Одно прелестное создание (ГЛАВА 1)

0.00
 
Харази Софи
Одно прелестное создание (ГЛАВА 1)
Обложка произведения 'Одно прелестное создание (ГЛАВА 1)'

 

 

Пролог

 

— Камера. Мотор!

— “Земля это же книга, только с настоящими персонажами”. Вы будете задавать много вопросов, но сможете ли вы ответит на мой единственный? Эх,… Ладно.

Меня зовут Антонии Дилан. Я писатель и сейчас я расскажу, как моя книга стала бестселлером. После этого вы можете сказать, что я сумасшедший, но не вам судить.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Часть 1

*

 

Жила была Кэсси, которая отличалась от всех, тем, что жила под водой в маленьком доме. В этом доме время было остановлено, поэтому каждый день она сидела у окна и наблюдала над подводным миром. Она завидовала рыбам, которые могли плыть к поверхности воды, и удивлялась рыбам, которые этого не делали. Она была всегда одна, не видела никого, хотя знала, что наверху всё было по-другому.

Как она сюда попала? — некто не знает, даже она сама. Просто, однажды она открыла глаза и очутилась там, а прошлое было как в тумане. Она жила мечтой, что вдруг она проснётся наверху. Ей хотелось жить, вить сейчас она не чем не отличалась от мертвеца. Из окна она смотрела на лучи солнца, которые не могли дотянуться и согреть её. Это её убивало.

 

* * *­­­

 

В это время жил был я в однокомнатной квартире, человек, который выключил свой будильник, поморщился от солнца и встал с кровати. Тогда я был нищим — работал официантом, что бы заработать на хлеб. Я надел белую рубашку, застигнув одну пуговицу за другой. Приблизившись к зеркалу, стал расчёсывать свои каштановые волосы и смотреть на опухшие, карие глаза.

 

* * *­­­

 

Сидя перед зеркалом, Кэсси расчесала свои золотые, “солнечные” волосы. Её круглое лицо украшали большие, синие как океан глаза, которые были всегда грустными. Жизнь, которой она жила состояла из монологов, нескончаемых монологов.

— Может я единственный человек на этом свете?

— Тогда кто же я для тебя?

— Ты? Ты моё воображение, моё спасение!

— Спасение?

— Да! Вить без тебя я сошла бы сума!

— Не существует абсолютно нормальных существ!

— Нормальность — слова неопределяемое!

— Может быть!

………………………………………………

 

* * *­­­

 

Каждый день я возвращался с работы в 19.00. Усталый и измотанный жизнью, но боясь перемен. Усаживаясь в кресло, начинал писать свою книгу. — ”Она хотела выбраться. Встав с…

 

* * *­­­

 

… кровати Кэсси надела своё белое, как снег плате, рассчитала свои длинные волосы и улыбнулась сомой себе, решавшая выбраться наверх. Шаг за шагом она приближалась к двери, которая никогда не была открыта. Вот и настало это время. Она медленно положила руку на дверную ручку, закрыла глаза и открыла дверь. Она думала, что произойдет что-то ужасное, но даже одна капля воды не зашла в дом. Вода оставалась в том же положении, в котором была. Наконец-то Кэсси ощутила её. “Как мокро” — сказала она улыбаясь. Первый шаг, второй шаг и сома этого не осознавая, стала забираться по каким-то невидимым ступенькам. Над ней проплывали подводные создания, но она их не боялась. А солнце… Оно обнимало Кэсси не отпускав её. Выпуская пузырьки изо рта, она в них видела индивидуальность всего, но, к сожалению, эти пузырьки не дотягивали до свободы, хотя обгоняли её. Подняв вверх голову, она увидела поверхность воды…

 

* * *­­­

 

Умываясь, я окунул голову в воду, и стал кричать из-за всех сил. У меня было чувство, что мне не нужен был кислород. Я был как рыба. Чешуйки покрывали моё тело, а пузырьки, выходящие из моего рта пытались выбраться наружу, хотя знали, что это невозможно. Я чувствовал себя в океане и мне это нравилось. Там было так тихо. Блаженство. Но всему приходит конец. Вынырнув, я вернулся в ад!

 

* * *­­­

 

… В её лёгких не шла, не вода, не шёл и воздух. Наконец-то она вынырнула. Она стояла прямо на воде и смотрела на небо. Солнце уже пряталась в облака, но вдруг с берега зажглись разноцветные фонари, создавая тропинки на воде. Из жёлтой, красной и голубой тропинки Кэсси выбрала жёлтую и зашагала к берегу.

— Это было так просто — сказала она себе. Кэсси была храброй, хотя не знала что такое храбрость“.

 

* * *­­­

 

Я тогда был 23-ёx летним мальчиком, который искал совершенство, хотя мне что-то мешало. У меня не было высшего образования. Меня учила всему жизнь.

Родился Я — 23-го февраля, 1988-го года. Мой отец был механиком, а мать умерла, когда мне было два.

 

 

* * *­­­

 

Впервые Кэсси почувствовала время, увидев как ночь заменяет день. Впервые она почувствовала усталость. Усталость не от одиночество, а от действия.

Она села на скамейку и уснула, а улыбка не покидало её ангельское лицо.

 

* * *­­­

 

— Папа! Я хочу стать писателям.

— И?

— И?… Ну и уехать!

— А ты знаешь, кто такой писатель?

— Да! Это человек, который носит очки, никогда не расчесывает волосы и его поколение не понимает его! — Отец даже и не понял, что я цитировал Коэльо. Ни смотря на это, я каждый день расчёсываю волосы и никогда не ношу очки.

Мне было 13, когда впервые пришло желание написать что-то, и я написал маленький рассказ про девочку, которую унесло ураганом в страну чудес. А в 16 лет я взял чемодан и ушёл!

 

 

 

 

* * *­­­

 

Кэсси снился тот дом, к которому она была привязана цепью. Она убегала от него, а он гнался за нею, открытой дверью. Звал её ”Я скучаю”, но Кэсси не хотела возвратиться.

 

* * *­­­

 

Тем утром мне захотелось пройтись. Не знаю почему, но я шагал с большой радостью. Солнечные лучи обнимали всех, а ветер их распространял. Вдруг я увидел девушку… Девушку, которая спала на скамейке и бредила. Бредила, хотя я ничего не понял.

 

— Извините…

Медленно открыв один глаз, который стал зелёным, как трава она взглянула на меня. Я никогда не забуду её глаза. Взглянув в них я утонул.… Утонул с большой радостью, даже не пытаясь спастись.

— Да! — сказала она улыбаясь.

— Вы бредили, и я подумал, что нужна вас разбудит!

— Спасибо! — Она опять улыбалась.

— А почему вы спали на скамейке?

— Мне некуда идти.

— Ну, если вам некуда идти идите со мной.

— Ладно.

— Кстати меня зовут Антонии Дилан.

— А я Кэсси.

— Просто Кэсси?

— Да.

Мы оба обменялись улыбками и пошли. Уже было утро. Я привёл её в свою квартиру.

Посмотрев на часы, я понял, что опаздываю на работу и собирался уйти, но она меня остановила.

— А, что это? — спросила она, указывая на них.

— Это? Это часы. — Я снял их с руки и дал ей. — Ну, мне пора.

Кэсси присела на кровать, держа их. Услышав их тиканье, она испугалась — почувствовала себя не настоящей. Улыбка больше не покрывало её лицо. Она прикоснулась к ним кончиками пальцев и ощутила холод. Вдруг часы выпали у неё из рук. Посмотрев на права, Кэсси увидела расчёску и снова улыбнулась. Присев на стул, она стала медленно расчесывать волосы.

В полдень, вернувшись с работы, я предложил прогуляться. Стояла тёплая, осенняя погода. В своём белом плате Кэсси ходила вприпрыжку. Иногда я боялся, что она могла улететь.

— Что ты делаешь?

— Восхищаюсь облаками!

— А что в них такого?

— Они непобедимы! — тогда я не понимал, насколько она была права.

— Знаешь, иногда я думаю, что ты из другого мира — сказал я смеясь.

Кэсси улыбнулась таинственной улыбкой и, закрыв глаза, потянулась к солнцу.

— Откуда ты?

— Из под воды! — сказала она смеясь.

 

 

* * *­­­

 

 

Жизнь это моменты, ради которых и стоит прожить её. Мы сами создаем время, хотя многие не знают этого. Кэсси не могла уснуть. Она смотрела на звёзды и думала, как люди их туда повесили. Лежала она на моей кровати, а сам я спал на софе, хотя той ночью я тоже не мог уснуть. Я глядел на Кэсси и всё думал… не знаю, о чём думал.

— Я хочу взять одну звезду! — сказала она.

— Мечтать вредно!

— Но весело. — Сказала она, уже смотрев на меня и улыбаясь.

— Мечтать может и весело, но мечта это не реальность.

— Но почему? Вить можно жить мечтой.

— Быть иллюзионистом?

— Да точно! — и она расхохоталась. Она была такой счастливой… Мечтательницей.

— Но я не иллюзионист! Я писатель!

— Ты слишком реалист для писателя.

Я ничего не ответил. Может потому, что сам сомневался?

 

Сон — что такое сон? Дверь в другой мир? Свидание с раем? потому, что бывает плохо, тяжело, голодно, холодно, а в хорошем сне, порой, настолько реально ощущаешь то, чего тебе так не достает для счастья, что просыпаться не хочется? — думаю да!

Мне не снились сны, потому, что Кэсси была моим сном.

Никогда не забуду день, когда она стояла у окна и смотрела… на целлофан. Целлофан, который танцевал с ветром. Целых 30 минут она смотрела с четвёртого этажа, а этот целлофан летал по кругу с листьями дерева. Не думайте, что я украл идею из фильма ”Красота по Американский”, но это на самом деле было… Она блестела. Почему? Я тогда не мог объяснить, да и сейчас не могу. Она стаяла и блестела.

 

 

 

* * *­­­

 

— У вас есть её фото?

— Гм…! Да в голове.

— Что ж продолжим!

— Вить…

 

* * *­­­

 

… у всех есть плохой период жизни, когда паришь над пропастью и не видишь крыльев. Хотя потом видишь чудо!

Но Кэсси. Эх,… Она была другая. Нарисованная сама собой, из мира сделанного ею сомой. Она была и не человеком и не ангелом!

 

 

* * *­­­

 

 

— У тебя есть Хобби? — однажды спросил я её.

Был вечер. Она сидела у окна. Медленно подняв голову, тихим тоном она ответила ответом, который меня поразил.

— Мая жизнь, моё хобби.

— Ладно — ответил я немного запутано. — Ну, а где ты жила?

— В доме под водой.

— А где работала?

— Я жила, живу и буду жить.

— Ты издеваешься? Я серьезно спрашиваю!

— Знаешь, думаю тот дом — тот подводный мир был моим воображением. Я была заперта в собственной иллюзии. Как будто потеряла ключ, но потом моё желание выбраться было настолько сильным, что оно спасло меня.

— А давай так, что такое жизнь?

Она улыбнулась, а в её глазах царил океан.

— Это — это целлофан танцующий балет!

 

 

* * *­­­

 

 

До самого конца я считал её сумасшедшей, и она это понимала. Мы были совершенно разными, но совершенно одинаковыми.

25 декабря я отвёз её в театр. Мы пошли смотреть спектакль Матея Висника “Требуется пожилой клоун”. Она нервничала из-за толпы, вить столько народу она ещё никогда не видела…

— Ну, ей понравилась пьеса? (интервьюер)

— Она ни разу не моргнула. Смотрела на пьесу кристальными глазами. Дрожала, как будто сама играла одну из ролей.

— Значит, ей понравилось?

— Она была в восторге. Аплодировала целых полчаса, сияла, как будто эта был её успех. По дороге домой я сказал ей:

— Как я вижу, тебе понравился спектакль.

— Да очень.

— Я рад!

— Спасибо, что отвёз меня — сказала она с мерцающими как фонари глазами.

— Не за что! Какой клоун понравился тебе больше всех?

— Поодиночке они ничто, а вот все трое составляют одно целое! — Она опять улыбалась, а я тонул в её глазах, как капитан Титаника утонул с кораблём!

— Бежим, цирк идёт, цирк! — Она взяла мою руку, и мы побежали к причалу. — Море несёт нас в глубины непроницаемых чувств! — повторяла она, закрыв глаза. Стояла ночь, ветер танцевал с её золотыми локонами, которые святились даже во мраке.

— Знаешь в детстве, я всегда мечтал переплыть море и увидеть, что тогда будет. — Это была моя первая мечта, с которой я поделился с нею.

 

* * *­­­

 

— Ну и пожалели об этом?

Зажглась зажигалка, зажглась сигарета!

— Нет, не капли сожаления.

— Ну и, что она вам ответила?

Вышел дым из лёгких!

— Она ответила: Просто…

 

* * *­­­

 

— … ты упадёшь!

— Что?

— Ты упадёшь! — посмотрела она на меня и улыбнулась с широкой улыбкой.

— Я, что-то не понял!

— Море одно из самых красивых и выразительных особенностей ландшафта. Это глаз Земли, глядя в который зритель видит глубину собственной природы.

— И?

— Я хочу сказать, что переплыв море, ты падаешь с нескончаемого водопада вниз. Становишься свободным.

— Значит море тоже человек, который в конце становится свободным? Вить оно произносит что-то, снова и снова, хриплым шёпотом, но я не могу до конца понять что.

— Ну, море это море, но ты меня понял! — она всегда улыбалась и меня это поражала.

— Чего ты боишься больше всего? — спросил я.

— Стать человеком, не видевшим всей красоты этого мира. А ты?

— Стать человеком, который никогда не хочет оставаться одним.

— Я слишком долго была одинокой, но никогда не была свободной. — Вот теперь её голос дрожал.

— Мы рождены в одиночку, мы живем одни, мы умираем в одиночестве. Только через нашу любовь и дружбу мы можем создать иллюзию на минуту, что мы не одиноки.

— Но ты вить не веришь в иллюзию?

— Да, и вот так я её и создал!

Мы долго стояли у причала, в тишине. Лишь волны разговаривали с нами, хотя мы их не понимали.

 

 

 

* * *­­­

 

Сознавая, что такое жизнь, мы испытываем самое прекрасное чувства.

Значимое, по настоящему незначимое. Знать и испытывать чувства нормальное дело.

Она меня изменила, меня, может не в тот момент, но как говорят: Мы умираем такими, какими же рождаемся.

2-ое мая — мы лежали в парке на траве, а над её головой летали две бабочки, белые как она сома. Я сидел у дерево с ноутбукам и писал, наблюдая над Кэсси, которая хохотала. — Лишь сейчас я понял, что под своей улыбкой она прятала боль, но боль чего?

— Ты знаешь сказку про девочку, которую унесло ураганом в мир чудес?

— Нас всех когда-нибудь унесёт в этот мир. — Ответила она, красиво встав на ноги. На ней было длинное, белое платье. Воздушными шагами она начала танцевать, а трава щекотала её пальцы.

— Ты сегодня как ребёнок!

Она упала передо мной на калении и сказала:

— В душе мы все дети. — А я … её поцеловал.

 

— И как она отреагировала? (интервьюер)

— “Больше так не делай” — и продолжила танцевать. Однажды, когда мы входили в квартиру, она вошла первой и закрыла передо мной дверь. Я постучал:

— Тук, тук!

— Ты кто? — спросила она.

— Я? Я это ты!

— А, я кто?

— Ты? Ты это я!

— А кто мы?

— Мы? Мы это мы!

— Это не ответ! — ответила она с хохотом.

— Верно, это правда!

— А в чём состоит наша правда?

— В том, что я тебя люблю. — Сказал я, даже не понимая этого!

Она медленно открыла дверь, а из её глаз уже шёл тот нескончаемый водопад!

— Я тоже — сказала она тихо! — Я её обнял и не хотел отпускать. Она показала мне красоту, и я понял, что нашёл совершенство. Мне казалось, что всё остальное неважно,… что нет ни прошлого, ни будущего… нет проблем,… что есть — лишь этот миг…

 

 

* * *­­­

 

 

Я хорошо помню этот день. 4-ое мая. В квартиру напротив переехал мужчина, лет 26-и. Он был менеджером какого-то отеля, хотя очень хорошо играл на пианино. Его звали Михаил Дали.

Так вот, вечером, когда он играл Шопена, Кэсси вдруг встала с кровати, вышла из квартиры. Она медленно прикоснулась ухом к двери квартиры Михаила, закрыла глаза и порхала между клавишами пианино. Она нашла в себе вечную музыку.

Однажды я её спросил:

— Тебе так нравиться, как он играет?

— Услышав его, я как будто свободно, вечно падаю с тем водопадом!

— А так ты не свободно?

— Нет! Верно, я выбралась, но всё равно я чувствую, как будто принадлежу кому-то.

— Как ты сказала: ”Я слишком долго была одна, но никогда не было свободно!“

— Верно!

— Почему вы её не остановили? (Интервьюер)

— Сигарету?

— Нет спасибо, я не курю.

Зажглась зажигалка, зажглась сигарета!

— Мне была интересно, что она собиралась сделать!

Вышел дым из лёгких.

— Послушав вас, у меня создаётся такое впечатление, будто она была вашим подопытным кроликам.

— Бред!

— Вовсе не бред!

— Так всё! Я ухожу.

— Взгляните правде в глаза господин Дилан!

 

 

* * *­­­

 

“Психиатрическая клиника“, открылась дверь — закрылась дверь!

— Ах, мистер Дилан!

— Есть, какие либо улучшения?

— К сожалению, нет, пройдёмте со мной!

Приблизились к двери №49. Я постучал:

— Тук-тук! — Ответа не было.

Открылась дверь — закрылась дверь! Я подошёл к стулу, взял холодную руку и прошептал:

— Тук, тук! — но ответа все-Ровно не было! — посмотри дождь!

Даже облако плакало, капля за каплей подало на стекло, и можно было подумать, что даже окно скорбело.

 

 

* * *­­­

 

Каждый день Кэсси стояла у двери Михаила и слушала, как он играет. Сказать по правде я ревновал, но гордость не позволяла себе это проявить.

Однажды, вечером она рассказала мне, что была у Михаила.

— Да, да! Я помню эту главу из книги. (Интервьюер)

— Да! Когда я вошёл в квартиру и сел на диван, Кэсси прибежала ко мне и сказала:

— Угадай, где я была… — Она укусила нижнюю губу и была похожа на кролика.

— Ну и где же?

— Я была в том мире чудес, в который меня унесло… ураганам мелодий. Я была у нового соседа. Знаешь, это не он играет на пианино.

— А кто же?

— Его ”немое” пианино.

— Немое?

— Он не издаёт звука. Ты не поверишь. Его квартира отдельный мир.

 

 

 

* * *­­­

 

— В вашей книге всё описано детально.

— Ну, так прочитайте эту главу, это всё слова Кэсси, которые я написал в третям лице про её саму.

— Открылась книга — ”Кэсси опять…

 

* * *­­­

 

… обнималась с его дверью, но на этот раз она внезапно открылась. Свет не позволял ей открыть глаза.

— Вам что-нибудь угодно? — перед ней стоял высокий мужчина с рыжими волосами и с карими глазами.

— Мне очень нравиться, как вы играете. — Ответила ему Кэсси, немного смущённа.

— Ах, это… — Он улыбнулся с прекрасной улыбкой и пригласил Кэсси в дом.

Она перешагнула порог и зашла в мир чудес, уместившимся в маленькой комнате. На стенах была нарисована трава, на потолке небо, а на палу вода. В середине стояло белое пианино...

— Как прекрасно… — сказала она и начала ходить по комнате. — Это всё вы нарисовали?

— Да. Рисовать я умею — Сказал он улыбаясь.

— Но вы, же ещё так прекрасно играете!

— Хотите, сыграю? — спросил он с таинственной улыбкой.

— Да.

Он взял пластинку Шопена, поставил её, грациозно уселся на стул, медленно закрыл глаза и начал ”играть” на немом инструменте. А Кэсси… Кэсси танцевала между клавишами с большой улыбкой на лице. Чёрные-белые… чёрные…опять белые. Теперь она не смотрела на целлофан, а сама была им. Михаил и Кэсси… Они оба летали, но в разных мирах. Картина была превосходная… наполненная чувствами. На воде стаяло пианино, на котором мужчина ”играет” Шопена, а рядом с ним сидит прелестное создание по имени Кэсси.

Когда Михаил закончил играть, он медленно открыл глаза и сказал — Я хочу, что б эта музыка звучала во мне и после смерти.

— Почему ты её не выучишь и сам не сыграешь? — Спросила приземлившаяся на землю Кэсси.

— Играть, как Шопен может только Шопен. — Он улыбнулся ей, но ничего не мог сказать. Они были совершенно одинаковыми, но, наверное, тут тоже физика. Одинаковые электроны не притягивают друг друга. Кэсси понимала, что Михаил был очень талантлив, но хотела, что бы он сам это понял.

 

* * *­­­

 

— Ну, вот и всё. — Закрылась книга.

— Этот Михаил,… где он сейчас?

— Я не знаю.

Зажглась зажигалка, зажглась сигарета!

 

 

* * *­­­

 

Наступал вечер, и мы с Кэсси стояли у причала и смотрели на закат солнца. Я её обнимал и чувствовал себя в фильме “Титаник”, вот только не плевался. Её волосы блестели под лучами солнца.

— Не знаю, как у других, но моя звезда — это Солнце! — сказала она мне.

Солнце светит для всех, но не всех оно озаряет. — Ответил я, не отпуская её из моих рук.

— Надеюсь, под Солнцем никогда не будет таблички “Мест нет”. — И она расхохоталась.

Вдруг мы услышали, как кто-то звал Кэсси. Это был рыжий мужчина. Кэсси вырвалась из моих рук и побежала его приветствовать. Она привезла его на наше место и сказала:

— Антонии это наш новый сосед.

— Ах, Михаил да?

— Может и Михаил, может и Джек, может и Фредерик, а может мистер Никто? — Ответил он, не спуская глаз с солнца.

У меня было потрясения, из-за чего я просто не смог ничего ответит.

— Михаил ему больше подходит. — Сказала Кэсси, обняв меня, а Михаил ей улыбнулся.

— Так вы писатель? — Спросил он меня.

— Да! А вы?

— Менеджер отеля.

— Какого?

— Не знаю.

Вот сумасшедший — подумал я для себя.

 

 

 

 

  • Тане Вагнер, Что время есть? / ДЛЯТАНИНО – переводы произведений Тани Вагнер / Валентин Надеждин
  • 13-14. / Однажды после / Зауэр Ирина
  • Встреча в парке / Детским взглядом / Сатин Георгий
  • Проспект / Сны и чертежи / Юханан Магрибский
  • Глава 6. / Скиталец / Парсифаль
  • Hermann Hesse, чужой город / переводные картинки / Валентин Надеждин
  • ДОЦЕНТЩИНА / ДОЦЕНТЩИНА (Рассказ-Сага) / Шевченко Олег
  • Бедная Муза / Необычные профессии / Армант, Илинар
  • Фортуна, кто ты? / Katriff
  • На полянке лесной волейбол / Автобиография / Сатин Георгий
  • Дождь. / Сборник "Воскресные заметки" / Парсифаль

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль