В замке томился... дракон?

0.00
 
Змий
В замке томился... дракон?
Обложка произведения 'В замке томился... дракон?'

 

 

В замке томился… дракон?

Эта история расскажет вам не о принцах и принцессах, не о королях и королевах, однако не могу не сказать, что они тоже будут занимать важное место в ней, а о самых что ни на есть настоящих драконах…

Глава 1, в которой говорится о древнем замке, драконе и слухах, злых и ложных

На высоком холме, покрытом небольшими крючковатыми деревцами, стоял старый-престарый замок, что касался белоснежных облаков и упирался в самое небо.

Этот величественный замок был построен в форме квадрата, по углам которого стояли четыре высокие изумрудные башни. Они всегда сверкали ночью в лунном свете и днём в ярких лучах солнца. Пятая же — самая тонкая и красивая, сделанная из множества блестящих и мерцающих рубинов — стояла посередине замка, и была она намного выше остальных. Однако же все башни хорошо виднелись издалека, ещё за много километров отсюда!

Со всех сторон замок был окружён глубоким рвом, до краёв наполненным водою. Вода эта была мутная и ядовито-зелёная, словно из самого болота, а также имела очень неприятный запах, как будто там испортился редкий и дорогой французский сыр. Иногда она даже зловеще и громко бурлила и вспенивалась: пузырьки поднимались, застывая на поверхности, а потом вдруг резко лопались, и стая любопытных, но трусливых птиц, боящихся любого шороха, взлетала с ближайших деревьев и уносилась в синее небо.

Вокруг старинного замка рос мрачный и зачарованный лес, куда путники больше всего на свете боялись забрести, потому что о нём ходили странные и жуткие истории. Истории эти складывали сказочные существа, которые всегда обитали в том лесу, чтобы их больше не беспокоили и они могли спокойно дожить до самой старости. Старели там страшные, мерзкие лешие и коварные болотные ведьмы, вредные, жадные карлики и даже злобные и завистливые водяные. А то ведь… обычно как случалось: только человек пропал, так о нём уже никто будто и не слышал, а значит, ничего плохого не произошло, и потому давай снова и снова наведываться в дремучий лес! Видимо, надоело этим волшебным существам быть плохими и устраивать всякие ловушки бедным, испуганным путникам, которые затерялись среди бесчисленных тёмных тропок.

Поэтому-то и ещё потому, что лесные жители поколдовали самую малость, все люди, безумно боявшиеся жутких историй, переехали в другие, более благоприятные для жизни земли. И вскоре уж окрестности близ зачарованного леса совсем опустели… Но только не древний замок, нет! В нём до сих пор и уже очень долгое время жили дракон и Принцесса. Ну… как жили? Едва ли это можно было назвать настоящей жизнью. Скорее, они томились там и безобидно скучали.

Принцесса тамошняя была невиданной красоты. Её серебряные волосы с отливами пепельного, словно лунный свет, струились волнами по телу и спускались до самого пола. А взгляд сиреневых глаз был настолько чистый, добрый и тёплый, что, когда кто-нибудь смотрел на неё, невольно начинал улыбаться.

Бедная Принцесса давно позабыла, как её зовут и как она сюда попала, и, честно говоря, совсем уж отчаялась встретить прекрасного принца. Только это-то и помнила: что он её спасти должен. Благо, что охранял Принцессу древний дракон по прозвищу… — нет, «по прозвищу» звучит слишком грубо — по имени… — да, так будет хорошо! — по имени Добрей Добрыныч.

Каждую ночь дракон облетал замок, чтобы хоть как-то разнообразить свою скучную жизнь. А что здесь такого? Думаете, ему было весело и радостно, оттого что Принцесса находится в заточении? Нет, скажу я вам. Наоборот, ему было очень и очень грустно и тоскливо… «до насморка». Ведь с самого рождения животные безумно боялись его, а если и встречали вживую, сразу разбегались-разлетались кто куда. А притом Добрей ещё ни разу ничего плохого им не сделал! Просто-запросто повелось издревле, что драконы злые и ужасные существа, которые только и умеют, что разрушать и убивать. Но на самом деле всё было не так, нет! Уж я-то знаю, поверьте, ведь сам когда-то жил в том королевстве.

Можете меня и не слушать, но скажу вам по секрету: никогда не доверяйте слухам, пока сами не убедитесь в том или ином, потому что слухи — это как искры в печи, — загорятся, и уже не остановишь. Да и пользы от слухов — именно ложных — ничтожно мало, а вреда безумно много.

Вот так и с драконами случилось. Попали они под влияние злых слухов…

Однажды некто, чьё имя история позабыла, сказал что-то нечаянно ли, намеренно, как повсюду разлетелись разные сплетни. Вскоре и до короля с королевой дошли, а они объявили драконов злодеями и, разумеется, приписали им все давние и недавние бедствия, в которых те замешаны никак не были.

Чересчур несправедливо всё это и неслыханно! И даже думать мне об этом больно!

Глава 2, в которой говорится об узнике, разговорах, жутком одиночестве и переменчивой Луне

Добрей Добрыныч не помнил, кто именно заточил его в замок. Да-да, вы не ослышались, он был точно таким же узником, которому очень хотелось свободы… впрочем, как и любому другому дикому животному.

Дракон с некоторых пор жил в полном одиночестве, и только редкие, но долгие и душевные разговоры с Принцессой, которая порядком привыкла к нему, разбавляли это мрачное чувство. А оно его сильно угнетало!

Раньше Добрей практически ничего не знал об одиночестве. Он знал, конечно, что это очень больно для сердца и души. Но когда драконов признали настоящими злодеями, виновными во всех преступлениях, его заточили в замок и наказали охранять Принцессу, чтобы она никуда не сбежала. Да разве могла сбежать, если ничего не помнила? И вот с того самого момента Добрею приходилось стойко выносить унылые, мрачные стены замка, длинные и тёмные залы, в которых стоял такой затхлый, противный запах, что дракон невольно затыкал нос, и, конечно, ужасные, сырые подземелья. И здесь же, наедине с самим собой, он, в конце концов, почувствовал себя таким одиноким, что ему захотелось плакать… навзрыд.

Дракон, хоть и был храбр и могуч, не мог вынести то, что никогда не испытывал прежде и о чём почти ничего не слышал. Поначалу он не мог пережить спокойно ни минуты одиночества. И тогда он выходил в сад, где на деревьях сидели самые храбрые птицы — вороны — и пытался заговорить с ними, но даже они в тот же миг срывались с веток и уносились прочь. И так происходило каждый раз. И Принцесса тогда его ещё боялась.

Добрей, несомненно, пытался бороться с одиночеством, и он вполне даже мог победить в этой схватке — схватке, по сути, с самим собой, — но при этом дракон прекрасно понимал, что в итоге он всё равно что-то потеряет. Если не рассудок, так нервы или мечты, если не это, то здоровье или чувства — да что угодно! И во всём этом было виновато одиночество!

Одиночество — это когда красивый цветок стоит совсем один в степи, где нет больше никаких растений. Только он да вольный ветер! Вот что значит одиночество. Так же и с человеком, да и со всяким живым существом.

Одиночество — это болезнь, самая настоящая болезнь, которая лечилась только общением. Поэтому-то дракон и разговаривал с Принцессой.

Временами они выходили тёмной ночью в прекрасный сад, что был в замке, прямо во дворе. И разговаривали…

Вот и сегодня дракон и Принцесса не изменяли привычке. Хорошо это, наверное, не изменять привычке, но только если она невредная, конечно.

Большая круглая луна тускло сияла среди звёзд. Лёгкий и свежий, нёсший с собой приятный запах ветерок приятно обдувал чешую Добрея и нежную, белоснежную кожу принцессы. Однако им не было холодно, вовсе нет — им было очень уютно, и они чувствовали себя свободными как никогда прежде. Хотя… что это я такое говорю? Разумеется, давным-давно и Принцесса, и дракон жили в куда более «лучшей» свободе, но это было ещё до замка и до злосчастного заточения.

К несчастью, с тех пор свобода стала для них именно такой… такой необычной… такой… вообще непохожей на свободу.

В саду было тихо и спокойно. Удивительно! Ведь со всеми бесчисленными войнами и интригами мир стал таким суетливым, пугливым и недоверчивым, что прямо страшно представить! Благо, что здесь они могли просто помечтать в тишине о хорошем, волшебном и невозможном. Могли они также и забыться в своих мечтах, если придумывать новые им больше не хотелось.

— Какая прекрасная круглая луна! — сказала Принцесса.

— Да… Но она ненастоящая, — прошептал дракон с сожалением.

— Почему же? — удивилась Принцесса.

— Луна всегда была отражением моей души. И в радости, и в горести… Помню, как летал я поздней ночью, любовался всем и одновременно ничем. Мне было хорошо, ведь таким я представлял себе истинное счастье. Я пытался добраться до Луны, хотел парить над ней, но… мне это было не доступно или не дано. Не знаю! — Добрей задумался. — Пусть так, но та Луна грустила и радовалась вместе со мной. А эта… ненастоящая, не такая! Эта Луна не чувствует ничего — не улыбается и не хмурится. Совсем! Она круглая, а круг выглядит счастливым; он ровный, без единого изъяна, в то время как у меня в душе так всё изорвано, что и представить нельзя!

Принцесса печально смотрела на дракона. Затем она осторожно залезла ему на широкое плечо и указала прямо на Луну.

— Пускай она будет квадратная! Да! Квадратная! — воскликнула Принцесса. — Угловатый квадрат, неровный, несчастный, неидеальный! Может быть, сейчас мы просто-запросто не верим в неё, в ту прошлую Луну, которая могла чувствовать, вот она и стала такой? А ведь верить нужно всегда, даже тогда, когда у тебя совсем ничего не осталось. Люди и все живые существа также не должны забывать и про мечты, не забывать мечтать хоть иногда, хотя бы немного. Ведь порой это необходимо… Добрей, — Принцесса слегка коснулась его, — такая Луна будет настоящей? — спросила она с искренней надеждой и затаила дыхание.

Дракон нахмурился так, будто все угрюмые и рваные грозовые тучи собрались на его лице.

— Наверное… — прошептал Добрей. — Но… — в смятении он потупился, но через некоторое время вдруг дёрнул крылом. — Ах, ладно, так и быть, давай попробуем! Отступаться, отказываться от чего-то, не попробовав это что-то сделать, глупо и вот уж что по-настоящему безрассудно!

Принцесса искренне улыбнулась. И лучшего жеста, который мог бы передать её чувства, нельзя было придумать.

Они вместе закрыли глаза и начали мечтать.

И в этот самый момент Принцесса и дракон создавали свой мир, который будет неидеальным, возможно, с кучей ошибок и проблем, но родным, таким, в котором они всегда будут чувствовать себя спокойно и свободно. Там, где им будут рады. Ведь если они будут жить в гармонии со своим миром, то все проблемы отойдут на «далёкие», задние планы, не играющие никакой роли.

Глава 3, в которой говорится о звёздах и о самых заветных желаниях

Они мечтали долго, почти всю эту волшебную ночь. И, когда звёзды начали пропадать в тёмной пелене неба, Принцесса вдруг воскликнула:

— Смотри, Добрей, квадратная Луна! У нас получилось! Видишь?

— И… правда, получилось, — удивлённо прошептал дракон, не веря своим глазам.

Принцесса пристально смотрела на него и хмурилась. Он до сих пор не мог поверить! Всё ещё сомневался, что это действительно реально.

Она подумала немного и робко, тихо сказала:

— Добрей, а ты хотел бы достать звезду, прикоснуться к ней?

Дракон неожиданно быстро пожал плечами, совсем как человек.

— Даже если бы и хотел, — отвечал он, — это невозможно. Я пытался добраться до Луны много раз, и у меня не получалось. А звёзды ведь находились совсем рядом с ней, там, куда я никогда не смогу долететь, — Добрей печально вздохнул и едва заметно пошевелил длинными, покрытыми крепкой блестящей чешуёй, крыльями.

— И вот, опять! Ты даже не попробовал, по-настоящему не попробовал: так, чтобы с надеждой, верой и мечтой! Добрей, у тебя есть самое чудесное, что только человек может желать — крылья, — а ты ещё сомневаешься. Любой бы на твоём месте творил, как художник-мечтатель, играл, как музыкант-импровизатор, жил, как хочется, словно беспечный артист, и парил, и парил в небесах, радуясь встречному ветру. Это же так прекрасно…

— Не знаю!.. Ох, как же я, оказывается, мало знаю, Принцесса! У вас хотя бы есть это… как его… образование, точно. А мы драконы, и о нас никто не волнуется так, как о вас. Да и некому, собственно. Нас вырастили не на мечтах, а на суровой реальности. У нас не было времени мечтать, — Добрей вздохнул, — и я жалею об этом, очень жалею.

— Мой дорогой друг, никогда не поздно что-либо исправить! Каждый может стать таким, каким он хочет! — пылко произнесла Принцесса. — Просто нужно поверить в себя сердцем, поверить, что всё возможно, если действительно захотеть этого.

Она вдруг прижалась к его шершавой щеке и посмотрела в его чистые золотые глаза. Честные и добрые, они не походили на глаза злодея, злые и алчные, которые, как повелось, были у драконов. Глаза эти являлись полной противоположностью, и вроде бы даже горела в них какая-то искра надежды.

— Принцесса, — через некоторое время прошептал Добрей и улыбнулся. Улыбнулся, но не страшно, нет — это была добрая улыбка, хотя и клыки его выглядели очень пугающе.

— Да?

— Спасибо! — он осторожно опустил Принцессу на землю и вскинул широкие крылья. — Спасибо! — и вдруг резко взмыл в тёмные, мало-помалу светлевшие небеса, навстречу яркой звезде, что сияла в поздней ночи или в раннем утре сильнее остальных.

— Удачи, — шёпотом сказала Принцесса.

***

Дракон всё летел и летел в небо, к Луне и звёздам. Потоки ледяного воздуха плавно скользили по могучим, длинным крыльям.

Когда он был уже так высоко, что земля скрылась за облаками, Добрей, наконец, почувствовал это — связь с Луной. Что-то великое пробудило в нём страх. Кости и зубы его трещали сильно-сильно, и вскоре Дракон не чувствовал ничего: ни рук, ни ног, ни крыльев, ни головы. Однако душа и сердце Добрея до сих пор боролись в трепетном и едва колыхающемся огне — огне истинной веры в свершение чуда.

Искра надежды трепетала. Она почти затухала — всего на мгновение — и снова загоралась, и дракон продолжал лететь. Чувство, поселившееся в нём противной зубастой рыбой, было сродни чувству спортсмена, который делал последний рывок перед финишем, когда сил уже не оставалось. Настоящий спортсмен всегда терпел до конца, как терпел сейчас и дракон.

Среди всех препятствий, что обычно кидала ему жизнь, эти были самые трудные. А всё потому, что они являлись не материальными, а именно душевными, и жили они внутри Добрея, глубоко в груди — эти барьеры, мешавшие ему поверить в себя.

Он пытался изо всех сил сломать сомнение, царившее в душе и сердце. Раз за разом! И вдруг… сломал! Да, как-то случайно и неожиданно. В Добрее будто что-то «рухнуло», он словно освободился от тяжкого груза, который тащил на себе всё это время. И вскоре уж дракон поднялся так высоко, что теперь касался крыльями поверхности Луны!

Она была не такой, какой он представлял её. Она не была мрачной и серой, не выражавшей никаких чувств, наоборот, Луна жила. И теперь она радовалась, потому что радовался он. И сейчас он верил! И потому, что он верил, эта Луна, квадратная, неидеальная, но счастливая теперь стала его второй реальностью, его личным уголком. Добрей вдруг понял, что всегда сможет уединиться здесь и погрустить, и порадоваться, и посмеяться, и помечтать. Но у него оставалось ещё одно важное дело, которое он обязан был выполнить до того, как снова спустится на землю.

***

Принцесса всматривалась в причудливое, с прожилками света, небо. Яркие звёзды рассеялись бесследно и забрали с собой ночь. Медленно наступало утро… А Добрея всё ещё не было.

Она сильно переживала за него и боялась, что все её слова были сказаны напрасно, боялась, что он не поверил до конца. Боялась она также, что сердце его и душа по-прежнему хранились в той твёрдой оболочке, которая угнетала его и душила все эти годы. В этой оболочке он закрылся от остальных и поэтому не мог больше по-настоящему чувствовать.

Принцесса сначала заметила тонкую, расплывчатую тень, что пронеслась в небесах. Однако она уже знала, кто это.

Добрей приземлился рядом с ней. В его зубах что-то сияло. Этот свет ослеплял так сильно, что Принцессе пришлось закрыться от него рукой и смотреть через узкие щёлочки между пальцами.

И тут она увидела звезду… Как некий пришелец, звезда казалась чужой в этом мире, слишком прекрасной для него. Наш мир был намного мрачнее, и звезда не подходила ему. Ей здесь становилось плохо. И Принцесса это понимала.

Но всё же она улыбнулась. «Он смог! Он поверил!» А затем, не говоря ни слова, шагнула к нему, поднялась на небольшой камень и обняла Добрея крепко-крепко. По телу дракона разлилось прелестное тепло, которое было в нём и тогда, когда он смотрел на Луну. И она улыбалась ему в ответ так же, как и сейчас улыбалась Принцесса.

***

Сколько они так простояли, никто не знал. Но вот Принцесса отодвинулась от него и присела на невысокий гранитный камень. Затем она повернула голову и заглянула в золотые глаза Добрея.

Дракон, держа звезду в зубах, аккуратно поднёс её к Принцессе и выпустил. Она упала прямо ей на ладони и тут же уменьшилась так, что теперь уютно лежала в её руках.

— Холодная, — с интересом сказала она.

— Да уж… это точно. У меня до сих пор зубы дрожат, — пожаловался дракон, но в глазах его плясали озорные смешинки.

— А зачем… зачем ты дал её мне? — спросила Принцесса. — Я так рада, что всё получилось, но это заслуга только твоя, ты сделал всё сам, поэтому и звезда должна остаться у тебя, Добрей.

— Нет… нет уж, — Дракон замотал головой. — Ты помогла мне поверить в себя, а значит, и звезда теперь именно твоя. Если хочешь, можешь считать это моим подарком, но отказываться не смей. Тем более, у тебя ведь скоро день рождения

— Правда? Точно… А я и забыла, — Принцесса понурила голову. — Но всё равно большое тебе спасибо.

— Пожалуйста… Ты не переживай, всё будет в лучшем виде. И ты сможешь также попросить у звезды что угодно, и она выполнит любое твоё желание. Ну… по крайней мере, так рассказывал мне дедушка. А уж он этих звёзд знавал — ух, сколько, — так что ему можно верить, и это точно не простые слухи.

— Я верю тебе, — прошептала Принцесса, и глаза её заблестели, — и мне этого достаточно.

Дракон опять улыбнулся, и зубы его засверкали в первых лучах солнца.

— Как красиво! — воскликнула Принцесса.

— Да… Раннее утро и поздняя ночь — это самые прекрасные времена в сутках. Ночью небо украшают звёзды и Луна, — на этих словах он мечтательно вздохнул, — а ранним утром, быть может, и нет ничего такого на первый взгляд, но если присмотреться… Эти лучи солнца, такие яркие-яркие! Чувствуешь, как от них веет теплом и добром? А это чистое-чистое небо! Ты только посмотри, Принцесса!

И она взглянула: голубые небеса без единого облака. Принцесса почувствовала ласковое и тёплое касание летнего солнца. Но… неужели прошло столько времени с того момента, как дракон вернулся? И если так, то как же быстро оно пролетело.

— Скоро появятся облака.

— Откуда ты знаешь? — удивлённо спросил Добрей.

— Просто знаю. Сегодня мой день рождения. Мой день. И я чувствую, каким он будет, — прошептала Принцесса, глядя на дракона.

— Что ж… тогда, пожалуй, стоит загадать желание прямо сейчас. Не стоит больше мучать её. Она рвётся домой, ей здесь...

— …плохо. Ты понял.

— Да, теперь я понимаю. Я изменился, вернее, ты изменила меня, — сказал Добрей. — И теперь я слышу её голос, чувствую то, что чувствует она. И она умоляет отпустить её.

Принцесса легонько коснулась щеки дракона и погладила её.

— Я понимаю тебя, Добрей. И поэтому я загадаю желание прямо сейчас.

Она посмотрела на «подарок». А затем коснулась звезды, и та в этот же миг ярко-преярко сверкнула. Принцесса крепко зажмурилась и подумала о том, чего желала больше всего на свете, желала все эти годы. Наверное, самый лучший подарок тот, которого не будет видно, но который засядет у тебя в душе тёплым солнечным лучом.

Глава 4, в которой мы прощаемся с нашими героями

Добрей почувствовал это, как только звезда погасла и рассеялась без следа. Он почувствовал долгожданную свободу.

Спали невидимые оковы, которые удерживали его в этом замке и не разрешали ему выпускать Принцессу. И ему стало так легко, что он взмахнул крыльями, поднялся в воздух и закружился от радости; Принцессу обдало волной воздуха, отчего её волосы рассыпались в разные стороны.

Она вытянула руки словно для крепкого объятия и запрокинула голову высоко, так, что теперь ей открывалось нежно-голубое небо. А в небе плыли белоснежные облака, изящно принимавшие формы разных зверей. Её искренняя улыбка, радость и безудержная радость Добрея передались всему замку и окрестностям. В замке больше не было одиноко, стены как будто посветлели, подземелья залило жарким сиянием, которое сразу высушило их, и там стало, пожалуй, даже чересчур сухо. В огромные залы ворвался сильный свежий ветер, принеся с собой разнообразные ароматы луговых цветов. Всё в замке заиграло вновь и ожило, словно очнувшись от столетнего сна. И даже в глубоком рву, который прежде был полон едкой и ядовитой жидкости, сейчас текла другая — чистая и свежая вода.

Дракон вскоре опустился на землю и громко, пылко произнёс:

— Что же ты ждёшь, Принцесса? Мы наконец свободны! Полетели как можно дальше отсюда. Я ждал этого столько лет! — он подставил ей свою лапу, чтобы она смогла по ней взобраться ему на шею. Принцесса улыбнулась, а в её глазах блеснули яркие лучики солнца.

И, когда Принцесса уже сидела на шее дракона и обнимала её, она вдруг крикнула:

— Полетели, Добрей! Полетели куда-нибудь далеко-далеко, где все нам будут улыбаться и где не будет больше жестокости!

И дракон взмыл в голубое небо с таким рвением, что трава в саду прижалась к земле.

Вскоре на горизонте уже едва виднелся силуэт дракона, через некоторое время и вовсе пропавший из виду.

***

Добрей и Принцесса не разговаривали: слова им были не нужны. Они наслаждались тишиной и свободой. Усевшись на лугу, посреди равнины, они смотрели в туманную даль. А высокая трава, в облаке которой они скрывались, тем временем колыхалась на ветру, подчиняясь какому-то особому ритму природы. Однако она была одновременно и независимой, потому что из последних сил пыталась выпрямиться каждый раз, когда сильный ветер прижимал её к холодной земле. Она боролась постоянно. И, быть может, когда-нибудь природа заметит это и перестанет терзать её, как перестала терзать Принцессу и Добрея.

***

"Что случилось с Добреем и Принцессой после этого?" — спросите вы. Что ж, всё у них было хорошо. Принцесса нашла своих родителей, которые так сильно обрадовались её возвращению, что безоговорочно выполнили её просьбу и назвали драконов «Хранителями королевской семьи». Они поблагодарили Добрея за спасение Принцессы, хотя он всячески это отрицал: мол, это кто кого ещё спас. Так или иначе, но теперь быть драконом было невероятно почётно!

Они рассказали Принцессе, что в замок её заточила злая ведьма, которую в прошлом король с королевой очень сильно обидели, о чём до сих пор сожалеют. Она решила им отомстить таким образом, и ей это удалось, потому что королева плакала каждую ночь после исчезновения дочери, а король с тех пор очень редко выходил из замка, так как постоянно грустил. Ведьма и забрала воспоминания, оставив только сомнительную мечту о принце.

Её родители также и осчастливили Принцессу, сказав, что у неё есть любящий жених, свадьба с которым должна была состояться на следующий день, после того как она пропала. Все эти годы он ездил по разным странам и искал её, но у него ничего не выходило. И вот сегодня он должен был приехать с очередной печальной новостью к королю и королеве, а получилось… В общем, вы, наверное, и сами знаете, что получилось: Принцесса и принц встретились спустя столько лет, а вскоре поженились.

С тех пор всё у всех было так, как надо.

 

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль