Пока собирается дождь

0.00
 
Добринский Владислав
Пока собирается дождь
Пока собирается дождь

Пока собирается дождь

Никогда не подумал бы, что наступит день настолько вдохновивший меня, что бы я взялся за перо чтобы описать его. Но сейчас, восстанавливая в памяти события своей противоречивой жизни, я понимаю, что могу назвать лишь несколько событий, радикально повлиявших на моё восприятие бытия и на весь мой мир в целом. Одно из них — разговор с моим другом и, так случилось, коллегой, который состоялся между нами в одной из пивных города Москвы, пропахшей табаком и всевозможным спиртным, летом 2013 года.

Мы заказали по два пол-литровых бокала пива, я — светлого, а он — тёмного, и вскоре я увидел, как он принимается за второй, в то время как у меня ещё оставалась добрая половина.

— Нет! До чего я люблю пиво, но…

— А любишь ли ты пиво как люблю его я? — произнёс мой друг, сделав большой глоток. Я посмотрел на него и увидел, как лицо его озаряется улыбкой, которой он не радовал мир уже, без малого, полтора месяца. Всё это время на нём буквально не было лица, источник неиссякаемого веселья, не знающего порой границ и рамок морали, нравственности и приличия, иссох как колодец пустыни. Коллеги и начальство не узнавали его. Первые пытались развеселить, подбодрить, узнать в чём дело, но, столкнувшись с несокрушимой стеной депрессии и апатии, махнули рукой. Вторые же, негодуя, упрекали в безделье, сетовали на то, что он — отличный некогда работник, смотрит на коллег-тунеядцев и берёт с них пример. А он… я не понимал, что с ним, и сейчас, слегка захмелев, я решился спросить.

— Что с тобой в последнее время?

— Год прошёл.

— Что?

— Смотри. Год я уже работаю в нашей компании. И что? Зарплату стыдно озвучить в приличном обществе, такими премиями как у нас можно поразить разве что дошкольника! А перспектив никаких. Знаешь, что мне сказал шеф? «Посмотрим месяц на твою работу. Если хорошо поработаешь, можно подумать.». А весь год я … чем занимался!? Пять дней в неделю по восемь часов я надрывался, работал один за весь отдел, и этого оказывается недостаточно, чтобы оценить мою работу!?

— Я получил повышение только на третий год работы, а ты говоришь.

— Да всё равно мне! То ты, а я — это я! И не важно мне, что у других! Наслушался уже: «Вот тот то меньше тебя получает и ничего»! «Вот мы в вашем возрасте на трёх работах с четырьмя детьми и на вечернем, а с утра в ясли, садик, школу десять километров по пояс в снегу босиком»!

Здесь мы оба засмеялись, подняли свои кружки на уровень лба и столкнули их вместе в знак солидарности. Сделав несколько глотков и заев их куриным крылом я продолжил свои расспросы.

— Да ладно тебе! Наладиться всё! У меня тоже такое бывает — навалится работы, караул! Мы всех их ещё продадим, купим, и снова продадим!

— Но уже дороже! И охренильон долларов заработаем, и компанию нашу купим, и у каждого будет по два золотых вертолёта, чтоб летать с работы и на работу! Если бы дело было только в работе…

— Со своей что ли поругался?

— Да нет… Просто…. Вот у меня день рождение через месяц. Двадцать три. Почти четверть века, и что? Чего я добился? Что у меня есть своего? Машины нет, жилья нет, семьи нет, живу с родителя за их счёт…

— И он ещё жалуется! Знаешь сколько мне лет?

— Сорок восемь?

— Почти. Тридцать два! А ты ещё жалуешься. На бензин и ремонт не тратиться. Жена не достаёт, зарплату не отнимает, дети не орут по ночам. За ипотеку платить не надо, живёшь с родственниками, как у….

— Христа за пазухой? Вот именно! А я не хочу, понимаешь! Не хочу я так!

На его лице я увидел расстройство и даже, как мне показалось, отчаяние. Было понятно, что мои слова задели его за живое. Он ушёл в себя и молча смотрел в одну точку с минуту, не шевелясь, не моргая, и, казалось, не дыша. Наконец он пригубил пива и, посмотрев на меня, спросил:

— Вот скажи, в чём смысл жизни?

— Ну это вопрос сложный….

— Ничего сложного! Нет у жизни смысла, и быть не может! Всё это выдумка, чтоб нас занять. Мы как муравьи, и движут нами ровно те же силы, что и ими. Только у них всё попроще, а мы усложняем. Всё это выдумка, игра, а сложность эта нужна для того чтоб увлечь нас, чтоб мы поверили в реальность всего происходящего. А на самом деле всё по-другому.

— И как же всё на самом деле?

— Да весь наш мир держится на правилах! И чем больше этих правил, тем этот мир реалистичней. И передаются эти правила из поколения в поколения и нужны они не человеку, а людям, обществу. Вот например: нужно мыться, чтоб от тебя не пахло. А то другим будет неприятно с тобой общаться и ты останешься один. Вот страх то! А может от людей пахнет, потому что они моются? Может ногти и волосы у нас растут только по тому, что мы их стрижём.

— Погоди. Погоди минутку. Я должен это переварить.

То, что он сказал поразило меня до глубины души. Я не понимал, как это могло возникнуть в его голове. Ведь он никогда не имел ничего общего ни с наркотиками, не со стимуляторами, ни с чем таким, от чего в голове могли бы появиться такие мысли. Я не понимал, не мог поверить, что именно он мне говорит всё это. Я с первой нашей встречи чувствовал в нём родственною душу, но такого от него я точно не ожидал. Что говорить, нас с ним многие считали необычными. Отличаясь в деталях, мы имели общее, то, что сразу бросается в глаза обычным людям, которые зачастую не задумываются об особенностях людей, которых видят каждый день и знают, как им кажется, как свои пяти пальцев, мерят всех одной линейкой. А мы с ним явно не подходили под единый стандарт, выпирая из рамок среднестатистического человека. И только сейчас, услышав от него то, чего не как не ожидал услышать, я понял, что именно объединяла нас. Природой нам было дано то, что принято называть «широким взглядом на жизнь». Более широким, чем от других. И это было не самодовольство, а особенность, которая, на самом деле, как интуиция, например, живёт в каждом из нас, но не развивается, принимаясь за домыслы, суеверия и ещё бог знает что.

— Я не понимаю! Почему ты? Почему именно ты мне это говоришь?

— А это не я. Это ты сам себе говоришь через меня. Я лишь транслирую твои мысли, так как ты не можешь их сформулировать и принять от себя, нуждаешься в их трансляции из вне. На все свои вопросы человек сам знает ответ, иначе он их не задавал бы.

— И что же тогда наша жизнь?

— Наша жизнь — это игра, и смысл нашего бытия — что бы играть в неё. Каждый тут сам выбирает кем и каким ему быть, что будет вокруг него и как будут развиваться события, в рамках правил, разумеется. Мы лишь аватары бессмертных душ, что витают во Вселенной.

— А что тогда душа?

— Не знаю. Мне думается мы не на том уровне осознания чтобы ответить на этот вопрос. Можно лишь предполагать. Я думаю душу и Бога можно рассматривать как, например, каплю и океан — и то и то по сути вода. Только чем капля отличается от океана?

— Размером?

— А что такое размер? Это лишь расстояние органа восприятия до объекта наблюдения. Взять каплю и приблизить её к глазу и будет океан, а взять океан и отдалить его от себя — и будет капля. И способность сделать вот это движение — он несколько раз провёл рукой по воздуху как будто отдаляя и приближая невидимый объект — и есть наша особенность, особенность не людей, а человека!

— Хочешь сказать мы — Боги?

— Богохульство конечно, скажешь ты. Но это не противоречит вере. Религии — может быть, но не вере. Мы здесь благодаря Богу, душе. Эта та сила, которая создаёт это мир, пространство, время. Когда мы умираем игра заканчивается для нас, с нами умирает наш мир — зачем он нужен. А душа остаётся.

— Но наш мир существует миллионы лет. Миллиарды. И после смерти кого-либо ничего не разрушается.

— Умирает лишь мир человека. Миры наслаиваются друг на друга сливаясь в нечто целое, в общий мир. Один мир-слой уходит, приходит другой, так наш мир меняется, обновляется с каждым новым игроком.

— Да… А если это всё создано нами, что же тогда наркотики? Зачем они?

— Наркотики — обман. Химический состав вызывающий биохимическую реакцию в нашем организме, что влияет на наш мозг и соответственно на сознание, показывая нам наш внутренний потенциал. Мы сами способны осознать то, что приходит нам под их воздействием, но мы то думаем, что всё это благодаря им.

— Боги — люди… Ну и самомнение у тебя раз ты до этого дошёл!

— Да! Самомнение, тщеславие, эгоизм! Когда Ницше пишет о сверхчеловека, воли к власти, его воспринимают как полоумного старика с комплексом Бога! А если бы его поняли ещё тогда, если бы нацисты не испоганили всё, о чём он писал, о как бы высоки мы были в своём понимании, осознании! Наш мир — игра — строится по принципу системы. Необходимое условие нормального функционирования системы — чтобы каждый элемент выполнял свою роль со стопроцентным КПД. И стоит только одному из людей-элементов «схалтурить», рушиться вся система, как домино. Например, простая идея — каждый должен сделать счастливым хотя бы одного человека рядом с собой и все люди на земле станут счастливы. Гениально, просто, решаемо. Начинаем реализовывать в системе. И сталкиваемся с тем, что, например, Вася хочет сделать счастливой Машу. Делает. Но Петя тоже хочет сделать счастливой Машу. Таким образом один из элементов системы получает избыток счастья, а значит другой его не дополучит. Система рушиться. Простая идея начинает требовать дополнительные условия, усложняться, создавать правила. Но если каждый будет думать о себе и делать счастливым себя, при этом не в ущерб другим, система не нарушится. Но для этого нужно сделать переоценку всех своих ценностей. Понять, что тебе нужно на самом деле, а что навязано. Постепенно отучать себя от общественно принятого, переходя на полезную для себя пищу, например. Каждый кузнец своего счастья. Кстати, это поговорка по чему-то не вызывает недоумений.

Я погрузился в размышления, а мой друг в это время попросил счёт. Я даже не заметил, как он отлучился в туалет. Расплатившись, мы покинули этот приют усталых менеджеров и вышли на свежий воздух. Пятничное солнце сгорело дотла, давно уже скрылось сначала за домами, а затем за горизонтом, ушло в ночную смену светить над Европой. Жаркий день превратился в промозглый вечер и меня пробирала дрожь, когда я смотрел не своего друга в рубашке с короткими рукавами. Его же прохлада, по всей видимости, волновала в меньшей степени. Он был увлечён нашим разговором, а если смотреть правде в глаза, моим просвещением.

— Вот, предположим, Вселенная….

— А что такое Вселенная? — перебил его я.

— Не важно. Абстрактно. Космос!

— А космос…

— Да, космос. Итак, космос, Вселенная, как высшее существо, спрашивает тебя: кто ты? Что ты ответишь?

— Ну я… я — человек!

— А что такое человек? Высшему существу не ведомы понятия, которые мы придумали для самоопределения и идентификация себя и окружающих в обществе. Человек, ученик, гражданин, Вася, Петя, Маша — всё это условные обозначения. На простые вопросы: кто ты, где ты, когда ты, есть только один ответ, и он также прост: я здесь и сейчас. Только тогда тебя поймёт каждый, с кем бы тебе не пришлось общаться.

— Как ты дошёл до такого? Я… Я имею введу до таких мыслей?

— Размышлениями. Знаешь, иногда полезно побыть одному и подумать. А когда ты один много лет, не кому тебе помочь, поддержать добрым словом приходит откровение. Что ты один в этом мире. Что ты самодостаточен по определению. Что тебе никто не нужен. Ты один — ты человек.

— Звучит удручающе. Смысла у жизни нет, человек одинок, а где-то его бессмертная всемогущая душа управляет каждым действием и помыслом.

— Нет, это отрезвляет. В человеке сокрыт огромный потенциал, и раскрываться — подходящая цель для жизни, раз без цели ты себя не видишь.

— А я уж подумал, что идти к своей цели не имеет смысла!

— Идти? О нет! Мы не куда не идём. Вот сейчас я стаю на месте, а моё сознание создаёт пространство вокруг меня. Вот например, сейчас у меня за спиной ничего нет. Но если я повернусь — он развернулся и, как нипочём пошёл спиной вперёд — краски мира заиграют здесь. Видимая часть мира существует когда мы её видим. И к цели мы не как не идём, а расширяем своё восприятие до границ, в которых она существует, орбиты на которой она находиться. Отсюда пресловутая «обратная сторона монеты». Любую цель окружает множество мелких деталей, делающих её реалистичнее. Поэтому ничего не появляется из неоткуда, это не по правилам игры. Если хочешь чего-то, ты должен, как минимумом иметь представления о предпосылках, последствиях. Например, ты хочешь автомобиль — красивый, быстрый спорткар. Но его нужно обслуживать, давать ремонт, к нему должен быть гараж, и конечно у тебя должны быть права. Но даже если у тебя всё это будет: достоин ли ты красивой дорогой машины? Будешь ли ты чувствовать себя комфортно, владея такой вещью? И так со всем. Вещи… Они вообще не нужны. Что нужно человеку? Место для жизни и свобода делать всё, что он захочет. Жить, развивая навыки, кормя себя, заботясь о себе, не ожидая милости босса и не спасая коллег-бездельников. Жизнь, в которой человек находит пару не по тому что ему так сказали, а потому что любит. Они могут жить и сами, и вместе не потому что так надо, а просто хотят быть вместе. И не нужно страдать, комплектовать, тебя никто не подведёт, не подставит, не заставит. Ты никому не нужен и тебе не нужен никто.

— Что же теперь всем разъехаться по необитаемым островам и жить там в собственном королевстве?

— Люди не смогут, ведь нельзя так просто взять и разбежаться по углам. Так или иначе общество должно существовать, и действовать оно будет по тем же законам. Просто начинать нужно с себя не думая о других. С переоценки ценностей, с примирения с собой, принятия себя таким, какой ты есть, с раскрытия себя. Так можно отойти от того, что тебе не нужно и прийти к тому, что не так уж и велики твои потребности. И чужого тебе не надо, и даже есть, пить, спать можно гораздо меньше.

— А энергию тогда откуда брать? Без еды твой мозг откажется думать и ты забудешь обо всём, про переоценку и будешь готов на всё за кусок хлеба.

— Энергия и так поступает в человека. Из космоса. Она имеет нейтральный заряд. Пропуская её через своё сознание человек придаёт ей заряд: положительный или отрицательный. Энергия может выйти из человека только имея нейтральный заряд, имея «плюс» или «минус» она остаётся в теле человека. Если в сознании человека нет баланса между положительными и отрицательными эмоциями, если положительная либо отрицательная энергия начинают преобладать в нём, он начинает работать как электромагнит: энергия пытаясь компенсировать свой заряд, чтобы стать нейтральной и выйти, начинает притягивать к себе энергию, противоположную по заряду. Ещё одна характеристика аккумулятора — ёмкость. Человек поспал — но проснувшись чувствует себя уставшим. Человек нерационально расходует полученную энергию. Имея привычку делать ради того, чтобы делать, человек тратит энергию на ненужные конкретно ему действия. Сознание и его главный носитель — мозг, главные потребители энергии. Сознание получает информацию в огромном количестве. Больший объём этой информации — мусор. Но сознание хранит всю информацию, поступающую из вне. Ему приходиться создавать барьеры, блокирующие доступ к ненужной информации. Затем информацию нужно обработать, сформировать, выдать обратно. Мозг начинает нагреваться от работы. Для его охлаждения нужен воздух (кислород). В результате его обработки тратиться энергия и образуется углекислый газ, на вывод которого также нужна энергия. При нагреве из организма начинает испарятся вода. Требуется компенсация её потери. На обработку воды также требуется энергия. Её начинает не хватать и организм требует еды. На выработку энергии из еды организм тратит огромное количество энергии, а получает совсем немного. В еде содержаться вещества, к которым организм быстро привыкает, что вызывает зависимость сродни кокаиновой. К тому же воздух, вода, пища уже имеет заряд.

— Типа солнцеедения? Помню как-то видел таких людей. Стояли у пруда кружком, руки к солнцу. Странные люди. Хотя в человеке-батарейке есть смысл. И как использовать эту энергию?

— Жёсткий контроль над эмоциями, например, приводит к тому, что минимальное количество энергии обретает заряд. В результате имеем дефицит энергии, так как не имея заряда она не задерживается в организме. А вот контроль над балансом эмоций — задача более сложная и практичная. Чем сильнее мы испытываем эмоции, чем их больше, тем сложнее сохранять баланс. Но поддерживая его можно сохранить в себе огромное количество энергии.

— И ты практикуешь всё это?

— Не всё. Сложно перейти на новый уровень жизни. Да и может я не готов к этому. Может никто не готов к такому. Хотя я всё чаще замечаю здравомыслящих людей. Взять наше поколение — не такое уж оно и потерянное. Я встречал и сыроедов и даже фруктоедов, и тех, кто занимается йогой не потому что это модно. Всё больше становиться предпринимателей, частников. Они делают то, что им нравиться, а зарабатывают на рекламе. И у нас созданы все условия для такой жизни.

— У нас? В России? Ты с ума сошёл???

— От чего же? Здесь никому от тебя ничего не нужно. Всем всё равно на тебя. Да, жить сложно, не жизнь, а игра на выживание. Но это и есть настоящая жизнь. На сто тысяч в месяц каждый может прожить, а ты попробуй на десять. А так… Делай что хочешь, говори что хочешь, в рамках правил и законов конечно. А ещё лет двадцать назад государство было куда требовательнее.

— Ага. А армия?

— И что? При царе срок службы был двадцать пять лет. А у нас год. Можно подкачаться, например, спортом заняться.

— Я и дома штангу потягаю.

— Всё равно я думаю, что всё хорошо. А будет ещё лучше! Человечество всё увереннее идёт в гору. А через пару поколений будет общество здравомыслящих, раскрывающихся людей, без страхов, комплексов и зависимостей. Это не будет утопия, будут и беды, и смерть. Но мы всё переживём.

Так мы дошли до платформы, где я купил себе билет на электропоезд. Была уже глубокая ночь. Город дышал прохладой. Звёзд не было видно за плотным слоем облаком. Городской свет отражался в них, окрашивая в грязно-жёлтый оттенок серого. Ветер, играя с листвой немногочисленных деревьев, доносил хмельные голоса полуночных гуляк. Не дожидаясь пока мой друг окончательно замёрзнет и заболеет, я протянул ему руку для прощального рукопожатья. Мы распрощались, а в моей голове всё ещё продолжался диалог. Я задавал вопрос, мой друг отвечал, иногда мы менялись ролями. Теперь я понимал, что имел в виду мой друг, когда говорил, что это я сам себе всё это вещаю. Добравшись до дома я провалился в мягкие объятия пастели, испаряющиеся пары алкоголя кружили мою голову, а мысли неслись подобно локомотиву по прямым рельсам рассуждений. Они отгоняли сон, несмотря на усталость неутомимый дух бодрил, подгонял их, заставлял ворочаться, то закутываясь от холода, то раскрываясь, изнывая от жары. Наконец я уснул, оставив позади этот великолепный день. Завтра будет дождь.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль