Таинственная башня

0.00
 
Нарыгин Андрей
Таинственная башня
Обложка произведения 'Таинственная башня'

Охотник за головами — странствующий рыцарь Саймон — проснулся, потянулся и не спеша приподнялся. Ощущение холода пришло не сразу, хоть он и испытывал сильную дрожь по всему телу. Рыцарь лежал совсем один в холодном хлеву, а его нагое тело прикрывала лишь кучка соломы. Рядом с ним стоял его верный друг — конь по кличке Сапог. Животное преданно смотрело на хозяина, иногда фыркая, переступая с ноги на ногу. Пар обильно исходил из расширяющихся при дыхании ноздрей.

— Мой друг, — вдохновляюще произнёс Саймон. — Ты как всегда верен мне.

Тщательно помассировав руками лицо, рыцарь осмотрелся. Повсюду была грязь и много свиней. Они изредка посматривали на Саймона и недовольно похрюкивали. Неудивительно. Незнакомый им человек занял самое козырное место во всём хлеву, а главное, самое теплое. Рядом с Саймоном спала жирная свиноматка. Она растянулась вдоль сена и была больше похожа на теплый широкий коврик. А вот рыцарских вещей и снаряжения нигде не было видно.

— Так, пора вставать, — уверенно проговорил Саймон и еле поднялся на ноги.

Отряхнувшись от соломы и грязи, он, шатаясь из стороны в сторону, прошёл к покосившейся двери. Дневной свет больно ударил по глазам, а голову словно придавило чем-то тяжёлым. Это было похмелье. Зрение вскоре восстановилось. Сначала совсем рядом показался колодец, а еще через пару десятков метров — двухэтажный дом. Снаружи деревянная постройка выглядела сносно, даже отдавала новизной. Сейчас Саймон выглядел не как благородный рыцарь, а как голый холоп — слуга барина, отбывающий наказание за какой-то проступок.

Погода сегодня стояла холодная, месяц февраль в этом году не баловал, минус тридцать. Казалось, зима не закончится никогда. Кругом лежал толстый ковер снега. Видимо, ночью намело как следует. Но странствующий рыцарь не страшился холода и бравой походкой побрёл к дому. К его сожалению, хватило его ненадолго. Он начал замерзать ещё больше. Постепенно движения его замедлялись, пробираться по сугробам становилось невыносимо сложно. Еле добравшись до входной двери, он дрожащей рукой ударил по ней. Потом еще раз и еще, пока дверь не открылась и он не ввалился внутрь, упав на деревянные половые доски, прямо в ноги своего оруженосца Освальда.

— Сэр! — растерянно выпалил тот и начал громко кликать хозяйку дома.

Полная женщина мигом появилась на пороге и быстро закрыла дверь. Охая и ахая, она тут же оттащила голого рыцаря в комнату и закинула его на кровать, а затем убежала прочь, крича что-то про лекарства в подсобке. Освальд, в свою очередь, где-то раздобыл плед и укрыл им своего сеньора. Саймон попытался поговорить с ним, но челюсть дрожала так, что слова звучали уж совсем непонятно.

— А я вам говорил, — сев на стул рядом с кроватью, где лежал Саймон, ворчал Освальд, — эта магичка, ведьма! Как её там… — почесал он затылок, вспоминая. — А! Изабелла! Обманщица, падшая женщина!

Саймон задумался. Трясясь от холода, он вспоминал вчерашний вечер. Мысли становились яснее. Завеса прошлого постепенно рассеивалась, одновременно нагоняя сон.

* * *

Вступив в ряды охотников за головами, Саймон первым делом направился в местную корчму. Там, переговорив с владельцем заведения по поводу возможной работы, сел за столик в ожидании информации. Корчмарь отсутствовал непозволительно долго, что заставило рыцаря немного понервничать. Пьяный народ толпился на каждом шагу, мешая разносчицам обслуживать клиентов. Вдруг, откуда ни возьмись, появился Освальд. Юноша лет девятнадцати. В кожаных доспехах и с ножом за пазухой.

— Сэр, вы же рыцарь королевской розы?! Можно я буду вашим оруженосцем? — жалобно взмолился он.

Герб ордена, выгравированный на стальной пластине, красиво смотрелся на правом защитном наплечнике Саймона.

— Нет! — коротко ответил тот.

— Ну пожалуйста! — еще пуще застонал Освальд. — У меня есть информация о чудище, за голову которого предлагают очень много золота, — по-деловому продолжил он.

— Что за информация? — заинтересовался Саймон, подозрительно прищурив глаза.

— Здесь рядом, — резко воодушевился Освальд, — есть место, которое местные прозвали таинственной башней, зловещим местом.

— Почему?

— Из-за чудовища, конечно же. Там, говорят, его постоянное место обитания, — зачем-то шепотом настороженно ответил юноша.

Саймон призадумался. Парень хоть и выглядел молодо, но на вора или разбойника похож не был. Все равно риск был велик. С другой стороны, денег в кармане становилось всё меньше, а достойной работы с хорошей наградой и подавно в округе нигде не найдешь.

— Рыцарь королевской розы, я полагаю, — ласковый женский голос прервал поток мыслей Саймона, раздавшись из-за его спины.

Через несколько секунд к рыцарю и юноше за стол подсела одна молодая особа. Было несложно определить, кто она и откуда. Неподалеку располагалась Башня магов, одна из сети множества ей подобных, в подчинении у главного чародея. Он заведовал главной Штаб-квартирой магов в столице королевства.

Девушка скинула серый капюшон плаща, её черные волосы свободно легли на плечи. Чародейки славились своей красотой, хотя некоторые из них были, мягко говоря, менее привлекательны. Этот специалист в области магии оказалась великолепна внешне. Её одеяния подчеркивали стройную фигуру, а глубокое декольте — аппетитные формы.

— Ну что, мальчики? Готовы стать местными героями? — игриво произнесла чародейка, поглядывая то на рыцаря, то на будущего оруженосца.

Сам Саймон в это время обернулся в сторону бара. Владелец заведения положительно кивнул ему в ответ.

— Ян сказал, что рыцарь королевской розы, посланный сюда королем аж полгода назад, наконец объявился, — серьёзным тоном произнесла девушка. — Меня, кстати, зовут Изабелла, я…

— Сэр, колдуньям верить нельзя, — потянувшись через стол поближе к рыцарю, шёпотом сказал Освальд.

— Наш юный герой думает, что я глухая?! — слегка улыбнувшись, Изабелла демонстративно потянулась через стол к юноше. Женские губы остановились в миллиметре от его уха. — Слушай, чудак необразованный, готовый стать рыцарем, ты меня лучше не зли, а то превращу в лягушку, будешь до конца своих дней скакать по столам, уворачиваясь от тутошней веселящейся челяди, — произнесла она тоном, не терпящим возражений.

Юноша ошарашено сглотнул и сел обратно. Сидевший напротив и молча наблюдавший за разговором Саймон понял, что чародейка оказалась не промах, и, выкатив грудь, величаво произнес:

— Вы же знаете, у короля и без вас забот хватает. Как только появился свободный рыцарь, сразу направил сюда.

— Знаем, знаем. Чем рыцари занимаются все своё свободное время. Если войны нет, так вас можно найти только в барах и борделях. Как вы еще не вымерли все?! — насмешливо ответила Изабелла.

— Ну, в нашей живучести можете не сомневаться, давайте лучше поговорим о деле.

Тогда-то Саймон и узнал в подробностях о загадочной башне и об обитавшем там чудовище, которое не даёт никому проходу и разрывает всех на части. А самое главное — о награде, полагающейся герою. Рыцарь тут же смекнул и заторопил чародейку собираться в крестовый поход на чудовище. Даже Освальда с собой взял, лишь бы успеть до того, как нагрянет настоящий рыцарь королевской розы.

Поход продлился три дня. Троица героев вышла к высоким холмам, и оставалось преодолеть лишь болото. Остановившись заночевать в доме на здешней ферме, Изабелла вдруг начала проявлять явный романтический интерес к Саймону. Рыцарь, конечно, был хорош собой, мускулист и коренаст, да и чародейка ему очень нравилась. А после ночи любви он очнулся голый в хлеву. История воспоминаний для него на этом заканчивалась, оставляя после себя несколько вопросов.

* * *

Саймон проснулся от легких толчков в плечо.

— Сэр, сэр, — ваши доспехи почищены, меч заточен, плащ заштопан, — заботливо докладывал Освальд. — Все лежит вон там, на кушетке, — указал он рукой на угол комнаты. — Вы кричали во сне, всё называя имя этой падшей женщины, Изабеллы. Вот я вас и разбудил.

Саймон неожиданно почувствовал прилив сил. Он резко вскочил с кровати, уперев руки в бока, и зычно скомандовал: «Собирайся, Освальд, мы выступаем!».

— Так ночь же?

— Самое время!

Услышав шум, хозяйка дома вновь мгновенно прибежала в комнату, но, увидев обнажённого рыцаря, заохав и заахав, выбежала прочь.

Собравшись в дорогу и снарядив верного коня Сапога, а также коня поменьше, герои покинули дом.

Болото ночью пересекать не рекомендовалось, но Саймону сильно была нужна награда. Хотя болотом данное место было назвать сложно. Оно в любое время года оставалось неизменным. Это была открытая местность, покрытая дымкой, а по всей её территории в хаотичном порядке периодически из-под земли выбрасывались фонтаны горячей воды и пара. Осторожно, вымеряя каждый шаг, рыцарь и его оруженосец медленно продвигались вглубь болота. Вязкая почва не позволяла идти быстрее.

Сегодня луна была полной и светила ярко. Лесной участок на другом конце болота становился все ближе и хорошо просматривался. Наконец, достигнув более-менее твердой земли, Саймон с Освальдом вошли в лес и продолжили путь, разрезая белую гладь снега. На удивление глубокие сугробы здесь отсутствовали и были всего лишь с человеческую стопу. Темнота подступила вплотную. Лунный свет с трудом пробивался сквозь густые ветви деревьев.

Идти дальше становилось все опаснее и страшнее, особенно оруженосцу, вцепившемуся в плащ своего сеньора. Лошади стали вести себя нервно и шарахались от каждого звука, треска ломающихся веток где-то неподалёку. Саймон обнажил меч, а Освальд — свой кинжал. Было видно, как между верхушек деревьев, крича, парили вороны. Белки, выбравшись из дупла, скакали по веткам деревьев, словно наблюдая, сопровождали незваных гостей.

Вдруг послышался шорох, и неизвестный зверь пронесся совсем рядом с путниками. Саймон остановился, еще сильнее сжав рукоять меча. Сзади к его спине прижался Освальд. Дрожа от страха, он все время оглядывался по сторонам. Саймон же действовал, как его учили мастера ордена королевской розы. Умение сохранять холодную голову и притуплять эмоции сейчас пригодилось ему как никогда. Кони волновались все сильнее, поэтому рыцарю и его оруженосцу пришлось ускорить шаг. Вскоре они вышли к заснеженному полю, в центре которого возвышался одинокий холмик, на котором стояла невысокая полуразрушенная башня.

— Таинственная башня, — голос оруженосца дрожал от страха, — зловещее место, зря мы сюда пришли.

В ответ Саймон только неодобрительно посмотрел на своего компаньона и продолжил путь. Теперь лунный свет действовал как помощник и хорошо освещал местность. Поэтому шансы заметить возможное нападение чуть возрастали. Когда до башни оставалось совсем ничего, Саймон остановился. Предчувствие подсказывало ему об опасности. И рыцарь не прогадал. Из кустов на него и его оруженосца кто-то набросился, кто-то, обладающий боевой магией.

Саймон успел сотворить защиту, начертив пальцами в воздухе нужный рунный знак. Огненный шар ударил в переливающийся круглый диск синего цвета. Сильный хлопок немного оглушил рыцаря, но он устоял на ногах, выставив перед собой гербовый щит. Чего не скажешь об Освальде, свалившемся в снег, и лошадях, в страхе покинувших своих хозяев.

— Ты не вправе носить эти доспехи! — грозный женский голос исходил из тени, падающей от башни. — Лжецам и ворам здесь нет награды!

— Меня обвинили в поступке, которого я не совершал, — в ответ оправдывался Саймон.

— Почему я должна тебе верить? Кто может подтвердить твои слова? Ты мне уже соврал один раз, соврёшь ещё. Королевская стража уже оповещена! — раздраженно проговорила Изабелла, выйдя на свет.

— А я тебе еще раз повторяю…

— О чем она говорит, сэр? — растерянно спросил рыцаря Освальд, отряхиваясь от снега.

— Ни о чем! — просто ответил тот. — Ты убила чудовище?

— Его здесь нет, я обыскала всю башню.

— Сомневаюсь.

— В чем? — насторожённо поинтересовался Освальд.

Повисла пауза. Рыцарь с оруженосцем с одной стороны и чародейка с другой продолжали стоять в боевой стойке друг против друга. Сначала шорох и треск раздались слева, потом справа. Звуки постепенно становились всё ближе. Кто-то перемещался очень быстро. Простой смертный, да еще и ночью, был не способен распознать загадочное существо. Конечно, если бы не оказался в компании чародея. В этом случае шансы на успех в возможной предстоящей схватке резко возрастали.

Изабелла движениями рук в воздухе начертила ряд неизвестных Саймону знаков, а потом нежданно подмигнула ему. В этот момент зверь показался во всей красе. Магическая ловушка сработала, и он в прыжке застыл над чародейкой. Это позволило ей применить против чудовища заклинание школы воздуха, мощным вихревым ударом отбросив от себя.

— Вервульф! — дрожащими губами проговорил Освальд. — Нам конец!

Силуэт монстра хорошо просматривался сквозь поднявшуюся снежную завесу. Он медленно выпрямился в полный рост. Это была взрослая особь мужского пола и, судя по размерам, вожак стаи. Он встал на четыре лапы и, ощетинившись, начал обход своих жертв. Трое героев вжались друг в друга, сосредоточившись на враге. Освальд, казалось, еще чуть-чуть — и потеряет сознание от страха. Этот оборотень имел в народе репутацию умного животного и прекрасно знал, кто перед ним и что так просто ему не полакомиться добычей.

Изабелла решила атаковать первой. Вышла вперед и запустила пару огненных шаров в противника, но чудовище ловко увернулось и ударило лапой. Чародейка вовремя отклонилась назад, упав на мягкий снег. Волчьи когти прошли совсем рядом с женской шеей. Саймон решил не отставать от Изабеллы и хотел было ударить чудище мечом, но вражеские когти не дали ему этого сделать, процарапав кривые линии по его щиту. С криком, безрассудно, в бой ринулся и Освальд, но монстр сбил его с ног взмахом своего хвоста.

Саймон, прикрываясь щитом, помог Изабелле встать и медленно стал отходить к башне. Глаза зверя как два ярких уголька сверкали в ночи посреди начавшегося спокойного снегопада. Он не спеша шёл за ними. Освальд не поднимался, оставаясь лежать на снегу, его сочли погибшим.

Зайдя внутрь полуразрушенного строения, рыцарь и чародейка продолжали отступать, поднимаясь по винтовой лестнице наверх. Оборотень, как и подобает безжалостному хищнику, преследовал, ожидая удобного момента, чтобы атаковать. Саймон пытался бить монстра мечом, но тот успешно защищался.

Изабелла первая достигла самого верха башни. Небольшая полукруглая площадка с разрушенными зубчатыми перегородками была для героев последним рубежом. Вскоре на ней, появился и Саймон. Он продолжал биться со зверем почти на равных, но замкнутое пространство закончилось, и у оборотня опять появилось преимущество. Хотя оно уже было не таким явным.

Площади места схватки явно не хватало монстру для маневра. Потому оборотень в основном шёл напролом, полагаясь на свою физическую силу. Но и сам при этом пропуская удары. Верфульф провел сильнейшие атаки и вцепился зубами в щит Саймона. Рыцарь зарычал от усталости и попытался оттолкнуть зверя, но получил удар лапой. Он пошатнулся и чуть не свалился в пропасть, успев зацепиться за торчащий камень. Доспех чуть покорёжился, но спас Саймона от серьёзных ран.

Изабелла во время схватки израсходовала почти всю свою магическую силу, применяя различные комбинации боевой магии. Вервульф был слишком быстр и невосприимчив к некоторым заклинаниям, что наталкивало её на различные подозрения. Она, прижавшись к стенке, сосредоточив свои последние силы, приготовилась к смерти. Но чудовище почему-то приняло решение сначала добить рыцаря и направилось к нему. Тогда Изабелла исполнила свою последнюю задумку. Её руки покрылись электричеством. Энергия молнии набирала силу. И когда оборотень попытался нанести завершающий удар по обездвиженному врагу, белый искрящий заряд ударил ему в спину. Монстра сильно затрясло. Из его лопнувших глаз, ушей, рта обильно потекла кровь. Он, пошатываясь, дошёл до края площадки и, сорвавшись с уступа, рухнул вниз. Саймон заметил, что после падения оборотень еще был жив. Зверь до последнего боролся за свою жизнь, отползая дальше в белое поле, оставляя после себя кровавый шлейф. Но Освальд, внезапно оказавшийся в полном здравии, подбежал к чудовищу и с безумным криком со всего размаха воткнул ему в череп свой кинжал. Больше монстр ни для кого не представлял опасности.

* * *

На следующее утро Саймон проснулся, где и засыпал, в постели, в одиночестве. Его покорёженная рыцарская экипировка лежала на кушетке в углу комнаты, оружие тоже. Превозмогая боль от ушибов, полученных в ночной схватке, он с трудом встал с постели. Теперь рыцарь был одет в сорочку и совсем не был нагим. Он хотел выйти из комнаты, но не успел исполнить задуманное. Дверь распахнулась, и в комнату вошли Изабелла с Освальдом.

— Ваша доля у твоего оруженосца, — важно заявила чародейка. — За убитого вчера нами монстра.

— Ну, по-хорошему его убил Освальд, — улыбнувшись, ответил Саймон и с трудом присел обратно на кровать.

Хмыкнув в ответ, Изабелла презрительно измерила взглядом счастливого оруженосца, а затем продолжила:

— Обвинения в краже с тебя сняты, можешь вернуться в орден.

— Как ты… — удивленно отреагировал Саймон.

— Решила тебе помочь. Все же я одна из магистров башни магов. Можешь не благодарить!

— Теперь я понимаю, что всё, что о вас говорят, сплошная ложь, — с восхищением вставил Освальд.

Изабелла кокетливо наклонилась к уху оруженосца и прошептала:

— Не будь в этом так уверен, чудак необразованный, готовый стать рыцарем. — Затем она искренне улыбнулась ему и посмотрела на Саймона: — Еще увидимся!

После она вышла из комнаты и покинула рыцаря и его оруженосца.

— Ну, чего ты замер в дверях, Освальд! Подай лучше завтрак своему сеньору, — повелительным тоном произнёс довольный Саймон и прилег на кровать.

— А! — выйдя из стопора, отреагировал тот. — Сейчас, сэр, сейчас.

Освальд в сию же секунду ретировался, оставив Саймона в покое.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль