Человек и его сила

0.00
 
Сарко Ли
Человек и его сила
Обложка произведения 'Человек и его сила'
Человек и его сила

Следующим был мальчишка.

Ну, как мальчишка. Пятнадцать лет недавно исполнилось, да и сам он себя, как я поняла, считал достаточно взрослым парнем.

Все они такие в этом возрасте.

Я остановилась перед дверью с глазком на уровне моего лба, поправила длинную рукоять своего меча, выпирающую чуть вперёд с правой стороны, выровняла осанку и нажала на звонок.

Открыл он сам. Конечно — родителей не было дома, иначе я бы не стала приходить.

Ничего парнишка. Волосы светлые, взъерошенные, чуть вьются. Эдакая шапка песочная. Черты лица правильные, возможно, будет красавцем, когда вырастет. «И если вырастет». Взгляд прищуренных глаз выдаёт человека, привыкшего быть всегда одному. Недоверчивый, даже немного злобный. Может быть, обиженный. Вероятно, его в детстве не жаловали, подначивали и дразнили, вот таким и вырос. Да и росту невысокого, точно с меня, и худой… над таким несложно издеваться. Отстаёшь в развитии, парень, да…

— Вам кого? — наконец сообразил спросить он, одной рукой держась за ручку двери, второй опираясь о стену возле косяка. На шее болтались наушники: два крупных чёрных сплюснутых шара красовались около ключиц. Парнишка слушал музыку, но каким-то чудом всё же смог расслышать звонок в дверь.

Я склонила голову к плечу, внимательно посмотрела на него взглядом совиных глаз, беззастенчиво его рассматривая.

— Тебя.

— И… что? — он стал выглядеть немного растерянным. Не понимал, что может быть нужно от него незнакомой девушке, молодой, но явно старше его, со странными большими глазами, пронзительными, как у охотящейся птицы.

Он как раз наткнулся взглядом на длинный, чуть изогнутый клинок, и брови его приподнялись. Не испугался, нет — проявил интерес. Вероятно, представил какого-то персонажа из своих странных игр.

— Может быть, я войду? — поинтересовалась я. Он помялся лишь пару секунд, потом отступил, решив, что меня нечего опасаться. Даже не подумал, что оружие у меня может быть настоящее, а не купленное в лавке сувениров за пару сотен.

В квартире было две комнаты: одна — его, одна — родителей. В его комнате горел экран компьютера, перед ним на столе лежала раскрытая тетрадь с каким-то рисунком.

— Так в чём дело? — спросил он, продолжая недоверчиво меня рассматривать. Я довольно вздохнула, как будто наслаждалась своим новым домом, повернула к нему голову на длинной тонкой шее. Странно, но он даже не обратил внимания, что я лишь в одной обтягивающей кофте с горлышком, несмотря на то, что на дворе январь.

— Судя по всему, ты теперь мой новый хозяин.

— Что?.. — он растерялся. Помотал головой.

— Тебе дана Сила, — начала терпеливо объяснять я. Они никогда не понимают, и объяснения вдолбились в мою голову крепче, чем стальной штырь в бетон. — И теперь ты можешь совершить выбор: пользоваться ею для совершения добрых дел, или во зло.

— Что за ерунда? — он скривился. — Если это игра какая, так и скажи. Я вообще-то занят сейчас.

— Уроки делаешь? — я понятливо покивала, заглянув в комнату и опять бросив взгляд на тетрадь, в которой были точно не уроки. — Прости, я не могу уйти. Теперь я связана с тобой.

— Э… ты не уйдёшь? — уточнил он. В глазах появилось какое-то ликование, словно он знает, как и в чём меня можно уличить.

— Конечно, нет. Я же сказала.

— То есть, я могу спокойно звонить в милицию и говорить, что ко мне в квартиру забралась незнакомка? — кинул взгляд на клинок. — Да ещё и с оружием?

— Можешь.

— Тогда я звоню, — он повернулся боком, потом спиной, но всё равно не сводя с меня взгляда. Подошёл к телефону, стоящему на тумбочке в прихожей, снял трубку. Опять посмотрел на меня. Я пожала плечами и улыбнулась.

— Только учти, что когда они приедут, тебе придётся отвечать за ложный вызов, — сказала я. — Ведь я могу успеть уйти.

Парень положил трубку.

— Да я же шучу. Просто скажи: ты меня откуда-то знаешь? Почему ко мне пришла?

— У меня есть начальство, которое направило меня к тебе, — пояснила я. — Вчера, если ты помнишь, ты неудачно упал на физкультуре и ударился плечом о какой-то предмет. Выскочил синяк. Ты давно видел его? Посмотри сейчас. Там должен быть вот такой знак.

И я небрежно оттянула кусок горлышка моей кофты, открывая шею с левой стороны. Там слегка размытыми коричневыми линиями была начертана замысловатая вязь, в середине которой отчётливо проступала буква «С».

Парень сощурился, наверное, пытаясь вспомнить, где я могла находиться, чтобы увидеть, как он спотыкается на уроке физкультуры. Не вспомнил. Разумеется — я находилась у него под ногами, чтобы разместить помеху в самый нужный момент.

Потом он, то и дело косясь на меня, закатал рукав майки и глянул на синяк.

Да-да, синяка не было. Вместо него на плече красовался точно такой знак, как у меня на шее.

Чувства парня выдавали его донельзя нахмуренные брови, широко открытые глаза и мечущийся от одного к другому знаку взгляд.

Я не дала ему долго наслаждаться сравниванием — вернула горлышко гольфа в обычное состояние.

— У тебя мой знак, а значит, я теперь должна тебе служить.

— Спасибо, — он постарался взять себя в руки. — Я могу сам одеваться по утрам, и таз с водой мне к постели подавать не надо.

— Жаль, жаль, — я постаралась скорчить гримасу сожаления, хотя наружу так и пёрла улыбка. — Что же, Станислав, ты добровольно отказываешься от Силы?

— Я вообще не понимаю, о чём ты говоришь, так что лучше уходи, — он помотал головой и махнул рукой на дверь. Однако я, конечно же, не ушла.

— Меня зовут Сайре, — представилась я. — Теперь понял, почему на знаке «С»? Наши имена начинаются на одну и ту же букву, это — непреложное правило служения, — я глянула в дальнее зеркало, увидела в отражении тень, полностью повторяющую мои очертания, потом задрала голову вверх и осмотрела люстру. Я спокойно и обстоятельно изучала помещение.

— А синяк у тебя откуда?

— С рождения, — я опять посмотрела на него яркими жёлтыми глазами, точно такими же, как мои волосы. Сказала с лёгким сожалением. — Пойми, я правда не могу уйти. Я связана клятвой, покрепче, чем обязательная смена дня и ночи. Так что ты можешь звонить в милицию, выпихивать меня силой, кричать о помощи, раструбить о том, что к тебе пристаёт какая-то личность — я всё равно не уйду.

— Ты псих, — вынес вердикт он.

— О да, — я довольно улыбнулась. — Если бы ты знал, какой! Но давай всё-таки проясним ситуацию. Я буду жить у тебя дома, делать всё, что ты скажешь. Твои родители обо мне не узнают, если ты сам, конечно, не захочешь. Но не советую. Они очень испугаются, потому что видят меня не совсем так, как ты сейчас.

— И как же? — он немного глумливо усмехнулся.

— Вот так, — я кивнула на зеркало. Он повернулся, и тотчас же отскочил.

— Что за чёрт?!

— Поверь, меня называли и не так, — хохотнула я. — Но имя я тебе уже сказала, так что с этим проблем возникнуть не должно. Советую тебе запомнить его, потому что именно так ты должен звать меня, если я тебе понадоблюсь. Где бы ты ни был, я приду, когда потребуется моя помощь.

Стас в это время медленно клонился в сторону, пытаясь снова увидеть зеркало. Увидел. Не отшатнулся, а, напротив, стал рассматривать тень. Потом повернулся ко мне.

— Как ты это делаешь?

— Это — никак, — я пожала плечами. — А вот это, — теперь я провела рукой по себе, сверху вниз, — делает знак. Когда появляется связь, хозяин может видеть меня в облике, близком к человеческому.

— Так кто ты? — кажется, мальчишка начал верить.

— Сайре. Большего тебе не нужно знать, — я бесцеремонно прошла в его комнату, ступая по ковру чёрными сапогами с едва заметным двухсантиметровым каблучком. Если бы я была человеком, пришедшим с улицы, обязательно нанесла бы грязи, но за мной не оставалось даже следов.

— Это почему не нужно? — он пошёл за мной. — Я твой хозяин, как ты говоришь? Так что давай-ка рассказывай. Потому что я тебе велю.

Я усмехнулась и, не спрашивая разрешения, развалилась в кресле, устроив руки на подлокотниках и уложив щиколотку одной ноги на колено другой.

— Ты жаждешь знаний, повелитель?

— Ты сказала, будешь делать то, что я велю, — напомнил он и опустился на диван. — Так вот я велю: расскажи, кто ты.

— Я — Сила, — я чуть наклонила голову вперёд, чтобы было удобнее следить за реакцией Стаса. — Как ты понимаешь, тень в зеркале заставляет думать о многом. Поэтому меня называли и демоном, и духом, и чёртом, и призраком, и домовым… много кем, и никем из них я не являюсь. У меня нет названия — есть имя, которое ты уже знаешь. Итак, моя задача — найти себе достойного хозяина и служить ему. Как понимаешь, сама по себе я ни на что не способна, потому что Силой обязательно должен кто-нибудь управлять.

— Как джинн, да? И тобой управлял кто-то раньше?

— Да, — я кивнула. — Но они оказались недостойны.

— И… ты убила их? — парень насторожился.

— Что ты! Упаси тот, кого вы называете Господом! Я просто ушла, потому что больше не могла служить им.

Мальчик думал. Он не знал, верить мне или нет, потому что тень могла быть лишь ловким трюком. Опять посмотрел на меня из-под бровей. Потом на ковёр.

— А почему ты решила, что я достоин?

— Ну, этого я объяснить тебе не смогу. Потому что я вижу свои собственные знаки, которые говорят со мной. Ты их не увидишь.

— Ну ладно, — немного помолчав, согласился он. — Допустим, это правда. Но что ты можешь делать? Я не мечтаю стать президентом, и не буду тебя об этом просить.

— Правильно, потому что этого я не смогу сделать, — кивнула я, удовлетворённая тем, что он не замахивается на нечто масштабное. — Я могу выполнять лишь конкретные приказы. Если тебе хочется стать первым лицом государства, нужно уметь строить цепочки действий и очень много знать, ты пока не готов.

— А ты не знаешь много? Чтобы рассказать мне?

— Я знаю. Только ты должен правильно задавать вопросы.

— Хорошо, — Стас сжал кулаки. — Так что ты умеешь? Пылесосить? Мыть посуду? Строить дома? Или… — он покосился на моё оружие. — Убивать?

— Всё, что ты перечислил, — улыбнулась я. — И намного больше. Но посуду ты и сам можешь помыть, разве нет? Лучше использовать Силу там, где не можешь справиться без её помощи.

— Может, ты что-нибудь покажешь? — наконец догадался он. Я с трудом сдержала улыбку. Сколько раз — наверное, миллионы — я слышала это, произнесённое на многих языках, но имеющее всегда одно и то же значение, слово — «Докажи!»

— Что тебе более интересно? Я спрашиваю не просто так, — я сняла ногу с колена, поставила на пол. Потом медленно поднялась. — Я могу начать демонстрацию с того, что тебе совершенно не нужно — например, шить бальное платье. Выбери сразу тип действий.

— Ну… — он нахмурился, почесал затылок. — Не знаю… о! Покажи свою меткость! Вон у меня дартс на стене!

Дартс я давно заметила, поэтому тотчас же подошла к нему и выдернула все стрелки.

— С закрытыми или открытыми глазами, прямо или из-за спины? — деловито поинтересовалась я.

— Эмм… с закрытыми. Из-за спины.

В нём начал просыпаться азарт. Во мне тоже, какой-никакой. Пусть я уже потеряла им счёт, но я любила свою работу. Ведь каждый человек настолько неповторим, как неповторима снежинка, или капля дождя, или закат. Одинаковые — и разные.

Стрелок было пять. Я встала спиной к мишени, закрыла глаза… и через три секунды все орудия торчали в центре. Удобно расположившись кругом, чтобы не мешать друг другу. Стас восхищённо охнул.

— Кем бы ты там ни была, но метаешь здорово, — похвалил он. — А рисовать умеешь?

— Умею, — кивнула я, плавно поворачиваясь к нему. — Тебе это нужно?

— Нужно. Пытаюсь дракона изобразить, никак не получается, — он слегка смутился, думая, что я ожидаю какого-нибудь грозного приказа. Но я была довольна.

— Вижу, — я стояла над тетрадью. — Пару линий провёл верно. Впрочем, смотря какой дракон тебе нужен… но я, кажется, понимаю, какой. Сейчас будет.

Я выхватила из стойки карандаш и опёрлась правой рукой о стол. Левой начала молниеносно наносить штрихи, складывающиеся в удивительно правдоподобный рисунок.

За плечом сопел Стас.

— Вот, — через две минуты рисунок был окончен. — Ты хотел увидеть это?

— Да… — он посмотрел на меня широко открытыми глазами. Думаю, даже если он не верил в моё необычное происхождение, теперь бы точно не стал прогонять. — А ты… вообще, видела настоящего дракона?

— Я видела дракона, — не стала отрицать я. — Не совсем такого, но такого ты видел в фильме.

— Откуда ты знаешь, что я видел в фильме? — он прищурился.

— Стас, дружок, я не могу ответить на вопрос: «Откуда ты знаешь?» Я знаю всё, с тех пор, как себя помню.

 

****

Сначала он почти не пользовался силой. Не доверял немного, или побаивался, что все узнают. Сначала очень беспокоился, что родители меня увидят и поднимут шум, но вскоре убедился, что они спокойно проходят мимо, даже не замечая, что я стою почти перед ними. Впрочем, я никогда не делала так, чтобы они проходили сквозь меня. Это совершенно незачем, тем более я обжилась в кресле и чаще всего сидела в нём, когда все были дома.

Стас не вызывал меня несколько дней, и я видела его только тогда, когда он был дома. Когда он ложился спать, велел мне идти к входной двери и охранять вход. Я повиновалась, тренируясь в коридоре со своим клинком. Разумеется, я никому не мешала — никто не слышал ни звука. Даже Стас, потому что я прекрасно могла скрывать звуки, если это было нужно.

На пятый день он сказал, что я пойду в школу с ним. Я не возражала — впервые у меня появилась возможность выйти на воздух. Какой бы Силой я ни была, а клятвой была связана на самом деле, и не могла нарушить слово и выйти без разрешения хозяина или его вызова.

Я шла за левым плечом Стаса, и он постоянно оглядывался, проверяя, на месте ли его Сила. Я сказала, что он может выглядеть подозрительно, на что парень ответил, что как хочет, так и выглядит. Потом спросил, могу ли я стать видимой для всех, чтобы он мог спокойно со мной разговаривать, не боясь прослыть сумасшедшим.

— Могу, — вздохнула я. — Только не думаешь же ты, что меня пропустят в школу и позволят сидеть на твоём уроке? Я выгляжу по крайней мере как человек, закончивший школу несколько лет назад.

— А в девочку превратиться можешь?

— Меня всё равно не пустят. Если я только не стану кем-то из твоих одноклассников, — я покосилась на него.

— А куда деть настоящего? — Стас рассуждал рационально.

— Это тебе решать. Я лишь выполню твоё распоряжение. Впрочем… проще будет не сделать видимой меня, а сделать незаметным для всех твой разговор со мной. Всё, что ты мне говоришь, говори мысленно, и я услышу.

— Серьёзно?! — он обрадовался.

«Попробуй сам. Это занимательно», — подумала я для него, улыбаясь одной из своих искренних улыбок. Паренёк подскочил от неожиданности, а потом уже от радости. У него захватывало дух от открывающихся возможностей.

— У меня есть план, — заявил он. — И сегодня мы его осуществим.

 

****

Вечером Стас стоял перед зеркалом, одетый во всё чёрное. Зимняя куртка, джинсы, ботинки, перчатки. Только голову затянул красным платком, который казался необычайно ярким на фоне тёмной одежды.

За спиной мальчика маячила чёрная тень.

— Я иду на пустырь. Сегодня у него появится новый хозяин, — сказал парень, посмотрев на меня сверкающими глазами. — Жди, пока я позову.

— Как скажешь, хозяин, — я улыбнулась. Начинались игры людей, которые, как бы они ни были нелепы, я очень любила.

Историю Стаса я знала. Пустырь между крайними домами и перелеском всегда считался местом сбора самых классных парней. Они сидели на булыжниках, раскуривали сигаретки, пили дешёвое пойло. Дрались район на район. Малолетних ребят оттуда гнали — впрочем, они и сами не шли. Но самая главная причина, по которой мальчишка пошёл туда, крылась в прошлом. Когда-то давно эти классные пацаны прогнали Стаса и двух его друзей с площадки, которая вообще-то не считалась пустырём и была совсем близко к крайнему дому, из-за чего Стас воспылал праведным негодованием. Его слегка потрепали и велели больше никогда не приходить. Беда заключалась ещё и в том, что несколько этих ребят учились в той же школе, что и мой хозяин, и нередко перегораживали ему дорогу, толкались и ставили подножки. Потом они закончили школу и ушли в какое-то ПТУ, а Стас затаил злобу.

Он знал, что парни всегда собираются на пустыре после девяти часов.

Я сидела в кресле, закинув ногу на ногу и сцепив ладони в замок перед собой, и смотрела в пол. Я видела глазами Стаса.

Мальчик бесстрашно шагал в черноту. На пустыре не было света, видеть друг друга можно было только за счёт открытого пространства, ну, и зимой за счёт снега, делавшего всё вокруг белым.

Чёрные пятна были видны издалека. Ребята расселись на булыжниках и вели какую-то свою беседу. «И чего вам дома не сидится по такому холоду?» — подумала я, меняя положение ног. Стас чуть свернул, подошёл к полузанесённой снегом скамье возле куста и опёрся о её спинку. Медленно вынул сигаретку, чиркнул зажигалкой. Спокойно затянулся, даже не глядя в сторону парней.

Они какое-то время тоже не обращали на него внимания. Потом один из них поднялся, сделал пару шагов в сторону незнакомца, вернулся к своим и что-то сказал. И к Стасу направились двое.

— Эй… знакомый? — это хриплым голосом произнёс один, тот, что был повыше и покрупнее.

— Знакомый, — бесстрашно ответил Стас. Мне понравился его тон — вероятно, он крепко верил в меня, свою Силу. Я погладила рукоять оружия и расплылась в улыбке.

— Э, да это Стасик! — обрадовался второй. — Здорово! — он потянулся, чтобы крепко приложить парня по плечу, но Стас выставил вертикально руку, и сбил жест. — Чё, не рад видеть?

— Закурить дай, — попросил хриплый, слишком, как показалось моему хозяину, повелительно.

— Последняя, — с наигранным сожалением ответил Стас и развёл руками.

— Ты чего пришёл? — недружелюбно спросил главный враг Стаса — по фамилии Дербин, тот, что постоянно шпынял его в школе. — Дело есть? Во взрослые решил податься?

— Я вас не трогаю — вот и вы не лезьте, — наставительно порекомендовал Стас. — Вы там собираетесь — я отдыхаю здесь. Так что мою скамейку попрошу не трогать. Это честно? Я на ваши камни лезть не стану, уж понимаю, что такое неприкосновенность территории.

Парни переглянулись.

— Стасик, вали! — поморщился Дербин. — Неохота сейчас драку затевать. Меня раздражает, когда на моём поле чужаки, вот и гоню. Я ж тебя не бью — по-хорошему прошу: уходи.

— Обязательно, когда предъявишь документ о владении частной собственностью, — кивнул Стас.

— Блин, — огромный парень начал разминать руки. — Не понимает. Тупой…

— Один феник, — велел Дербин. — Хватит с него.

— Сайре, — тихо произнёс вслух Стас. Я мигом возникла за спинами его недругов.

— Здесь.

— Что? — Дербин повернулся. Отвлёкся и его громила, развернулся, но ничего не увидел.

— Если кто-нибудь из них ко мне прикоснётся, отруби руку.

Я кивнула. Да, не каждый из них может так сразу сказать. Но я чувствовала, как закипают в хозяине старые обиды, как всё накопленное вылезает наружу. Он хотел отплатить за свою беспомощность, когда падал от чужих подножек и был осмеян всеми, кто это видел. Когда не мог даже случайно попасть кулаком по отпрыгивающему сопернику, когда сдерживал слёзы и слышал «Плакса, плакса!» Когда его тягали за нос и за щёки, называя уродцем. Разрисовывали одежду, за что мама всегда ругала его. И когда плакал лучший друг, глядя на разодранную в кровь руку, а Стасу казалось, что он готов убить тех, кто это сделал. Но даже не представлял, что можно сделать, чтобы хоть как-то ответить.

Лишение руки казалось ему правильным решением.

— Хе… — Дербин нервно усмехнулся, повернулся обратно к Стасу. — Это что сейчас было?

— Ты шёл бы лучше, — миролюбиво посоветовал мой хозяин. — Я сюда пришёл не для того, чтобы с вами разговаривать. Мне нужно одиночество.

— Играет, — расплылся в ухмылке здоровяк и ткнул Стаса в плечо. Собирался сказать что-то ещё, наверное «И что, я его тронул, что дальше?», но не успел. Рука, срезанная по линии запястья, повалилась в снег, из культяпки забила кровь. Я заботливо встала между струёй и Стасом, чтобы ему не замочило куртку, и кровь исчезла в темноте. Правда, никто этого не заметил. Из-за ночи, или из-за того, что были заняты другим.

— А-а-а!!! — вопил от боли здоровяк, стараясь зажать артерию то здоровой рукой, то коленями ног. Дербин замысловато ругался, со стороны камней спешили остальные члены банды.

Стас стоял белый, как мел.

— Блин. Серьёзно, отрубила, — сказал он в пространство.

— Ты сказал, — я пожала плечами и вернула в ножны меч, совершенно чистый от крови.

— Ё… я просто… ну да, сам сказал. Только…

— Не говори, что не рассчитывал, иначе не пошёл бы сюда, — сказала я. — Пойдём домой?

— Да… да, пойдём, — он медленно развернулся и зашагал к дому. — У меня ведь ножа нет… да и кто поверит, что это я…

— Никто, — успокоила его я. — Только тебя сейчас собираются бить.

Стас резко развернулся, увидел, как на него несутся два злых парня, и принялся улепётывать. Те не отставали. Я оставалась на месте, наблюдая за картиной. Здоровяк уже нашёл свою руку в снегу, и, кажется, медленно погружался в шок. Дербин вызывал скорую. Эх, не успеете, парни, руку бы надо обратно приставить. Впрочем, после моего клинка она вряд ли срастётся…

— Сайре! Убери их! — крикнул Стас, видя, что его настигают. Я немедленно оказалась прямо перед преследователями, и, раскинув руки, поглотила их обоих вместе с одеждой. Как будто всосала в произвольную точку пространства.

Стас замер, тупо глядя мне в спину. Я развернулась.

— Блин, — опять сказал он. — Где они?

— Ты сказал их убрать, — я пожала плечами. — Их нет.

— Но где они?! — парень, похоже, собирался сорваться на крик.

— Их нет. Совсем нет. Вообще. Даже тел. Уверяю тебя, их не найдут.

— Но, блин, я не говорил убивать! Убрать! Стукнуть по голове! Толкнуть! Что угодно, блин, но не так!..

У Стаса не случился шок. Я дала ему отрезвляющую пощёчину, посмотрела совиными глазами в его, серо-карие.

— Ты знал, что получил Силу. Ты получил и ответственность. Я тебе говорила, что ты должен будешь выбрать, как меня использовать.

— Ты не сказала, что надо формулировать желания, как для глупого джинна! — взорвался он. — Делай то, что я подумал!

— Учту, — кивнула я и растворилась. Оказалась у него в комнате.

Парень запомнил моё обиженное лицо. Как будто я ожидала похвалы, а получила упрёки за плохо проделанную работу.

Но я сидела в его кресле, и улыбалась.

 

****

Итак, Стаса начали бояться. На следующий день на пустырь пришла целая ватага товарищей безрукого, и она решили расправиться с мальчишкой. Избить до полусмерти, чтобы он на всю жизнь остался калекой. Мой хозяин, умничка, придумал идеальный вариант. Сказал: «Управляй мной», при этом строго наказал никого не убивать и не калечить бесповоротно. Так, синяки, можно переломы, но лучше — отключить на некоторое время.

Всё получилось идеально. Я использовала одну из множества современных техник боя на руках. Стас не уставал — потому что не уставала я. Его тело было почти полностью расслабленным, под моим управлением он мог неделями подряд разгружать вагоны, и ни одна мышца бы не заныла. Но мы боролись всего двадцать секунд.

С тех пор никто никогда не лез. На пустырь даже почти перестали приходить. А Стас немного отошёл от былого и стал просто крайне уверенным в себе парнем.

Самым утомительным было — подсказывать ему в школе. Когда его вызывали отвечать, или писали контрольную — я должна была появляться в его голове и делиться информацией. Учителя стали уважать его, некоторые ребята в классе порой дразнили заучкой, но после парочки почти безобидных стычек с пиханьем друг друга плечами отстали. Мой хозяин всегда призывал меня, если нужно было бороться.

Он начинал слишком много перекладывать на меня, и я стала бояться, что он ослабеет и превратится в человека, постоянно рассчитывающего на свою приобретённую Силу. Но он оказался умнее. Записался в какую-то секцию по борьбе, куда меня с собой не брал. Я наблюдала исподтишка, радуясь его успехам. Теперь он призывал меня только для того, чтобы я добавила ему силы — телом управлял сам.

Он разумно пользовался Силой, и мне было приятно. Многие разбазаривали дар совершенно бездумно, за что и платили по счетам. Мы не выбирали, кому служить.

В один из спокойных дней у нас случился разговор.

— Сайре, — позвал меня Стас. Я тотчас же сделалась видимой. Обычно я исчезала, чтобы не отвлекать его от дел, и тогда он сам не видел меня.

— Да, хозяин?

Он знал, что в этом обращении больше шутки. Потому что я никогда не позволяла ему почувствовать свою полную власть, показывая, что у Силы есть воля. Правда, всегда беспрекословно выполняла то, что он скажет.

— Нужно провернуть одно дельце.

— Какое? — заинтересовалась я. Судя по серьёзному выражению его лица, он долго продумывал план. А его мысли я сейчас не читала, поэтому даже не представляла, что он придумал.

— Ты невероятная Сила, и, я уверен, можешь гораздо больше, чем делаешь, — начал он. — А я прошу у тебя всегда лишь помощи в драках да дурацкие подсказки. Нельзя использовать такую Силу для таких мелочей.

— Ты придумал что-то грандиозное? — я ощутила любопытство. Парень сделал довольный вид.

— Чуть более грандиозное, чем раньше. Совсем скоро я окончу школу и стану взрослым человеком. Смогу жить самостоятельно, без всяких обязательств. И хочу, чтобы ты мне в этом помогла.

— Слушаю, — я внутренне нахмурилась. Сейчас потребует богатств, которые сами катятся в руки, или попросит указать ему клад. Это будет слишком банально.

— И слушай внимательно, — кивнул он. — Потому что ошибиться мы не должны. В общем. Я не собираюсь поступать во всякие университеты, тратить время на то, что мне не нужно. Не стану просить, чтобы меня устроили на работу по блату, или искать какое-нибудь захолустное место. И стоять в тридцатилетних очередях на квартиру, или ждать, пока умрёт кто-нибудь из родственников. Не желаю бытовухи. У меня есть другой план.

— Я слушаю.

— Ты создашь защитное поле в том месте, где я тебе скажу. Представляешь, что именно мне нужно? — короткий взгляд из-под бровей, утвердительный кивок. — Невидимая граница, которая не пропустит никого и ничего. Моя личная территория. Это будет в перелеске возле города. Я уже подобрал место. Дальше дело за мной.

Я задумчиво покачивала ногой, глядя в ковёр. Мне было очень интересно, что он собирается делать на клочке земли. Может быть, строить тайный дом, в который никто не сможет проникнуть?

— Насчёт поля. Что оно должно сделать, если на него кто-то наткнётся? Убить? Испарить? Оттолкнуть?

— Сделай так, чтобы люди обходили это место, — велел он. Не задумываясь. Должно быть, и правда всё хорошо продумал. В этом он молодец. — Пусть тот участок выпадет из их области зрения. Чтобы не найти поисковым радаром, не увидеть с вертолёта или спутника. И чтобы никто не зашёл, включая зверюшек.

Он говорил очень чётко. Я вспомнила, к какому мальчику пришла пару лет назад, и довольно усмехнулась. Вырос. Определённо, вырос.

— Я справлюсь.

— Отлично. Тогда отправимся завтра вечером.

 

****

Завтра была пятница. Стас планировал уже тогда начать работу и оставаться в своём тайном месте все выходные. Так и получилось. Он набирал полный рюкзак еды и работал с утра до вечера. Место, что мне пришлось огородить, занимало не больше ста квадратных метров, и на нём не было почти ни одного крупного дерева. Так, кусты, которые Стас выкорчевал.

Кто-то даже пару раз прошёл вдоль границы, но, конечно, ничего не заметил. Стас даже не обратил на них внимания. Он доверял мне.

Стас копал. Судя по всему, огромную яму-котлован, с не очень-то ровным низом и косыми стенами. Где-то глубже, где-то мельче. Копал, не занимаясь ничем другим в выходные, и требуя, чтобы я помогала ему, как будто я обычный человек. Он даже лопату вручал мне свою.

Правда, я так и не знала, зачем ему эта яма. Но очень скоро, буквально через две недели, парень завёл об этом разговор. Мы как раз сидели на краю котлована, самом отвесном, и осматривали результаты своей работы.

— Слушай, Сайре, — Стас неожиданно повернул ко мне голову и уставился, очень внимательно. На мой профиль. Я не спешила поворачиваться.

— Да?

— Ты — Сила, которая мне дана?

— Точно, — я произнесла это немного иронически, потому что он уже не первый год это знал.

— Ты пришла ко мне… навечно? Ты можешь исчезнуть вдруг? Например, сейчас, и я останусь в своём скучном мире ни с чем, только с этой дурацкой ямой?

Я повернула к нему голову. Медленно, в глубине души усмехаясь. Потому что вопросы он начал задавать правильные.

— Я не могу исчезнуть вдруг. Я с тобой, пока ты жив, — и склонила голову чуть вперёд, почтительно. — Это истина.

Стас удовлетворённо кивнул и отвернулся, но было ясно, что этот вопрос не последний.

— Ты способна на многое? Нет, погоди. Я знаю, что ты можешь больше, чем помочь мне копать яму или дать физическую силу. Скажи… ты можешь управлять разумами людей?

Парень затаил дыхание. Вероятно, в нём зрел план. Но разумами… опасно. Я посмотрела заинтересованно.

— Могу. Конечно. В какой степени?

— В какой?.. — он вроде бы немного растерялся, потом взял себя в руки. — Да нет, я не хочу поработить мир! Просто… например, мне нужно пройти в какой-нибудь дом, и ты… делаешь так, чтобы люди меня пропустили и потом не вспомнили, что сделали это. Сможешь?

— Смогу, — в моих глазах горело желание узнать, что же он задумал. Стас это понял.

— Да нет, пока ничего, — он подтянул колени к груди и обхватил их. — Я просто продумываю варианты… я хочу независимости. Полной независимости. От государства.

— Ты и так независим от государства, — хмыкнула я. — Посуди сам: если ты в месте, в которое никто в мире не может попасть.

— Да. Да, но… пойми правильно, я не хочу править миром. Но и скрываться вечно — тоже. Я хочу жить свободно. Мне нужно больше территории, не скрытой, но неприкосновенной. И чтобы меня признали.

— Ты хочешь объявить себя отдельным государством? — я не удержалась и сверкнула глазами.

— Нну… — он покачал головой, имея в виду, что истины здесь только доля. — Что-то типа частной территории, ну, вроде графства… со своими законами.

— Без налогов, без виз… так?

— Ну, за границу, как я понимаю, я с твоей помощью смогу попасть? — парень хитро покосился на меня. Я рассмеялась.

— Сможешь, будь уверен. Но тебе недостаточно всё мочь в своём маленьком мирке?

Кивок.

— Хочешь славы?

— В какой-то степени, — признался Стас. — Если честно, хочу… хочу, чтобы никто не мог мне приказывать. Чтобы надо мной не было власти. Понимаешь? Я не собираюсь никем повелевать или брать кого-то силой, — усмехнулся, догадавшись, что опять намекает на меня. — Просто заявлю, что я сам по себе, и что не стану никому подчиняться. Нейтралитет. И в этом случае если кто-то станет нападать, тогда я смогу использовать… тебя. Силу. Лишь для защиты. Это ведь правильно?

— Несомненно, — ответила я. Все эти годы я только соглашалась с ним.

— Тогда вот что, — итак, мы подошли к самому главному вопросу. Я превратилась в слух. — Тебе интересно, зачем мне яма. Слушай. Я понимаю, что по сути не могу вот так отхватывать территорию — она принадлежит государству, и я должен за неё заплатить. И я заплачу. Мне нужны алмазы, которые я вручу властям в обмен на то, чтобы эта территория стала моей. Навсегда. Ведь можно же было купить Аляску? — по лицу Стаса было видно, что он загорается своей идеей всё сильнее и сильнее, и она всё больше ему нравится. — Вот и я куплю, кусок леса на склоне холма. Это даже не город — скорее загород. Тут земли дешевле.

— Такой твой план, — пробормотала я.

— Да. Мне нужно, чтобы на этом самом месте можно было добывать алмазы. Это постоянный доход. Здесь недалеко будет стоять мой дом… будущий дом, который я построю на эти деньги. Только нужно как-то сообщить о том, что я этот холм нашёл, и… как-нибудь покультурней и подоходчивей объяснить, почему этот холм мой, а не находится в собственности государства.

— Да, над этим стоит подумать. Ты собираешься показывать представителям правительства чудеса?

— В том-то и дело… — Стас нервно запустил руку в волосы. — В общем, решено. Закинь на дно ямы маленький такой намёк, что там, в глубине, есть алмазы. Не знаю, как они обычно их открывают… в общем, чтобы специалисты сразу распознали. И кусок такой породы дай мне в руку.

Я незамедлительно всё исполнила, и парень заворожено уставился на обломок в своей руке, один из сколов которого чуть блестел. Я не стала ему объяснять, почему появление алмазов в таком месте будет считаться чудом, и не предупредила, что кусок в руке тоже покажется странным — вряд ли у паренька мог быть нужный инструмент, которым он мог вырубить алмаз.

Но Стас очень быстро уложил камень в рюкзак и поднялся.

— Отлично. А теперь пойдём со мной. Мне нужно кое с кем поговорить.

 

****

Конечно же, Стас не знал, к кому обратиться. Он действовал наугад. Сначала проник в институт географии и показал кусок горной породы какому-то профессору (мы нашли его не сразу — демонстрировали камень разным людям, и они всё время отправляли нас к следующему). В итоге, когда парень нашёл того, кто был нужен, и уговорил его поехать вместе с нами (кстати, пообещал энную сумму денег), мы отправились к мэру.

Те люди, что теоретически могли нас не пропустить, лишь кивали головами и тотчас же забывали о мальчишке и сопровождающем его мужчине. Меня они, конечно, не видели. Я следовала сразу за хозяином в видимом только ему облике, и наслаждалась, выполняя свою работу.

Стас ещё больше наслаждался происходящим.

— И всё-таки не понимаю, на каких правах вы вообще сюда вошли, — пробормотал мэр, в который раз глядя на мальчишку и степенного гражданина, который явно нервничал. — Да-да, алмаз… но с чего вы взяли, что это у нас, на холме возле Лисницкого тракта? Ммм… странно, очень странно… хорошо, я вызову специалистов на то место. Вы его укажете, молодой человек? Вот и прекрасно. Жду вас завтра в этом кабинете. В девять часов утра. Вы отправитесь на место предполагаемых разработок вместе с моей группой.

Назавтра всё действительно случилось так, как обещал мэр. Правда, в группе был страж правопорядка, который должен был арестовать Стаса за хулиганство, если окажется, что ничего ценного в лесу нет. Но всё случилось как раз наоборот. Бешеная радость, ажиотаж, куча звонков в какие-то инстанции… Специалисты подтвердили, что именно здесь почти на поверхность выходит неизвестно откуда взявшаяся алмазная жила.

— Хорошо поработала, — пробормотал Стас, с трудом сдерживая улыбку.

— Спасибо, — я польщённо поклонилась.

— Что вы говорите? — человек, один из сопровождающих команду, повернулся на голос.

— Ничего, — мой хозяин помотал головой, но всё-таки не смог не расплыться в улыбке, глядя на лица остальных людей.

Вечером он опять был у мэра.

— Я не стану спрашивать, зачем вы вообще копали яму в лесу, — благодушно говорил мэр, наливая в стакан какое-то спиртное. — Будете? Что ж, правильно, здоровье надо беречь. Вы, молодой человек, много сделали для города, и это понимаете. Да… я считаю, что вы достойны вознаграждения. Как, вы говорите, вы нашли это место? Играли с мальчишками? Молодцы… большие молодцы! Я думаю, мы выпишем вам грант. Или, может быть, вы хотите, чтобы государство оплатило ваше обучение в одном из престижных университетов? Или… да-да, конечно, этого слишком мало, даже смешно предлагать такое за вашу услугу… что ж. Дом? Где хотите, какой хотите, полностью ваш. Вам уже есть восемнадцать? Вот славно! Тогда проблем не возникнет. Правда, всё равно нужно пообщаться с вашими родителями…

Мэр был очень рад, много говорил и рассыпался в обещаниях. В какой-то момент Стас устал слушать.

— Дом. Прекрасно, это отличное предложение. Вы построите его для меня совершенно бесплатно? Я польщён. Я согласен на эти условия. И вы разрешаете мне выбрать участок, какой я захочу? Великолепно. Я уже даже выбрал. Да, обязательно покажу! Но мы не подошли к самому главному. Что вы хотите от меня?

— От вас? Помилуйте молодой человек, ну что мне может быть нужно от вас! Что мне ещё может быть нужно! Вы славно послужили государству, и можете рассчитывать на его благосклонность.

— Это чудесно, — Стас как-то хищно склонил голову к плечу, и я заметила, что он непроизвольно копирует мой птичий жест. Мальчик действительно сильно изменился за те годы, что я его знаю. Сила меняет людей. — Только ведь тот холм с алмазной разработкой — это именно та территория, что я куплю у вас. И там же построю свой дом. Вот я и хочу узнать: сколько я должен вам за территорию? Десять процентов? Двадцать?

Сначала мэр онемел. Потом расхохотался.

— Территория с жилой? Ну что вы! Вы шутите? Это никак невозможно. Я прямо… прямо поверил в серьёзность ваших намерений… давайте говорить как взрослые люди, — теперь он нахмурился и даже поставил локти на стол. — Алмазов вы не получите. Не стану лукавить. Вы, пожалуй, даже не узнаете, насколько велика эта жила и как ведутся разработки. Так что забудьте об этом. Дом мы вам предоставим, действительно, какой захотите — и на этом наше сотрудничество окончится.

— Боюсь, это вы меня не поняли, — Стас смотрел не отрываясь. Я точно таким же взглядом — на него. — Этот холм уже мой. Я лишь хочу разрешить недоразумение, чтобы никто не говорил, будто я отобрал его у государства. Я заплачу сколько хотите. Но жить буду там.

— Перестань, мальчик, — мэр начинал злиться. — Ты слышал, что я сказал? Я думаю, нам лучше окончить разговор. Так мы ни к чему не придём.

— Если вы откажете, никакой алмазной разработки вы завтра не найдёте, — проронил парень. И незаметно подмигнул мне.

Мэр помолчал.

— Возвращайся домой. Твои данные мы знаем, тебе придёт письмо. Явишься по указанному адресу, и там всё обсудишь. Я с тобой больше разговаривать не желаю.

— Я приду завтра, — пообещал парень, очень хитро улыбнувшись, и вышел.

 

****

На месте царил переполох. Яма была, но никакой жилы — и в помине. Люди копали, задействовали приборы, вглядывались — никакого эффекта. Кто-то поговаривал о массовом гипнозе. Рассерженный, сбитый с толку мэр звонил Стасу и велел срочно приехать. Стас соглашался приехать лишь тогда, когда у него будет бумага о передаче ему определённой территории в бессрочное пользование.

Конечно, ни к какому соглашению они не пришли. Мэр обещал обсудить всё позже, отложить до завтра и послезавтра, потому что ему нужно переговорить с кем-то и ещё с кем-то… Стас был согласен ждать. Он только кивал телефонной трубке и советовал меньше думать и быстрее соглашаться. Потому что чем скорее решится вопрос о холме, тем скорее можно будет приступить к разработкам.

А пока мэр организовывал группу, которая должна была разыскать Стаса (никто до сих пор не знал наверняка, где он живёт и даже как его фамилия — мой хозяин за всё время переговоров ни разу не появлялся дома), мы решили некоторое время пожить на чердаке одного из старых домов. Куда попадали с лёгкостью при моём содействии.

Нужно было всего лишь подтолкнуть люк, а потом бесшумно опустить его обратно. Здесь было темно, сухо, и в углу валялся старый матрас.

На нём кто-то был.

— Эй! — окликнул незнакомца Стас, разглядев наконец фигуру. — Тебе лучше уйти.

Он, конечно, предполагал и то, что человек, лежащий здесь — обычный бомж, или пьяница, и, может быть, вовсе не поймёт, чего от него хотят. Но сначала надо было попытаться по хорошему.

— Отвали отсюда, я устал, — раздался мужской, достаточно трезвый голос. — Иди бомжуй в другом месте.

Мой хозяин рассердился. Он тоже устал.

— Я сказал — пошёл вон. Сегодня я здесь отдыхаю. Твоё место в подвале.

— Эх, малёк… — человек усмехнулся и сел. Глаза на миг сверкнули в свете падающей в окно луны. — Ты реально мешаешь мне спать. Сейчас уходишь — или я тебя выдворяю.

Стас яростно выдохнул. И открыл рот, чтобы назвать моё имя, но услышал щелчок взводимого курка.

В руке у человека был пистолет. Настоящий. Заряженный.

Стас только на миг задержался. А потом резко произнёс, сжав кулаки.

— Сайре!

Но я с сожалением отступила.

— Он не один. С ним Сила. Я могу выйти только против неё, чтобы нейтрализовать. Так что вы будете бороться сами.

Должно быть, Сила, что стояла напротив меня, только что досказала своему хозяину то же самое. Потому что мужчина резко вскинул пистолет.

Шансы были неравны.

 

****

Я сидела на краю крыши многоэтажки, изредка покачивая ногами над пропастью. Позади, за моей спиной, положив ладонь в перчатке на рукоять меча, стоял высокий черноволосый мужчина. С чёрными, как смоль, глазами, с хвостом, перетянутым верёвкой. В синей рубашке с закатанными рукавами и чёрной жилетке наверх. Чёрные штаны, высокие сапоги. Не вижу, но знаю, что знак на плече. Буква «К».

— Куда дальше, Кайнатен? — спросила я, не отрывая взгляда от восходящего солнца.

— В Африку. Знак зовёт туда, — ответил он спокойным тихим голосом. — А тебе?

— Подальше. Кёльн. Так что, надеюсь, не столкнёмся.

— Это была случайность, — ответил он. Сделал шаг ближе. — Никогда не знаешь, куда тебя закинет, правда? В этот раз повезло очутиться в одном городе. А две Силы в одном городе — многовато…

— Почему так получилось?.. — произнесла я риторически. На этот вопрос никто из нас не знал ответа.

— Длинные истории с использованием Силы получается строить лишь тогда, когда мы не сталкиваемся, — печально произнёс Кайнатен. Кажется, несколько раз люди умирали от старости в своей постели, лишь тогда отпуская Силу… самое разумное и мудрое использование дара.

— Он ведь почти не ошибся, — с сожалением покачала головой я. — Такая нелепая случайность! У них даже не было разногласий — просто твой уже ничего не боялся, а мой немножко обнаглел…

— Ты жалеешь его?

— Нет, — я поднялась и повернулась к коллеге. Он был чуть выше меня, так что пришлось слегка приподнять лицо. — Это проверка. Насколько надёжны руки, в которых отдаёшь Силу.

— Как думаешь, этому когда-нибудь придёт конец?

— Хватит бросаться риторическими вопросами, — рассмеялась я. — Знак зовёт меня. Там ждёт тихая двадцативосьмилетняя девушка, которая, как мне кажется, просто не способна придумать план, подобный плану Стаса.

— Ты ещё помнишь его имя? — шутливо спросил Кайнатен.

— Брось, ты знаешь, что я помню каждого, — я опустила глаза. — У меня ещё никто не умирал своей смертью. Почему в моём присутствии людей тянет на подвиги?

— Успокойся. Что-то мне подсказывает, что с девушкой тебе повезёт. — Он положил руку мне на плечо, улыбнулся напоследок и растворился.

Я развернулась и посмотрела на солнце. Надеюсь, девушка не захочет развязывать войну. Или требовать алмазную жилку. Хорошо бы она оказалась очень пугливой… может быть, она ограничится тем, что попросит у меня здоровья для себя и своих близких? Впрочем, Стас тоже сначала казался простачком, но потом… ай, какая разница, они всего лишь люди! Забавные человечки, которые играют смертельным оружием, считая себя уникальными. Им хочется, чтобы если вдруг произойдёт чудо, оно произошло именно с ними, и больше ни с кем. Ведь если Силой будет владеть каждый, получится, что не будет владеть никто.

А когда они полностью поверят, что единственны в своём роде — появляется ещё один. Такой же единственный…

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль