Глава Седьмая: " Преступление раскрыто... "

0.00
 
Глава Седьмая: " Преступление раскрыто... "

ДВОРЕЦ АМЕНХОТЕПА.

Аменхотеп, Хиона и Мелия устроили танцы при дворе. ВСе напились настолько, что позабыли про все на свете. Аменхотеп танцевал быстрый танец, запрыгнув на свой трон и выкрикивая:

— Я Египет! Я Египет!

— А я Аравия! И я объявляю Вам войну! — выкрикнула Хиона, поцеловав первого попавшегося стражника в губы.

— А меня? — спросил фараон.

— А Ваши жены?

— А ни их, — фараон махнул рукой, — Их тут все равно нету! Нил! И ты тут?

Это обращение было к его верному псу.

Но веселье длилось не долго, потому что в зал вбежал стражник темницы и выпалил:

— Сэр, прошу прощение что прерываю Ваш пир.

— Че тебе надо, смерд? — Аменхотеп бросил раздраженный взгляд на стражника, — Че приперся сюда? Тебе тут не рады.

— Идмон, сэр! — выкрикнул стражник.

— Че там с этой собакой? Нил, прости за сравнение!

— Он мертв, сэр, — выкрикнул стражник.

— Скормите его животным, — скомандовал фараон. Но Хиона протрезвела молниеносно. Для девушки это был просто шок. Рухнули небеса. Ее любимый человек, с которым она мечтала провести остаток своих дней оказался мертв. Девушка свалилась со стола на пол, настолько она была в шоке.

— Можно мне увидеть его? — спросила Хиона.

— Да, — кивнул стражник.

— А танцы? — спросила Мелия.

— Иди ты, ты уже наделала все что можно, — Хиона оттолкнула мать и выбежала в сторону темницы.

— Я тебе не прощу этого, — выкрикнула Мелия.

— А я тебе за то, что ты пошла против воли Исиды и не благословила наш союз с Идмоном, — Хиона хлопнула дверью тронного зала.

Мелия побежала следом, но стоящие на выходе стражники перегородили женщине дорогу.

— В чем дело? — Мелия попыталась пролезть, но те даже не шелохнулись от довольно сильного натиска женщины.

— Вы арестованы, — заявил Аменхотеп, — Стража. В темницу ее до выяснения обстоятельств.

— На каком основании я задержана? — спросила женщина. Она была на грани истерики.

— На том основании, что я фараон и не обязан отчитываться ни перед кем! — заявил Аменхотеп, выйдя на балкон, подышать свежим вечерним воздухом, — Че встали! В темницу ее, немедленно!

 

ТЕМНИЦА.

 

Сырые стены темниц навеяли ужас на Хиону, когда стражник повел девушку к камере в которой содержали Идмона.

— Как это произошло? — спросила девушка, — Пожалуйста. Скажите мне, как… Как...

— Успокойтесь, — стражник взял Хиону за руку.

— Успокоится? — гневу Хионы не было предела, — Как Вы такое можете говорить?

Зайдя в камеру, Хиона увидела лежащее тело Идмона и не могла больше сдерживать своих слез. Настолько девушка любила этого молодого человека, что просто не могла поверить в это. Она любила его сильнее чем любила мать. Она любила его сильнее чем любит жизнь и себя. Склонившись над телом любимого, Хиона медленно стала поглаживать его по голове, расправляя его волосы, словно от этого что-то зависело.

— Как-же так, — прошептала девушка, — У нас еще все впереди должно было быть… Как-же так, дорогой… Не уходи..

Хиона склонилась над Идмоном и поцеловала его в губы, затем в глаза. Девушка так сильно рыдала, что на полу образовалась небольшая лужица. Стражник просто безмолвно стоял в углу, словно статуя и ничего не предпринимал. Он просто наблюдал за девушкой: ему было и жалко ее и нет одновременно. На своем веку он повидал множество смертей и множество покалеченных судеб, поэтому уже привык ко всему. Но такое даже он редко когда видел, такую любовь..

— Я ухожу вслед за тобой, дорогой! — Хиона резко поднялась и бросилась к стражнику, — Давай мне оружие, смерд! Немедленно, сука!

— Я не могу, — кратко отчеканил стражник, но Хиона принялась бить его по плечам. Стражник не давал сдачи. Он просто стоял.

— Я даю Вам свое благословение, дорогая, — раздался голос и в темницу спустилась Мелия, а следом сам фараон.

— Даешь когда он мертв, когда ты убила его! Аменхотеп! Казни ее, или это сделаю я!

— Успокойтесь, Хиона, — сказал Аменхотеп, — Знаете, я проникся Вашей трогательной историей и хочу извинится перед Вами за это.

— За что? — Хиона была я явном недоумении от всего происходящего, — Я что уже умерла? Это ад? Это чистилище? Я напилась… Понятно. Я просто сплю.

— Докажи ей, — приказал стражнику фараон. Стражник полоснул кнутом по руке девушки, а та аж подпрыгнула от боли и гнева. Затем последовал хук слева в челюсть стражнику, из которой вылетел гнилой зуб.

— Благодарю, — кивнул стражник.

— Обращайся, — сказала Хиона, — Значит я не сплю. Тогда, что тут, черт возьми, происходит?

— Я сказал Вашей матери, что если она убедиться в искренности Ваших чувств, то тогда она даст добро на Ваш союз с Идмоном.

— Убив его Вы решили проверить это?

— Его никто не убивал, — ответил фараон, — Он совершил самоубийство.

— Ох, как удобно! — воскликнула девушка, — А мне что легче от этого что-ли?

— Но, — фараон поднял вверх правую руку, — Именем Исиды я лично объявляю Вас супругами и связываю Ваши узы навечно, волею данною мне Богами! Хиона! Готова-ли ты стать верной супругой Идмона и быть верной ему и в горе и в радости, пока смерть не разлучит Вас?

— Нас и смерть не разлучит! — выпалила девушка. Она уже начинала догадываться про все происходящее.

— Теперь Ваш выход! Пора воскресать из мертвых! — фараон дал команду Идмону.

— Я всегда буду с тобой, дорогая!

— Боже, ты живой, — Хиона просто повисла на шее Идмона, — Я так рада… Боже… Спасибо Вам всем!

— Я с тобой, милая, — Идмон прижал любимую к себе, — Я всегда буду с тобой! Во имя Исиды!

Оба не могли сдержать слез радости. Настолько они обрадовались этому, настолько им было радостно соединится навек.

Мелия подошла к дочери и обняла ее со словами:

— Извини меня.

— Ты тоже прости меня, — Хиона прижала маму к себе, а та обняла за плечи Хиону и Идмона, сказав:

— Еще раз благословляю Ваш союз!

Даже по щеке Аменхотепа покатилась скупая слеза. Настолько все происходящее тут было трогательно!

— Спасибо Вам, — Хиона обняла Аменхотепа и поцеловала его в губы, — Это единственный поцелуй в губы другому мужчине, кроме Идмона! Этот поцелуй всегда пусть будет с Вами в знак моей безграничной благодарности Вашему доброму сердцу!

— Боги защитят Ваш союза ибо такова моя воля! — сказал Аменхотеп, — Диктис! Заходите!

— Отец? И Вы тут? — изумлению Хионы не было границ. Она словно в сказку попала: настолько все ей казалось неправдоподобным. Но нет, к ее радости это была не сказка, а ее реальная жизнь!

— Мне доложили два часа назад про приказ Фараона, — заговорил Диктис, — Я благословляю Ваш брак! Я всегда был за Ваш союз, если честно!

— Спасибо большое, — Хиона обняла отца, — Идмон! Я люблю тебя!

— И я люблю тебя, дорогая Хиона! Я всегда буду любить тебя, даже после смерти мы будем вместе! Ибо Боги нас свели и Исида знает толк в людях и любви!

— Это точно, — Аменхотеп согласился, — Что-ж, вот и сказке конец. Переходим теперь к суровым Египетским будням и возможной войне на полуострове!

— А может быть ну ее ту войну, — предложила Хиона, — Могут-же погибнуть невинные люди.

— Я-бы рад, но надо-же защищать Египет от орды врагов, — сказал Фараон, — Потому что тогда погибнет гораздо больше!

Для читателя: Спустя год Аменхотеп дал титул Хионе и Идмону и они теперь проживают при дворце Фараона. У них родилась прекрасная дочка, которую они назвали… Исида, в честь к Богине Любви. Родители Хионы — Мелия и Диктис отказались проживать при дворце Аменхотепа, но очень часто они навещали друг-друга. Фараон подарил им нормальное жилье и они жили в хорошем достатке в 200 метрах ходьбы от главных ворот дворца фараона.

— Пожелаем каждому из Вас встретить того человека, с которым Вы проживете всю оставшуюся жизнь в любви и согласии. Не важно какой у Вас будет достаток и будет-ли он вообще, важно то, что-бы Вы были вместе и любили друг-друга в любой ситуации, — заговорил Аменхотеп, обращаясь как-бы ко всем жителям, — Ибо жить без денег возможно, а жить без любви и чистых прекрасных отношений не возможно! Так помолимся Богам за то, что-бы все у нас было хорошо! Ибо когда миром будет править любовь, то в мире воцарится мир! За любовь! За мир! Удачи всем! Ваш Аменхотеп III, великий Фараон Египта! Спасибо, что все это время были с нами! Боги благословят Вас! Удачи!

 

***********************************

 

КЛАДБИЩЕ КАИРА.

 

Когда Ворон закопал назад пустые гробы, то присел на оградку. Девушки присела рядом и воцарилась тишина. Стемнело. Прохладный ветерок нежно ласкал щеки присутствующих, но сейчас друзьям было не до того, что-бы любоваться вечерней природой.

— Распутаем это дело, вернемся в Анды и я вызову Волка, — заявил Ворон на ухо Джейн, что-бы Ерби и Фаргис не услышали его слов.

— ОК, — кивнула Джейн, — А про это дело? Давай вернемся в дом Маду.

— Зачем? — спросил Ворон, — Да к тому-же зачем тревожить психику Ерби? Помнишь, она тогда в обморок упала.

— Интуиция, — Джейн взяла руку Ворона, — Поверь мне! Если мы вернемся в дом, то распутаем это дело! Поверь мне!

— Но..

— Поверь, — повторила Джейн.

— Хорошо, — Ворон резко поднялся, — Девчата! Мы возвращаемся!

— Куда? — спросила Ерби.

— В дом Маду, — ответил Ворон и направился к выходу из кладбища.

 

ЖИЛИЩЕ МАДУ.

 

Когда друзья подошли к дому Маду, то в душу ко всем закралась слабая тень неопределенности и сомнения. Джейн первая вбежала в дом и выкрикнула:

— Так я и знала!

— Что там? — Ворон влетел следом и увидел, что тела Маду в доме не оказалось,

— Это еще ни про что не говорит, — сказал Ворон, — Его могли забрать.

— Кто? Дом на отшибе. Сюда еще 200 лет никто не забредет, — Джейн отрицательно замотала головой. Взгляд Ворона вновь упал на стол.

— Ворон, — Джейн проследила за взглядом Ворона, — Это уже, блин, не смешно. Снова стол? Ты что действительно поехал на нем?

— Да, нет… Это я так… Не бери в голову, — Ворон сам направился к столу и присел на корточки под столом.

— Что с ним? — спросила Ерби, обратившись к Джейн.

— Я-же говорила, что и у Ворона есть свои слабости.

— Он всегда такой? — спросила Фаргис.

— Только с этим столом, — ответила Джейн, — Я не понимаю почему. И не пойму, наверное, никогда.

— Зато я понял, — воскликнул Ворон, — Не считайте меня тупым! Да, стол действительно поразил меня своей красотой, но тут еще есть кое-что. Смотрите!

Ворон надавил на маленький уступчик на ножке стола, который разъехался пополам и все увидели двойное дно в столе. А там… А там… Куча украшений, золотых бусинок, различной одежды, борода, усы и прочие снаряжения для маскировки.

— Да, не думал я, что древние египтяне были такие умные, — восхищению Ворона не было границ, — Все это время орудовал один человек! И его имя — Маду!

— Ты уверен? — спросила Джейн, — А мотив?

— Конкуренция и бизнес, — ответил Ворон, — Это дерьмо зарождалось уже с таких древних времен!

 

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КАИР.

 

Торговля шла полным ходом. Ведь дело близилось к вечеру, на базаре были толпы людей разного возраста и разного сословия.

— Берем колье, золотые украшения, — вопили различные торговцы со всех сторон. Каждый стремился перехватить покупателей себе, занижая цены на такие-же товары, в надежде, что люди выберут его, а не соседа.

— А почем это колье? — к одному торговцу обратилась пожилая сгорбленная женщина.

— Для Вас скидки, — ответил мальчик-торговец, — Берите сейчас или его возьмет кто-то другой!

— Беру, сынок, — женщина высыпала в ладонь мальчику монеты, — Спасибо! Это то, что я искала всегда!

— Счастливого вечера, — торговец отдал женщине колье и продолжил свою работу, а женщины уже и след простыл.

 

Ворон и Джейн пошли вдвоем на рынок, а Ерби и Фаргис остались в доме, на тот случай, если вернется Маду. Ворон оставил девушкам транквилизатор, что-бы те могли усыпить Маду, когда он вернется в дом.

— Ты думаешь, что это так просто? Что это Маду? — спросила Джейн.

— Ничего себе просто, — Ворон удивленно посмотрел на Джейн, — Если это просто, то что тогда сложно??!!

— А родители Ерби и Фаргис? — вспомнила Джейн, — Пустые могилы.

— Маду мог просто похоронить пустые гробы.

— Он был один? А еще свидетели?

— Это древний Египет, дорогая, — Ворон махнул рукой, — Хотя меня тут очень многое поразило! Особенно изобретательность Маду! Респект ему!

— А женщина, которая выбежала из дома, — вспомнила Джейн, — Кто она была?

— Я не знаю, пока что, — Ворон внес данные в ЭК, — Дай мне сначала окончательно все проанализировать и тогда я сделаю свое заключение и виновный будет покаран.

— Хорошо, — Джейн на миг отвлеклась от дороги, восхищенно посмотрев на Ворона, и не заметила как налетела на какую-то пожилую женщину, сбив последнюю с ног.

— Ой, простите меня, пожалуйста, — Джейн склонилась, что-бы помочь женщине подняться, но так резко вскочила:

— Нет-нет, не стоит! Все хорошо, спасибо..

— Вы так резко вскочили, — заметил Ворон, — Вам не больно?

— Нет-нет, спасибо, сынок, все хорошо. Ну, я пойду, а то меня ждут… Волнуются что-ли..

— Ты хотя-бы голос поменял-бы, Маду, — заявил Ворон, — А снимай с себя этот дурацкий костюм! Ты разоблачен!

И Ворон принялся стягивать с женщины одежду.

— Ворон, — одернула Джейн, но Ворон только махнул рукой.

— Ворон, — повторила Джейн.

— Отстань, — Ворон впервые нахамил Джейн. Настолько он был уверен в том, что смог раскрыть данное преступление. Но… Не тут-то было. Оказалось, что это действительно женщина, которая просто пришла купить колье.

— Мальчик! Это он! Он видел! Это то свидетель! — воскликнула Джейн, побежав к прилавку. Ворон, извинившись перед бабулей, побежал следом.

— Ты помнишь нас, — подбежав к прилавку, выпалила Джейн, — Мы расследовали дело про убийство торговца.

— Да, Вы нашли убийцу? — спросил мальчик.

— Да, — ответила Джейн, — Но нам нужна твоя помощь! Когда ты последний раз видел Маду?

— Маду, — мальчик задумался, — Да сегодня вроде пробегал тут.

— Спасибо, — Ворон побежал в сторону дома Маду. Джейн следом, а мальчик-торговец был в недоумении от увиденного.

 

ДОМ МАДУ.

 

Когда Ворон и Джейн вбежали в дом, то увидела на полу лежащего Маду, которого усыпила Ерби.

— Этот лох вернулся и мы его усыпили, — сказала Фаргис, — Все, как ты и сказал, Ворон.

— Спасибо, — Ворон поблагодарил девушек, — Теперь надо привести его в чувства!

Ворон вытащил спирт и облил им Маду, который молниеносно проснулся.

— С оживлением, мертвенький чувак, — поздоровался Ворон, — Итак! Ты разоблачен! Зачем ты убивал этих людей?

— Каких? — прикидывался дурачком Маду.

— Не ври, хватит, — Джейн прикрикнула на Маду, — Деньги не стоят того, что-бы убивать людей. Ты жестокий и тщеславный лгун и хладнокровный убийца!

— Где родители Ерби и Фаргис?

— На кладбище, — ответил Маду.

— Крепкий орешек, однако, — заметил Ворон, — Гробы пустые. Мы выкапывали их. Ты разоблачен. Говори правду, Маду. Зачем убил Кассиопею? Зачем убил торговца? Зачем похоронил пустые гробы? Где родители Ерби и Фаргис? Кто твои сообщники? Говори, хуже будет!

— Я ничего не знаю, — Маду перешел на хрип, — Я не убивал никого. Я клянусь Вам. Я не убивал...

Маду пересекся взглядом с Джейн, которая неловко замерла. Девушка пристально посмотрела в глаза Маду, который еле сдерживал слезы. Ей его глаза показались очень искренними.

— Зачем ты обманывал нас? — спросила Джейн, — Скажи, что означают пустые гробы?

— Я не знаю, — сказал Маду, — Мне сказали захоронить их, они уже были закрыты. Не стал-же я их открывать. Это грех.

— Кто сказал?

— Два старичка, они были в плащах и лица были закрыты. А одна женщина точно была немного сгорбленная и низкого роста, — вспомнил Маду.

— Из выше сказанного есть хоть 10% правды? — спросил Ворон, — Ты-же лгун, которого я еще не встречал в своей жизни! Ты просто мастер!

— Я говорю правду, — ответил Маду.

— А принадлежности в столе? Маскировочные снасти? — спросил Ворон.

— Как Вы открыли мою систему?

— Современные технологии, — ответил Ворон, — Ну-и? Я жду объяснений. Прошу!

— Это он, — в дом к Маду вбежала какая-то девушка, — Он заставил меня сымитировать нападение! Это я выбежала тогда из дома!

— Вы кто?

— Я его сестра, — ответила девушка, — Я помогаю ему с торговлей. Мое имя Пиура.

— Тифон, Исея, — сказал Ворон, — Мы расследуем..

— Я знаю, просто мне надоело врать и обманывать, — сказала Пиура.

— Не надо, — Маду заплакал, — У меня только торговля начала налаживаться, — Маду разрыдался, — Я хочу нормально торговать..

— Даже за счет чужих смертей? — Джейн пришла в неописуемую ярость, — Я — бы тебя своими руками удушила-бы, если-бы воспитание позволило.

— Так удуши. На второй раз будет проще.

— По себе судишь, скотина? — спросила Джейн.

— Я не убивал ни Кассиопею ни торговца, — сказал Маду.

— Убивал, — выкрикнула Пиура.

— Докажи, — выкрикнул Маду.

— Улики в твоем столе, — ответил Ворон, открыв стол, — Вот, смотри! Вспомни!

— Это не мое, — Маду отрицательно замотал головой, а Ворон вышел на центр комнаты и заговорил:

— Господа! Расследование объявляется оконченным! Ждите меня тут! Я скоро вернусь!

Ворон выбежал из дому и через час вернулся с Дорофеем, который рассказал Ворону и Джейн про родителей Кассиопеи.

— Это Дорофей, — представил Дорофея Ворон, — Пока это все, что мы смогли сделать!

Выйдя в центр, Ворон продолжил:

— Господа! Расследование окончено! Теперь я разложу все по полочкам, начиная с самого начала. Официально подтвержденная смерть Мети, торговца...

Тут Ворон запнулся, увидев мальчика-торговца.

— Джейн, твоих рук дело?

— Для полного набора, — ответила Джейн, а Ворон продолжил:

—… Мети был отравлен ядом в шею. Иголочки пошли по касательной, следовательно человек был невысокого роста, потому что дырочки встали вертикально, а не горизонтально. Значит человеку было тяжело так высоко всадить иголочки. Маду высокого роста, да к тому же он параллельно торговал в тот день, поэтому раздвоится Маду не мог. Рука у человека явно дрожала, об этом свидетельствовали царапинки на плаще у убитого Мети. Следы на траве были босые. Человек передвигался босиком, следы женские. Далее убийца проследовал в потайной лаз в земле, куда направились мы с Джейн. Мы вышли на дом девушки по имени Кассиопея. Причастность ее к убийству была исключена, потому что ее убили, но убийца был в ее доме и она была с ним хорошо знакома. Об этом свидетельствовали улики у нее в доме в виде черного плаща с бусинками, на плаще были характерные царапины свежих веток. Я начал подозревать Кассиопею, но она была убита характерным оружием, которым убили и Мети. Я лично проверил ее, она была действительно мертва. Это факт. Идем далее. После Кассиопеи мы забрели в дом Дорофея, близкого друга Кассиопеи, который рассказал нас про жизнь девушки и про ее ограбление разбойниками, когда погибли ее родители, а она выжила. В доме у Дорофея ничего подозрительного не было, поэтому мы сразу исключили его из круга подозреваемых. Потом мы встретились с Маду, в прочем тут все и так было понятно и мы об этом уже слишком много и подробно рассказывали. В заключение я скажу, что убийство Мети и убийство Кассиопеи не связано между собой, потому что Кассиопею убил мужчина и твердой рукой, а Мети убила женщина… Или… ребенок. Потому что такой маленькой ноги у женщины просто быть не может, те следы, что мы обнаружили на траве. Причастность к убийству Ерби и Фаргис исключена, потому что они не могли этого сделать: мотива нету, Фаргис вообще жыла в Луксоре и работала в музее. Ерби не имела мотива, но Мети был убит из-за конкуренции. И в этой комнате присутствует исполнитель убийства Мети. Но только исполнитель! В прочем, он может сейчас сам выйти и назвать имя заказчика. Я даю тебе пять секунд на признание. По истечении времени я называю твое имя сам.

— Я убил Мети, — поднялся мальчик-торговец, — Это сделал я. Мое имя — Лекс.

— Лекс. Зачем ты это сделал? — спросила Джейн.

— Я хотел помочь своему дяде — Маду.

— Дяде? — тут уже Ворон удивился, — Вы дядя для Лекса?

— Да, — кратко отчеканил Маду, — А я говорил тебе, не надо. А ты..

— Убийство Мети раскрыто, — объявил Ворон, — Далее. Убийство Кассиопеи. Согласно записям в дневнике девушки, она очень любила одного мужчину, но ее любил другой мужчина. Кассиопея познакомилась на базаре с одним торговцем и полюбила его больше жизни. Об этом свидетельствует заметка в ее дневнике, который она вела. Вырисовывается любовный треугольник. У убийцы было состояние аффекта, он совершил убийство в сердцах. И хоть убийство Мети и Кассиопеи не связано между собой, его совершили лица знающие друг-друга. Улики, обнаруженные мною в ходе обыска, подтвердили его причастность к убийству несчастной Кассиопеи. Я сам назову имя или Вы выйдете добровольно?

Воцарилась тишина.

— Крепкий орешек, — продолжил Ворон, — Убийство Кассиопеи совершено Маду. Согласно уликам, найденным в доме Маду и записям в дневнике Кассиопеи, Маду из-за ревности убил Кассипею, мол не мне, но и не кому.

— Я любил ее, — Маду заплакал, — Я очень любил ее… Я… Прости меня, дорогая...

— Вы поставили бизнес выше ценностей, — продолжил Ворон, — Пиура является любовницей Маду, но не его сестрой.

— Вы правы, — ответила Пиура, — ВЫ раскрыли меня.

— Но я еще не окончил рассказ, — сказал Ворон, — Я сказал, что Маду причастен к убийству Кассиопеи, но убийца другой человек. Характерные следы подтвердили это, и убийцей Кассиопеи является Пиура, которая просто убила свою соперницу. Убийство Мети совершено в целях бизнеса, а убийство Кассиопеи — это любовный треугольник. По поводу родителей Ерби и Фаргис. Девушки, познакомьтесь! Ваш отец, — Дорофей. У Вас схожие характеры, схожие очертания бровей и ушей, он все время жил по соседству с Вами, а Вы даже не подозревали про это. Ваша мама похоронена в Луксоре, на местном кладбище. Я обнаружил небольшой могильный крестик в доме у Дорофея, с символами Луксора.

— Отец, — изумлению у девушек не было границ.

— Вы арестованы по сообщению в совершении убийства, — в дом зашли три стражника, с гербом фараона. В итоге были задержаны три человека: Маду, ПИура и Лекс, десятилетний мальчик, который отравил Мети.

Дорофей отпустил дочерей, и Ворон предложил Ерби и Фаргис отправится с ними и работать в ихней команде. Теперь они будут в базе. Ерби и Фаргис, конечно-же согласились и друзья перенеслись в наши дни, в Анды.

 

По решению Аменхотепа, которому доложили про резонансное преступление, все трое были приговорены в смертной казни. В итоге фараон смилостивился и заменил смертные приговоры на пожизненную каторгу. Спустя 5 лет Лекс исправился настолько, что Фараон отпустил его. Он женился на девушке, у них родилось трое детей и они прожили счастливую семейную жизнь. С тех пор Лекс никогда не ставил богатство и деньги на первое место. Он исправился.

Судьбы Маду и Пиуры сложились несколько иначе. Спустя год, Маду скончался во время строительства пирамиды от перегрузки. Его погребли там-же, в земле, где и строили пирамиду.

Пиура целых 10 лет отбывала каторгу, а когда ее выпустили за примерное поведение, она так и не успела выйти замуж, умерев от тоски через сутки после освобождения.

Вот так сложилась жизнь каждого из героев: те, кто стремился к богатству умер, а те, кто стремился к семейной счастливой жизни — прожили долгую и счастливую жизнь. Добро победило, но добро, к сожалению, побеждает не всегда.

А мы отправляемся далее, вместе с Вороном и Командой за новыми приключениями.

  • "Труффаторе" / Билли Фокс
  • Штиль / Рыжая
  • Жертва. Разделение / Фабрика святых / Фрагорийский П.
  • Поверхности всего к чему могу достать... / Боюн (DioKlahsK) Джонатан
  • #Есенин / Триггер / Санчес
  • Экзот / Берман Евгений
  • Зимнее / Времена года / Оскарова Надежда
  • Сопливые рассказы / Pandemia L.V
  • Слишком / Девятый вал / Рыжая
  • Афоризм 067. О Ю. Цезаре. / Фурсин Олег
  • Выбор / Накипело / Кккквв

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль