Инвариатор

0.00
 
Проняев Валерий Сергеевич
Инвариатор
Обложка произведения 'Инвариатор'
Инвариатор

Глаза 1. Подготовка к миссии

 

В глазах шефа полиции времени отражалась бессонная ночь. Все знали, что он “сова” по образу жизни, но это был явно другой случай.

— Присаживайтесь! — кототко бросил он нам. К удивлению, не замеченный ранее в похвале своих сотрудников, шеф сказал:

— Я выбрал именно вашу пару неслучайно. У вас не самые лучшие показатели в отделе, но быстрое и нестандартное мышление. Это именно то, что надо в расследовании этого дела.

Я и мой напарник, старший опергруппы Тинк, чуть заметно улыбнулись. Полковник Каллоген продолжил: “В нашей зоне ответственности появился хорошо законспирированный инвариатор. Через созданную им сеть закладок он массово реализует “левые” карты для транстаймеров. Незаконные пересечения границ времени начали приобретать характер эпидемии. Наш экономический отдел в поисках преступника сбился с ног, но схема обналички запутана через офшорную зону планеты Сангрия звёздной системы Ларии”. Шеф, теребя в руках ручку-липучку, сделал небольшую паузу. Мой старший спросил: “Вы предлагаете нам отправиться туда?” Полковник ответил не сразу: “Это один из вариантов. Жду предложений от вас…”

— Можем сьиграть роль клиентов, — предложил Тинк, — а техотдел получит на экспертизу образец “левой” карты.

— У нас их, хоть отбавляй, — сокрушался шеф, — но экспертиза ничего не дала. Карта ничем не отличается от легальной.

— У меня есть другое предложение, — сказал я, — проследить путь закладки.

— Тоже делали, — потёр виски ладонями полковник, — в обозримом отрезке времени закладчик не выявлен. Наши агенты попадают в то время, когда её ещё нет, а спустя секунды, она уже там. Чертовщина какая-то!” Меня осенило: “Скорее, преступник обладает более серьёзными технологиями коррекции времени. Например, растяжением и сжатием его”.

Шеф посмотрел на меня, как на сумасшедшего: “Бред! Чистейшей воды бред! Нет в нашем мире таких технологий! А если бы были, то мы узнали о них первыми. Время может двигаться только вперёд и назад, никакого сжатия и растяжения. Наши транстаймеры — не чёрные дыры, и не сверхмассивные тела, чтобы так изменять время”. Я имел наглость возразить:

— Это официальная точка зрения, но я читал, что работы над этим ведутся.

— Велись, — поправил меня Каллоген, — но её разработчик бесследно исчез.

В этот момент он сам осмыслил, что сказал. Мы тактично промолчали.

— Так! Всё становится на свои места. Мы должны найти пропавшего. Вот этим вы и займетесь.

Шеф, показывая, что разговор закончен, встал из-за стола: “Всю необходимую информацию и снаряжение получите в техническом отделе. Не теряйте времени”. Он сам улыбнулся свой последней фразе. В нашей современной жизни время уже давно стало инструментом, способным в любой момент вернуть всё назад. По крайней мере, нас так приучили думать. Лично у меня была другая точка зрения: мы не всегда можем вернуть уже умерших нам близких, в полной мере противостоять природной стихии и непрошенным гостям из космоса. Как ни странно это звучит, у нас на всё не хватает времени. Вернее, энергии для её управления. Если бы у нас была технология её сжатия и растяжения, то мы бы давно стали богами. Я улыбнулся: “Хотя…, быть полубогом тоже неплохо…” Иногда, в минуты философствования, ловил себя на мысли, что мы только путешествуем по своей матрице жизни. “Она, конечно, инвариантна, но любая попытка кардинально изменить судьбу приводит к уже решенному финалу. Так я, спасая свою попавшую в беду собаку, рано радовался. Она не утонула в водовороте, а спустя месяц погибла в зубах аллигатора. Всё просто: турист, убегая от хищника, вернулся в наше время с крокодилом. Не будешь же, спасая свою собаку, отдавать туриста на растерзание хищной твари. Так вот… Мы только полубоги в своей матрице. Да что уж там про собаку, я используя своё служебное положение, не смог вернуть свою девушку. Она всё равно вернулась к своему герою, который её спас уже при других обстоятельствах. Однозначно — матрица, а мы все, как рыбы в одном аквариуме. Из него никуда не денешься”. Ход моих рассуждений прервал Тинк: “Очнись, мы уже в техотделе!” Я поднял глаза: нам приветливо улыбалась новая сотрудница. Женатый напарник иронично поймал мой холостой взгляд :

— Нам повезло, обслужит такая симпатичная девушка!

— Я бы даже сказал красивая, — улыбнулся я. Девушка мимолётно смутившись, коротко улыбнулась, и спросила:

— Это вам шеф поручил расследование преступления века? Вы те самые супергерои?

Тинк выпрямился, принимая геройский вид. Мы с девушкой, заметив его реакцию, дружно рассмеялись. Напарник сдулся:

— Что ржете? Шеф так и сказал, что надежда только на нас.

— Да ладно, — хлопнул я его по плечу, — расслабься, давай делать то, зачем пришли.

Девушка подвинула нам два небольших коробка: “Всё уже собрано. В каждом из них транстаймер последней модели. Набор оружия: параллизатор, пистолет “Кобра” с набором интелектуально управляемых пуль, гранаты “Тайм супер”, и стандартный набор спецслужбы. Тактические костюмы и разгрузку получите на втором этаже”. Тинк быстро вывалил всё содержимое коробки и начал проверку. Я, засмотревшись на девушку, тормозил. “Идеал моего вкуса, блондинка с зелёными, как изумруды глазами, и абсолютно правильными чертами лица. Даже уголки приопущенных губ придают ей чувственность и неуловимый шарм”.

— Вот это я люблю! — голос Тинка снова вернул прозу жизни. — “Кобра — вещь! Такими пулями можно стрелять из-за угла, не то, что бластер. Наведение от датчика мысли. Дорк, узнаешь? — он толкнул меня локтем.

— Узнаю, — соврал я, чтобы не опозориться перед девушкой. Она улыбнулась: “Это экспериментальный образец. Шеф выбил на время у спецслужб. Обещал вернуть. А где вы его видели?” Я быстро сообразил:

— Так это…, нам показывали на сборах!

Она поняла, что я снова соврал, слышал лишь комментарии о нём и видел голокартинки. Красиво улыбнулась одними глазами.

— Кстати, — обратился я к ней, — мы даже не знаем, как к вам обращаться.

— Капитан Лэй, — серьёзно ответила сотрудница.

— Целый капитан на выдаче в техотделе? — удивился Тинк.

— Я не сотрудница техотдела, — удивила нас она, — мне поручили с вами познакомиться. Буду страховать вас.

— Как это? — опешил я.

— Полковник Коллаген просил центральное управление об усилении опергруппы. То есть, вас.

Тинк с недоверием посмотрел на хрупкую с вида девушку: “Надеюсь, капитан, что вы будете страховать нас отсюда?”

— На первом этапе, да. Но в случае необходимости я прийду вам на помощь.

— Это вряд-ли, — Тинк снова надулся, как павлин, — мы всегда решаем свои вопросы сами.

Я толкнул его в бок: “Он хотел сказать, что до этого не дойдет. Лучше мы встретимся здесь, после удачной операции. Сходим в парк аттракционов…Кстати, а имя у вас есть?” Девушка улыбнулась:

— Лара. А парку аттракционов я бы предпочла полосу препятствий!

Она быстрым движением скинула с себя зелёный халат техотдела. Под ним красовалась стройная фигура в комбезе капитана опергруппы. В глаза бросились наградные колодки и знак специалиста первой категории. У нас с Тинком была лишь вторая, хотя оба тоже капитаны. Я внимательно смотрел на её руки:

— Кольцо начальство запретило носить?

Лара улыбнулась: “Не угадал, меня ещё не окольцевали. Я вольная птица”. В этот момент я почувствовал себя надутым в брачный период голубем. Ужасно хотелось понравиться ей. Но сказал банальный комплемент:

— Нам в бою с врагами будет приятно знать, что отсюда нас страхует такой красивый капитан…

— Я думаю, что в минуты опасности вам будет не до этого.

— Да, — важно сказал Тинк, — наверное, это будет очень опасная миссия. Но мы её выполним!

Лара пропустила его пафос мимо ушей, протянула нам два необычных значка полиции времени. На наш немой вопрос пояснила: “Это новые модели самых совершенных маячков. С ними вы всегда и везде будете со мной в он-лайне, а я буду видеть, что с вами происходит.

— А надо ли? — спросил напарник.

— Это приказ полковника Коллагена, — с лёту ответила она. Тинк лишь развел руками и направился к выходу. Я, разбирая коробку со своим набором, не преминул спросить Лару, как правильно пользоваться оружием. И не напрасно, оказалось, что даже знакомое оружие и спецсредства были глубоко модернизированы и имели свои особенности. Не говоря уже о “Кобре”. Общаться с Ларой было приятно, так бы не ушёл, если бы не вызов Тинка в моём ухе: “Сколько можно играть роль брачующегося голубя? Нам на операцию пора!” Я, торопясь, забрал коробок и, быстро прощаясь, поспешил к Тинку.

*****

Глава 2. Начало

Начало нашей операции ещё не означало быстрое перемещение к месту событий. Мы начали сбор необходимой нам информации. Оказалось, что пропавшего ведущего сотрудника и автора проекта деформации времени звали мистер Нил Кинк. Сорокапятилетний профессор хроноинститута по материалам дела считался непризнанным гением. По крайней мере, так говорили всё, кто его знал. “Был фанатом своего дела, мог работать сутки напролет, совершенно равнодушен к официальной науке, которую считал замёрзшей догмой. Год назад вместе со своей семьёй на личном летающем автомобиле попал в авиакатастрофу. Удивительным образом выжил только он один. Жена и дочь скончались на месте. После сильного стресса смог приступить к работе только через месяц. Одержим идеей вернуть погибших близких. Исчез из своего дома при странных обстоятельствах. Его личный транстаймер остался на его рабочем столе. По результатам следствия установлено, что он мог быть на месте аварии, но пропал в неизвестном направлении времени. Официально признан без вести пропавшим…” Эта сухая информация из материалов следственного комитета не давала нам ни единой зацепки. По сводкам происшествий в ближайшем прошлом неопознанных трупов не значилось, и даже сканеры не заметили в день его пропажи несанкционированного пересечения границ времени. “Да…, дело века пахнет великой загадкой… Стоп! Мы можем произвести обыск в его квартире за день до пропажи. Как об этом не догадались следаки?” Действительно, в материалах дела этого не было. Стоило мне только начать рассказывать об этом Тинку, как он вскочил: “Молодец! Быстро одевайся!” Непонятно зачем, мы надели тактические костюмы, как по тревоге. В завершение щелкнули замки заполненной оружием и снаряжением, разгрузки. Я ввёл необходимую дату и время перемещения, уточнил место и взял за руку Тинка: “Готов?” Он кивнул головой: “Жми!” Перемещение с новой моделью транстаймера произошло совсем по другому. Никакой вспышки и тумана, просто сверху вниз, меняя окружающий мир, упал оранжевый шлагбаум. И самое ценное — никакого головокружения и чувства короткой невесомости. “Хорошая модель”, пронеслось в голове. Тинк выдернул из моей руки свою первым:

— Что завис? Доехали с комфортом, даже не тошнит, без звона в ушах. Давай, работаем!

Мягко и бесшумно ступая ботинками с силиконовой подошвой по полу кабинета Кинка, мы осмотрелись, и начали досмотр её содержимого. Ничего интересного не нашли. Оставалось одно — сейф. Я без труда нашёл его сканером. Включил режим визуализации: на проекционном забрале шлема увидел схему электропитания. А вот и сенсор! Одно прикосновение, и из стены, как выдвижной ящик, появился закрытый сейф. Тинк стал рядом: “У нас есть все полномочия, чтобы вскрыть его”.

— Да, — согласился я, — только группа быстрого реагирования об этом не знает. Интересно, а если мы заберём его оттуда, профессор завтра никуда не пропадет?

— А ты сначала вскрой его, — усмехнулся напарник.

— Легко! — бодро сказал я, и приложил к стенке свой сканер. На дисплее сейфа быстро замигали комбинации символов. Щелчок и…, вместо открытия замка в углу дисплея пошёл отсчёт времени. Мы, совсем не специалисты по охранной системе, замерли, как манекены.

— Что бы это значило? — шепотом спросил Тинк. Я лишь с недоумением пожал плечами. На противоположной стене резко всхлипнув, открылся лючок. Показался ствол автомата системы охраны.

— Берегись! — крикнул я, толкая напарника в сторону. Сам с линии огня уйти полностью не успел. Автоматная очередь, хлестко ударив меня в левое плечо, развернула тело вокруг оси, не пробив нанохитиновую броню тактического костюма. Не удержавшись на ногах, я грузно шмякнулся на пол. Тинк быстро схватил меня своей рукой и нажал сенсор транстаймера. Оранжевый шлагбаум быстро пробежал снизу вверх.

Мы оба лежали на полу своего кабинета. Чертыхаясь и кряхтя, встали на ноги.

— Цел? — заботливо спросил Тинк.

— Вроде да…, — я начал снимать с себя “доспехи”. Поднимая вверх руку, застонал от боли. На плече чернел огромный синяк. Тинк приблизился: “Не бойся, обошлось без пробоины, просто синяк”. Улыбнулся:

— С меня пиво!

— Да иди ты! — отмахнулся я. В дверь без стука ворвалась Лара:

— Обошлось?

Я криво усмехнулся: “Вот тебе и новый тактический костюм. Синяки, как от обычного бронежилета”. Лара, овевая меня запахом приятного парфюма, подошла почти вплотную и, прицелившись, больно шлепнула на мой синяк суперпластырь: “Ничего, до свадьбы заживёт!”

— Скорее бы! — простонал я.

— Максимум, три дня, — серьезно ответила она.

— До свадьбы? — улыбнулся я.

— Размечтался! — фыркнула она, и присела в кресло. — Давайте лучше проанализируем ситуацию.

— И так всё ясно, — сказал Тинк, — у нашего клиента система охраны высшего класса, с лицензией на охрану госсекретов и убийство. Теперь понятно, почему следаки туда не сунулись. Зато мы, безмозглые супергерои…

Лара посмотрела на него с уважением:

— Удивил, не думала, что ты способен на самокритику.

Тинк махнул рукой: “Опустим комплементы, надо думать, что делать дальше”. Я присел в кресло: “Кроме второго дубля выхода не вижу”. Лара усмехнулась:

— Ну да, костюм высшей степени защиты, или бронеплиту перед пулемётом, что ещё? А забыла — положить всю группу быстрого реагирования и взорвать дом! Всё?

— Не надо утрировать! — вспылил Тинк. Может ты нам код от сейфа дашь?

— Дам, — удивила она, — только вы ждёте меня здесь.

— Догадываюсь, как, — пришурил глаз напарник, — медовая ловушка, переспишь с ним?

У меня до хруста в пальцах сжался кулак, ужасно хотелось дать Тинку в морду. Но Лара меня опередила: она вскочила с кресла, как пантера, и неуловимым быстрым движением ударила Тинка раскрытой ладонью в лоб! Тот, теряя точку опоры, рухнул через спинку на пол. Его глаза были полны недоумения. Лара, как хищница, склонилась над ним:

— Запомни, капитан, это не моя специализация!

Поверженный лишь молча кивнул головой. Она протянула ему руку: “Вставай, будем считать это тренировкой по рукопашному бою”. Улыбаясь, она вышла из нашего кабинета. Тинк пришел в себя: “Боевая девушка, с такой можно идти на задание”.

— Не забудь извиниться, — напомнил я.

— Да, конечно, при первом же случае…

Мы, страхуя Лару, смотрели на её операцию через свои значки. Продуманная до мелочей, операция прошла всего за два посещения. В первый день она, используя режим невидимости тактического костюма, установила скрытую камеру. А на второй день её забрала. Код от сейфа был в наших руках. Тинк, успел перед ней извиниться. На что она коротко ответила “Проехали”. Начали разрабатывать новый план. Мы, как костоломы, совсем забыли о режиме невидимости, не знали времени прибытия группы охраны. Теперь надо провести работу над ошибками.

— Мы многого не знаем о пропавшем, — начала Лара, — допустим, что заберём его изделие, и что? Он останется здесь? Сомневаюсь…

— Да, — поддержал я, — его изделие может быть запаролено, и даже взорваться. Тогда мы точно ничего не узнаем.

— Согласен, — вздохнул Тинк, — и что будем делать?

— Просто откроем сейф и убедимся, что его изобретение на месте, — сказал я. Лара поддержала мой план:

— Как откроете сейф, не вздумайте к нему прикасаться. И главное — убраться до прибытия группы охраны. Я уверена, что это будет спецназ. А он сначала стреляет, а потом проверяет документы. У трупов...

— Ладно, уговорила, — пробурчал Тинк, — нам пора готовиться.

Второму дублю предшествовала более серьёзная подготовка. Проверили всё, от режима невидимости тактических костюмов, до снаряжения и оружия.

Оранжевый шлагбаум, как дежавю, мерно опустился сверху вниз. К этому моменту мы уже были невидимы. Тихо явили на свет сейф, и без всякого труда открыли его. На верхней полке, действительно, лежал транстаймер клиента.

— Я такого ещё не видел, — шепотом сказал Тинк. Аппарат, на самом деле, был в форме бумеранга. Так и просился взять его в руки. Но мы стерпели. Почти случайно увидели на дисплее мигание символа “SOS” и микрофона! Система сработала на неизвестный ей голос Тинка! Один, два, три, четыре…, входная дверь с шумом распахнулась и в комнату, с оружием наперевес ворвался спецназ. Их маски позволяли видеть нас в режиме невидимости. Сухо щелкнули предохранители их автоматов, по полу из-под руки Тинка покатилась граната “Супертайм”… Спецназ быстро исчез после её яркой вспышки. Мы, переместившись в свой кабинет, облегчённо вздохнули. Лара зашла смеясь:

— Вот вы клоуны! Что ждали, когда увидели сигнал тревоги?

— Хотелось гранату испытать, — буркнул Тинк. — Кстати, а куда они пропали?

Лара пожала плечами: “Переместились во времени, а куда не знаю”.

— И что теперь с ними будет? — опешил напарник.

— Думаю, что с оружием не пропадут, даже если попали к динозаврам. Не переживайте, их уже ищут спасатели.

Мы облегчённо выдохнули.

После вскрытия сейфа с транстаймером-бумерангом наш сканер зафиксировал его код транспондера. Теперь мы могли отследить все его перемещения по оси времени. Правда спецам пришлось повозиться: алгоритм его работы позволял обманывать пограничные сканеры. Пришлось подключать отдел декодирования. Наконец, раздался звонок из Главного хроноуправления:

— Отправили вам тайм-карту для его сканирования, удачной охоты!

*****

Глава 3. Неожиданный финал

В тот же день мы, как заправские ищейки, взяли след пропавшего профессора. Сигнатура показала дату годичной давности.

— Парни! — воскликнула Лара. — Это же дата катастрофы машины Нила Кинка!

“Ох уж эти женщины! Их мозг “заточен” для запоминания мелочей и деталей. У нас, мужчин, более стратегическое мышление. Скорее всего, узкое. А они многозадачны…” Мы, как два послушных ослика, постепенно признавали лидерство этой сильной и умной девушки. Надо было исправлять ситуацию. Я напрягся и выдал нечто умное:

— Уверен, что он вернулся к своей семье, и тянет время…

— Это и ежу понятно, — испортил всё Тинк.

— Сто процентов, — сказала Лара, — судя по сканеру, он там давно. Причём находится внутри временной аномалии.

Она махнула рукой, и начала надевать тактический костюм: “Одевайтесь, поехали!” Мы с Тинком опешили: “Ты идешь с нами?” Она нас огорошила: “Без вариантов, а то вы снова дров наломаете!” Тинк расстроился, а я немного обрадовался, хотя и переживал за её безопасность. Поэтому решил постоянно находиться рядом с ней.

На этот раз оранжевый шлагбаум пропустил нас троих. Прямо перед нами раскинулась огромная парковочная площадка гипермаркета. С неё постоянно, торопясь в зону взлёта, выезжали груженные покупками автомобили. Уже там, взлетая, набирали высоту и вливались в поток городского транспорта. Машина Кинка сканировалась в самом дальнем её конце, но визуально мы её не видели. Странно… Подошли к первому попавшемуся полицейскому. Представились.

— Скажите, — начал Тинк, — вы ничего странного здесь не видели? Мы ищем здесь одну машину.

Полисмен загадочно улыбнулся: “Вы приехали посмотреть на машину-призрак? Есть у нас такая достопримечательность. Проявилась один раз, сегодня. А те, кто ходил на месяц вперёд, говорят, что это явление сохранилось. Наверное, кто-то застрял во времени”.

— И как она выглядит? — спросила Лара.

— Стандартный летающий кар в светящемся изнутри коконе. В салоне, как манекены, сидит семья: мужчина, женщина и девочка.

Лара обернулась к нам: “Вы поняли? У него получилось!”

— Что? — хором спросили мы.

— Он остановил время! Сделал это, чтобы всё время быть со своей семьёй.

До меня дошло, и я поправил Лару:

— Он не совсем остановил его, а только сильно замедлил.

— Тоже верно, — согласилась она, — а кто же тогда делает закладки?

— Очевидно, кто-то другой, — опомнился Тинк. Он повернулся к полицейскому:

— Где мы можем посмотреть видеозаписи?

— Идите за мной, я вас провожу, — полисмен двинулся к административной части здания. Мы поторопились за ним.

На видео было четко видно, как из гипермаркета вышла семья Кинка. Они, толкая перед собой тележку с покупками, довольно улыбались, разговаривали и шли к своему кару. Спустя некоторое время, выехали со стоянки и взлетели, как и многие другие кары.

— Ничего не понимаю, — удивлялся Тинк, — так где здесь мерцающий автомобиль?

— Тоже не вижу, — согласился я.

— Кажется, я знаю…, — Лара начала покадровый просмотр. Он занял некоторое время. Мы с Тинком, зевая, решили заказать кофе, как Лара вскрикнула:

— Нашла! Смотрите!

Несколько кадров выхватили из видео мерцающую прямо перед троганием с места машину.

— И всё? — разочарованно спросил Тинк.

Меня осенило: “Лара, а давай по кадрам вперёд”. Она всё поняла. Появился новое действующее лицо — мужчина в чёрном плаще. Он быстро открыл дверь машины и резко выдернул из неё “бумеранг” Кинка! Отличные кадры, но как нам теперь его искать. Последующий просмотр показал, что он исчез на другом конце парковки. А почему транстаймер профессора сканировался именно на месте машины-призрака? Казалось, что ведущая к цели ниточка уже в руках, и вот тебе подарок! Обидно!

Второй час подряд, мы, вливая в себя очередную чашку кофе, смотрели всё видео подряд. Глаза уже устали от напряжения. Первым не выдержал Кинк:

— Странная эта вещь — время. Одни говорят, что это ещё один параметр многомерного пространства, другие, что оно абстрактно, придумано человеком для удобства, определяет изменения каких-либо процессов… А как же тогда создали транстаймеры? Не зная всей физики явления?

— Это эффект наблюдателя, — вступил в разговор я, — элементарная частица в одних случаях ведёт себя, как частица, а когда за ней наблюдают, как волна. Слышал об этом?

Подключилась Лара: “Человечество сделало много изобретений чисто опытным путём, даже не понимая до конца всей физики процесса. Просто отталкиваясь от внешних свойств явлений и процессов. Колесо круглое — сделали телегу, обогащенный уран выделяет тепло — получи атомную электростанцию. А теория часто догоняет практику. Может и наоборот — срабатывает эффект наблюдателя и практика подстраивается под теорию. Наша матрица может менять местами константы и переменные”.

— Ты хочешь сказать, что внушая солёной воде, что она выделяет тепло, как уран, можно сделать её топливом?

— А почему бы и нет? Никто же не пробовал! Ты никогда не разбирал транстаймер? Что там внутри?

Девушка смотрела на меня с явной иронией, но без издёвки. Мне нравилось её манера выражения неординарных мыслей и идей. Даже спор вызывал у нас взаимную симпатию. Я пошутил:

— А давай, когда найдем профессора, спросим его сами?

— А самому вскрыть слабо?

Я напрягся: это деяние считалось самым тяжким преступлением, как шпионаж, или измена. Поэтому сказал:

— Тебе надоело видеть мою рожу? Ладно, только ради тебя!

Я решительно достал из разгрузки боевой универсальный нож. Она мгновенно изменилась в лице, одним прыжком оказалась рядом со мной, и резким движением обезоружила меня. Чуть отдышавшись, сказала: “Дурак! И рожа твоя довольно симпатичная!” Тинк сменил испуганное выражение лица на улыбку:

— Милые бранятся — только тешатся?

Лара обиженно отошла, и отвернувшись, уставилась в окно. Наступила гнетущая тишина…

От крика Лары мы с Тинком вздрогнули:

— Смотрите! На том же месте мерцает кар!

В один прыжок мы оказались рядом с ней у окна: она не шутила, кар, действительно, мерцал на том же месте. Мы рванули, как на уходящий транспорт. Очень быстро оказались рядом. Всё было именно так, как рассказал полицейский: мерцающий в светящемся коконе кар, и люди-манекены внутри него! У всех в глазах застыл немой вопрос “Что делать?” На этот раз я сообразил первым: шагнул в светящийся кокон. В момент проникновения почувствовал дикий, пробирающий до костей, вселенский холод. Ужасное ощущение застывающего при абсолютном нуле мозга. Где-то на его окраине остывала последняя мысль: “Я выпал из матрицы?”. Непередаваемое ощущение вязкого, твердеющего времени. Откуда-то сверху видел всё происходящее…

— Нет!!! — дико крикнула Лара, и, коснувшись рукой светящегося кокона, нажала сенсор своего транстаймера…

Эта лавочка в дальнем конце госпитального парка в последнее время стала моим любимым местом. Она чем-то напоминала мне детство. Только госпитальная зелёная форма, призванная успокаивать, действовала на меня, как красная тряпка на быка. Просто бесила. Я никогда не любил болеть. Слова доктора вселяли оптимизм. Он обещал скорую выписку и возвращение в строй. Чуть наклонившись, я рисовал на песке непонятные мне фигуры. Информация о них шла откуда-то сверху. С раздражением бросил палочку. “Так больше нельзя! Я сойду с ума! Эти кошмары о другом мире сделают своё чёрное дело…”

Фигуры внезапно накрыла тень человека. Я испуганно поднял голову и… замер в недоумении. Мне улыбалась Лара:

— Извини, что напугала тебя, и подкралась профессионально тихо. Привычка…

— Нет, что ты? — обрадовался я. — Присядь со мной, если не боишься сумасшедших.

Она серьёзно посмотрела мне в глаза:

— С тебя сняли диагноз. Ты реально возвращаешься на службу.

— Не может быть!

— Может, я добилась, чтобы они посмотрели видео с твоего значка. Ты реально был в другом измерении. Это объясняет весь бред, который ты нёс.

Я сглотнул слюну, чувствуя, как предательской влагой наполняются мои глаза. Нагнулся, чтобы завязать несуществующие шнурки. Она положила на моё плечо свою руку:

— Всё обошлось… Хочешь, я расскажу что было после?

— Конечно, — я выпрямился.

— Тогда слушай…

По сути, Лара спасла меня и всю семью профессора. Кар вместе с нами переместился в наше реальное время. Следом подоспел Тинк. Все пассажиры кара, включая меня, оказались в коматозном состоянии. Врачи диагностировали у всех состояние летаргического сна. Вывести из него смогли только через неделю. Меня следом отправили на комиссию в госпиталь, затем в психиатрическое отделение. Реально стоял вопрос о списании со службы. Если бы не усилия Лары, то всё бы сбылось. Профессора допросили. Оказалось что все козни строил его ассистент: он изменил настройки транстаймера так, что Клинк не мог вернуть свою семью. Он же был инвариатором — ловко подделывал и продавал тайм-карты для транстаймеров. Его легко задержали на рабочем месте. Сейчас он находится под следствием.

— Кстати, — улыбнулась Лара, — я разговаривала с профессором насчёт устройства транстаймера. И знаешь, что он мне сказал?

— Что?

— Что это мировая тайна!

— Другого я от него не ожидал!

— Но это не всё. Он сказал, что есть версия мира-матрицы, в котором многое можно изменить силой мысли. А транстаймер лишь её усилитель. Человек сам может выбрать любое время, в которое хочет переместиться, а попав в другое измерение, остановить его. Линк сказал, что верит в эту теорию.

Я всё понял, не разглашая тайны, профессор сказал правду. Это объясняло всё. Лара положила свою руку на мою ладонь:

— Мне помнится, что ты приглашал меня в парк аттракционов. Предложение ещё в силе?

— Ты же предпочитаешь полосу препятствий, — улыбнулся я.

— Это была шутка, тогда я почти не знала тебя. Идём прямо сейчас?

Я посмотрел на свою госпитальную одежду: “В этом? И как я выйду отсюда?”

— Во-первых, тебя после обеда подали на выписку, а во-вторых, зачем ждать, если твой мундир в моей машине?

Она, целуя меня, повела прямо в кусты. Я размечтался, а она, достав транстаймер, нажала до боли знакомый сенсор… На мой немой вопрос сказала:

— В кусты, чтобы не пугать других больных, а транстаймером быстрее доберёмся до машины. Я ведь проникла сюда нелегально. И так соскучилась по тебе…

*****

 

 

 

 

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль