ВЕЗУНЧИК - часть 2

0.00
 
ВЕЗУНЧИК - часть 2

Утром, припарковав свою машину у здания администрации, где он теперь работал, Андрей сделал вывод, что мир вокруг него изменился. Лица людей, окружавших его, стали более добрыми, возня с официальными бумажками не была столь нудной и однообразной, и некоторые отчеты он даже с интересом перечитывал, пытаясь понять суть деятельности их отдела. Правда, все в основном упиралось в какие-нибудь финансовые поддержки и полемику вокруг некоторых исторических зданий, когда-то принадлежащих церкви. Духовные сферы местного руководства и церковнослужителей не пересекались.

В свете последних событий, связанных с его необычной возлюбленной, у Андрея появился дополнительный интерес к религии, как таковой, но официальная деятельность их отдела не касалась интересующих его вопросов. Хотелось побеседовать с действительно истинно верующими, способными разъяснить некоторые моменты, и, возможно, подсказать ему, как вести себя при определенных обстоятельствах.

В кабинете, где он находился, было еще двое сотрудников, размещавшихся за соседними столиками. Наталья Дмитриевна в основном занималась отчетностью, и с утра уже активно разбирала какие-то документы, часть из которых сканировала и подшивала в папки. Вика пока что приводила себя в порядок, разложив косметику, а на подоконнике закипал поставленный ею электрический чайник. В общем – обычная рабочая атмосфера.

-Добрый день, — приветствовал коллег Андрей, — а Юрий Глебович еще не заходил?

-Соскучился по начальству? – поинтересовалась Вика.

-Просто хотел узнать, нет ли каких командировок?

-А тебе что, с нами скучно? Расскажи что-нибудь веселенькое. Сейчас кофейку попьем.

-Вчера не всю документацию довезли, — вспомнила Наталья Дмитриевна. – Теперь придется снова кому-то ехать.

-Так я съезжу! А куда?

-Это ты с Юрием Глебовичем выясняй.

 

Андрей издалека увидел недавно построенную церковь, так что не было необходимости сверять номер дома. Оставив машину на просторной стоянке, он вошел внутрь здания. Церковь уже функционировала, внутри совершали какой-то обряд, судя по молодым женщинам с детьми – крещение. У одного из служителей он выяснил, где найти настоятеля, и прошел в указанном направлении в служебные помещения. Эта часть здания была похожа на обычный офис, с привычными кабинетами. Андрей отдал настоятелю запрос, тот нашел папку с недостающими документами и вручил Андрею.

-У меня еще к Вам один вопрос, личного характера, — сказал Андрей, взяв папку.

-Конечно, спрашивайте. Присаживайтесь, – настоятель сел в кресло напротив.

-Что Вы можете сказать о Сатане?

-Неожиданный вопрос, — он задумчиво погладил свою бороду, — Сатана – это олицетворение зла, прародитель грехов наших. Противопоставление, так сказать, Божественным силам.

-А ангелы? Те, что в его подчинении? Он ведь не один?

-Ангелы тьмы называются демонами. Юноша, а зачем Вам все это? Ведь есть Господь Бог, и его заповеди, которые мы должны соблюдать. А все остальное – от ереси! Зачем Вам эти изощренные мудрости? Они только уводят Вас от сути Бытия.

-А если я общаюсь с одним из таких ангелов? Или – демонов?

-Это уже бесовщина! Вам нужно в церковь походить, покаяться, причаститься. И Вы встанете на путь истинный. А вообще духи зла боятся любви и смирения.

-А кто-нибудь у вас изгоняет бесов?

-Таких немного. Могу Вам одного посоветовать, но, правда, ехать далеко придется.

-Напишите мне адрес. На всякий случай.

Андрей взял бумажку с адресом, поблагодарил за помощь и поехал обратно в администрацию. Судя по адресу, церковь, где рекомендованный отец Герман проводил изгнание бесов, или, по церковному – отчитку, находилась, действительно, не близко, где-то под Москвой, а точнее – в Сергиевом Посаде. В любом случае, тащиться в такую даль, чтобы просто поговорить на волнующие темы, он не собирался. Но бумажку с адресом решил все же сохранить.

Андрея заставила задуматься фраза о том, что духи зла боятся любви. Если Диана была этим самым духом, то, как же она могла пытаться почувствовать, что такое любовь? Для нее эти две вещи несовместимы, значит, она сможет узнать любовь, только став человеком, то есть, пока Сатана не отпустит ее совсем. А с ним, видимо, не так просто договориться о разрыве «родственных» связей. Да, все, действительно, не просто.

Интересно, чем сейчас занимается Диана? Плохо, что она до сих пор не рассказала, где именно работает. Или, может это связано с чем-то неприличным? Многие красивые девушки «торгуют» своим телом, в том, или ином смысле. Может, она какая-нибудь фотомодель, или снимается для порножурналов? Хотя, это, конечно, глупость! Как он вообще мог о ней такое подумать! С ее-то умом есть тысячи вариантов зарабатывать хорошие деньги, а внешность просто располагает к контактам, что тоже играет немаловажную роль. Ладно, надо просто позвонить и узнать, как дела.

-Диана? Это Андрей. Я тебя не отвлекаю?

-Это не Диана. Хорошо, что Вы позвонили, нам бы надо кое-что выяснить.

-А где Диана? И почему у Вас ее трубка?

-Простите, Вы кем ей приходитесь?

-Какая разница...? Я – ее муж..., гражданский.

-Вас Андреем зовут? Так вот, Андрей она в больнице, в состоянии комы. Подозрения на сердечный приступ.

-Она жива? – Андрей судорожно сжал в руке трубку.

-Ну, пока – да, но, образно говоря – между небом и землей.

-Где вы находитесь? Диктуйте адрес! – он резко припарковал машину у тротуара и кое-как нацарапал адрес больницы на том, что попалось под руку. Отключив трубку, он беспомощно откинулся на спинку сиденья и закрыл глаза, удерживая накатившиеся слезы.

Почему? Что случилось? И именно тогда, когда он уже поверил в свое счастье. Или это проделки ее «любимого» папаши? Вот, тварь! Кем бы ты ни был, но тебе это даром не пройдет!

Но сейчас надо увидеть ее. Андрей завел машину и рванул с места, не слишком беспокоясь о правилах движения.

В больницу он добрался только через полчаса, попав в одну из многочисленных «пробок». Дежурная подсказала, к кому обратиться, чтобы увидеть вновь поступившую, находящуюся в реанимации. Врачом, к которому его послали, была та самая женщина, с которой он разговаривал по телефону.

-Так Вы и есть тот Андрей? И давно вы женаты?

-Не очень… Смотря, что под этим понимать, — машинально пробубнил Андрей, думая совсем о другом. — Что с ней?

-Полное обследование покажет. А пока что она подключена к приборам, которые поддерживают в ней жизнь. – Женщина в белом халате вела его по коридору, жестом показывая направление. – Нашли ее на улице, кто-то из прохожих позвонил. Хорошо, что машина была неподалеку, а то, возможно, все бы уже закончилось. У нее не было порока сердца, или, других проблем с сердечно – сосудистой системой?

-Однажды у нее уже был сердечный приступ. Давно, до нашего знакомства.

-Тогда, скорее всего, это врожденная патология. Ничего, еще поборемся. Халат наденьте. — Она остановилась около двери и протянула ему халат. – И, пожалуйста, недолго.

Андрей накинул его на плечи и вошел в палату. Диана лежала с закрытыми глазами и очень спокойным выражением лица на высокой кровати, с которой свисали прикрепленные к ее телу трубочки. Порекомендовав ничего не трогать, врач оставила его одного и вышла из комнаты. Он сел рядом, взял ее теплую руку с тонкими пальцами и заплакал от бессилия и горя. Но буквально через минуту он взял себя в руки, набрал в грудь воздуха и тихо произнес:

-Я все равно верну тебя! Не знаю, как? И пусть даже не здесь, не в этом мире, но мы будем вместе.

Андрей просидел так минут десять, пока ни появилась врач, которая его привела.

-Ну, все, достаточно. От того, что Вы здесь присутствуете, все равно ничего не изменится. Сейчас медсестра придет, раствор менять.

-А когда можно прийти?

-Завтра приходите.

 

Остаток дня проплыл, как одно серое пятно. Андрей автоматически выполнял какие-то поручения, на вопросы отвечал однозначно, объясняя свое состояние проблемами дома. Мысли в голове были только о том, что делать и как докопаться до истинной причины случившегося. В том, что к этому имеет отношение «его величество» Сатана, он даже не сомневался. Главное – что теперь предпринять, и сколько у него осталось времени, чтобы что-то изменить?

Наконец, мысль созрела. Нужно найти экстрасенса – проводника в другой мир, тогда он, наверно, что-то узнает. Надо срочно покопаться в Интернете и вычислить того, кто может помочь.

Мама сразу поняла, что произошло что-то серьезное.

-Ты один? Что-то с Дианой?

-Она в больнице, без сознания.

-Пострадала в аварии?

-Да нет никакой аварии! Говорят, что сердечный приступ. Но я думаю, что знаю, кто в этом виноват.

-В чем, в – этом?

-Ма, ты мне только не мешай, и ничему не удивляйся. Я сам во всем разберусь.

 

Быстро поужинав, он сел за компьютер. В Интернете нелегко было разобраться, кто из рекламирующих себя магов и целителей действительно может ему помочь. Андрей понадеялся на интуицию, и она его не подвела. Возможно, его ангел – хранитель помогал ему в этом трудном деле. Андрей позвонил по контактному телефону и договорился о встрече на следующий день.

Ему не пришлось отпрашиваться с работы, потому что это была суббота. К одиннадцати часам он уже подъезжал к дому по записанному адресу. В дверях его встретила молодая женщина.

-Проходите, сейчас Пелагея Вас примет, — она показала на дверь, — вон туда, пожалуйста.

Андрей вошел в комнату с плотно закрытыми шторами, создающими полумрак даже днем. На круглом столе посередине комнаты стояли зажженные свечи и стеклянный шар на подставке.

-«С атрибутикой все в порядке – подумал Андрей, — лишь бы только мне мозги не дурили».

-Здравствуйте, — женщина эффектно появилась из другой комнаты, — что Вас привело ко мне? По телефону Вы, кажется, говорили о контакте с миром мертвых?

-Да. Хотя, не совсем так. Она не умерла, но находится в коме, и мне нужно ее оттуда вытащить. Мне надо с ней как-то пообщаться. А что, Вас действительно зовут Пелагеей?

-Нет. Под псевдонимом проще работать, — она положила руку на шар. – Значит, Вы хотите пообщаться с ее астральной сущностью?

-Наверно. Я не слишком вникал во все эти тонкости.

-Она сейчас находится между двумя мирами, нашим миром и миром теней, до тех пор, пока не решится вопрос о ее дальнейшем пребывании на этом свете.

-А кто решает этот вопрос?

-Тот, в чьей власти она находится. Есть несколько способов открыть портал между мирами. Можно попытаться вызвать духа, или проникнуть туда с помощью зеркал, или…

-Подходит.

Что подходит?

-С помощью зеркал.

-Значит, Вы хотите войти туда сами? Не страшно?

-Нет. Что для этого нужно?

-Хорошо, давайте попробуем. Я поставлю два зеркала, одно – напротив другого, настрою их и открою вход в другие миры. Как Ваше имя?

-Андрей. А как я разберусь, в который из них мне надо? Я ведь адреса не знаю!

-Ваш астральный двойник сам найдет нужный мир, надо только сконцентрироваться на образе.

-А как я вернусь?

-Астрал с физическим телом связывают незримые нити, и, когда я Вас разбужу, Вы вернетесь.

-Понятно. В общем, ничего сложного.

-Это – когда, как! Садитесь в это кресло и, когда скажу, будете смотреть в то зеркало и думать о ней.

Андрей сел в предложенное кресло, Пелагея поставила напротив одного зеркала другое и стала ловить отражения одного – в другом, пока не получился длинный коридор, уходящий в никуда. Затем она показала Андрею на зеркало напротив него. Он сидел под углом и не видел в нем своего отражения, но видел бесконечную цепочку зеркал. Постепенно его взгляд стал замечать в зеркале какие-то тени и расплывчатые образы. Он усиленно представлял свою любимую, чтобы попасть в нужный мир. Постепенно пространство стало ему казаться более плотным и осязаемым, и он непроизвольно, как ему показалось, встал и вошел в зеркало, как в дверь, окутанную легким туманом. По ощущениям казалось, что он куда-то летит, но не было никаких ориентиров, чтобы понять, движется ли он на самом деле. Неожиданно, совсем рядом, он увидел Диану, которая смотрела на него.

-Это ты звал меня?

-Диана, я все же нашел тебя! – ему хотелось обнять ее, но он понимал, что почему-то это невозможно.

-Кто ты, и что тебе нужно?

-Что с тобой, Диана? Ты потеряла память?

-Я помню все, что мне необходимо.

-Но, как же? Еще позавчера мы были нужны друг другу, и ты хотела остаться со мной на всю жизнь!

-Здесь нет времени, но я знаю, что давно покинула мир людей. Мои родители ушли еще раньше, сразу оба. Но здесь я их встретила, и мы общаемся. В следующий раз мы решили снова прожить жизнь вместе.

-Так ты… Диана? И ты раньше не была Фортуной?

-Ты искал Фортуну?

-Да. Я просто дурак! В общем, сейчас в твоем теле обитает другой дух. Ты, наверно, об этом не знаешь?

-Нет. Мне все равно, что стало с моим телом. Оно мне больше не понадобится. Я нашла дорогу в этот мир, и у меня нет больше связи с тем грубым телом.

-Но ты ведь сохранила его облик.

-Это только до следующего воплощения.

-С тех пор, как ты покинула наш мир, у тебя на Земле есть двойник. Та, которую я ищу.

-Это не так. То, что было вчера, не может таким же оставаться сегодня. Материя все время меняется. Внешнее сходство не имеет значения. Разве близнецы являются одним и тем же?

-Да, конечно. Ты права.

-Та, кого ты ищешь, уже перешла в наш мир?

-Она в глубокой коме, и я не знаю, в каком она мире.

-Значит, здесь ее нет. Мы уже закончили дела на Земле. А она – еще нет… Тебе пора возвращаться, — она показала на что-то сзади него, и Андрей почувствовал, что его сильно тянет назад, и он не в состоянии этому сопротивляться.

Откуда-то издалека он услышал голос, который становился все громче и явственней.

-Андре-ей! Просыпайся! Ты и так слишком долго отсутствовал. Не стоит лишний раз рисковать.

Андрей открыл глаза, и Пелагея тут же развернула зеркало.

-Нельзя так долго оставлять проход открытым. Понабежит сюда всякой нечисти, потом от них очень трудно избавляться, — она накрыла зеркала специально сделанными накидками. – Ну что? Как твои успехи? Удалось пообщаться с той, которую искал?

-Пообщался, да не с той.

-Видимо, ты неправильно создал мыслеобраз. И кто это был?

-Бывшая хозяйка этого тела.

-Что, ее тело кто-то донашивает? Запутанная история.

-Да, есть немного.

-Мало, кто может воспользоваться чужим телом. Людям это, в принципе, не дано. За редким исключением.

-Она – не совсем человек. Во всяком случае – пока.

-Значит, это более развитая сущность? И что, она хочет стать человеком? То есть, по собственному желанию ограничить свои возможности?

-В общем – да. Но есть кое-что, что дано человеку, и не дано ей. Это любовь.

-Так она – из мира темных? Не самое удачное знакомство.

-Так получилось. Но сейчас я не променяю ее ни на кого другого.

-Ты так в ней уверен? Темные очень коварны!

-Она приняла мою любовь, а значит – хочет изменить свою сущность. Но сейчас она находится в плену своего бывшего хозяина.

-Уж, не о Сатане ли ты, случайно? Не советую. Даже его имя произносить лишний раз не стоит. – Она взяла в левую руку свечу, а правой – перекрестила себя и пространство вокруг.

-Я с ним уже как-то беседовал. Надо бы еще раз увидеться, — он вопросительно посмотрел на Пелагею. – Мне надо еще раз открыть портал.

-Только не сегодня. Господи, во что я ввязалась? И – не надолго. Приходи завтра.

 

В реанимационной, где лежала Диана, все было без изменений. Те же трубочки, аппарат искусственного дыхания, и ее спокойное лицо с закрытыми глазами. Еще была надежда, что – не навсегда, хотя у врачей было мало оптимизма на этот счет. Но каких только чудесных исцелений ни происходит, подчас совершенно необъяснимых с точки зрения классической медицины. И, конечно, больше всех рассчитывал на чудо Андрей, как лицо очень заинтересованное и знающее кое-что, неизвестное остальным. Он знал, к кому обратиться с просьбой или требованием, в зависимости от ситуации. Главное – прийти на встречу подготовленным, и как он теперь понимал, это означало внутреннее ощущение абсолютной любви и полное отсутствие ненависти, потому что любовь, в данном случае — самое грозное оружие в борьбе с коварным злом.

Просидев почти час наедине с Дианой и своими мыслями, Андрей поехал домой, чтобы отдохнуть физически и подготовиться морально к завтрашней встрече. Мать не доставала его с расспросами, поняв по внешнему виду, что улучшений не произошло. Поужинав, он закрылся в своей комнате, интуитивно войдя в состояние медитации и сконцентрировавшись на одной мысли – о ней.

Он лежал на постели, не раздеваясь, и незаметно уснул, потеряв разницу ощущений между сном и реальностью. То ли его мысли и навязчивые желания перекочевали в сон, то ли, это был контакт с тем миром, где сейчас пребывала Диана, но он увидел ее, идущую ему навстречу, нежно улыбаясь.

-Ты долго ждал меня?

-Я ждал тебя всю жизнь! Пойдем домой, ведь ты, наверно, замерзла. Здесь так холодно, а ты совсем легко одета! Дай, я тебя обниму и согрею…

-Подожди, еще рано… Он может разозлиться, — она подошла ближе, сняла со своей руки перстень и протянула Андрею. – Возьми, он тебе может пригодиться. Надень его.

-Он не налезет, слишком маленький.

Диана взяла его руку в свою, и одела перстень ему на палец.

-Видишь? В самый раз. И тому, к кому ты идешь, он тоже понравится.

-Мне отдать его?

-Решай сам, что для тебя важнее. Мне пора, – она вдруг стала совсем прозрачной, постепенно превратилась в светящуюся точку, и исчезла.

Андрей открыл глаза и уставился в потолок, на котором отражались блики от настольной лампы.

-Вот черт, забыл свет выключить, — пронеслась в его голове мысль после пробуждения. – Уснул в одежде… А Диана...? – Он огляделся по сторонам, восстанавливая в памяти события.

-Ах, да! Она в больнице, а сейчас я видел ее во сне. Мы разговаривали, и она дала мне какой-то перстень. Интересно, что это может означать?

Он машинально пошевелил рукой, на которую Диана одевала перстень, и почувствовал, что что-то мешает. Поднеся руку к глазам, он увидел на пальце странный перстень с замысловатым символом на печатке.

-Так… это не сон? Или..., не совсем сон? Тяжеловато разобраться в этих новых реальностях. В нашем мире, так хоть потрогать можно, чтобы понять – настоящее, или – виртуальное. А там – все перепутано, или – все ненастоящее, а действует, как настоящее. Трудно сказать, кто на кого влияет, но, скорее всего, больше они — на нас. А лучше бы – наоборот.

А перстень появился неспроста… Просто Диана пытается мне помочь. Значит, я на правильном пути.

Андрей разделся, выключил настольную лампу и уснул с надеждой на завтрашний день.

 

-А, это ты, — Пелагея встретила его по-домашнему, отбросив ритуальную атрибутику. – Проходи, если не передумал.

-Не передумал, — он прошел в комнату. — За сегодняшний сеанс я заплачу вдвойне.

-Здесь уже дело не в деньгах. Я рискую своей репутацией, если вдруг что-то с тобой случится. А ты – возможно, и жизнью. Во всяком случае – ее продолжением.

-Все понятно. Давайте начнем.

Опять горящие свечи, два зеркала, и он – сидящий в кресле. На этот раз он не боялся ошибиться с выбором, потому что просил аудиенции у «его величества Зла»! Долго ничего не происходило, и Андрей видел вопросительный взгляд Пелагеи. Наконец отраженные друг в друге зеркала потемнели, приобретя зловещий красноватый оттенок, и его буквально всосало в зазеркалье. Андрей с трудом поборол первый испуг и стал вспоминать о Диане с теплотой и любовью.

-Зачем ты пришел? – прозвучал знакомый голос.

Андрей стал искать глазами говорившего, но видел только мрачную пелену багрового тумана.

-В прошлую нашу встречу ты выглядел более конкретно,- съязвил Андрей, набираясь храбрости, — говорил, что мы теперь друзья.

-Друзья так не поступают. Я вычеркнул тебя из списка друзей.

-Жаль! Мне не хотелось бы иметь такого могущественного врага. Может, скажешь, чем я тебя обидел?

-Ты плохо представляешь, с кем разговариваешь, — голос, наконец, обрел своего хозяина в виде темной фигуры без лица.

-У нас было мало времени, чтобы узнать друг друга поближе. Но я знаю, что ты – один из самых могущественных ангелов на службе у Создателя.

-Ты хотел сказать – самый могущественный?

-Тебе видней. Ведь я всего лишь человек, и плохо знаком с вашим миром.

— То, что Я снизошел до разговора с тобой, для тебя уже большая честь. У меня огромная армия слуг и посредников. Они общаются с людьми. Говори, что ты хочешь?

-Спасибо за оказанную мне честь. Я как раз по поводу одного из твоих слуг. Вернее, одной – Фортуны.

-Ангелы, торгующие удачей? Да, я посылал тебе одну из них. Она плохо справилась с работой.

-Почему же? Она дала мне все, что я хотел! Как ты и обещал.

-В списке моих подарков нет места любви. Просто потому, что ее не существует!

-Она мне говорила то же самое! Но, чтобы убедиться в этом до конца, она хочет стать человеком. Ненадолго! Хотя бы на одну жизнь. У тебя ведь их целая армия! Что ты потеряешь, если отпустишь одну из них? Тем более, если она – плохой работник.

-А что ты можешь предложить взамен?

-Вот это деловой разговор! За это я не буду о тебе плохо отзываться, и даже расскажу людям о твоем благородном поступке, и что у твоих подчиненных есть возможность выбора, а значит – они добровольно служат тебе, а не по принуждению.

-Ты хочешь, чтобы я тебе поверил? Может, еще попробуешь потягаться со мной в коварстве и хитрости?

-В этом, конечно, ты непревзойденный авторитет! Да, у меня еще есть оригинальный перстень… Если хочешь, подарю. – Андрей поднял руку, показывая перстень.

-Перстень удачи? Где ты его взял? Эта дрянная девчонка тебе его отдала!

-Подарила. Но если не хочешь, не надо.

-Значит, она добровольно лишила себя возможности дарить удачу? Да, многие в вашем мире хотели бы обладать им. За эту безделушку можно купить любого из вас.

-Ну, может, не любого. Я ведь тебе его отдаю, хотя мог бы оставить.

-Ты очень глуп, и не понимаешь, что делаешь.

-Так значит, договорились?

-Забирай эту идиотку! Но ты еще вернешься ко мне, и будешь умолять о помощи!

-Я знал, что мы поймем друг друга, — не веря своему счастью, произнес Андрей. – Вот перстень. Прощай!

-До скорого свидания!

 

Андрей мысленно представил себя сидящим в кресле в квартире Пелагеи, и вдруг снова ощутил тяжесть своего тела. Он открыл глаза и увидел все тот же вопросительный взгляд Пелагеи, как будто прошло всего лишь несколько секунд.

-Сколько я отсутствовал? – спросил он у Пелагеи.

-Не знаю. Но, если ты все же отсутствовал, то не больше минуты.

-Я разговаривал с ним очень долго.

-Ну, теоретически, ты мог вернуться до того, как ко мне пришел. Там нет времени, поэтому все относительно. То, что там кажется вечностью, здесь проходит за секунды, и – наоборот. Хорошо, что ты вообще не потерялся в каком-нибудь параллельном мире. Хотя, твое тело в данном случае работает, как якорь, — она в спешке завешивала зеркала. – Да, а с кем ты разговаривал? Очень долго.

-С ним! Чье имя лучше не произносить.

-Ну…, и как?

-Да, вроде договорились. На взаимовыгодных условиях.

-Плохо представляю, чем ты мог его заинтересовать. Ну, хорошо, что так. Во всяком случае – ты сделал все, что смог.

-Да нет. Осталось еще кое-что. Хотя, сразу надо было попросить помощи у светлых ангелов. Но я даже не знаю, к кому лучше обратиться. Если что, поеду в Сергиев Посад.

-Ну, ладно, Андрей, успехов тебе! Если понадобится помощь, заходи.

-Зайду. В любом случае.

С трудом вручив ей обещанный гонорар по двойному тарифу, Андрей распрощался с Пелагеей и поехал в больницу. Там его, действительно ждала радостная весть о том, что Диана пришла в себя, и ее уже перевели в другую палату.

Андрей приоткрыл дверь палаты, предварительно постучав. В палате было двое, на соседней койке лежала пожилая женщина, уткнувшись в книгу. Диана в больничном халате встретила его приветливой улыбкой.

-Это ты? А я уже вернулась, — она присела на кровати, поправляя больничный халат. Пожилая женщина отложила книгу и вопросительно посмотрела на свою соседку, затем – на Андрея.

-Муж? – спросила она у Дианы.

-Вроде, да, — ответила она.- Мы только начали совместную жизнь.

-Ну, понятно. А вернулась ты откуда?

-Я ж в коме была. Еще утром.

-Быстро же ты оклемалась! На вид – так совсем здоровая.

-Молодой организм, — ответила Диана.

Андрей, нерешительно войдя в палату, теперь уже стоял на коленях возле ее кровати и держал ее за руку. Чувства распирали его, а слова казались лишними и ненужными.

-Романтичный у тебя муж, — высказалась соседка по палате.

-Он – многогранный, — сказала Диана, — но это качество мне в нем нравится.

-Еще бы! Кому ж не понравится! Вот только, чтобы еще деньги умел зарабатывать.

-Деньги – дело наживное, — философски заключила Диана, — сегодня – есть, завтра – нет.

-Ну, не скажи! Без денег не проживешь. То одно надо, то – другое. А дети пойдут! – Она тяжело вздохнула. – Столько всего надо!

-Деньги заработаем, — обнадежил Андрей, присаживаясь на стул рядом с кроватью, — было бы желание. Как ты себя чувствуешь? – спросил он у Дианы.

-Хорошо. Хоть сейчас, можно домой.

-Ну, сегодня-то тебя не отпустят! – возразила соседка. – Еще несколько дней поваляешься.

-А если – под нашу ответственность? – обрадовано сказал Андрей. – Ты, действительно, в полном порядке?

-В полном…

-Ну, тогда я пойду договариваться, — он поцеловал Диану и побежал искать врача.

 

Дома Андрея встретила удивленная мать, которая никак не ожидала, что он вернется домой не один.

-Ты с Дианой? Ну, слава Богу! – она поспешила обнять их обоих. – Так они что-то напутали с диагнозом? Это, наверно, был простой обморок?

-Ма, неважно, как это называется! Теперь у Дианы все в порядке.

-Ну, вот и отлично! Тогда давайте – к столу! У меня как раз ужин готов.

Надежда Павловна пошла на кухню, накрывать на стол. Все наполнилось звоном посуды, вкусными запахами и ее причитаниями. Андрей с Дианой уже успели помыть руки и переодеться, и вскоре вся семья дружно сидела за столом, поедая жареную курицу с картошкой, и оживленно болтая.

Что может сравниться с теми минутами семейного счастья, когда все радуются жизни, доброму общению, и живут надеждами на хорошее будущее? Жаль, что не так часто между близкими людьми такая радушная атмосфера и общая гармония. Иногда достаточно даже мелких неудач, чтобы омрачить настроение близкого тебе человека, а заодно – и всех остальных, ведь, если люди переживают друг о друге, то очень легко впитывают негатив другого. Тогда все вокруг становится окрашенным в грязно-серый, или, даже черный цвет. Тем более, надо беречь эти счастливые минуты и доброе отношение.

 

-Так ты теперь обычный человек? – Андрей с надеждой смотрел на Диану, ожидая утвердительного ответа. Они, наконец, остались наедине, и он решил выяснить, что же изменилось.

-Во всяком случае, мои возможности теперь сильно ограничены. Я не имею больше свободной связи с ментальным миром, и вряд ли смогу приносить удачу.

-Слушай, ну не всем же людям везет, однако – живут, и неплохо. Добиваются всего своим трудом, упорством. И мы добьемся, если захотим. – Он обнял ее, уткнувшись носом ей в шею и запутавшись в ее волосах. – А если ты уже человек, то ты теперь можешь любить?

-По-твоему, все люди кого-то любят? Если б это было так просто, то в мире бы царила сплошная гармония. Но на самом-то деле все не так.

-Да, наверно чаще побеждает эгоизм. А когда очень любишь себя, на других уже ничего не остается.

-Просто не надо торопить события. Если это может с нами произойти, то, возможно, когда-то произойдет. Наберись терпения.

-У меня это произошло почти сразу. Как говорят, любовь с первого взгляда.

-Ты хотел этого, ждал, и был готов полюбить. Если, конечно, ты не путаешь любовь со страстью и желанием.

-Знаешь, Диана, я уже имел возможность разобраться в своих чувствах. И я уверен, что знаю, что такое – любовь.

-Счастливчик! – она, шутя, растрепала ему на голове волосы, улыбаясь своей обворожительной улыбкой. – Если пока нет взаимной любви, то, видимо, придется ограничиться хотя бы сексом. Или у тебя есть другие предложения?

-Вот, что ты унаследовала от своего «папаши», так это коварство обольщения. Перед тобой невозможно устоять.

Он стремительно обнял ее, сбрасывая с себя второпях остатки одежды. Дав в полной мере волю желанию, он погружался в мир грез и волшебных удовольствий, и все эти ощущения многократно усиливались чувственным обожанием той, единственной, которую он буквально боготворил. И даже если сейчас он находился в порыве страсти, никто не сможет убедить его, что эти чувства – не любовь, а что-то другое. Он любил в ней не тело, которое ласкал, и не губы, которые целовал, а то незримое, но значимое «Я», которое стояло за всем этим внешним выражением, и являлось неповторимой личностью.

Время постепенно расставляло все по своим местам, упорядочивая их отношения и меняя некоторые привычки. Андрею казалось, что все переживания позади, и теперь их ждет счастливая семейная жизнь, и у них появятся дети, а потом – внуки, и проживут они вместе до глубокой старости в атмосфере тихого семейного счастья. А его мама уже поговаривала о том, что не стоит тянуть с потомством, пока она еще полна сил и может нянчиться с внуками.

И хотя у них еще не было официальной свадьбы, рождение новой семьи состоялось, и молодые переживали свой медовый месяц. Медовый, – потому что еще не появилось серьезных причин для споров и больших неудач в совместной жизни, и мелкие возражения затмевались удовольствиями и взаимным интересом.

Но вот, – то ли что-то изменилось, то ли – медовый месяц закончился, но вдруг Андрей стал замечать в поведении Дианы часто появляющееся раздражение. И это так не вязалось с той Дианой, которую он знал до сих пор, той рассудительной, доброжелательной и очень обаятельной девушкой. Мама, часто являясь невольным свидетелем их новой ссоры, пыталась объяснить Андрею, что все через это проходят, и нужно набраться терпения и выдержки, чтобы не выплескивать свои эмоции по любому поводу.

-Ма, я понимаю, о чем ты. Всякие там притирки, и тому подобное. Но, только не с Дианой!

-А чем она отличается от других? Такой же человек, как и все. Со своими привычками, недостатками. Ты ведь тоже не идеальный! Трудно сразу себя переделать и подстроиться под другого. Кто-то, может, терпит, и не часто противоречит другому, а эмоциональные натуры выплескивают все сразу. Вам же надо привыкнуть друг к другу.

-Нет, ма. Ты не знаешь… Она не была такой, она была – само совершенство!

-Влюбленным свойственно преувеличивать. Не бывает совершенных людей, у каждого – свои недостатки. Будешь чай пить? – спросила она, расставляя на столе чашки. – А то тебе скоро за Дианой ехать.

-Давай, — со вздохом произнес Андрей, усаживаясь за стол.

 

Машина мягко подрулила на стоянку. Андрей выключил двигатель и разглядывал выходящих из издательства людей. Наконец появилась Диана. Вид у нее был довольно усталый.

-Ну, как дела на работе? – бодро спросил Андрей.

-Зачем тебе это? Ты хочешь, чтобы я грузила тебя своими неприятностями?

-Опять что-то случилось? То, что неприятности, можно догадаться по твоему внешнему виду. Но в чем проблема? Может, тебе уже поменять работу?

-Кое-какие разногласия с главным редактором. В общем, долго объяснять.

-Но ты же раньше с ним прекрасно ладила. Сама рассказывала, как вы с полуслова понимаете друг друга. А что теперь изменилось?

-В жизни все меняется, и люди – в том числе. Может, он изменился, может – я, но мы перестали понимать друг друга. Наверно, я стала более раздражительной и нетерпимой.

-«Наверно, — подумал Андрей, — только вот знать бы – почему?», а вслух произнес — Так! Похоже, придется постоять. — Он пытался заглянуть вперед сквозь вереницу машин. – Но ты сильно не переживай из-за работы. Я думаю, все образуется.

-Слушай, Андрей! Оттого, что ты думаешь, ничего не изменится! Если я испорчу с ним отношения, то действительно придется искать новую работу. А сейчас это очень не вовремя.

-Ты только не раздражайся по пустякам.

-Это не пустяки. Если мы хотим иметь полноценную семью, то нужна материальная база. Сейчас воспитание детей дорого обходится.

-Но я-то тоже работаю. Разберемся как-нибудь.

-Вот именно – как-нибудь. Меня это не устраивает, и вряд ли устроит наших будущих детей.

-Во-первых – их пока что у нас нет, а во-вторых – ты ведь сама прекрасно понимаешь, что престиж продиктован тщеславием, а это далеко не лучшее качество в нашем мире. И вообще, Диана, что с тобой происходит? Куда подевалась твоя рассудительность и глубокое знание жизни?

-Никуда. Но толку от них маловато. Дивидендов они не приносят.

Андрей больше не знал, чем ее успокоить, и дальше они ехали молча, и каждый думал о своем.

 

Утро следующего дня принесло очередные огорчения, убеждая Андрея в том, что в его жизни началась черная полоса. Приехав на работу, он неожиданно узнал о перестановках в местном руководстве, и что его непосредственный начальник хочет с ним побеседовать. Вид у сотрудников по отделу был довольно напуганный, а беседа не предвещала ничего хорошего. Вике было явно не до косметики, и она второпях наводила порядок в своем столе, даже забыв поставить чайник для традиционного утреннего кофе.

-Андрей, тебя Юрий Глебович просил зайти, как придешь. – Она продолжала перекладывать бумажки, кое-что выбрасывая в корзину для мусора. – Так что, давай, не тяни.

-Что-то серьезное?

-Новая «метла»...!

-Ладно, иду. – Андрей вынул из своего стола папку с последними документами и пошел в кабинет начальника.

-Заходи, — вместо приветствия произнес Юрий Глебович. – Ты в курсе, что у нас тут чистка?

-Только что узнал.

-Это уже не важно. В любом случае тебя придется уволить. У тебя нет высшего образования. Не соответствуешь.

-Я что, плохо справляюсь с работой?

-Слушай, кого это волнует? С такой работой, кто угодно, справится. Диплома у тебя нет, а у нас с этим – строго.

-А как же меня взяли?

-Ну, ты – как маленький! Вадим Семеныч позвонил, попросил за тебя. А сейчас – он сам в подвешенном состоянии. Так что, извини, больше ничем помочь не могу. Пиши заявление, или – уволят по статье, как несоответствующего занимаемой должности. – Юрий Глебович протянул ему листок бумаги и ручку.

Андрей написал продиктованное ему заявление об увольнении с соответствующей датой, и вышел из кабинета. Уже завтра он был свободен, как ветер, то есть – переходил в статус безработных. Оставалось только сдать дела, и поехать домой, чтобы «обрадовать» этой новостью своих близких.

Вернувшись домой раньше, чем обычно, он на всякий случай позвонил в агентство, где работал до этого, рассчитывая туда вернуться. Но тут сделал свое черное дело мировой кризис, из-за которого половина сотрудников уже уволилась, потому что резко упали заработки.

В состоянии некоторой неопределенности Андрей сел за компьютер перетряхивать Интернет в поисках новой работы. Это не принесло положительных результатов, но, хотя бы отвлекло от мрачных мыслей. В его резюме единственным плюсом был возраст. В остальном ему не хватало, то – опыта, то – образования, а чаще – и того, и другого.

Закопавшись в поисках чего-нибудь приличного, он чуть не прозевал время, когда обещал встретить Диану с работы. Свою новость он рассказал ей уже в машине.

-Поздравь меня! Перед тобой сидит свободный художник!

-И что этот художник натворил, что вдруг стал свободным?

-Родился не в том месте, и не в то время. Оказывается, я дурак, не способный даже перекладывать бумажки. Мне сегодня об этом сказали.

-У вас кадровые перестановки?

-Да. И твой Семеныч уже не поможет. Ему самому кто бы помог.

-Ну что ж, поздравляю. Этого стоило ожидать, — она задумчиво посмотрела в окно, разглядывая прохожих.

-Ты – о чем? Ты уже была в курсе, что у нас сменят руководство?

-Я была в курсе, что у нас кончится полоса везения. И теперь жди всяких сюрпризов.

-Так это мелкие пакости твоего бывшего родственника?

-Мелкие. Пока… Но, думаю, не последние. Да, кстати… В издательстве у нас требуется развозчик, со своим автомобилем. Так что, пока можешь там поработать.

 

Мама Андрея почти не удивилась очередной плохой новости, считая, что все закономерно. Она в своей жизни все зарабатывала нелегким трудом, и, пускай немногого добилась, но совесть у нее чиста, и никому она не завидовала, довольствуясь тем, что есть.

-Андрюша, я тебе всегда говорила, что деньги в жизни – не главное, а многие богатые очень даже несчастны, и никакими деньгами это не исправить.

-Но жить-то на что-то надо, — рассуждал Андрей, уплетая приготовленный мамой борщ.

-Ты – не калека какой-нибудь, на самое необходимое всегда заработаешь. А уж если сможешь найти работу, которая тебе интересна, так и совсем хорошо! И не важно, сколько ты на ней зарабатываешь. Диана, ты со мной согласна?

-Меня лучше не спрашивайте, — произнесла она, вздыхая. – У меня сейчас тоже неудач хватает, а я к этому, честно говоря, не привыкла. Раньше все как-то по-другому было.

-В жизни всякое бывает, — философски заметила мама, — и все надо испытать и попробовать, чтобы знать вкус и горечи, и сладости. А иначе – как можно ценить хорошее, никогда не испытав плохого?

-Ма, тебе, конечно в жизни досталось, но зачем же и всем остальным того же желать?

-Плохого, Андрюша, я никому не желаю. Только немногим в жизни действительно, по-настоящему везет. А у остальных бывает и плохое, и хорошее. Подожди, будет и на вашей улице праздник.

-Да, в принципе, мне Диана уже нашла кое-что, на первое время. А потом что-нибудь подвернется, поприличней.

-Ну, вот и хорошо! – обрадовалась мама. – Вы, главное, друг с другом не ссорьтесь.

 

В комнате царил небольшой полумрак. Тишину изредка нарушали тяжелые вздохи Андрея, сидящего в кресле в глубоких раздумьях. Диана молча лежала на кровати, также пытаясь что-то осмыслить и понять. Наконец, она заговорила.

-Андрей! Ну, что ты там пыхтишь в углу? Я ведь тебя предупреждала, что будут проблемы.

-Понятно. Только проблемы надо как-то решать. Вот, я сижу, и думаю. Только пока на ум ничего хорошего не приходит.

-Раньше надо было думать! Ты сам этого хотел, так что, теперь пожинаешь плоды. – Она села на кровати, скрестив ноги, и уставилась на Андрея. – Что вот теперь делать?! Ты – безработный, у меня тоже все под вопросом. Ну, даже, если ты устроишься курьером, а мне придется уволиться, на что мы тогда будем жить и создавать новую семью?

-Диана, ты мне сейчас напоминаешь мою бывшую знакомую. Как-то странно от тебя слышать такое. Я не понимаю, что с тобой случилось?

Диана опять на какое-то время замолчала, сохраняя на лице маску угрюмой напряженности. Когда она вновь заговорила, Андрей вдруг увидел в ней прежнюю Диану, тактичную и рассудительную.

-Я могу тебе сказать, что со мной происходит. Я кое-что сейчас поняла… Ты уже, наверно, заметил, что я постепенно превращаюсь в стерву? Со стороны это проще заметить.

-Ну, да. Есть немного.

-Уже много. А будет еще больше. Если не помешать этому. Просто, в этом теле теперь нас двое, и новое «Я» становится все сильнее.

-А как же ты… до сих пор не заметила?

-Я потеряла многие свои способности. Я ведь теперь человек!

-И кто этот второй?

-Какой-нибудь бес. Провоцирует меня, а заодно – и тебя, на плохие поступки. Это одна из мелких пакостей Сатаны, чтобы доказать, что любви не существует.

Андрей возбужденно вскочил со своего кресла и сел напротив Дианы на кровать.

-Я знаю, как от него избавиться! У меня ведь адрес записан. Ехать далеко, но на машине докатим быстро. Туда и обратно – два, три дня, не больше.

-Хорошо, я подумаю. Надо прикинуть, когда это лучше сделать. А пока ты все же устраивайся к нам в редакцию. И постарайся не обращать внимания на мои выходки.

-Постараюсь. – Он обнял Диану и склонил голову на ее хрупкое плечо, еле сдерживая слезы боли и отчаяния. Сколько еще предстоит выдержать испытаний, чтобы, наконец, забыть об этом ужасном наследии Дианы, мешающем им просто любить друг друга.

 

-Все, можешь ехать! – прокричал Андрею грузчик Миша после того, как закинул в багажник последнюю упаковку книг. Он захлопнул дверцу багажника и махнул на прощанье сидевшему в кабине Андрею.

Заглянув в накладную, Андрей еще раз уточнил адрес и завел свою машину. Ехать было недалеко, с учетом пробок полчаса, не больше. Теперь он использовал свою «Беэмвуху» в качестве грузовичка, развозя печатную продукцию по адресам. Благодаря использованию личного транспорта денег на житье хватало, если, конечно, не покупать ничего серьезного.

Маршрут Андрею уже был известен, ехал он туда не первый раз. Главное – побыстрее выехать из центра, а там уже посвободнее будет.

Поток машин в этот раз двигался очень медленно, то есть – в основном стоял. Скорее всего, опять какая-нибудь мелкая авария, и остальные с трудом объезжают пострадавших. Устав от вынужденного ожидания и надоевшего ремня безопасности, Андрей включил музыку и отстегнул ремень. В таком перегруженном потоке его уж точно ни один гаишник не оштрафует. Время отсчитывало минуты, работа стояла вместе с автомобилем, а настроение все больше портилось. Пока ходил пешком, как-то не замечал подобных проблем, тем более, что из транспорта предпочитал метро, а под землей пока что обходились без пробок.

Но вот, наконец, долгожданная свобода! Андрей объехал два сцепившихся автомобиля, замерших в ожидании гаишников, которые почему-то не спешили к месту происшествия, или просто не могли доехать из-за большого скопления машин. Можно было давить на газ, наверстывая упущенное время и отрываясь от неповоротливых или уснувших в пробке водителей. Андрей рванул к перекрестку, на котором уже мигал зеленый, благо, под капотом хватало «лошадей», и успел пролететь перекресток на желтый свет.

Из ближайшего двора неожиданно высунул нос важный «мерс», в расчете, что его пропустят. Андрей в панике дернул руль влево, но он уже догнал другую машину, и левый ряд был занят. Тогда он круто взял вправо, одновременно ударив по тормозам. На пути оказался чугунный фонарный столб, в который он и влетел на большой скорости. Удар был очень сильным, машину смяло, превратив левую часть капота в гармошку. Последнее, что видел Андрей, было лобовое стекло, которое он выбил своей головой и вылетел на мостовую, сбив с ног прохожего. От удара головой в стекло он потерял сознание на какое-то время. Приходя в себя, он сначала услышал где-то вдалеке чужие голоса, потом увидел сквозь пелену тумана людей, склонившихся над ним.

-«Похоже, я еще жив, — подумал Андрей, пытаясь пошевелить руками и ногами. – И вроде, все цело. По крайней мере, сильной боли нет. Вот только голова…» — Он поднял руку и потрогал свою голову. Крови, кажется, не было. Но болит сильно!

Собравшаяся вокруг толпа вдруг оживилась, послышались громкие предупреждения об опасности. Трое мужчин подняли Андрея и куда-то потащили. Он пытался что-то сказать, но его не слушали. Пройдя несколько метров, его опять опустили на тротуар, и в толпе вдруг появился человек в белом халате.

-Ну, как ты? – спросил он, ощупывая конечности, — переломы есть?

-Да вроде нет, — пробормотал Андрей, — голова только болит.

-Ну, еще бы! Выбить лобовое стекло! Наверняка сотрясение мозга. Так, давайте носилки, — обратился он к своим санитарам, — кладите его, и в машину. Тебе повезло, что мы мимо проезжали, — добавил он, обращаясь к Андрею, — а то, по таким пробкам ты долго бы нас ждал.

Андрея приподняли, положили на носилки, и теперь он, наконец, понял, зачем его тащили мужики. Его разбитая BMW горела, а кто-то пытался погасить пламя, работая огнетушителем. Прохожие уже отошли на приличное расстояние, опасаясь взрыва бензобака, но один смельчак все еще вертелся рядом с ней.

Андрею не дали досмотреть, чем закончилось это красочное шоу. Его погрузили в «скорую помощь» и увезли в ближайшую дежурную больницу. По дороге осматривавший его врач не переставал удивляться тому, что он так легко отделался.

-Ты, парень, прямо в «рубашке» родился! Так удачно вылетел! Руки, ноги целы, ребра – тоже. Только на левой руке небольшие рваные раны. Через недельку заживет. Голову теперь береги! Тебя как, не тошнит?

-Да ничего, вроде. – Андрей попытался приподнять голову.

-Лежи, лежи! Скоро уже приедем…. Везунчик ты, парень!

 

-Мама? И Диана с тобой? – Андрей привстал с кровати, слегка поморщившись и держась рукой за голову.

-Лежи, не вставай! Тебе сейчас покой нужен. – Надежда Павловна уже выкладывала на тумбочку принесенные фрукты. – Хорошо, хоть все кости целы.

-Ну что, везунчик! – Диана присела на край кровати.

-Да, могло быть и хуже. Мы теперь с тобой по очереди в больнице отлеживаемся.

-Голова болит?

-Да ничего. Если не крутить ей, туда-сюда. Диана, а что с машиной?

-Теперь это груда металлолома. Мне сказали — восстановлению не подлежит.

-Черт! А как же мы с тобой теперь в Сергиев Посад поедем?

-Тебе сначала выздороветь надо. А туда можно и на поезде добраться.

-Неудобно. Наверняка придется ехать с пересадкой. А там могут быть с гостиницей проблемы. А еще я хотел взять с собой Пелагею. Я тебе про нее рассказывал. – Андрей жестикулировал забинтованной рукой. – И как меня угораздило в этот столб влететь?

-А ты не догадываешься? Причина все та же.

Надежда Павловна перестала наводить порядок в тумбочке и посмотрела на Диану.

-О чем это вы? Я чего-то не знаю?

-Ма, я тебе как-нибудь потом все расскажу. Это очень запутанная история.

-Только не хватало еще с криминалом связаться. Диана, объясни мне, в чем дело?

-Надежда Павловна, нет никакого криминала. Но от этого не легче. Из-за меня Андрей вступил в конфликт с более серьезным врагом.

-Из-за тебя у Андрея появились враги? Твой бывший любовник?

-Темные силы. Во главе с Сатаной.

-Ты что, в какой-нибудь секте состояла?

-Что-то вроде того.

-Ма! Хватит уже доставать Диану. Без тебя разберемся.

-Ладно. Ты не нервничай. Я просто спросила.

 

В комнате царила тишина. Андрей сидел напротив Пелагеи, задумчиво теребя в руках стеклянный шар. Или, может быть, хрустальный? Он так и не спросил у нее. Хотя, какая разница, из чего он сделан!

-Слушай, Пелагея! Это всего займет пару дней! Я выяснил, что в среду отчитка, так что, во вторник с утра выезжаем. А на следующий день – обратно.

-Андрей, поставь мой шарик на место. Пригодится еще, – она забрала у него из рук шар. –Во-первых, – уже три дня! Во-вторых, – какая там с меня польза? А здесь у меня люди назначены.

-Ну, перенесешь их немножко. Там могут быть непредвиденные обстоятельства. А мне даже посоветоваться не с кем.

-Спросишь у того, к кому ты едешь…, забыла, как его?

-Отец Герман. Я его не знаю. А ты мне уже не раз помогала. Тебе я доверяю.

-А едешь в какой-то городишко! За тыщу верст!

-Но ты же не умеешь делать отчитку! И с таким серьезным противником надо иметь влиятельного союзника. У церкви он есть.

Пелагея, тяжело вздыхая, теребила перстни на пальцах левой руки. По всему было видно, что она уже готова согласиться.

-Да! Задачка, конечно, не простая…. А на чем поедем? Твоя-то тачка накрылась?

-Тут, как говорится, черт дал, черт взял.

-Обычно про Бога говорится.

-Это уж, с кем поведешься…. Насчет машины я с Толиком договорился, он нас отвезет.

-Ладно. Значит, во вторник утром?

-Только пораньше. Чтобы ночью не ехать. – Андрей встал из-за стола. – Спасибо, что согласилась.

-Да ладно! Чего уж там. Мне самой интересно, чем вся эта история кончится. Хотя, предчувствие нехорошее.

-Поживем, увидим.

 

-О чем ты задумалась? – Андрей подошел к сидящей в кресле Диане и попытался ее обнять.

-Не надо, Андрей. Мне не до того.

-Да я просто… обнять хотел. А то сидишь какая-то вся потерянная.

-Может, так оно и есть. Кто знает, какие еще сюрпризы меня ожидают? В моем новом качестве. У вас, людей, как-то все сложно. Не можете без проблем.

-Ты теперь тоже человек. Так что, привыкай.

-Слушай, зачем ты все разбросал? – Она оглядывала комнату, пытаясь перевести разговор на другую тему. – Ты же сказал, ненадолго! Два, три дня. Можно вообще ничего с собой не брать, кроме зубной щетки.

-Мы – на машине. Небольшой чемодан шмоток не помешает. Еще неизвестно, как ночевать будем.

-Да, какая разница! – Диана тяжело вздохнула.

-Знаешь, мне не нравится твое настроение. Ты не хочешь ехать?

-Ехать надо. По-другому – не получится. А там уж – как придется.

-Ты не веришь в успех?

-Раньше я могла знать, — Диана горько усмехнулась, — а теперь – только верить, или не верить.

-А что еще нам остается? Ты ведь сама рассказывала мне про силу веры!

-А вот теперь я имею право сомневаться. Как и большинство людей.

-Пе-ре-стань! Все у нас будет нормально. Я в это верю! – он снова предпринял попытку обнять и поцеловать ее, и Диана уже не возражала.

Завтра с утра они рассчитывали отправиться в рискованное путешествие, благодаря которому могли обрести счастье любить и быть любимым, и чтобы никакие дьявольские силы не стояли между ними. Чем бы это путешествие ни кончилось, оно стоило того, иначе жертвы Дианы в попытке стать человеком не имели никакого смысла.

 

Старенький Форд резво проглатывал километры ухоженной трассы. Пелагея сидела рядом с Толиком, развлекая всю компанию оригинальными историями из своей практики. Все же работа у нее была специфическая и, мягко говоря, не скучная.

-И что ты, приворотами тоже занимаешься? – заинтересованно спросил Толик.

-Иногда. Хотя, обращаются часто. Но я, бывает, отказываю, если вижу, что откровенная стерва хочет у кого-то мужика отбить. От такого приворота никому добра не будет. В основном-то женщины приходят. Бизнесменши всякие. Денег уже много, а с мужиками проблема. Тяжело им из себя слабых и беззащитных изображать, если уже командовать привыкли. А нормальный мужик это с трудом переносит. Только какие-нибудь халявщики и присасываются, чтобы на бабки раскрутить. Вот и пытаются у меня за деньги любовь заказать.

-Какая ж это любовь?- произнес Андрей, обнимая Диану.

-Любовь разная бывает, — продолжала Пелагея, — кто как это понимает, такая и любовь. У меня клиентка была, знакомая подруги. Вся такая упакованная, крутая, красивая. Ко мне, правда, по другому делу обращалась. И вдруг влюбилась в художника одного. Может, рисовать он и умел, но денег заработать не получалось. Другой бы на его месте был счастлив по уши, что на золотую жилу напал, и вел бы себя соответственно, если уж такое счастье привалило. Так нет! Он периодически – в запои, потому, как – непризнанный гений. А заодно – ее воспитывать кулаками, или, чем под руку попадется. И ходит, бедная, вся в синяках, на судьбу жалуется. Но бросить не может. Любовь!

-Да она просто мазахистка, — сделал вывод Толик. – У нее все в жизни есть, только этого и не хватало. Вот и нашла своего «козла».

-Но чаще, правда, наоборот. Женщины теперь такие независимые, что, если что не по ней, то собирай шмотки и вали, откуда пришел. Лучше будет одна куковать и дочку воспитывать, чем что-то в себе менять и переделывать. Амбиций – выше крыши. Еще бы! Такие бабки зарабатывает, свое дело имеет, или что-нибудь в этом духе. А он, понимаешь, голь перекатная! А что-то еще из себя строит!

-Да! Деньги эгоизм только умножают, — произнес со вздохом Андрей. — Нетрудно догадаться, кто за этим стоит. Тот, что пытается править миром, распространяя власть денег и свою – в том числе. А люди совсем ослепли. Не понимают, куда идут и чего хотят.

-А как ты с мертвыми общаешься? – поинтересовался Толик.

-По-разному. Многое от них зависит. Не все хотят на контакт идти. Там уже другие ценности, и наши проблемы их мало волнуют. Остаются еще кое-какие незаконченные дела, но оттуда трудно что-либо изменить, поэтому все недоделки откладывают до следующей жизни. Поставят для себя очередную программу, а потом будут пытаться ее выполнять. Правда, часто забывают, ради чего снова здесь появились.

-По-моему, как-то бестолково получается, — размышлял вслух Толик, обгоняя очередного неуверенного водителя. – Ведь, если бы мы помнили все наши задачи, проще было бы их выполнить. А так – каждый раз все сначала. Глупо!

-Вот ты тут такой умный выискался! Если все будут вести себя абсолютно правильно, то и проблем не останется! А что это значит?

-Что?

-Процесс остановится! Не будет движения от плохого к хорошему, от минуса к плюсу. Когда у тебя аккумулятор садится, ты что с ним делаешь?

-Что, что…. Выбрасываю! Какая с него польза?

-Вот и нас создатель выбросит! Как севшие батарейки.

-Ну, ты… сказанула! Мы что, батарейки, что ли?

-В общем, одно и то же. Принцип аналогичный. Нет движения – нет процесса, а значит – нет никакого смысла во всей этой кутерьме.

-Диана, ты тоже так считаешь?- спросил немного обескураженный Андрей.

-В общем, она права. Пелагея довольно глубоко понимает суть вещей, и в этом смысле – недалека от истины. Любой процесс можно оформить красиво и изощренно, но смысл от этого не меняется. И вообще, весь мир построен по аналогиям, так что, аналогия с батарейкой вполне уместна.

-Да, девушки, с вами не соскучишься, — произнес, насупившись, Толик, — замкнутый круг какой-то получается. Носимся, как белки в колесе, и деваться некуда.

-Ну почему? Продвинутые йоги утверждают, что есть способ выйти из круга перевоплощений, если достичь вершины духовного роста, — поучительно изрекла Пелагея.

-И что это за вершина?

-А это надо полностью стереть свое эго, то есть, по сути – самого себя, перестать существовать, как личность. Стать частью Великого Ничто, чем изначально и являлся создатель.

-Не слишком приятная перспективка.

-А пока ты цепляешься за свое Я, будешь находиться в круге Сансары.

-Круге… чего?

-Неважно. – Пелагея повернулась к Диане и с тревогой посмотрела на нее. – Ты уверена, что хочешь этого?

-Я отказалась от того, что имела, ради того, что никогда не смогла бы иметь. Я хочу ощутить чувство любви, а моя теперешняя двойственность не даст мне такой возможности. Поэтому – либо все, либо – ничего.

-Ну что ж, тебе видней. Наверно, в данном случае, цель оправдывает средства.

 

Андрей с Толиком периодически сменяли друг друга, благодаря чему остановки в пути были минимальные, и пока что все соответствовало плану. Если еще удастся благополучно проскочить Москву по кольцевой, то к концу дня они достигнут цели путешествия. В любом случае, все уже были утомлены дорогой, и небольшие остановки, чтобы размять ноги, не спасали.

-Надо было ехать на поезде, — ворчал Толик, — там хоть вагон – ресторан есть. За рюмкой чая время бы летело незаметно.

-А потом тебя до Сергиева Посада бандеролью отправлять? – пошутил Андрей. – Тем более, что я даже не знаю, с какого вокзала туда ехать, и как часто ходят поезда? Так у нас хоть карта есть, да указатели на дорогах.

-Ладно. Ты только не усни за баранкой, а то не доедем.

-Не каркай! Лучше расскажи что-нибудь. У Пелагеи уже язык устал.

-После ее историй вас трудно чем-нибудь удивить. Я – парень простой, звезд с неба не хватаю.

-Ты же одно время в милиции работал. Наверняка там были криминальные истории.

-Да, это – по глупости. Не знал, чем заняться. Да еще форма уверенности добавляла. Но когда столкнулся с оперативной работой, открыл для себя много нового. Оказывается, чтобы выполнять план, надо искать слегка подвыпивших мужиков, которые еще не успели до дома дойти, и оформлять на них привод в милицию. А чтоб компенсировать недостаток зарплаты, их приходилось шмонать без свидетелей и изымать некоторые суммы.

-То есть, грабитель в погонах?

-Не так грубо, но в общем – да. А когда я нарвался на местных наркоманов, то мне начальник сказал, что их трогать не надо. Они регулярно платят органам определенную мзду. Тут я уже совсем растерялся, не понимая, кто я такой, и чем вообще занимаюсь? Оказывается, менты и криминал так плотно повязаны, что уже не поймешь, кто есть кто.

-Веселенькая история, — саркастически заметил Андрей.

-В общем, свалил я оттуда при первой возможности. Причем, устроиться на нормальную работу после ментовки почти невозможно. Все, как посмотрят в трудовую, тут же отказывают. Только в охрану можно было устроиться. Хорошо, по случаю подвернулась фирма, в которой таких, как я, хватает. Ремонтом оргтехники занимались. Ну, а когда там с полгодика отработал, уже можно было что-нибудь поинтересней подыскать.

-Сейчас-то ты системный администратор?

-Ну, да. Оказывается, я не настолько тупой, чтобы только в охране работать, а еще и в компьютерах могу разобраться. Только долго доказывать пришлось.

 

Было уже темно, когда они, наконец, проскочили табличку с надписью – «Сергиев Посад». Уже поздно было искать ту самую церковь, поэтому они нашли место для стоянки, где-то на окраине, поужинали остатками купленных продуктов и кое-как уснули прямо в машине.

Утро было хмурое, день собирался быть дождливым, настроение окрашивалось некоторым мандражом, как перед экзаменом. Но ждать оставалось недолго, в любом случае, сегодня должно было все решиться.

-Ну что, выяснил, во сколько? – спросил Толик у возвращающегося с разведки Андрея.

-После утренней службы, — ответил Андрей, приближаясь к машине, возле которой прогуливалась вся компания. – Еще часик подождать придется.

-Давай съездим, пожуем что-нибудь, — предложил Толик, — тут недалеко кафешку проезжали.

Возражений не было, все снова залезли в машину, и Толик поехал искать кафе. Тучи, наконец, созрели, чтобы излить из себя накопленную влагу, и сверху стало слегка моросить, ухудшая видимость и создавая еще более унылое настроение.

Время за завтраком пролетело быстро, и вот уже все четверо стояли у входа в церковь, размышляя, кому – куда?

-Я лучше вас в машине подожду, — сказала Пелагея, разглядывая выходивших из церкви прихожан.

-И я, наверно, тоже? – спросил Толик, глядя на Андрея.

-Нет, ты, как раз, понадобишься, — возразил Андрей. – Мне сказали, что, возможно, ее придется держать.

Диана не участвовала в разговоре, преодолевая какие-то внутренние барьеры, мешающие ей спокойно войти в церковь. Держа ее за руку, Андрей ощутил небольшую дрожь в ее теле и увидел в глазах смятение и страх.

-Ты не хочешь идти? – спросил он.

-Это не я не хочу. Это он не хочет.

-Так что делать?

-Берите меня за руки и ведите, — сказала она, протянув свободную руку Толику. – И не слушайте больше меня, что бы я ни говорила.

Приятели повели ее в помещение церкви. Погрузившись в полумрак, они не сразу сориентировались. Затем Андрей, наконец, увидел большую группу людей, ожидающих отца Германа. Они присоединились к ожидавшим.

Появился отец Герман в окружении помощников. Ближе всех оказалась пожилая женщина, повадками напоминавшая психически больную. Отец Герман стал читать какие-то молитвы. Андрей с трудом разбирал текст и практически не понимал смысла произносимых слов. Трудно было понять, как все это могло повлиять на состояние какого-то беса, находящегося внутри определенной личности. Никаких откровенных угроз или порицания в адрес этих злых бесов он не услышал. Но с людьми, пришедшими на отчитку, явно что-то происходило. Они иногда выкрикивали бессвязные фразы, смеялись и тут же становились злыми и агрессивными. Женщины вдруг начинали говорить мужскими голосами, зло крича и ругаясь. Судя по всему, это уже были голоса бесов. Многих приходилось держать, чтобы те оставались на месте.

Молитва длилась довольно долго, все это время сопровождаемая бесовским хором. Иногда отец Герман подходил к кому-то конкретно и, перекрестив, говорил наиболее упрямому бесу – «Изыди прочь!», после чего человек опускался на пол в изнеможении и взгляд его становился осмысленным, как будто он вдруг прозрел. То же самое произошло и с Дианой, когда он подошел к ней. Она вдруг перестала дергаться, обмякла и упала. Андрей с трудом успел ее подхватить, чтобы та не ударилась. Похоже, она потеряла сознание, не подавая признаков жизни.

Постепенно люди со словами благодарности начали расходиться и покидать церковь. Диана продолжала лежать без движения. К ним подошел один из служителей церкви.

-Давно она без сознания? – спросил он.

-Да уже с полчаса наверно, — ответил Андрей.

-У нас это очень редкий случай, — сказал служитель, проверяя у нее пульс. – Если были какие-то особые симптомы, расскажите мне.

-В нашем случае все особое, — начал объяснять Андрей, — очень специфический случай.

Выслушав небольшой рассказ Андрея об удивительном переселении неземной сущности в тело человека и о ее желании порвать с прошлым, чтобы стать человеком и почувствовать, что такое настоящая любовь, служитель грустно произнес: — Это неудачный эксперимент. Они оба незаконно занимали чужое тело.

-Но ведь она хотела стать человеком! И Сатана пошел на сделку!

-Сделка с дьяволом не может иметь хороший конец. И она сама должна была об этом догадываться.

-Наверно, она догадывалась. Но все же верила в успех. Или, может, надеялась на чудо?

-Пока что чуда не случилось. Она покинула это тело и уже не вернется.

-Но как же так! – на глазах Андрея навернулись слезы, мешая смотреть на бездыханное тело Дианы. – Неужели ничего нельзя сделать?

-Это не в нашей компетенции. У настоящей хозяйки этого тела есть родственники?

-Очень далеко. Какая-то бабушка. Если еще жива.

-Мы можем взять на себя ее похороны. У лавры есть свое кладбище. Сначала придется зафиксировать причину физической смерти. Хотя, дело, конечно, не в ней.

 

Приятели возвращались к машине вдвоем. По их внешнему виду Пелагея поняла, что случилось что-то непоправимое, и пришла к выводу, что ее опасения оправдались. Она, как смогла, попыталась успокоить Андрея, предлагая ему более глубоко взглянуть на вещи.

-Слушай, ну не получилось у нее задуманное! Но это же не конец! Вы ведь можете встретиться в потустороннем мире, или – в следующей жизни! Она ведь приходила к тебе во сне, и ты понял, что это просто была другая реальность. Земля – не единственное место обитания.

-Так что мне теперь, чтобы побыстрее с ней встретиться, покончить с собой?

-Ну, какую ты чушь несешь! Самоубийство – грех! Что тебе предначертано, то и должно быть. Ты должен выполнить свою программу.

-И Дианы в моей программе не предусмотрено?

-Во-первых, не Дианы, а Фортуны. И выглядеть она могла совсем иначе. Дело случая, так сказать.

-Да мне все равно, как она выглядит! Ну, может, не все равно…, но это не главное. Я хочу, чтобы она была рядом.

-Только не вздумай опять к Сатане обращаться. Добром это не кончится. – Пелагея уселась на заднее сиденье машины, собираясь в дорогу. – Если хочешь, я попробую с ней пообщаться.

-Попробуй. Или, когда вернемся, я попытаюсь увидеться с ней с помощью твоих зеркал.

-Если здесь мы уже не нужны, то поехали домой,- закончила разговор Пелагея. – Толик, заводи!

Мрачный и слегка ошарашенный количеством событий, Толик сел за руль и вопросительно посмотрел на Андрея.

-Поехали, — выдавил из себя Андрей и уставился в окно невидящим взглядом.

 

Андрей не спеша, поднялся по лестнице, остановился около двери своей квартиры, долго искал по карманам ключи. В дверях стояла удивленная мама.

-Андрей? А что не позвонил? Ты один? А где же… Диана?

-Дианы больше нет.

-Вы что, поругались?

-Нет! Ее вообще нет. Она покинула это тело.

-Как ты странно выражаешься! Она что – умерла?

-Если быть точным, то Диана умерла еще три года назад.

-А кто эта девушка, с которой ты был все это время? Ты меня что-то совсем запутал. Я тебя не спрашиваю про какую-то там другую Диану. Где та, с которой ты ездил в Москву?

-Знаешь, ма, это длинная история, но у меня сейчас как раз много времени, и я тебе попытаюсь все рассказать.

-Да уж! Было бы неплохо.

По мере того, как Андрей рассказывал матери все больше подробностей этой истории, лицо ее становилось то удивленным, то испуганным, а чаще – и то, и другое. Андрей вернулся домой рано утром, проведя в пути остаток ночи, и, заканчивая свой рассказ, держался из последних сил, чтобы не свалиться от усталости.

-Так что, теперь она, наверно, вернулась туда, откуда пришла. Видимо, не все сказки с хорошим концом.

-Какая ж это сказка? Все же наяву было!

-А ты теперь попробуй кому-нибудь расскажи.

-Ну, так-то, да! Мало, кто поверит.

-Вот и получается – сказка с плохим концом. А теперь – я спать пошел. Пока за столом не уснул.

-А завтракать-то будешь?

-Когда проснусь.

Он ушел в свою комнату и упал на кровать, не раздеваясь. Может, когда проснется, все это окажется одним кошмарным сном, а на самом деле все осталось, как и было раньше, и не было никакой Дианы – Фортуны, разбитой машины и всех этих приключений с трагическим концом. Не может быть, чтобы все это было на самом деле, потому что такого не бывает.

 

-Андрюша-а! – донеслось откуда-то издалека, и Андрей открыл глаза. – Ты что, весь день решил проспать? А ночью что будешь делать?

-Ма, это ты? – он попытался поднять с подушки тяжелую голову. Груз недавних событий снова навалился на него тяжелым бременем потери, потери чего-то самого дорогого и невосполнимого. Затем он вспомнил о Пелагее, зацепившись за нее, словно утопающий за соломинку. Она обещала помочь, еще не поздно к ней съездить, или хотя бы позвонить.

-Пелагея, это Андрей. Я звоню в надежде, что ты поможешь прояснить ситуацию.

-Андрей, давай завтра, — услышал он в трубке. – Для такого дела нужны силы, а я после поездки вся разбитая.

-Хорошо, я позвоню завтра. – Он положил трубку и остался наедине со своими мыслями. Мать в этом деле была не помощник, кроме Пелагеи никто не даст ему ответы на волнующие его вопросы. Значит, оставалось только ждать.

На следующий день Пелагея ответила ему по телефону, что не имеет смысла приезжать, потому что у нее не получилось выйти с Фортуной на контакт. Причин для этого может быть много, но почему конкретно, она не знает. Слишком нестандартная ситуация.

-Понимаешь, Андрей, может, она не хочет, или – не может, или – вообще находится в каком-то другом мире. Она же – не совсем человек!

-А что же мне делать?

-Ничего! Живи, налаживай свой быт, ищи работу. Может, попозже что-нибудь прояснится.

-Ладно, спасибо тебе за все. Если что-то узнаешь, позвони.

 

-Андрей, как дела? Гуляешь, что ли? Давно тебя не видел.

-А, Толик! Да я вот…, так, воздухом дышу. Да думаю, может в наш бар зайти, музыку послушать.

-Ты как с работой? Нашел что-нибудь?

-Да, неплохое местечко подвернулось. Электронику продаю. Есть кое-какие перспективы роста.

-Нормально! А с девушками как? Познакомился с кем-нибудь?

-Да мне как-то не хочется, пока. Может, потом…, встречу кого-нибудь.

-Все про нее думаешь?

-Давай не будем об этом. Ты-то как?

-Все окей! Забегай! Поболтаем, пивка попьем.

-Ладно. Зайду на днях. Пока.

 

В баре был уютный полумрак. Танцующих пар не было, и ди-джей крутил красивый медляк, что очень соответствовало настроению Андрея. Он почти не обращал внимания на посетителей, сидел с закрытыми глазами, в основном предаваясь грезам.

-Вас, случайно, не Андреем зовут? – спросила неожиданно подсевшая за его столик девушка.

-Мы разве знакомы? – спросил Андрей, пытаясь разглядеть незнакомку.

-Мне о Вас моя подруга рассказывала. Говорила, что Вы часто в этот бар заходите, и здесь с ней и познакомились.

-Вы знали Диану?

-Да, и очень хорошо. Жаль, что ее с нами больше нет.

-А Вы с ней вместе работали? Или снимали одну квартиру?

-И то, и другое. Мы с ней часто были вместе.

-А мне она про Вас ничего не рассказывала. А как Вас зовут?

-Ирина.

-Очень приятно познакомиться. Красивый перстень у Вас на руке. Настоящие бриллианты?

-Да нет, конечно. Подделка.

-А я в них не разбираюсь. Блестит красиво.

-У меня раньше был перстень с настоящим бриллиантом, но я его подарила одному молодому человеку. Перстень удачи. Никогда не слышали о таком?

У Андрея перехватило горло, и он не в состоянии был что-то ответить. Наконец он набрал воздуха в легкие и, выдохнув, произнес: — Фортуна? Это ты?

-Я вернулась…. Ничего, что я выгляжу немного иначе?

-Ты… всегда прекрасна! Хотя – очень непостоянна! Мне снова придется привыкать к твоему новому имени, а теперь еще – и облику. Обещай, что это – в последний раз!

-Обещаю!

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль