имя науки-виноват будешь ты! — закончил я, к тому моменту набрав достаточно храбрости для подобного рода опытов.

— Отлично! Смотри, тут дело такое-начал Рустам, изображая из себя ученого-Для начала расслабься и не думай ни о чем. Подожди делать. Дослушай меня сначала. Потом представь, как из твоего тела выходит изумрудно-зеленого цвета сфера. Затем проникни в нее. Там будет коридор. Иди по нему. Понял? — спросил Рус вопросительно глядя на меня исподлобья. Вот тут мне стало не по себе… Кажется, у меня голова кружится и крутит живот… Черт бы побрал его с этими идиотскими затеями…

— Да вроде. Господи, какой же все-таки это бред…-выдохнул я, до сих пор пытаясь осмыслить все произошедшее с нами буквально пару часов назад.

— Бред? Татуировка тоже бред? Или эта книга бред? — ехидно заметил Рус

— Ты прав. Ладно. Пробуем. Как ты говорил? Сфера? Сейчас будет. — сказал я, сглотнул ком в горле, поднял сердце из пяток обратно на место и начал.

Я закрыл глаза и сосредоточился. Напрягая все свои силы, я пытался вызвать изумрудно-зеленую сферу. Получалось очень плохо. Она постоянно разваливалась и норовила куда-то ускользнуть.

С огромным трудом я смог привести ее в порядок. В моем воображении очень четко пропечаталась зеленая сфера. Она зависла в воздухе, примерно на уровне моей груди. Размеры ее не превышали футбольный мяч. Она ровно покачивалась и немного даже вибрировала. Иногда от нее отделялись небольшие искры, которые с характерным щелканьем или шипением падали на пол. Окончательно взяв под контроль сферу, я начал пытаться проникнуть в нее. Но мое сознание никак не могло понять, каким образом оно должно ,, втиснуться,, в этот зеленый футбольный мяч, зависший передо мной в воздухе. И тут сфера распалась. Просто рассыпалась как песок сквозь пальцы. И меня опять выкинуло. Я сидел в комнате и совершенно не понимал происходящего. Все плыло в глазах. Голова ужасно гудела. Сердце отбивала просто сумасшедшие ритмы. И тут произошло то, что окончательно выходило за грани реальности.

Мне в глаза ударил свет. Резкая вспышка света обожгла мои глаза. В ушах зазвенело.

— Что это такое?! Где я? — крикнул я, как слепой котенок, рыская руками перед собой.

— Да что тут происходит?! — в глазах мир рушился буквально как мозаика. Куски материи просто отваливались от чего-то, на чем они висели до этого. Подобно зеркалам они падали куда-то вниз, и с грохотом и звоном кололись на тысячи кусков. А те, в свою очередь, на еще более мелкие. И так до бесконечности. Вскоре звон этот достиг небывалой силы. Звенело и вибрировало все. Один из кусков упал на Рустика, разбив его так же, как и все остальное. Он тоже обратился кучей осколков.

— Рустик! Рустик!!! — закричал я. Но меня все равно никто не слышал. Материя продолжала хаотично крошиться, колоться и звенеть, звенеть… Вот уже рассыпалась комната, и я оказался в полной темноте. Абсолютная темень. И грохот бьющегося стекла. Хоть куски и перестали падать, но звук от них, словно эхом, усиливался.

Я огляделся. Ни справа, ни слева не было абсолютно ничего. Но как только я поднял голову, то увидел огромный кусок материи, летящий на меня всем своим, казалось, немалым весом. Уйти с его траектории было попросту невозможно, и он упал ровно мне на голову. Последней мыслью было: «Ну вот. Приехал к бабушке»

От удара я потерял сознание.

Вельхеор

Патруль учебного лагеря Объединенного королевства некромантов, как обычно, объезжал территорию. Двое молодых всадников на крепких, гнедых лошадях беспечно сняв шлемы, разговаривали о чем то и смеялись. День выдался погожим. Солнышко. Тепло. На небе — ни облачка. Хотелось скорее выйти из караула и наконец-то приступить к самому любимому занятию-отдыху. Всадникам на вид было не больше 20. Высокие и жилистые, они ехали по дороге, ведущей от лагеря в город. Одеты они были в легкие кирасы, за поясом висели длинные мечи. Поверх кирасы был одет черный плащ с капюшоном. Его украшал паук— арахнар на изумрудно зеленом фоне— герб Объединенного королевства Некромантов. Плечо одного из них украшали нашивки лейтенанта. Второй, по-видимому, был рядовым. Лейтенант выглядел более серьезным. Его черные как ночь длинные волосы были аккуратно убраны в хвост. Темно-карие глаза смотрели очень цепко и не упускали никакой мелочи. Голос его был твердым и слегка сиплым. Его же напарник составлял его противоположность. Хоть внешне они были очень похожи. Разве что у рядового волосы были подстрижены коротко. Но вот в глазах читалась полное безразличие и желание, наконец, то вернуться в казарму или пойти в город и хорошенько погулять там в окружении местных девушек. Лейтенант это видел и попытался начать разговор:

— Вот скажи, Крис. Ты же умный парень. Зачем ты сюда вообще пошел? Жил бы в Некрополе. Папаша у тебя-купец. От армии бы откупил. А ты тут тухнешь. Да мало того! Выбрал учиться на мага-воина! Да еще у кого?! У Нериаса! Вот зачем тебе все это? Шел бы как я— в стражи. Ходил бы сержантом уже. Или как я— в лейтенантах. — с этими словами он ласково посмотрел на свои нашивки, стряхнул с них дорожную пыль и продолжил — Вот объясни ты мне это, Крис.

— Багрон, я не собираюсь пользоваться положением отца для каких-то своих нужд. Тем более я считаю, что армия-это престижно. А маг-воин так это вообще высшая честь! Туда попасть еще надо! Сам подумай — стражи твои это ерунда сплошная. Стоять в городе, охранять ворота да взятки брать! А маг-воин это, брат, элита военных сил всего королевства. Считай войска специального назначения! А вот из-за таких как ты у нас армия и рушится! Сидеть бы вам по кабинетам да бумаги с места на место перебирать! — вспылил под конец рядовой

— Что?! Да как ты смеешь так говорить о своем командире?!

— Мой командир— капитан Нериас! А то что я с тобой в патруле не значит, что ты можешь мною командовать! Я свободный человек и поэтому отзываюсь о тебе так как думаю, все ясно?!

— Ах вот как ты значит заговорил? Ну держись! Сейчас так отлуплю— мало не будет! И не поможет тебе твой драгоценный капитан!

— Попробуй, штабист! — с этими словами он вытащил из ножен меч который в ту же секунду полыхнул черным пламенем. Лезвие очень быстро вобрало в себя пламя, и вот уже в руках и Криса был иссиня черный клинок.

Багрон опешил. Он конечно слышал о способностях магов-воинов, однако, видеть их на практике ему не доводилось. Но отступать было поздно. Этот щенок его оскорбил. Его! Лейтенанта городской стражи, такие поступки нельзя оставлять безнаказанными!

Однако, почему то стража била крупная дрожь. Ситуация в которую он попал вспылив из-за дерзости Кристиана была не выгодна ему с любой стороны. Вступать в бой, пусть и с учеником, но все-таки магом— воином означало подписать себе смертный приговор. Хоть по закону королевства дуэли между некромантами на прямую и не запрещались, однако гражданскому населению могли грозить весьма серьезные штрафы, а для военных дуэль разрешалась только в крайних случаях и должна была вестись до смертельного исхода.

Если же он откажется, то Крис точно приложит все усилия и свой длинный язык для того чтобы каждая собака на их небольшой заставе, а позднее и во всем королевстве, узнала о том, что лейтенант Багрон— трус.

Крис же в это время уже практически смеялся. Являясь весьма неплохим некромантом, он отлично чувствовал страх и смятение лейтенанта. С каждой минутой чувства его оппонента придавали молодому магу— воину все больше и больше сил. Глаза его наливались зеленоватым свечением. От тела словно пар исходила черная дымка. Клинок в руках начал вибрировать.

Неизвестно чем бы закончился этот конфликт, возникший казалось, на ровном месте. Но в тот самый момент, когда на дороге почти вспыхнула драка лейтенанта с рядовым, черная молния ударила прямо между двумя конями. Лошади такого явно не ожидали и, со страху встав на дыбы, скинули всадников. И в место удара, откуда то с неба плюхнулось тело в непонятных одеждах и похоже, что мертвое. Багрон и Крис опешили

— Это что сейчас было?! Признавайся, маг, это ты сделал?! — с ужасом заверещал страж

— Да не верещи ты! Нет, мне бы на такой удар просто силы бы не хватило.

— А кто? А?! Шайра что ли?! — окончательно взбесившись от ужаса, кричал страж — Шайра?! Ты мне тут не ври! Наверное, доигрался со своей некромантией, Арахнов сын! Что теперь будет?!

— А ну тихо! Развел панику. Он не мертв. Иначе бы от него энергией смерти веяло. Предлагаю его в лагерь доставить. Там, думаю, и разберемся. Неси веревки. Привяжем его к коню и покажем старшему унтеру. Пусть они с ним и разбираются.

С этими словами, не дожидаясь ответа своего напарника, Кристиан закинул тело на лошадь и крепко привязал. Багрону оставалось его только догонять.

Тем временем я, а этим телом был именно я, очнулся. Сначала мне было непонятно кто я, что я такое и вообще — что я забыл на лошади связанный. Нет, ладно, кто я— это, конечно, преувеличение. Это было мне вполне понятно. Однако, остальные вопросы ни чуть не потеряли своей актуальности. Мои попытки шевельнуться были бесполезны. Веревка была очень крепкой. Она опутывала мои руки и ноги, перекрывая ток крови по ним и принося огромное количество неудобств. Тело все болело. В глазах танцевали зайцы и фиолетовые негры. К горлу подступала рвота. Я попытался привлечь к себе внимания всадника, который вез меня. Хотел сказать что-нибудь но смог выдавить только стон. Однако этого хватило. Человек посмотрел на меня, и в его молодых глазах читалось удивление.

— О! Очухался? Быстро ты! Так как? Живой? — спросил всадник

— Да… Вроде все хорошо. Голова болит правда ужасно… Кто вы? И Почему я связан? — ответил я с предельной честностью.

— Ты вообще откуда упал? Как тебя зовут? — спросил второй, совершенно проигнорировав мои вопросы. Старший и, видимо, более опытный.

— Я? Студент. Медик. — ответил я, немного заикаясь.

— Медик? — ехидно посмотрел на меня молодой. — А ну-ка дай руку.

— Зачем? — спросил я, помня, что у меня там татуировка.

— Глянуть кое-что надо. Ты не бойся.

С этими словами он остановил коня и спустил меня на землю. Затем опустился ко мне и спустил кусок одежды. И только тут я заметил, что я опять в балахоне.

— Да что тут происходит? Где моя одежда?! Почему я опять в этом проклятом балахоне?! — закричал я, окончательно запутавшись в ситуации

— Опять? — спросил молодой. и в этот момент он заметил татуировку паука.

— Опа!!!.. Откуда у тебя такая красота? — спросил молодой, видимо, шокированный этим.

— О боги!!! Еще один некромант! Крис, нас же хлопнут! Ты понимаешь, что он из клана Паука??? — закричал более старый страж, видимо, захваченный истерикой.

— Успокойся, Багрон!!! Он — наш! — сказал Крис стражу. Он склонился ко мне и развязал веревки. — Как твое имя?

— Мое? Миша — ответил я, не понимая вообще ничего.

— Ты ведь не из нашего мира, так? — сказал парень

— Нет. А откуда ты знаешь? — я путался все больше и больше. Хотя, что-то уже начало проясняться, хотя гудящая голова все еще отказывалась работать и на треть своих возможностей

— Твое поведение. Жалобы на одежду. Татуировка. А насчет имени. Ты видел двух волков? Черного и белого? Они должны были назвать тебе твое имя. Так тебя зовут на самом деле.

— Да, видел. Волки называли меня Вельхеор…

— Вельхеор? Отлично! Очень приятно. Я Кристиан. Но друзья называют просто Крис. Я воин-маг Некрополя. А это Багрон. Стражник нашего лагеря.

— Очень приятно! — попытался изобразить милую улыбку Багрон

— Мне тоже… А куда меня теперь? — спросил я-Я же тут чужой. Ни документов. Ни денег. Ничего ж у меня нет.

— Расслабься. Ты— некромант. А это значит что мы обязаны доставить тебя в лагерь к мастеру Нериасу. Он разберется, что делать с тобой дальше. Да ты не бойся! Он добрый. Посмотрит на твой потенциал и дальше уже определит что с тобой делать. Вообще, скажи спасибо что ты упал именно здесь.

— Спасибо. А в чем дело то?

— Ну, как тебе сказать… — Протянул Крис, явно подбирая слова. — Такими татуировками отмечают далеко не всех. И если бы ты попал в земли эльфов, орков, или, не приведи Арахна, экклезиархии, то прием был бы не таким теплым.

— А это теплый? — усмехнулся я, еще растирая затекшие от веревок руки и ноги.

— Поверь мне, да — улыбнулся Крис. — Ладно. Мы итак засиделись. Нас давно уже ждут. Ну, Вельхеор, прыгай на лошадь. Надеюсь, знаешь как? — с этими словами Крис помог мне встать и запрыгнул на свою лошадь. Потом помог это же сделать мне и мы поехали в сторону лагеря. Я ехал непонятно куда. С новыми знакомыми. Но я не чувствовал опасности. Они везли меня в лагерь. К Нериасу. Навстречу новой судьбе…

 

Зангор

Рустам шлепнулся прямо на плац. Удивлению стражей не было предела, когда во время тренировки перед мастером Героном, начальником лагеря обучения паладинов, шлепнулось тело моего друга. Его тут же подхватили, облили водой и привели в чувства. Далее стража выстроилась вокруг него и наставила на него копья, давая понять, что шутить они не любят.

Рустик поднялся и первое что увидел — наконечник копья. Через строй солдат к нему вышел Герон, и властным голосом начал допрос:

— Ты кто такой?! И откуда, во имя всего святого, ты сюда упал? Отвечать быстро и правду! — резко выкрикнул он

— Хорошо! Хорошо! Мое имя Рустам. Как сюда упал— не имею не малейшего понятия. — дрожащим голосом произнес мой товарищ. Вид наставленных на него копий и громкий голос офицера уверенности ему совершенно не прибавлял.

— Рустам? Что за имя такое? Не ври мне! Таких имен не существует! Спрашиваю еще раз, и настоятельно рекомендую больше не врать мне. Итак— имя?! — явно теряя терпение выкрикнул Герон

— Да я сказал свое имя!!! — закричал друг и тут же получил удар древком копья в грудь

— Имя… Имя… Волки называли меня Зангор — пытаясь отдышаться от резкого и весьма сильного удара сказал Рустам

— Волки? Ты не из Вартиса?! Крал! — крикнул Герон. Из толпы стражей выбежал высокий, худощавый солдат.

— Я, комтор! — вытянувшись в струнку отрапортовал быстро подбежавший солдат

— Проверь его руку! Кто он такой? Живее! — гаркнул Герон.

Солдат подбежал к моему другу и попытался снять с него кусок балахона, в котором он, так же как и я, попал сюда. Но Рустам сдаваться не собирался.

Подгадав момент, когда солдат подбежит к нему поближе и откроется, он вскочил и со всего маху заехал солдату в глаз. Тот с криком отшатнулся. А его товарищи налетели на Рустика и скрутили его с очень большим профессионализмом. Пара ударов по почкам и голове охладили его пыл. С него все таки содрали балахон, и глаза капитана округлились..

— Откуда у тебя… Отпустить! Он инквизитор! — заорал Герон звероподобным голосом. — Зангор! Иди за мной! Остальным— продолжать занятия. Что встали?! Выполнять!

Солдаты поспешили незамедлительно выполнить приказ. Особо нерасторопных пинками погнали сержанты, и вот уже плац опять был в том же виде, как и до того, как на него шмякнулся Рустам.

Тем временем Герон направился к большому зданию в центре лагеря. Это было ничем неприметное двухэтажное деревянное здание. Разве что, в нем было как-то маловато окон…

Следуя за Героном, Рустам быстро оглядывался по сторонам. В глаза не бросалось совершенно ничего. Однотипные деревянные постройки с различными вывесками над дверями, деревянные стены с часовыми да пара ворот. Вот, пожалуй, и все убранство. Дороги в лагере были обычными, земляными. Ворота закрытыми, и разглядеть что было за ними или за стеной было почти невозможно.

Тем временем Герон достал ключ и открыл дверь, ведущую в то самое здание в центре. Дверь со скрипом открылась, и перед глазами возник узкий коридор. Пройдя по нему, Герон подошел к массивной деревянной двери.

— Аххабат эсертен! — произнес он и провел рукой перед дверью. Пару секунд ничего не происходило. Затем с другой стороны двери раздался скрип и звук открывающегося замка. Даже не замка. Замков. После того, как все они монотонно отстучали, дверь нехотя открылась. Перед Рустамом предстала большая, просторная комната. Как не странно, в ней было целых шесть окон. Так как комната была угловой, то и окна располагались тройками по двум стенам соответственно. Все стены были заставлены шкафами с огромными кипами бумаг, уложенных в паки. Около окон стояли столы, на которых находились письменные принадлежности, карты, бумаги и прочее. Подойдя к одному из них, Герон глянул на лежащие там бумаги, пробежал по ним глазами и убрал в ближайший шкаф. Затем, сев за стол, указал Рустаму на деревянную табуретку, стоящую перед этим самым столом.

— Присаживайся. — сказал Герон, пристально поглядывая на Руса

— Спасибо-ответил тот, и уселся на самый край табуретки, все еще оглядываясь по сторонам.

— Значит ты инквизитор? — с явной озабоченностью в голосе спросил уже не молодой начальник лагеря.

— Ну что-то вроде этого. Мне сказали, что это моя судьба. У меня сон был. Я видел церковь. Видел каких-то людей. Они сказали мне что я на моем пути. Пути инквизитора.

— Да? Это уже интересно… Значит ты избран… Хм…. — протянул Герон, явно о чем-то задумавшись, но потом вспомнил о том, что перед ним сидит Рустами и продолжил. — Ты уж прости моих ребят. Да и меня. Просто все произошло очень неожиданно. Совет предупредил нас о том, что должен прибыть избранный. Но вот когда и как— не сказали. А ты вон видишь как? Прямо с неба упал— улыбка заиграла на лице начальника.

— Да я и не обижаюсь, собственно говоря. Но только скажите— вы всегда так гостей встречаете??? — с иронией в голосе поинтересовался мой друг

— Нет. Я же уже говорил— ты слишком неожиданно появился. Вот ребята и среагировали резко. А ты всегда такой агрессивный? — не остался в долгу Герон

— Я? Да нет, что вы. Просто тоже с неожиданности. Он просто налетел так быстро. Ну а я боксом занимался в детстве. Вот и зарядил ему в глаз. Рефлекторно. — с какой-то виной в голосе сказал Зангор

— Хорошие у тебя рефлексы. Мне понравились. А бокс-это какая-то военная наука? Хотя, это не важно. Ты знаешь кто мы такие? И какова наша цель, иномирец? — спросил Герон, чувствуя, что таить от Зангора это ему ну никак нельзя

— Нет, если честно. У нас в мире давно нет инквизиторов. А которые были— так это продажные, и жгли не в чем не повинных людей. — с элементом грусти сказал Зангор.

— Ну может быть в вашем оно и так. Но мы защищаем людей и все свободные расы от нечисти. Наш долг состоит в том, чтобы ни одна погань не могла навредить живущим в этом мире свободным существам. Мы несем службу…

Что говорил Герон дальше, мой дорогой дружок благополучно прослушал. Ему было гораздо интереснее наблюдать за местом, куда он попал.

Лагерь ему чем-то понравился. Он чувствовал, что он дома. Сам по себе это был небольшой аванпост, представлявший собой главное здание, три казармы, склады, кузню, столовую, баню и плац. Вся эта инфраструктура была обнесена деревянной стеной, с одними воротами. Ворота охраняли часовые. Остальные солдаты в этот момент были на плацу. Там отрабатывались основные навыки ведения боя, построения, обращения с оружием. Солдат в этом лагере было не больше двух сотен. И на каждом здании реяло знамя Инквизиторов— меч, воткнутый в камень и оплетенный дикой цветущей розой. Сам лагерь располагался в долине на возвышении. С одной только стороны, с южной, его закрывала река. Она служила Герону и его людям надежным щитом против всех, кто придет с враждебными намерениями. Со всех остальных— чистая степь, до самого горизонта. Солнце сейчас находилось в зените, и не было ни одного места в лагере, где можно бы было найти тень. Солдаты изнемогали от жары, но продолжали настойчиво отрабатывать удары и стойки на плацу.

— Ты вообще меня слушаешь?! — резкий оклик прервал размышления Зангора

— Так точно! — просто на всякий случай ответил мой друг.

— Ну хорошо. Я смотрю, ты загляделся на лагерь? Что, непривычно такое видеть? Привыкай. Теперь это твой дом. Как минимум на полгода. — сказал Герон, с какой-то непонятной улыбкой. Видимо в Зангоре он увидел себя лет двадцать назад. Молодой. Энергичный. Смелый. Глаза горят огнем азарта и желания познать все и сразу.

— Итак. Кто мы и что делаем я вкратце рассказал.Остальное будет ясно по ходу службы. Если будут какие-то дополнительные вопросы-то обращайся к священникам. Хотя, я так погляжу, тебе сейчас не до этого. В общем, слушай меня внимательно. В лагерь ты принят. Поступаешь в распоряжение к капралу Кавлину. Вещи и амуницию получишь на складе. Я обо всем уже распорядился. Жить будешь с магами-воинами. Вон та, центральная казарма. Койку тебе там тоже уже выделили. Сейчас иди в канцелярию и оформляй документы. Это важно. Ты иномирец. И к тебе будет очень много вопросов со стороны Тайной стражи. Как закончишь со всеми делами— можешь осмотреть окрестности. Сегодня от тебя все равно никакого толку. Походи. Привыкни. А завтра— на учебу. Обед ты уже пропустил. Ужин будет на закате. Опоздаешь — твои проблемы. Вопросы есть? — спросил Герон, бросив на избранного оценивающий взгляд.

— Никак нет… — запнулся Зангор, не зная как обратиться

— Комтор — подсказал Герон.

— Никак нет, комтор! — браво отрапортовал мой друг.

— Ну вот и отлично! Копейщик Зангор! Кругом! В канцелярию бегом марш! — скомандовал начальник. И провожая бегущего в сторону канцелярии Зангора о чем-то крепко задумался.

Вельхеор

Я вошел в лагерь Некромантов. Из себя он представлял совершенно иное… Каждый дом, каждое здание было сделано из какого-то черного камня. Видно было, что это монолиты. Как они тут оказались— одному Богу известно ( ну, или кто тут у них). Каждый камень испускал зеленоватое свечение, подобное тому, что я видел во сне на кладбище. Стены так же были из этого непонятного материала. Ворота представляли собой массивные железные двери, которые открывались и закрывались, видимо, с большим трудом.

В лагере стоял полумрак. Не смотря на то, что был полдень, эта обитель некромантов как будто жила своей особой жизнью. Пейзаж по мере приближения к воротам так же менялся. Если до этого мы ехали по вполне себе обычному и привычному для меня лесочку, то сейчас флора несколько изменилась.

Лагерь был окружен какими-то неизвестными мне растениями, чем-то похожими на земной виноград или вьюн. Оно имели точно такой же вьющейся стебель, редкие цветы в разных его местах. Но на этом сходство кончалось.

Этот вьюн был куда массивнее земного собрата и, видимо, агрессивнее. Шипы покрывали весь его стебель. От цветов исходил непонятный мне запах. Чем-то он напоминал подгнившие фрукты. Вьюн стелился по стенам, окутывал их плотным слоем и шел по верхнему гребню укреплений, видимо, служа неким подобием нашей колючей проволоки. Но вот что было совсем странно — так это поведение этого растения. Оно постоянно двигалось, меняло направление роста, окутывала разные участки стен. И по стеблю, словно ток, шло зеленоватое свечение. Все то же, что присутствовало и в зданиях, и в некоторых обитателях этой необычной заставы.

В некотором отдалении же от самого лагеря растительность пожухла и завяла. Видимо, раньше тут был такой же лес. Но с приходом некромантов природа несколько изменилась под их, более мрачный вкус.

Деревья и трава были окутаны все тем же вьюном. Видимо, это растение высасывало из них жизненные соки, и за счёт этого разрасталось всё сильнее и сильнее.

— Что это такое? — спросил я у Криса, указывая на все вокруг шипастый сорняк, оплевший всю стену.

— Это-паучий коготь-ответил Крис, и, вспомнив, что я не здешний, пояснил подробнее: — Мы используем его как защиту от нежелательных гостей. В первую очередь-дикой нежити и живых. Его шипы, несут в себе смертельно опасный яд. А запах цветов отпугивает нежить. В этих землях их очень много.

— А разве вы сами не используете нежить для своих целей? Вы же некроманты? — спросил я

— Разумеется используем. — ответил мне Крис и опять пояснил: — Только то ж наша. А то дикая. Тех, кого используем мы, некроманты зачаровывают. И цветы паучьего когтя на них не влияют. А вот диких упырей, призраков и личей тут ходят просто целые оравы. От них-то эти милые цветочки и помогают.

Вот оно как… Значит, оказывается, тут ещё и какая-то дикая нечисть гуляет? Бррр… Не самые приятные новости.

За этим разговором мы подошли к воротам. Их охраняла небольшая группа воинов. Около массивных створок и каменной арки, в которой они находились, нас встретили, по моей скромной оценке, шесть солдат. Еще четверо были на стене.

Стражи были одеты в броню наподобие кирас. На плечах у них красовались стальные шипы. Такие же были на накладках, закрывающих их запястья и голени. Шлем был отдельной историей. Чем-то он отдаленно напоминал паука. Сделана вся броня была из черной и светло-серой стали, что придавала виду солдата грозность. Глаз сквозь шлем почти не было видно. Лапы паука на нём венчали головы солдат, подобно короне. В руках они держали большие двуручные мечи, которые упирали в землю. Они же служили им опорой. Руки воинов при этом были чуть выше пояса.

Мечи выглядели довольно обычно. Все тот же паук на рукояти. Все та же светло-серая сталь. И на прожилке зеленоватое свечение.

Крис что-то крикнул привратнику, и он закрыл за нами ворота. Я оказался в полном полумраке. Не смотря на то, что время было весьма позднее, никого на улицах лагеря я не увидел. Такое чувство, будто тут были только я, Крис, Багрон и эти стражи у ворот. Но я ошибался.

За мной следили тысячи глаз. Я чувствовал их взгляд на спине, и от этого становилось как— то не по себе. Мы шли в полном молчании. Я совершенно не понимал, куда меня ведут и зачем. Но обстановка мне чем то понравилась. А что? Мило. Темновато конечно. Но в остальном уютно. Тихо. Спокойно. Красота.

Но как то СЛИШКОМ спокойно. В конце — концов, я не выдержал и спросил у Криса, где народ? Ведь время-то полдень.

— Народ весь спит. За ночь все очень сильно устали. Это нас только отправили в патруль. Вот сейчас тебя Нериасу отведу и тоже на боковую — при этом Крис сладко зевнул, будто бы сейчас была поздняя ночь.

— Стой. Подожди! Получается, все тренировки проходят ночью? — это меня совершенно не устраивало. Ну не любитель я ночью даже гулять. Нет, для студента-медика учиться ночами это вообще не новости, но я в глубине души надеялся, что хоть тут-то меня избавят от таких извращений. Не тут-то было!

— Да. А когда ж еще? Так гораздо проще освоить нужные техники. Мы некроманты. Не забывай об этом, пожалуйста!. — нравоучительно протянул Крис и тут же, как на зло сменил тему:

— О! Мы на месте! Дальше, Вельхеор, сам. А то я устал как собака! Пойду хоть высплюсь. Нериас тебя уже ждет. Вперед! — с этими словами Крис удалился в сторону больших двухэтажных зданий. Видимо, это были казармы. Багрона я так же нигде не обнаружил. Уже ушел. И когда успел??? Но это не важно. Мне надо к этому Нериасу.

Я зашел в здание, около которого меня оставил Крис. Как не странно, в нём было не темнее, чем на улице. Даже, как мне показалось, немного светлее. Войдя, я попал в узкое и темное помещение. Единственным его убранством была лестница. А в ее конце — мощная дверь. Если б мы находились на Земле, я бы даже осмелился предположить, что она была дубовой. Но из каких пород дерева делают такие массивные двери в этом мире-я мог только гадать.

Поднявшись по этой лестнице, я потянул на себя дверь. Она оказалась весьма тяжелой и очень неохотно мне поддавалась. За ней, собственно, и располагался кабинет этого загадочного Нериаса. В нем было несколько окон,… Около одного из них стоял высокий человек в темном плаще и капюшоне. На плаще был изображен паук. Точь-в-точь как на моей татуировке. Посередине комнаты стоял письменный стол. Несколько стульев и в углу стояла тумба. Вот, пожалуй, и вся обстановка. Человек около окна, видимо, и был владелец кабинета. Я некоторое время стоял в дверях. Потом, набравшись смелости, вошел и даже поздоровался.

— Здравствуйте! Вы ведь Нериас, да? — с дрожью в голосе спросил я. Что-то в этом парне меня пугало и одновременно притягивало.

— Да, я Нериас. — не поворачиваясь ко мне сказал он. — А ты по какому делу?

— Ну как? Меня сюда Крис привёл. Сказал, что мне к вам надо. — стремительно теряя логическую цепь сказал я. И как так выходит? Мне не успевают что-то сказать, а я уже теряю нить разговора!

— Ааа… Крис? Скажи, почему я не удивлен? Он даже в патруль нормально выйти не может. Обязательно притащит кого-нибудь. Либо стражу, либо… А ты, собственно, кто?

На этих словах он повернулся ко мне. Внешность его показалась мне необычной. Темные глаза, светлая кожа. Густые брови. В глазах читался интерес. Черные, как воронье крыло, волосы его были длинные и собраны в непонятную, но интересную прическу.

— Я… Ну, как… — говорить было довольно трудно даже сам не знаю почему. — Я Вельхеор.

— Ну что ж… садись, Вельхеор. Рассказывай. Что нового в Вариоре? — сказал Нериас, глядя на меня с какой-то подозрительной улыбкой

— Простите… где? — немного запутавшись в его словах спросил я

— В Вариоре. А ты разве не оттуда? — все таким же тоном спросил Нериас

— Если Вариор это Земля, то да, оттуда. — ответил я. Честно говоря, после столь бурного начала дня меня уже мало что могло удивить, и я просто старался плыть по течению.

— Да, Вариор-это Земля. Ты чертовски догадлив. Так мне повторить вопрос? — сказал Нериас уже с явной долей раздражения в голосе. Перечить ему я не стал и тут же выпалил:

— Да ничего там нового. Убивают друг друга да вешают. Классовое неравенство цветет и пахнет. Да коррупция кругом с разрухой. А так все по-старому. Вроде.

— Поверь, это все, что ты сейчас мне тут выдал— тоже по-старому. Но это сейчас не так уж и важно. В общем, слушай меня внимательно. — на этих словах он глянул мне прямо в глаза, и я невольно съежился. Ты — некромант. И энергия у тебя очень интересная. Очень. Если хочешь устроиться тут — придется быть моим учеником. Так к тебе хоть меньше вопросов будет.

— А почему? Ведь как я понимаю, даже если я стану вашим учеником, вопросы к иномирцу будут в любом случаи. Да и потом, чему вы будете меня учить? (кажется, я потихоньку начинаю понимать что тут происходит)

— Ладно. Дай я разложу тебе все по полочкам. — на этих словах Нериас встал, снял капюшон и подошел к окну. — Ты сейчас находишься на земле Объединенного королевства. Это-владения ордена Паука. Конкретно это место-застава. Её задача-набор и обучение новобранцев для армии. Я-командир этой заставы. Пока ясно?

Тут он повернулся и в пол оборота глянул на меня. Ну наконец-то. А то я мог подумать, что все это время говорил он сам с собой.

— Ну, вроде да. Значит, это что-то вроде «учебки» как я понял?

— Ну… Да. Вроде того. И ты в эту, как ты выразился, «учебку», считай, зачислен автоматом. Ты Отмеченный. Видишь татуировку на своем плече? Она означает, что тебя выбрали для служения одной из фракций.

Я посмотрел на свое плечо. Там до сих пор красовался паук. И только сейчас мне показалось, что он надо мной глумиться. Или мне просто показалось? Тем временем Нериас продолжал.

— Так вот такие татуировки есть не у всех. Их дают при переходе. И только тем, у кого есть предрасположенность к тем или иным видам магии.

— Так. А если я не хочу? Что, если я расположен, но не хочу этим заниматься? И вообще хочу обратно?

Нериас усмехнулся и повернулся ко мне.

— Да никаких проблем! Можешь и не заниматься. Только вряд ли кто-то будет тебе рад с такой «красотой» на плече где-то за пределами земель некромантов. А вот насчет твоего обратно… тут вопрос сложнее.

— Сложнее? И чем же? — Вот тебе на! Уж что-что, а перспектива остаться тут навсегда меня не радовала совершенно.

— Видишь ли…-тут Нериас явно был в замешательстве— Я не совсем знаю, как и почему ты сюда попал. А вернее будет сказать-совсем не знаю. Так что с возвращением в родной мирок придется малость повременить… но у меня есть к тебе предложение.

— Сколько повременить? И что за предложение? — тут уж поднапрягся я. Вся эта история начинала мне не нравится все больше и больше.

— Повременить до тех пор, пока не найдется способ закинуть тебя назад. А пока… Видишь ли, у меня сейчас некий недобор магов-воинов. Почему-то народ не шибко хочет идти на это направление… В общем. Предложение такое. Ты поступаешь ко мне на учебу, учишься и обживаешься в новом мире. Я в это время нахожу способ тебя отсюда выпроводить. Как только я его нахожу-мы прощаемся. Что скажешь?

— Ну что ж. попробуем. Иного выбора, похоже, у меня нет. — сказал я, где-то в глубине души понимая, что теперь моя жизнь двинется абсолютно по другому руслу.

____

Итак. На этом часть моего повествования заканчивается. Я просто вынужден перескакивать через некоторые события хотя бы просто потому, что я их не помню.

Позволь, дорогой читатель, мне тебе кое— что рассказать.

Да. Это было. Так что подумай, готов ли ты к дальнейшему восприятию? Или лучше никуда не ходить и просто остаться дома?

Итак. Подумай очень хорошо. Нужно ли тебе, человеку, да и вполне нормальному, читать бредни одного некроманта, имевшего смелость и наглость записать свою жизнь в рассказ? Готов ли ты отправиться далее вместе со мной по страницам моей памяти и узнать, через что проходит любой, избравший для себя путь служения Смерти. Готов ли ты узнать уже на своей шкуре при помощи этой книги что такое— ПУТЬ НЕКРОМАНТА?

Подумай, мой друг… Хорошо подумай.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль