Как зачадили Крым

0.00
 
Хрипков Николай Иванович
Как зачадили Крым
Обложка произведения 'Как зачадили Крым'
Кому передать полуотров
Международные игры

 

 

 

 

 

 

Как зачадили Крым

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— Дорогие друзья! Как говорили в добрые старые времена: работают все радиостанции и каналы мира. С вами снова я! Сейчас взоры всех людей прикованы к Крыму, где проводятся очередные самые популярные международные игры «Подари Крым».

Напоминаю, что в прошлом году на итоговом совещании Международный Крымский Комитет решил подарить полуостров Чаду. Вы не знаете, что такое Чад? Признаюсь, что и я не знал до самого последнего времени. Хотя в школе по географии у меня была стабильная тройка. Пришлось снова вернуться к любимому предмету. Вот перед вами карта. Это Африка, а в центре ее находится одна из беднейших стран мира. Это и есть Чад!

Да, друзья, для меня, как и для вас, это было полной неожиданностью, когда я узнал, что такое Чад. Я был просто в шоке, в полной прострации. Я угорал!

Но всё же природный интеллект — надеюсь, в этом вы мне не откажите! — помог мне понять логику членов МКК, весьма уважаемых мною. Можете, конечно, воспринять это как шутку. Кому же делать подарки, как ни бедным и обездоленным? Ну, получит богач очередной подарок и тут же забудет про него. Ничем его уже не удивишь! А для Чада… для Чада это навсегда! Это войдет в чадскую историю. Там появится новый национальный праздник — День вхождения Крыма в состав Чада, праздник, который объединит все племена. И все чадцы (я называю их так условно, потому что там такая этническая пестрота, что черт ногу сломит!)… так вот, все чадцы будут отмечать этот праздник как самый грандиозный, как самый любимый, как самый-самый великий национальный праздник.

Впрочем, я отвлекся. Все жители Крыма буквально в мгновении ока почернели. Это потрясающе! Оленька! Скажи, пожалуйста, как вы это делаете? Вы же до последнего времени были натуральной блондинкой!

ОЛЕНЬКА. Ой! Андрей! Ну, это же элементарно! Во всех населенных пунктах открыты специализированные пункты. Прости за тавтологию! Укольчик совершенно бесплатно. И на полмесяца тебе гарантирован темный окрас. Всё предельно просто! Оттенки выбирай сам! С красноватым отливом, с синим, черней сажи…Там такая гамма, Андрюшенька! Обалдеть!

— Мда! Грандиозно! Пожалуй, и я попробую! Представляю, когда Танюшка увидит меня черным, как вакса. Нет, даже представить не могу. А это у тебя парик, платиновая блондинка? Где твои роскошные локона, белые, с золотистым отливом? Где они, моя прелесть?

ОЛЕНЬКА. Ой! Ну, это тоже элементарно! На каждом шагу продаются такие шампуни. Помыл с ними голову, и у тебя короткие кучерявые смолистые волосы. А что! Смотрится прикольно! И меньше расходовать моющих средств. Знаешь, как это утомительно, Андрюшка, ежедневная головомойка!

— Оленька! Пойми только меня правильно! Меня, да и, наверно, всех зрителей, смущает твой наряд, точнее отсутствие оного. Хотя на тебе кое-что есть. Меня, разумеется, это радует. Но…

ОЛЕНЬКА. Ну, надо соответствовать! Кстати, набедренные повязки резко подскочили в цене. Даже фиговые листочки — цену не сложишь! Знаешь, во сколько мне обошлись эти пальмовые листочки? Я бы могла себе за эти деньги купить хороший деловой костюм и отметить это событие в ресторане. А прикид вождя племени или жреца вообще могут позволить себе только состоятельные люди. Вот так, Андрюша!.. Да, Андрюша, не будем забывать, что Крым — это не только мировая здравница, могучий флот, но еще и кладовая витаминов. Ты слышал о том, что Крым — это кладовая витаминов?

— В смысле?

ОЛЕНЬКА. В прямом! Я уже не говорю про россиян. Все жители планеты выбирают крымские фрукты и овощи. Потому что ничего подобного в мире вы не найдете. Крым — это огромный сельскохозяйственный цех. Недаром крымчане называют свой полуостров Бахчисараем. Кругом бахчи, сады, виноградники, заводы по переработке продукции, оборудованные по последнему слову российской науки и техники, и склады для хранения продукции, которые крымчане в шутку называют сараями. А сарай, к твоему сведению, на тюркском наречии — это дворец.

— Очень интересно, Оленька! Вижу, что крымские фрукты пошли тебе на пользу. Кстати, чем ты занимаешься сегодня поздним-поздним вечерком? Не сутками же ты сидишь в эфире?

ОЛЕНЬКА. Сегодня поздним-поздним вечерком я приглашена на прием к визирю крымского хана. Скушал, похотливый юноша? Ой, что-то я давно с твоей Танюшкой не общалась.

— Это еще что такое? Какой такой визирь! Знаешь, я убью его. Отдавай тебя какому-то визирю!

ОЛЕНЬКА. Ну, это начальник отдела виз. Его так в шутку называют. Ви-зирь! Очень такая престижная должность!

— Оленька! Зачем тебе визы? Тебя без всяких виз везде примут с распростертыми объятиями и страстными поцелуями, которые ты почему-то называешь похотливыми. Я не буду ханжить! Кроме высокого платонического чувства, ты вызываешь во мне и более земные.

ОЛЕНЬКА. Да мне они не нужны, эти визы. Я никуда не собираюсь ехать из лучшей страны мира. Но, понимаешь, у меня есть друзья в Баварии, Уэльсе, Монакко. Даже на озере Титикака.

— Понимаю, понимаю, Оленька! Как говорится, сам погибай, а друзей выручай. А у тебя их немало. Ну, что же… С нами в эфире была обворожительная Оленька. Целую! К сожалению, чисто символически!

ЗАКАДРОВЫЙ ГОЛОС. Я тебе дам Оленьку! Кобель! Ну, ты у меня вернешься домой, получишь по полной программе!

— Дорогие друзья! Это была моя коллега очаровательная Оленька. А мы продолжаем репортаж из Крыма, к которому прикованы все взгляды передового и не очень передового человечества. Олег! Что там у вас? Расскажите!

ОЛЕГ. Всё в дыму, ничего не видно. В прямом смысле этого слова! Я в самом эпицентре соревнований по межплеменной розни.

— А что война по-настоящему идет? Есть убитые и раненые?

ОЛЕГ. Нет, конечно. Копья электронные, луки с компьютерной начинкой. «Калаши» … ну, куда без них? — стреляют чернильными шариками. На счет убитых ничего не скажу. Но раненые есть. Сами понимаете, такой накал борьбы. Слышите стоны раненых! Соревнование, конечно, довольно жесткое. И без травм тут никак не обойтись. Андрей?

— Спасибо, Олег! Всё равно ничего не видно. У меня есть несколько вопросов к Анатолию Фитюлькину, члену Международного Крымского Комитета. Толик?

АНАТОЛИЙ. Да!

— Ты слышишь меня?

АНАТОЛИЙ. Отлично!

— Циркулируют слухи, что не всё благополучно с организацией нынешних игр.

АНАТОЛИЙ. Да! Кое-какие нюансы имеются. С протестом против проведения игр выступили марионечные власти Закарпатского Бандеровского Рейха, которые считают Крым своей неотъемлемой территорией. И несколько североамериканских государств. Как-то Техас, Алабама, Калифорния.

— И что?

АНАТОЛИЙ. Ну, вы же сами понимаете, кто же будет прислушиваться к голосу этих реакционных государств-изгоев!

— Кстати, обычно самая многочисленная и подготовленная команда у китайцев. Это не так?

АНАТОЛИЙ. Да! У китайцев давние традиционные связи с Чадом. Вот в этом году они завершили там строительство крупнейшего в мире завода по переработке саранчового белка. Теперь проблема голода в этой центральноафриканской стране снята. Восемь из двухсот пятидесяти пяти жен ныне действующего президента — это китаянки. Понимаешь?

— Понимаю! Понимаю, Толик! А мы сейчас с вами на берегу самого синего в мире Черного моря, где проходят военно-морские соревнования гребцов. На ракетоносцах, авианосцах и торпедных катерах они пытаются обогнать друг друга. Гонка сочетается со стрельбой по мишеням.

АНАТОЛИЙ. Да, Андрей! Мишенями служат жалкие развалюхи, которые прислало НАТО, чтобы наблюдать за играми.

— А они их беспокоят?

АНАТОЛИЙ. Ну, почесываются. Бряцают ржавыми железяками. Ну, еще пара-тройка таких игр и от флота Североатлантического альянса ничего не останется, кроме каноэ, которые они вытащат из музеев, посвященных культуре индейцев.

— А государство НАТО не протестуют против того, что в пух и прах разносят их кораблики.

АНАТОЛИЙ. Протестуют, конечно. Только их будет слушать? Эту ничтожную кучку государств-изгоев, которые исключили даже из ООН.

— Но ведь на их кораблях люди!

АНАТОЛИЙ. Нет! Людей там нет. И вообще, вы ведь сами знаете, в НАТО никто служить не хочет. Бегут, как крысы с тонущего корабля. Сейчас берут уже уголовников, тех, кого приговорили к высшей мере наказания, педофилов, пациентов сумасшедших домов. Вот такой контингент! Но в данный момент на кораблях никого нет. Руководство НАТО всегда во время игр эвакуирует экипажи на сушу, откуда они наблюдают за тем, как разносят их скорлупки.

— Толик! Еще вопрос! Но ведь Чад не имеет выхода к морю. Вот сейчас передо мною лежит карта.

АНАТОЛИЙ. Ну, да! Но у них есть озеро Чад. Иногда, когда идут дожди, оно наполняется водой. И тогда к озеру устремляются все жители страны, от мала до велика. Все емкости, которые у них имеются, они заливают водой, которую считают священной. А потом оставшуюся акваторию делят на квадратики и устраивают морские бои между племенами.

— Друзья мои! Доброе утро! Что, Вадим? Я еле языком ворочаю? А ты бы поворочал с моё вчера, весь день и всю ночь!

(Голос за кадром: «Бухать меньше надо!»)

— А ты поучи! Поучи! Умник нашелся! В кои веки вырвешься в рай, в эдем… Ни тебе жены, ни тебе тещи!

Голос за кадром: Ну, чего ты затебэкал. (Передразнивает). Ни тебе жены, ни тебе тещи… Всё! Включаю эфир! Язык разомни!

— А как у меня морда?

— Кирпича просит.

— Ни кирпича, а…А хорошо вчера погудели. Знаешь, человек тридцать журналюг, ну, и примкнувшие к ним. И все так в один голос «уууу». Представляешь все гудят. Уууууу!

— Всё! Ты в эфире!

— Доброе утро, друзья! С вами снова я! Сегодня у нас…. (Смеется). Эдик! Что сегодня у нас?

ЭДУАРД. Встреча.

— Какая встреча? С кем?

ЭДУАРД. Забодал ты меня! Встреча лидеров антифашисткой коалиции. Так и называется Ялтинская конференция, или Крымская.

— Да! Друзья! Сейчас мы с вами отправляемся в Ливадийский дворец! Илюха! Ты слышишь меня? Здорово!

ИЛЬЯ. И вам не хворать!

— Как здоровье?

ИЛЬЯ. Ой! Не спрашивай!

— Ну, говорят, вчера мы дали!

ИЛЬЯ. Ой! Тут помню, тут не помню.

ЗАКАДРОВЫЙ ГОЛОС. Вы чего там совсем охренели? Вы же в эфире!

— Блин! Друзья! У нас на связи Илья. Илья, что у вас там происходит?

ИЛЬЯ. Ну, можно сказать, что это кульминация Крымских игр. Здесь во дворце, в котором отдыхали императоры, генсеки Советского Союза и президенты России, сейчас идут острые игры лидеров команд. Их задача, как можно больше нарезать себе территорий от стран, потерпевших поражение в последней холодной войне.

— И кто впереди?

ИЛЬЯ. Ты, знаешь, Андрюха, не поверишь! Капитан сборной Чада! Не знаю, где он так научился орудовать ножницами. Куски политической карты только успевают падать к его ногам. Батюшки мои! Чего тут только нет! Южная Каролина, Шлезвиг-Гольштейн, Вильнюс с окрестностями… Если так дело пойдет, то, глядишь, Чад станет великой спортивной державой!

— Оно и понятно. Воздух Крыма возбуждает такой спортивный азарт! Ну, Илья, продолжай следить за этим захватывающим соревнованием, а мы перенесемся на другую спортивную площадку. Кто там у нас? А! Светик! Салют! Где ты вчера была? В смысле, ночью? А! секрет? А что если я Жоржику стукану? Что? Да я пошутил! Не надо ничего Таське говорить! Ты же сама знаешь, какой это зверь!

ГОЛОС ЗА КАДРОМ. Вы что совсем оборзели? Вы же в эфире!

— Ой! Друзья мои! Светик! Что там у вас?

СВЕТЛАНА. У нас, Андрюша, соревнование по ватерносу.

— Какому носу?

СВЕТЛАНА. Ну, каждая команда должна как можно больше наносить воды в Крым. Вот спортсменки из Чада несут на головах в кокосовых скорлупках воду из своего озера.

— И много они так в скорлупках наносят?

СВЕТЛАНА. Не думаю! Тем более, что у них там опять засуха и саранчу чем-то поить надо.

— Наверно, китайцы, как всегда, лидируют.

СВЕТЛАНА. В их воде обнаружено много различных химических веществ.

— А кто там катит железнодорожные цистерны?

СВЕТЛАНА. Ну, кто, кто… Нетрудно догадаться. Видишь, на одной цистерне написано «Днепр», на другой «Енисей», а дальше «Лена», «Индигирка», «Амур», «Байкал».

— Короче, зальем Крым водой!

СВЕТЛАНА. Затопим! Затопим, Андрюша!

— Россия — чемпион!

СВЕТЛАНА. Здесь да! Здесь несомненно! А как на других площадках, Андрюша?

— Владимир! Что там у вас происходит?

ВЛАДИМИР. У нас происходит мировой чемпионат по игре «Штурм Перекопа». Игру Международный Крымский Комитет ввел в соревнования не так уж и давно. Поэтому для многих зрителей это стало полной неожиданностью. Но, несмотря на свою молодость, игра быстро завоевала популярность и любовь у своих болельщиков. На стадионе в буквальном смысле этого слова негде упасть ни одному крымскому яблочку. А в этом году они исключительные! Апчхи! Извините! Вот вы видите в середине поля глубокий ров, наполненный водой. За рвом тянется несколько рядов колючей проволоки. Да! Нападающим приходится нелегко. Они бултыхаются во рву. Куски защитного снаряжения повисают на проволоке. В них летят пластиковые бутылки с натуральными крымскими соками. По всей линии обороны ведется сплошной бенгальский огонь. Многие места затянуты искусственным дымом и увидеть что-то просто невозможно. Но натиска нападающих не ослабевает. Глядите! Они уже в нескольких местах прорвали оборону! Верхом на палочках несется отряд нападающих, так называемые «махновцы». Соперники схватились в рукопашном бою. Страсти накаляются. До зрительских рядов доносится ненормативная чадская лексика. И вот обороняющая Перекоп команда дрогнула. Нападающие преследуют их с криками «Смерть белогвардейской заразе!» Спастись можно только тем, что ты упадешь и признаешь себя побежденным. Одно из правил игры: лежащих не бьют. Но от нападающих можно всего ожидать. Добежав до края стадиона, многие из проигравших прыгают в воду. Весь стадион занят командой нападающих. Несмотря на протесты судей, они тут и там начинают отвешивать тумаки не успевшим убежать от них проигравшим. Полная победа! Ураааа! Да здравствует капитан команды Фрунзик Бешкеков!

— Друзья мои! Вот и подкрался незаметно благостный крымский вечер! Лепота! Затихают баталии на спортивных площадках и стадионах. Хозяева и их гости наполняют улицы городов и сел Крыма. Теперь праздник перемещается сюда. Мы с вами на центральной площади Севастополя. На огромном театральном помосте разыгрывается действо «Возвращение Крыма в Чад». Перед высоким чернокожим старцем в дорогой набедренной повязке от Коко Шанель стоит на коленях изнеможённый юноша в лохмотьях. Он молитвенно сложил ладони перед собой и со страхом и тревогой вглядывается в неприступное, как Сапун-гора, лицо царственного старца.

— Встань, чадо мое чадское! — наконец изрекает старец. — Много ты поблукал и претерпел лишений по дурости своей. Принимаю тебя назад в братскую семью чадских племен и народностей.

Площадь оглашается воплем. У многих на глазах слезы радости. Как давно они ждали этого момента! В небо взвиваются фейерверки и крики:

— Да здравствует самый путный в мире президент Чада!

Эти крики слышны, наверно, сейчас даже на берегах центральноафриканского озера, где нежатся на солнце плотно покушавшие крокодилы.

 

— Друзья мои! Посмотрите, какое яркое солнце! Нет! На солнце смотреть не надо! Мы с вами на центральном стадионе. Да! Настала пора расставаться! Всё когда-то кончается.

(Хихикающий голос за кадром). В том числе и кокосово-мандариновый рай!

— Не надо, Эдик, подначивать! У тебя тоже рыльце в пушку.

ЗАКАДРОВЫЙ ГОЛОС. Всё! Всё! Молчу, Андрюша! Не забывай, что ты в эфире!

— На стадионе один музыкальный коллектив сменяет другой. Балалайки, шаманские бубны, тамтамы…Лидеры всех стран, кроме жалкой кучки стран-изгоев, приветствуют участников игр с высокой трибуны. В воздух поднимаются стрижи, страусы и огромный дирижабль с транспарантом «КРЫМ + ЧАД = ЛЮБОВЬ». Черноморский флот, самый могучий флот мира, дает салют из всех бортовых орудий. Нет! Тут мне подсказывают, не из всех, а только из нескольких. Иначе повылетали бы окна даже в Нью-Йорке! Да! Такого праздника я еще не видел! На стадионе десятки тысяч спортсменов выкладывают мозаику «КРЫМ + ЧАД = КРЫМЧАТЫ»! Всё небо над Крымом расцвечено. Да! Незабываемое впечатление! Для меня и для многих людей это, наверно, самое главное событие в жизни.

ЗАКАДРОВЫЙ ГОЛОС. Кто бы спорил! Если, конечно, не считать того, что будет с тобой, когда ты вернешься домой. Ха-ха!

— Остроумный дюже! Действительно, друзья, это праздник со слезами на глазах. И многие не скрывают этого. Только команда Чада, как ни тяжело им приходится, сдерживает слезы. Они повезут их домой, чтобы наполнить ими единственное озеро в стране. Представляю, какое там начнется наводнение!

ЗАКАДРОВЫЙ ГОЛОС. Хватит трындеть! Я включаю президента Международного Крымского Комитета.

ПРЕЗИДЕНТ. До свиданья, друзья! Расстаемся на время! До очередных игр! Огорчаться нельзя! Проросло наше семя! И его не убить! Грандиозней нет игр! И не будет на свете! Все сражались, как львы! Две недели, как миг, пролетели, увы! Пусть салюты гремят! Крым и Чад навсегда! Да! Дружба энд фройндшафт! Крым! Влюбился весь Чад в твой чудесный ландшафт! Чад! Ты клёвый! Поверь! Игры кончились, Чад! Возвращайся теперь, Крым, в Россию назад! Ураааа!

— Песню подхватывает многотысячная толпа.

Севастополь! Севастополь!

Город чадских моряков!

— Потрясающе! Офонареть можно! Э! Что ты делаешь? Какой-то чернож… пардон! Афрокрымец вырывает у меня микрофон из рук.

НКРЫМА НКРУМ. Я Нкрыма Нкрум. Я родился и вырос в России, как и мои мама и папа.

Но когда начались эти игры, я не мог не вспомнить о том, что корни мои там, в Африке, так же, как у Пушкина и у Суворова.

— А Суворов тут при чем?

НКРЫМА НКРУМ. Как причем? Только настоящий чадец мог перейти Альпы и не проиграть ни одного из девяноста девяти сражений. Не перебивай, пожалуйста! Теперь наконец-то я стою на маленьком кусочке чадской земли и с гордостью вспоминаю слова своего великого соплеменника Ломоносова: «Могущество Чада будет прирастать Крымом и Черным морем!»

— Конечно, Нкрыма! Но через несколько дней закончатся игры. И всё вновь станет на свои места. То есть Крым снова будет российским до очередных крымских игр.

НКРЫМА НКРУМ. Это так! Я тоже гражданин России. Буш?

— Нет, Нкрыма! Я на работе. Мне нельзя.

НКРЫМА НКРУМ. А мне можно… А! у! какая крепкая! Как оборона великой республики Чад! Что я хотел сказать?

— Что ты гражданин России.

НКРЫМА НКРУМ. Так вот, моя жена Наташка… вообще-то она беленькая-пребеленькая, как армия Врангеля. Это на время…

— Понимаю!

НКРЫМА НКРУМ. Заезжай, если будешь в Москве! Шашлыков поедим, бешбармак!

— Саранчу да?

НКРЫМА НКРУМ. Э! зачем обижаешь!

Самое синее в мире!

Чадское море моё!

 

Летите к нам! Шагайте строем!

Плывите к нам на корабле!

Мы наш, мы новый мир построим!

Он станет раем на земле!

 

Здесь идут наши игры.

А они лучше всех!

Побываешь на них ты

И запомнишь навек!

 

В Крыму себя ты ощущаешь,

Что бог и царь ты, и герой.

Такое счастье испытаешь!

Подъем энергии такой!

 

Порхаешь, как пацан влюбленный.

Такие девушки здесь! Да!

Кипит твой разум возмущенный,

Бурлит, как в чайнике вода.

 

 

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль