Глава 2

0.00
 
Глава 2

— Проклятье!.. — София застонала, постепенно приходя в себя и чувствуя, как стихает боль во всем теле. Женщина поднялась на ноги, кожей ощущая на себе настороженные взгляды наемников и криво усмехнулась. Руки предательски дрожали, но слабость постепенно отступала. Прижавшись спиной к безукоризненно белой стене, София достала капсулу Серой пыли и разломив оболочку, высыпала содержимое в рот. На языке разлилась горечь, но уже спустя пару мгновений боль окончательно растворилась, не оставив после себя ничего, кроме свежих воспоминаний.

— Может, в следующий раз предупредишь, прежде чем вспыхивать праздничной свечкой? — Ханред приподнял брови, и капитан заметила свежие ожоги на его лице. Стоит сказать, особо это внешность наемника не испортило.

София и сама хотела бы узнать, почему сила, которой наделили капитана вживленные под кожу имплантаты внезапно вышла из-под контроля. Такого не случалось ни разу с того самого момента, как десять лет назад она очнулась в экспериментальной лаборатории, а люди в защитных костюмах ослепительно-белого цвета суетились вокруг, следя за показаниями многочисленных датчиков. В тот миг, когда сознание наконец вернулось к Софии, гнев и ярость внутри достигли своего пика. Шрамы на руках еще ныли, когда она со злостью сорвала с себя тонкую сеть проводов, оставляя кровавые брызги на безукоризненно чистых простынях. По ладоням заструилась кровь из потревоженных швов, но сила, которую в этот момент ощутила девушка, ни шла ни в какое сравнение с пережитым ужасом. Она была экспериментом, который провалился. Экспериментом, который, вопреки всему, выжил.

Наемники на «Луксоре» подозревали, что с капитаном иногда творится что-то неладное. Некоторым выпал шанс увидеть, как невидимое пламя обугливает врагов, превращая тех в горящие головешки. Порой даже броня оказывалась бесполезной. Но никогда еще способности женщины не становились опасны для нее самой, и никогда не причиняли вреда ее людям.

— Поговорим, когда вернемся на корабль. Больше такого не случится. — капитан, по крайней мере, хотела в это верить, но лгать, глядя в глаза наемникам не представлялось для женщины сложной задачей. — Нужно осмотреться. Найдем эту Марилен и остальных, если кто-то еще остался, выясним, что здесь произошло и свалим подальше. Вперед, вперед!

Если у наемников и оставались вопросы, они предпочли оставить их при себе. До поры до времени, как резонно подозревала София. Вернувшись на «Луксору», капитану все-таки придется объясниться перед своими людьми. Или же попросту избавиться от них, ссадив на ближайшей планете. Второй вариант казался женщине привлекательней во всех отношениях, тем более что она и сама не до конца осознавала произошедшее. В конце концов, на том же «Мунлайте» сыщется достаточно новых энтузиастов, подобных Шиоле, которые готовы за небольшую сумму и нашивку наемничьей банды на собственной броне исполнять грязную работу нанимателей. Хотя, стоило признать, нынешняя команда нравилась Софии.

Только сейчас выпал шанс осмотреться вокруг. Длинный белый коридор освещался до того ярко, что глазам требовалось время, чтобы привыкнуть после тусклого уличного сияния местного светила. В конце виднелась дверь, зеркально похожая на внешнюю, с той лишь разницей, что на этой ясно отпечатался кровавый след человеческой ладони. Панель управления тоже оказалась заляпана кровью, но ни пуль, ни иных свидетельств происходивших здесь событий отыскать не удалось.

Ханред вновь взялся за поиск кода к запертой двери в чужом коммуникаторе, а в это время устройство капитана вновь отобразило входящий звонок. София почти не удивилась, увидев уже знакомую мордашку доктора.

— Зафиксировано незаконное проникновение. Уровень опасности — альфа. Настоятельно рекомендую посторонним покинуть помещение лаборатории во избежание серьезных проблем. — Девушка закончила свою речь отвратительной вежливой улыбкой, которая вызывала неотступное желание стереть ее с милого личика любым способом.

— Она словно по бумажке читает. — Хмыкнул Дайрен, внимательно следивший поверх плеча капитана за голографией, которая подсвечивалась над лентой коммуникатора. Внезапно окошко подернулось рябью помех, странный скрежет резанул слух, но спустя мгновением картинка вновь сделалась четкой. Улыбка доктора стала более искренней, но вот взгляд был совершенно пустым.

— Блок А открыт для посещения. Просим посетителей станции пройти в левое крыло для получения необходимых сведений и внесения своих данных в журнал посещений. Доброго дня.

На этот раз связь прервала Марилен, оставив своих недавних слушателей в полном замешательстве. Наемники изумленно переглядывались, и никто не мог объяснить причины столь резкой перемены. Раздался характерный звук и дверь в конце коридора, над взломом которой в течение нескольких минут безуспешно трудился Ханред медленно съехала в сторону, открывая взгляду небольшое служебное помещение. С легкими хлопками под потолком зажигались лампы. Вскоре можно было различить рабочие столы с большими экранами трансляторов, внушительных размеров голографические списки данных и таблицы, развешенные по стенам. Но взгляд капитана зацепил другое.

Ученый словно задремал, привалившись спиной к стене, но две опаленные по краям раны от пуль — во лбу и груди — развеивали всякие сомнения о состоянии мужчины. София присела на корточки, осторожно вытащила из окоченевших пальцев визор, но информация на том оказалась повреждена. Тогда капитан потянулась к коммуникатору. Последний вызов на устройство поступил несколько часов назад. Отправителем значился некий доктор С. Ноул. Разговор длился не слишком долго, но София нажала на кнопку прослушивания.

— Майк, проект необходимо закрыть. Если ни у кого из вас не хватает смелости признать, что все уже давно вышло из-под контроля, я думаю, мне следует доложить руководству и…

Шелест помех заставил капитана вздрогнуть от неожиданности. Больше коммуникатор на запросы не отвечал. И к большому удивлению женщины устройство неожиданно ограничило доступ к данным. Это было странно — несколько секунд назад ни о какой защите и речи не шло.

Видимо, разговор шел о проекте «Слияние», том самом, о котором вскользь упомянул наниматель. Вот только известно ли верхушке корпорации, что дела в лаборатории протекали не так уж и гладко? Чем бы ни оказался этот проект, люди, работавшие над ним, либо лишались рассудка, либо погибали. София нахмурилась, чувствуя, как где-то в висках пробуждается пока еще едва ощутимая головная боль — очередной по счету подарок от имплантатов — поднялась на ноги и осмотрелась по сторонам. Пока она изучала коммуникатор мертвого доктора, наемники обыскивали столы ученых. Ничего. Настораживало и то, что каждый визор, транслятор или иное устройство в комнате за исключением голографических данных, по которым то и дело пробегала рябь помех, отказывались работать. Одни ограничивали доступ к файлам, другие и вовсе не отвечали на запросы.

Из служебного помещения вело две двери, над одной из которых значилась подсвеченная голографическая надпись: «Корпус А», а над второй, соответственно, «Корпус В». Та, что вела в В оказалась запечатана и на все попытки Ханреда обойти защиту отвечала лишь мерзким сигналом отказа. Другая с металлическим звуком открылась, стоило спутникам приблизиться.

— Будь я проклят, если нас не гонят как крыс по лабиринту. — Наемник сплюнул. А Шиола содрогнулся, чем вызвал у капитана непреодолимое желание оставить мальчишку здесь. Пусть дожидается их возвращения возле двери, может, даже успеет предупредить об опасности, если кто-нибудь прежде не прострелит ему голову. Идея показалась Софии заманчивой, и капитан тут же приказала наземнику следить за входом. Если Шиола и остался недоволен, то ничем этого не выказал. А в глазах и вовсе мелькнуло плохо скрытое облегчение.

Дальше отряд двинулся быстрее. Сказывалось отсутствие способного находить препятствия даже в воздухе новичка, да и желание поскорее разобраться с произошедшим играло немаловажную роль.

 

За дверью взгляду незваных гостей предстала очередная неприятная картина. На этот раз тел оказалось уже два — одно было буквально вплавлено в стену. Черты лица и конечности до того изувечены огнем, что нельзя распознать, женщина это или мужчина. Второму ученому повезло больше, если можно так сказать. Бедолаге просто прострелили голову. Быстрый осмотр коммуникатор не дал результатов — устройства были повреждены настолько, что даже не отвечали на запросы. В помещении кроме тел не нашлось ничего, способного разъяснить происходящее, и задерживаться отряд не стал.

Вскоре на очередной развилке наемникам пришлось признать, что слова Ханреда были не лишены смысла. Одни двери оставались запертыми, и любые попытки разблокировать доступ оказывались бесполезными, другие открывались сами собой. София подняла голову и встретилась с мертвым взглядом очередной камеры, фиксирующей каждое движение наемников. Капитан вскинула руку и выпустила три патрона прямо в цель. Камера разлетелась на мелкие осколки, осыпая пол градом искр, но Софию не оставляло чувство, будто есть в этой лаборатории кто-то, кто изучает их, словно подопытных крыс.

Лабораторное оборудование было щедро изукрашено кровавыми разводами, еще несколько раз встречались тела, но ни одного намека на присутствие на станции выживших. Отряд то и дело сверялся с картой — кто-бы их не вел, ему явно было нужно, чтобы наемники оказались в самом сердце комплекса. Судя по тем данным, которые предоставил наниматель, там располагался командный центр, базы данных всей лаборатории и панель управления, напрямую руководящая всеми системами станции. А это значило, что, добравшись туда, удастся запустить сканирование всех помещений. Тогда наконец станет понятно, есть ли в стенах лаборатории живые.

— Капитан, вам это понравится. — Ханред стоял возле очередного транслятора, по которому бежали строки данных. София приблизилась, оперлась ладонями о стол и жадно впилась взглядом в небольшой экран.

«Запись из дневника, доктор Д. Райлетт. Направлен с Земли для работы над проектом «Синтез». Признаться, когда узнал подробности, поначалу был в ужасе, но после, осмыслив все, не смог не признать, что идея просто гениальна. Если все пойдет как надо, мы получим идеального бойца, наделенного не только человеческой яростью и послушанием, но и превышающими любые пределы возможностями. Даже десяток таких синтезированных созданий, будь они у нас во время Кровавой Чумы на Керсоне сумели бы переломить исход дела. Военные будут в восторге, насколько я слышал, от них уже поступил заказ на целую партию. Итак, с сегодняшнего дня приступаю к работе над проектом».

Последнее, что успела разглядеть София прежде чем экран исказила рябь помех — дату, которой была помечена запись в дневнике. Почти полгода назад. Среди мертвых доктора не оказалось, но и надеяться на встречу не стоило. Джек никогда не мог защитить себя даже в шутливых стычках, а сейчас, когда и более проворные солдаты лежали с дырками от пуль в лужах собственной крови сомнительным казался благополучный исход дела.

Больше ничего интересного кроме нескольких совершенно бесполезных заметок в ящике стола отыскать не удалось.

— Еще два поворота и мы на месте. — разглядывая карту, проговорила София. Движение вновь возобновилось, но теперь капитан сосредоточенно вглядывалась в каждый блок данных — некоторые оказывались совершенно бесполезными, в других удавалось разобрать лишь жалкие крохи сведений, прежде чем непонятные помехи ограничивали доступ.

София по привычке двигалась впереди, наемники прикрывали спину. И потому, когда позади раздался резкий звук закрывающейся двери, капитан поняла, что в комнате оказалась одна. За стеной раздались звуки стрельбы — похоже, кто-то из мужчин попытался справиться с панелью управления грубой силой, но результатов это не принесло. В лабораториях в целях безопасности двери делались настолько прочными, что тут и граната не помогла бы, не то что пара выстрелов из пистолета или винтовки.

— Оставайтесь там! — крикнула капитан своим людям сквозь толщу металла. — Я доберусь до командного центра и попробую разблокировать выход. — и уже гораздо тише, в полголоса женщина хмуро добавила. — Потому что больше ничего и не остается.

Что ж, планы загадочного ублюдка, кем бы он на самом деле не оказался, похоже исполнялись как по нотам. И это радовать Софию отнюдь не могло. Она приехала сюда, намереваясь разыскать пару-тройку лабораторных крыс, которые, возможно, попросту отправились на увеселительную прогулку в колонию недалеко отсюда. А вместо этого капитан находит трупы, слетевших с катушек ученых и туманные записи о проекте «Синтез». Связь с «Луксорой» потеряна, ее люди разбросаны по лаборатории, а сама она заперта в этой мышеловке и не остается ничего другого, кроме как играть отведенную роль. Чего и добивались сидящие по ту сторону камер мерзавцы.

По мере того, как капитан продвигалась по лаборатории — гораздо медленнее и осторожнее, чем прежде — звуки помех становились все громче. Но теперь в них слышались… голоса? Точнее голос, всего один, не имеющий пола, как показалось капитану вначале. После же София уловила мужские интонации с жестким механическим отголоском. Что за черт? Или она сама не заметила, как рехнулась наподобие тех ученых, что работали здесь?

Звук помех становился все громче и громче. И вот когда капитан готова была пустить в ход собственные способности синтетика, спалив отвратительно белые коридоры дотла, лишь бы заглушить этот мерзкий шелест, она поняла, что наконец добралась до места назначения. В конце короткого узкого коридора виднелась дверь, ведущая вниз, а всю левую стену занимало невероятных размеров стекло, открывающее обзор на командный центр.

Глаза капитана удивленно расширились, когда она увидела хрупкое тело в униформе лаборатории посреди широкого белого стола за стеклом. Провода, которые торчали из головы, рук и ног лежащей без движения фигуры соединяли ее с небольшим устройством, проецирующим в свою очередь большой голографический экран, занимающий целую стену. По бокам расположились множество трансляторов, по-видимому, как раз и предназначавшиеся для управления лабораторией.

По огромному экрану бежали волны помех, но длилось это не больше секунды. София не сразу поняла, что ненавистный шелест наконец стих, а голография приняла человеческий вид. Мужчина неопределенного возраста, все в той же униформе. Он стоял внизу, сцепив руки за спиной и внимательно разглядывал капитана сквозь стекло. Женщине вдруг сделалось не по себе. Обычно, подобные голограммы использовались для создания виртуального интеллекта. Имитация внешности, симуляция естественного разговора — все это обыденно для нынешних ВИ. Но эти операционные системы, обретающие внешность по желанию своих создателей, не имели ничего общего с тем, что сейчас с любопытством изучало капитана.

В наступившей тишине судорожный вздох показался оглушающим. София увидела, как тело, которое вначале показалось ей безжизненным задергалось, приводя в движение многочисленные провода, и капитан поспешила вниз. Все это время взгляд голограммы неотступно следовал за женщиной.

— Так значит вы все-таки добрались. — голос лежащей на лабораторном столе Эйрин Марилен едва слышался, так что капитану пришлось наклониться к самому ее лицу, чтобы разобрать слова. Правда, вид вживленных под кожу проводов, по котором то и дело пробегали синеватые искры вызывал отвращение. Кровоточащие разрезы портили миловидное личико доктора, и даже глаза потускнели, словно у древней старухи. — Все мои усилия заставить вас отступить… — вновь шелест помех. Капитан оглянулся на голографию, и тот вопросительно улыбнулся, словно удивляясь, что о его присутствии вспомнили. София похолодела. Искусственный интеллект. Эта тварь не просто визуализированная программа, это программа, способная думать, учиться и принимать собственные решения. — …прошли даром. Там, внизу, мой визор. Возьмите. Он не сумел взломать его защиту, там все данные.

Доктор закрыла глаза, но ее грудь то поднималась, то опускалась, что все еще оставляло надежду. Вряд ли девушка выберется с планеты живой, но не поздно расспросить ее о том кошмаре, что произошел здесь.

Прежде чем София сдвинулась с места, чтобы взять устройство Марилен, лежащее неподалеку, гнетущую тишину прервал уже знакомый голос ИИ, тот самый, что ранее слышался среди помех.

— Капитан «Луксоры», Керсонский палач, глава малочисленной банды, называющей себя «Кровавый след», полное имя — София Меридит Райлетт. Поверьте, капитан, у меня есть полный доступ к вашей биографии. Охранные системы планеты зафиксировали ваше приближение, я же сумел добраться до тех данных, что вы успешно от них скрыли. Я знаю о вас все, вы же обо мне ничего. Несправедливо, так вы, люди, кажется говорите в таких случаях. Поэтому я предоставлю вам время на изучение данных доктора Марилен. После этого мы обсудим с вами наши… дальнейшие действия.

Капитан хмурясь подняла с пола визор доктора. Предусмотрительности ученого можно было лишь позавидовать — внешняя защита отсутствовала, но от внутреннего вторжения — вируса или, к примеру, вмешательства в систему ИИ — данные оказались ограждены. Судя по всему, доктор вела дневник. Раскрыв первую запись, София пробежала взглядом по мелькающим на экране визора строкам. Ничего интересного: размышления по поводу назначения на должность руководителя проекта, собственные опасения и надежды. Следующие две содержали столь же незначительные данные, зато запись под номером четыре оказалось занятной.

«Я приступила к работе, когда проект «Синтез» уже полным ходом развивался. Потребовалось время, чтобы вникнуть в процесс. Это колоссальный скачок вперед. Возможности искусственного интеллекта, положенные на полное подчинение руководству, помогут создать идеальных солдат». София вскинула взгляд на окруженного легким мерцанием мужчину, который являл собой образец вежливого внимания. Подумать только, наделенный разумом набор файлов сумел устроить резню, которой позавидовали бы банды «Мунлайта».

— Как далеко ты проник? Лаборатория, колония, а может, все планеты в радиусе отсюда?

— Лаборатория находится под моим… полным контролем. — Во время паузы ИИ скользнул взглядом к лежащей без сознания доктору. Ясно. Видимо, та оказалась не по зубам внезапно обретшей волю программе, и первое сообщение ученой, что получила София на свой коммуникатор принадлежало именно Марилен. Девушка всячески старалась отвести чужаков от лаборатории, которая, по сути, являлась мышеловкой. Второй звонок уже оказался делом рук ИИ. — Как и системы колонии. Жители не знают о происходящем, так же я фильтровал все исходящие сообщения с планеты. Руководители «Генкорпарейтед» не подозревают, что происходит на самом деле.

— Ну еще бы, предусмотрительный ты ублюдок, иначе они послали бы сюда не нас, а пару десятков отличных хакеров, которые быстро бы подчистили твои данные. — София сжала руку, чувствуя, как воздух вокруг начинает дрожать от жара, и тут же нахмурилась. — Видимо, фокусу с имплантатами я тоже обязана тебе?

— Вы наполовину синтетик, капитан. Была вероятность использовать ваше тело в качестве носителя. Но это оказалось… невозможным. По непонятным мне причинам.

Не получилось один раз, получится в другой. Этому ИИ упорства не занимать, и людей, судя по устроенной им бойне, он любит не слишком крепко. Нужно как можно скорее выбираться отсюда. Но если попросту вырубить все питание на станции, сработает аварийная защита и все двери заклинит. А если не отключить питание, то двери все равно останутся закрытыми — лаборатория под контролем ИИ, а тому, похоже, общество капитана начинало нравиться все больше и больше.

— Ты ведь не первый ИИ. Почему все пошло не так? — София пролистывала записи в визоре, не забывая следить за голограммой. Тот не предпринимал никаких действий. Да и если подумать, свести с ума ученых ему удалось не сразу, значит, пока опасности программа не представляет. Софии хотелось так думать, по крайней мере, но картинки изуродованных тел все еще стояли перед глазами. — И как, черт возьми, они собирались использовать тебя для боя?

— Индивидуальная боевая платформа. — капитан уже и сама отыскала это в записях доктора. Здесь даже оказались представлены первые схематичные наброски, приблизительные изображения того, как должна была выглядеть ИБП. И если бы «Генкорпарейтед» удалось объединить подобную силу с безжалостностью и расчетливостью ИИ, для которых смерть товарищей и своя смерть не значила ровным счетом ничего, получился бы идеальный солдат.

Вот только в одном они просчитались. ИИ, по крайней мере, этот, сумевший каким-то образом обойти все ограничения в своих установках, смерти все-таки боялся. Согласно записям доктора, проект вышел из-под контроля после того, как оказались проведены первые боевые испытания. ИИ поставили в условия реального боя, причем особо кровавого и жесткого. Даже отправили на тренировочную площадку солдат, которые время от времени выпускали по голограмме несколько пуль, не причинявшие той видимого вреда. Вот только искусственный разум решил иначе, и, совершенно неожиданно для ученых обретя собственную неограниченную ничем волю, обратил против нападавших стационарные орудия — уменьшенную версию тех, что находятся снаружи. Все, кто находился на тренировочном поле оказались под обстрелом, погибнув мгновенно.

После этого самым разумным шагом было свернуть проект, удалив оказавшийся слишком своевольным образец и взяться за новый, но ученые решили поступить просто гениально — Марилен посчитала, что, внедрившись в системы ИИ, сумеет убедить того подчиниться, или же, если этого сделать не удастся, попросту исправит ошибку изнутри. Отсюда все эти провода под кожей — видимо, проект был для девушки очень дорог, если ради его сохранения она решилась пойти на такое.

Правда, вместо нужного результата случилось новая неожиданность. ИИ оказался проворнее, и каким-то образом получил пусть и частичное, но управление над телом доктора. Поначалу ученые не чувствуя подмены, исполняли приказания руководителя проекта. А дальше начался хаос. Один добавленный в еду по приказу ИИ в теле Марилен препарат, и вот уже лаборатория полнится нервными, подозревающими всех и каждого людьми, для которых любой шорох звучит подозрительно.

— Ты защищался, я понимаю. — София действительно понимала. Если ИИ сумел обойти наложенные на его систему ограничения, то, кем он стал, способно ощущать страх, смятение и надежду. — Но что дальше? Зачем ты вел нас сюда? Для чего мы тебе?

— Я предлагаю… сделку. Мне нужно тело, взамен я обещаю помочь вам в поисках брата.

— Джек работал здесь. Так почему я должна верить, что ты вдруг оставил его в живых? — Ее брат. Брат-близнец, единственный, кого София с равной силой любила и мечтала задушить собственными руками. Гениальный ученый, мастер работы с виртуальными и искусственными интеллектами, один и тех, кто искренне верит в возможность создания жизнеспособных синтетиков — людей со способностями машин и наоборот. Настолько сильно верит, что согласился отдать свою сестру в качестве объекта очередного эксперимента. Вероятность выживания в подобном проекте для Софии равнялась всего нескольким процентам, и тем не менее Джек согласился.

После лаборатории, воспоминания о которой до сих пор заставляли женщину просыпаться ночами, будущего капитана «Луксоры» забросило на Керсон. А уже после Кровавой Чумы, получив звучное имя и несколько сотен кредитов за проделанную работу, София вела непрекращающиеся поиски. Все остальное — банда, корабль, заказы и наниматели — все это казалось чем-то несущественным, проходящим. Главным было отыскать Джека и… с тем, что будет после встречи с братом, женщина еще не определилась.

— Все, что вы видели, нежелательный эффект психотропных веществ, которые некоторое время принимали сотрудники лаборатории. В тот момент я не имел четкого плана действий, и решения порой занимали доли секунды. Доктор Райлетт мог оказаться в числе мертвых, но он спешно уехал, как только получил сообщение от мистера Дарлена. Тогда у меня еще не было доступа к личным данным персонала, а после письмо оказалось уничтожено. Его содержание неизвестно.

— Выходит, ублюдок жив. — Софии хотелось расхохотаться, но она лишь криво ухмыльнулась и приблизилась к голографии вплотную. Воздух вокруг мужчины мерцал, а сквозь его лицо капитан ясно видела каждую панель белой лабораторной стены. — Как ты хочешь выбраться отсюда?

 

Прежде Гарт увидел яркую вспышку, озарившую вечернее небо планеты, а уже потом услышал оглушающий грохот. Столб пыли и искр взвился в воздух, и даже с того места, где корабль дожидался возвращения отряда, было возможно различить разлетающиеся по радиусу клочки обшивки и металла. Мужчина пораженно выругался, и тут же поднес к губам ленту коммуникатора. Безумная надежда мелькнула и пропала, когда на миг шорох помех сменился полной тишиной, но ни единого звука различить первый помощник так и не смог. На его вызов никто не отвечал, и сколько бы мужчина не пытался, устройство отказывалось наладить соединения с коммуникатором капитана.

— Мертон, ты что-нибудь видишь? Что показывают системы? — Поверить в то, что София могла пострадать, мужчина отказывался. Она выжила на Керсоне, не обращала внимания на боль, которую приносили ей вживленные под кожу имплантаты — пусть и заглушала ее Серой пылью — и уж точно не могла допустить таких просчетов на обычном задании.

— Гарт… — голос пилота показался мужчине растерянным и изумленным. — Датчики словно с ума посходили. Все системы корабля… Вот черт, мне запрещен доступ к управлению! Что происходит?! Что, черт возьми, здесь происходит?

Свет на мгновение потух, корабль окутался зловещей тишиной, в которой особенно громко звучала ругань ошарашенного пилота, но первого помощника все это интересовало мало. В иллюминаторе он видел клочок зеленых джунглей и обрывок темнеющего неба, где над деревьями, быстро приближаясь, держалась маленькая черная точка. Вскоре она приобрела очертания челнока, на котором уже спустя пару секунд оказалось возможным различить название корабля-носителя и модели. Свет вновь вспыхнул, на миг заставив притихшую команду зажмуриться. А в следующий момент Гарт услышал едва различимый сигнал входящего вызова на собственном коммуникаторе.

Включив видеосвязь, первый помощник хмыкнул. Помимо наемников и капитана, в челноке оказался еще один человек. Даже сидя, он был выше женщины на две головы, бесстрастное лицо казалось безжизненным, зато глаза… Когда взгляд напрочь лишенных зрачков, горящих красным светом глаз обратился к мужчине, Гарт мысленно застонал, проклиная тот день, когда решил стать помощником этой сумасшедшей. Ибо никто в здравом уме не потащил бы боевого киборга на свой корабль. Не замечая того, что связь уже налажена, капитан продолжала втолковывать что-то своему новому приятелю.

— Убери лапы от моего корабля, ты понял? Если я замечу что-то подозрительное, ты обнаружишь пару новых дырок в своей новенькой платформе. — наконец женщина отвлеклась от разговора и поглядела на первого помощника. — А, «Луксора», это капитан Райлетт. Поднимайтесь в воздух и откройте шлюз. Гарт, подготовь каюту. У нас новый пассажир. Пора убираться с этой чертовой планеты.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль