Проницательный Лис / ploshka2013 ploshka2013
 

Проницательный Лис

0.00
 
ploshka2013 ploshka2013
Проницательный Лис
Книга Проницательного Лиса. Глава 1
Книга Проницательного Лиса. Глава 1

Проницательный Лис

Ты никогда не думал, что сказки нам даны не просто так? У них есть какое-то предназначение в нашей жизни. Мы каждый день засыпаем с верой в сказку. Что скоро, вот-вот ещё чуть-чуть, и наша сказка осуществится. Этакая надежда на завтра. Волшебные грёзы на лучшую жизнь. Где мы с тобой счастливы. Не думал никогда на эту тему? Поэтому ты и несчастен и так тяжело тебе даются шаги на дороге Жизни.

Садись, я расскажу тебе одну историю. Здесь только тебе решать: сказка это или вполне реальная история. Верить каждому слову или с опаской прислушиваться к каждой моей интонации. Я не буду тебя заставлять, только хочу показать, как это — жить с верой в сказку. Твой скептически настрой мне понятен, но я ничего уже не смогу поменять. Уж так мы устроены.

 

— Твои мысли — твоя тюрьма, — услышал я из мрака, сгустившегося в дальнем конце комнаты. — Ты пытаешься сбежать из неё, но все твои попытки изначально обречены на провал. Ведь ты встаёшь на новый путь без веры в себя. Идти туда, где ты уже проиграл. Зачем? Потерять веру в себя — самое ужасное, что с тобой могло произойти.

Я нервно теребил доставшийся мне не так давно портсигар. Сзади я ощущал тепло камина. Оно обжигало мне спину. Было хорошо и неприятно одновременно. Будто бы снова вернулся домой, туда, где тебя все ждут, и можно никуда не спешить. Побыть собой хоть немного. Треск горящих поленьев и отсветы камина на стенах, увешанных дорогими коврами, пытались доказать мне, что это всё — правда. Я дома, вернулся домой. Но я-то знал, что это всего лишь иллюзия. Профанация. Видимость. Пьянящая и дурманящая иллюзия, которой можно воспользоваться при желании, но я сюда попал не для этого.

У меня была цель. Я вздохнул, убрал сигареты и сделал шаг во тьму, куда не доставал свет камина, но там находился мой собеседник. Расскажи мне историю, которая приключилась в моей жизни за последние несколько лет, я бы списал всё на очередную сказку о параллельном мире, наивность или алкоголь. Как оказалось — сказка лежит каждый день у нас под ногами, а мы её топчем. А надо просто остановиться и протянуть руку — вот и всё.

Пройдя пару метров вперёд, отдаляясь от камина-обманщика, я стал различать силуэты мебели, что хранит в себе мрак. Два огромных кресла, маленький журнальный столик и кто-то, кто занимал одно из кресел. Человек он был или нет — тяжело различить в кромешной тьме, но он был похож на прямоходящее двуногое существо. Я стал приближаться.

Его яркие жёлтые глаза смотрели на меня так, будто я не человек, а простая вещь или сумка, которая открыта перед ним, и он знает обо всех секретных карманах, обо всём, что хранится в ней. Но этот сверлящий взгляд дарил спокойствие: зная всё про тебя, он не будет пользоваться этим, не будет давить на все твои минусы. Он готов помочь, спасти твою заблудшую веру. Спасти тебя. Только один его взгляд дарил уверенность в то, что завтра будет день. И он будет намного лучше, чем сегодня. Дар убеждения взглядом — бесценен.

— У тебя есть цель, но ты не знаешь, как до неё добраться, — его голос звучал хитро и озорно, будто он хочет предложить мне сыграть в его игру, от которой я уже не смогу отказаться. Я уже принял вызов. Бежать было некуда, да и не очень-то хотелось. — Я хочу тебе предложить кое-что. Присядь, обсудим.

Я без задней мысли повиновался. Под натиском такого взгляда возражать? Нет уж, увольте. Тут нужно железное самообладание и сила воли. Такими вещами из людской психологии я не отличался. Уселся на свободное кресло, незнакомец подвинул мне пепельницу. Откуда он её взял — для меня осталось загадкой. На столе ещё стоял подсвечник, но по всем канонам жанра он был потушен, да и тот с одной свечой из трёх. Кресло было довольно удобное, красная кожа, очень качественная работа. На таких хорошо спать или читать в обнимку с бокалом коньяка, но никак не обсуждать предложения.

Он до сих пор буравил меня своим взглядом. Я закурил. Он молчал. Эта томительная тишина нарушалась только треском камина из дальнего угла, продолжалась она ещё долго. Когда сигарета подошла к концу, я решил начать беседу.

— Наверное, логично было бы спросить, кто ты и откуда пришел, но не думаю, что ты ответишь мне на эти вопросы. Так что сразу к делу. О каком ты предложении хотел поговорить? Предложения «продай душу дьяволу и получи желаемое» не рассматриваю, если ты об этом, — я был весьма скептически настроен. Слова отдавались едва различимым эхом, отчего мне стало не по себе, но треск и тепло из камина отвлекли меня от сего явления.

Мой собеседник посмотрел на меня, потом снова отвернулся.

— Когда-нибудь ты поймешь, кто я и почему пришел именно сейчас, а не раньше или позже. Посмотри на себя. На кого ты стал похож? Ты вернулся к выпивке по вечерам, ты не можешь понять, что тебе нужно. Счастлив ли ты? Что дальше? Куда ты катишься?

Я часто пытался найти ответы на эти вопросы. Снова потянулся за очередной сигаретой.

— А ты обещал бросить курить. Но ты продолжаешь курить, часто излишне много.

Замер. А, правда, чем дальше, тем я больше курю.

— А что я могу сделать, если…

Я осекся. Все, что я мог бы произнести, не тянет на хорошую отговорку и не дают права мне оправдываться. Беглый взгляд по комнате, я хотел найти что-то, что помогло бы мне уйти от ответа. Но тщетно. Мне нечего сказать.

— Перестань во всем винить других, — кажется, по его лицу пробежала ухмылка. — У всех есть возможность создавать свой стиль жизни. Люди ответственны за то, кем они становятся, и как они себя ведут, чего добиваются. Ищи причины в себе.

Я обреченно посмотрел на него. Встретил этот удивительный, пронзительный взгляд. От моего сарказма и скептического настроения, которые являлись моими спутниками продолжительное время, не осталось и следа. Затяжка. Глубокий вдох, медленный выдох. Собеседник наблюдал за мной. В голове крутились какие-то мысли, слова, но я ничего не мог понять.

— Я знаю, что я беспомощный котенок, который никому не нужен. Но и мне никто не нужен. Время научило меня обходиться без них. Без этих лживых, лицемерных тварей.

— Только иногда по-прежнему хочется чего-то светлого и приятного. Живого человеческого общения, истиной радости, а не натянутой улыбки. Искренних чувств? Что мешает тебе попробовать снова?

Докурил и потушил сигарету. Этот персонаж меня снова заставил окунуться в себя. Казалось, куда уж глубже. Во время его слов меня нахлынули воспоминания о разбитых мечтах, о когда-то поставленных целях. Мне не хватало…

 

… и я проснулся. Снова. Меня встретил мрак моей квартиры, свет от работающего ноутбука, фонарь на улице и ранний рассвет.

Уже на протяжении месяца мне снится один и тот же сон. Каждый раз он обрывается именно там, где по логике вещей должен быть самый важный момент всего происходящего. Но, так уж решает судьба, что мне пора просыпаться. Каждое утро меня бросает в дрожь, когда я вспоминаю этот пристальный взгляд. Диалог так же повторяется. Никаких изменений. Ещё пару таких снов и я с точностью смогу описать каждую деталь интерьера, беседы, собеседника…

Тут я дёрнулся к журнальному столу, ведь всё время забывал, как выглядел тот, с кем я разговариваю. Воспоминания после сна были ещё яркими, но хотели сбежать, поэтому надо было действовать быстро. Схватил карандаш, листок бумаги и сделал небольшой набросок. Когда работа была готова, я отошел, взял сигарету, листок и уселся на кресло. Да, это был не человек. Сразу было ясно, стоило только взглянуть в его глаза, но почему речь человеческая… Это было какое-то животное, больше походил он на волка или лиса. Да, жёлтые глаза. Этот буравящий насквозь взгляд. Не передать словами.

Да и слов не хватит, потому что таких персонажей не видел этот мир. Может быть, оно и к лучшему, что они живут только во снах. Во снах у таких больных людей, как я. Самокритика — моя отличительная черта, слишком уж я себя не люблю, но что-то менять в себе мне ужасно лень, вот и приходится любить себя таким, какой есть: кривой, больной, недалёкий. Что имеем, тому и рады, как говорится. А может и не говорится, кто его разберёт. Мир он та ещё сволочь.

Надо собираться на работу, но что-то не даёт мне собрать мысли в последовательную череду внятных желаний и действий. Долго искать это «что-то» не пришлось, оно было настолько банально, что даже Шерлок Холмс не помог бы мне. Не покидало меня чувство, что кто-то следит за мной. Как в моём же сне. Стоит мне обернуться и вот — мой собеседник сидит на моём диване и покачивает головой, мол, совсем рехнулся парень. Я разглядывал свой набросок, курил уже вторую сигарету и искал способ быстро обернуться и посмотреть на свой диван, чтобы иллюзия не разрушилась. Повернуться и поверить в сказку.

Но сказок в нашем мире нет. Диван был пуст, комната, да и квартира были пусты. Я вышел на балкон, вздохнул свежий, сентябрьский воздух, оценил ситуацию на улице, пощурился от солнца. Выкинул первые желтые листья, посмотрел им в след. Зябко. Сделал кофе, собрал портфель, накинул своё любимое пальто и вышел вон. Работа не волк, особенно моя.

Не стал заводить свою машину. В понедельник ехать в высшее учебное заведение, где я являюсь преподавателем — не самая лучшая затея, поэтому я поправляю шарф, застёгиваю все пуговицы пальто, здороваюсь с соседом и выхожу на улицу.

Улица встретила меня холодным воздухом и ярким солнцем. Оригинальное сочетание, если смешать, но не взбалтывать. Но я не отношусь к тем, кто радуется ярким лучам солнца. Ветер добивал. Что ж, такие дела. Укутавшись в царство шелка, льна или шерсти, не знаю, из чего там сегодня шьют китайцы нашу одежду, я шел в сторону автобусной остановки. Воспользовавшись дедушкиным методом «по вызову общественного транспорта», я с довольной миной уселся в самый дальний конец автобуса, достал из портфеля свой набросок ночного собеседника и стал его разглядывать. И не заметил, как стал засыпать...

 

— Ваш мир ужасен. Люди никчемны во всех своих проявлениях. Жалкие, меркантильные и эгоистичные твари, которые на каждом углу пытаются нажиться на горе другого. Вас интересует только сейчас, а что будет потом или было до вас? Какое вам дело? Удовлетворить себя, — вот ваша цель. И не думай придумывать какие либо оправдания, я знаю абсолютно все варианты твоих ответов, — мой ночной собеседник был в точности похож на мой набросок. Подсвечник на столе теперь горел, и его кое-как можно было разглядеть.

Да, это был лис. Без сомнений. Животное, которое ходит на двух ногах, пьёт кофе и курит сигары. Человек с головой лисы. Но этот взгляд. Это не передать словами. Его нужно увидеть самим, чтобы о чём-то понимать.

— Каждый день у вас похож на предыдущий. Одинаковые, озлобленные, полные рутины дни, люди, жизни. И вы всем довольны. Нет? Не надо качать головой. Я знаю, что ты часто задаёшь вопрос: «А счастлив ли я?». В основном, он больше походит на риторический, чем практический. Если тебя что-то не устраивало, то ты, наверное, делал что-то, чтобы это исправить, но ты, как и все остальные, предпочитаешь довольствоваться тем, что у тебя есть. На всё остальное… А, что всё остальное? — он поставил кружку на стол, затушил сигарету и уставился на меня. Я должен был продолжить его мысль или начать защищаться. Снова. Как и каждый раз во сне у меня нет слов. Вернее есть, но самые важные слова всегда приклеиваются к нёбу в нужный момент. Закон подлости, нечего добавить.

— Нечего ответить? Позволь, я тебе кое-что покажу, — он встал и пошёл в сторону окна с бархатными шторами. По логике вещей это существо должно было проделать это на четырёх ногах, а он встал как человек. Одет он был в костюм, галстук, белая рубашка, пиджак. Только из брюк торчал огромный пышный рыжий хвост, который волочился за хозяином до самого окна. Лис остановился у него, обернулся, ехидно ухмыльнулся и отдёрнул шторы. В комнату проникли лучи яркого солнца.

 

Я почувствовал чью-то руку на своем плече и проснулся

— Приехали, конечная, — после беглого осмотра мною был сделан вывод, что разбудил меня водитель. Станция, и правда, была конечной. Работа.

Выйдя из автобуса, я протер глаза и отмахнулся от слепящего солнца. Мимо меня пробежала группа детей, несколько пар, какие-то одинокие прохожие. У всех были такие счастливые лица, что стало немного не по себе. Не знаю, что я со своей кислой миной забыл на этой улице. Поправил воротник, закурил и побрел к главному входу в университет.

Не люблю я его, вход этот. У двери постоянно толпится кучка-другая студентов. Стою, курю и слышу обрывки разговоров этих молодых людей. Разговоры, как правило, недалекие. Как кто-то из них «активно» и «весело» провел выходные. Или как кто-то пообещал начать с понедельника новую жизнь, избавится от очередной пагубной привычки или закрыть очередной хвост по учебе. Тратят свою жизнь, а ведь в скором времени они же будут жалеть и корить себя, что так бессмысленно проводили время, упускали возможности, ждали «понедельника» и не выполняли обещаний, которые дали сами себе. Люди все время чего-то ждут. Зимой ждем лето, осенью — зиму, в мороз — летней жары, а летом — весенней прохлады. Как будто это что-то изменит. В прочем, разве имею право я их осуждать? Сам, по сути, такой же прожигатель жизни и постоянный ожидающий своего выхода и «волшебного пинка».

Докуриваю, осматриваюсь. Под ногами сухие листья, ветер снова и снова поднимает их, срывает новые с веток и несет их вдаль, мешая их с пылью и грязью городских улиц. Ветер такой силы, что продувает сквозь одежду, пронизывает.

Открываю дверь, прячась в теплое помещение от ненастной погоды. Каждодневная процедура приветствий с охраной и коллегами. Весьма непривлекательная для меня. Не люблю я эти натянутые улыбки. Делают вид, что рады друг друга видеть, а сами вынашивают план мести. Или просто друг друга недолюбливают. Обмен шаблонными словами, свежими сплетнями и новостями. Кого-то уволили, кого-то наняли. Стоит человеку появиться на работе и через пару дней о нем уже ходит парочка сплетен, разные характеристики его характера. А если новый служащий девушка или женщина, особенно симпатичная, то у нее тут же находится пара-тройка завистниц, придумывающих ей козни и рассказывающие, как она добилась своего рабочего места. Сценарий, как правило, очень прост. Через постель, разумеется. Из раза в раз меняется только лицо, которое предоставил дамочке такую возможность.

Наконец я взял ключ и смог прорваться сквозь толпу студентов к лестнице. В голове мелькал сценарий сна, но я не могу выловить детали. Что-то в моем автобусном сне было не так, почему не получается вспомнить сюжет?

Погрузился в свои мысли и не заметил ступеньку при входе в аудиторию. Споткнулся об неё и вернулся в реальность, где уже прозвенел звонок, а студенты начали рассаживаться по своим любимым местам. Рабочий день начался. Еще один длительный, пустой и ничем не приметный. Мелькающие студенты, которым, в большинстве своем, ничего не интересно из моих слов, только бы получить заветную галочку в зачетку. Пустые лица коллег, которые читают лекции по тем предметам, что снятся им каждую ночь.

А я? Я преподаю тот предмет, что считаю своим. Как своим, близок он мне. Клиническая психология. Трезвым этот предмет не то, чтобы понимать, прочитать невозможно. Работа, есть работа. Сегодня три лекции и один семинар и можно бежать домой. Достаю свои наработки на лекцию и нервно хихикаю. Сегодняшняя тема — шизофрения. Ирония судьбы? Злой рок? Что дальше? Кто больше? Нет уж, хватит.

Отчитал лекции, сходил на обед, наслушался рассказов от своих коллег. Оставался конец рабочего дня и последний рубеж. Семинар по шизофрении. Как же я люблю свою работу. Пришёл в аудиторию, разложил материал, уселся и стал разглядывать свой утренний набросок. Чем дольше я вникал в убогость моего умения рисовать, тем больше мне казалось, что в аудитории я далеко не один. Но духа не хватало осмотреться. Какой же интересный рисунок, мать его!

— Эй!

Я даже подпрыгнул на своём стуле. Выронил рисунок, на его поиски отправились в далекое путешествие на пол ещё пару книг. Вот чего-чего, а этого я точно не ждал. Теперь мне пришлось осмотреть аудиторию: никого. Три пустых ряда, такие же пустые стулья, проектор, два больших окна, в которых красовался довольно симпатичный закат. И ничего. Вернее, я хотел сказать, никого.

Не отпускало меня ещё долго. Моё воображение разыгралось настолько, что я не мог находиться в пустой аудитории, выскочил, сбив пару «отличников» и полетел в туалет. Напугал каких-то первокурсников, которые в порыве ужаса прятали бычки от сигарет, кто куда горазд. Я им погрозил пальцем и сам встал рядом с ними. Они быстро исчезли, а я остался один на один со своим отражением в зеркале, сигаретой, больным воображением и окном.

Собрался уже уходить, как краем глаза в зеркале заметил, как за моей спиной дверь стала открываться. Я обернулся, но никого не нашёл. Дверь к заветному белому другу была недвижима, на всякий случай специально открыл все двери. Пусто. Глубоко вздохнул и отправился на своё занятие.

 

Конец рабочего дня. Выхожу на темнеющую улицу, провожаю взглядом студентов и поднимаю воротник. Как же надоел этот собачий холод. Угнетающий холод, сообщающий, что дальше будет только хуже, и до тепла еще довольно долго…

Уже темнеет и, если я хочу без проблем добраться до дома, лучше поспешить. Иду на стоянку, хочу достать пачку сигарет из кармана, но в руку попадает скомканный листочек бумаги. Разворачиваю его. Утренний набросок. Этот пронзительный взгляд. Снова то самое чувство, что дома с утра, что в туалете. Романтика, мать его. За мной следит серийный убийца. Или я начал страдать тем, что лучше всего знаю. Да-да, один из первых признаков шизофрении. Господи, ну, не учите дедушку кашлять.

Порыв ветра едва не унес набросок и напомнил, что нужно ехать домой. Довольно глупо в такую противную погоду стоять на улице и рассматривать свой же рисунок.

— Я же без машины сегодня. Что сегодня со мной такое?

Снова пробегаю взглядом по бумаге, замечаю каплю дождя. Понаблюдав, как она впитывается в бумагу и размывает контур лиса, комкаю листок и бегу на остановку, куда подъезжает мой автобус.

Тепло автобуса нагоняет на меня сон. Сложно сопротивляться своему организму, когда силы, и физические, и эмоциональные, на исходе. Мелькающие однообразные дома, люди, деревья — мои противники в этой борьбе. Нельзя засыпать, нельзя. До дома совсем чуть-чуть, не хватало еще свою остановку проехать. Этого не должно случиться, поэтому что в борьбе со сном были предприняты радикальные меры: за одну остановку до своей я решаю выйти.

Поздний вечер. Небольшой дождь. Парк полный аллей и сквериков. Осень. Ленивые желтые листья. Это погода больше подходит для меланхоликов или тех, кто любит писать мемуары по прошедшему лету, но не для меня. Это точно. Я снова поправляю воротник пальто, затягиваю шарф и начинаю уверенной поступью двигаться по направлению к другому входу в парк, где и до моего дома рукой подать. Или ногой. Недалеко, в общем.

Зонта то не было у меня с собой. Самое последнее, что я делаю, когда выхожу из дома — смотрю прогноз погоды на сегодня. Синоптики стараются, но не для меня. Погоду на сегодня я определяю своей больной коленкой. Но сегодня она меня подвела. Или я неправильно ее понял.

Так или иначе, зонта у меня не было. Повернув на дорожку, ведущую к нужному мне выходу, понимаю, что этой дорогой лучше не идти. Толи ждёт меня что-то плохое там, толи… Да кому я объясняю? Сам себя пытаюсь оправдать перед самим собой. Бывает же такое, а. Пятой точкой почувствовал, что мне туда не надо, помялся немного, встал на развилке.

Чертыхаясь и проклиная день, я оценил ситуацию и свернул на соседнюю дорожку. С освещением на ней была беда. Или предполагалось, что сюда лучше не соваться простым обывателям: для них предназначена главная аллея, а здесь хранятся все тайны парка. Ну, хоть дождь затихает, теперь на лицо падают мелкие, неприятные капли измороси. Закуриваю, наслаждаюсь первой затяжкой и ступаю вглубь парка.

Тротуар здесь был не такой первоклассный, как на главной. Кое-где не хватало плиток, грязные, некрашеные скамейки, убогие и ржавые фонари. Лужи под ногами с подобающим хлюпаньем добавляли антураж. Общая атмосфера была отыграна на пять с большим плюсом, если бы рядом со мной был режиссер-постановщик трагедии моей жизни, я бы ему медаль выдал, руку пожал и сделал его своим богом. Но никого рядом не было, это немного радовало. Мне ничего не оставалось, как продолжать свой путь дальше и дальше.

Вскоре ветер последовал примеру дождя и прекратил пробирать до костей. Что ж, раз я решил справиться со сном прогулкой в мерзкую погоду, то она будет не такой противной, как представлялась в начале. Лёгкий туман, слабый свет фонарей, старые деревья и поломанные временем или посетителями скамейки. Кругом сыро и нет надежды на тепло. Тут не то, что со сном распрощаешься, тут ещё и с жизнью элементарно распрощаться.

Так я продолжал свой путь, копаясь в своих мыслях. Один я спорил с другим я, а третий я не мог поверить в то, что рассказывает четвертый я. Спор был в самом разгаре, но его пришлось прекратить, потому что я заметил мужчину на одной из скамеек. Несмотря на сложные погодные условия и общую усталость, я смог разглядеть, что одет он вполне прилично и не представлял, с первого взгляда, опасности.

Не люблю, не люблю я вечером ходить по улицам. В каждом человеке ищу подвох, не доверяю шорохам. Издержки жизни в современном обществе, мать его. От каждого ожидаешь опасность, чувствуешь агрессию. Кто знает, что ждет тебя за углом или за дверью? Нарния? Да… Тебе не то, что отдохнуть надо, а пора уже в утиль, мой дорогой товарищ.

Наверное, я выглядел комично со стороны: идёт мужик, размахивает руками, разговаривает вслух с самим собой. Тут замечает другого посетителя парка и шарахается от него на другую сторону тротуара. Совсем одичал. Ускорил шаг, и, проходя мимо, я решаюсь осмотреть его получше. Пока осматривал одежду, встречаюсь с ним взглядом, мне становится не по себе. Что-то здесь не так. Ощущение, что я его уже видел, встречал и, при чем, не так давно. Но не могу вспомнить где…

— Присядь, хватит бегать от себя.

Я резко остановился, перебирая в голове возможные развития сложившейся ситуации. Нет, чтобы идти своей дорогой и не обращать внимания? Нет. Надо остановиться и послушать, что он начнет говорить. Да какое мне дело до него и его слов?

— Да не опасен я, как бы странно это не звучало, — он оценивающе осматривал меня. Так, как старого знакомого, которого давно не видел. Наши судьбы разминулись, но мы через много лет решаем встретиться и поговорить. Ностальгия там. Пустые разговоры о «новом в жизни». Интересно, а тот, кто не видел меня много лет, точно знает чего у меня нового, а что осталось старым в моей жизни?

Говорил он ровно и спокойно, чуть тише, чем это нужно было. Куда подевалась моя бдительность? Я послушался его и сел. Зачем, почему? На эти вопросы у меня не было ответа. Просто, так нужно, так правильно. Да, и дома-то меня никто не ждет. За все свои года жизни я не обзавелся не только женой, спутницей жизни, но даже кошкой или аквариумом. И это меня вполне устраивало. В то время, когда у меня было много работы...

После некоторой паузы, я решил прервать молчание:

— Почему я бегу от себя?

Наивен я был, когда думал, что сидящий рядом сразу ответит на мой вопрос. Он снова меня окинул взглядом, достал сигареты, протянул мне одну, отвернулся. Так мы сидели довольно долго. Я ждал его ответа. Как верный пёс ждёт хозяина, я ждал ответа на вопрос, который сейчас мне казался важней смысла жизни. На моих глазах хотели расстегнуть пуговицу вселенной моего внутреннего «Я».

— Зачем ты постоянно спешишь, оглядываешься? Почему тебе так сложно посмотреть на себя, остановится и окинуть взглядом мир? Вот, снова собираешься. Остановись. Посмотри вокруг.

— Что я должен увидеть, — я показательно оглянулся. — Лужи? Голые ветки? Или порадоваться ледяному ветру? Много вещей, но толку ноль. Как и люди.

— Ты совсем не замечаешь мир вокруг себя. Не видишь, как падают капли, разбиваются о землю, разлетаясь на маленькие брызги. Не видишь полета птиц, играющих с ветром. Я могу продолжать, но что я буду объяснять слепому красоты окружающего мира?

— Каждодневная серость, — вздохнул. Этот диалог явно зашёл в тупик.

Пробежал взглядом по парковому пейзажу и не нашел ничего, что могло бы привлечь мое внимание хоть сколько-нибудь. Тщетно.

— А ты считаешь себя не такими как все? Ты не сер и не убог, а? — задав эти вопросы, он встал, поднял свою шляпу в знак прощения, сделал пару шагов и растворился в дымке. Я даже и не заметил, как туман сгустился и в сочетании со слабыми фонарями, это походило на фильм о детективах и Лондоне, но никого тут не будет. Другое место, время и нравы. А кому я должен отвечать? Или они, вопросы, — риторические?

Собравшись с мыслями, оценив противный осадок после беседы с незнакомцем, я успокоился сигаретой и стал уже подниматься, как краем глаза увидел записку на краю скамейки. Схватил её, но ничего важного или интересного не нашёл в ней. На ней было только три буквы, составляющие слово «Лис». Больше ничего. Тоже мне рыжий.

Путь домой не из простых. А кто говорил, что, собственно, всё будет легко? Наша жизнь так устроена, что проще всего надо всё усложнить, а потом уже и думать, как от всей этой ереси избавиться. Сунул клочок бумаги туда же, где и покоится листок с моими каракулями. Поправил воротник, тяжело вздохнул и отправился дальше, собирая лужи и мокрые листья.

Вот она, моя улица. В конце неё стоит мой треклятый дом, от сна уже и ни осталось и следа. Взглянул на часы — время неминуемо близилось к полуночи. Какие-то прохожие, бледный отблеск фонарей на асфальте, немые окна домов. Да, идеальное место для преступления или наказания. Или того и этого сразу. Не разберёшь. Да и не надо.

Многие вещи в нашей жизни лучше не трогать и принимать как есть. Не надо разбираться в происхождении многих феноменов и искать корни поведения людей. Почему, зачем и кого? Извечные вопросы, которые лучше оставить открытыми, чтобы у всех оставалась возможность додумать свою правду. А собственная правда греет душу лучше, чем чужая, проверено на себе.

Подошёл к своей машине. Volkswagen, лет ему чуть меньше, чем мне. Верный конь, немецкое качество. Его нужно давно отогнать в сервис, проверить всё, а у меня, то нет времени, то денег, то желания. Ездит и ладно. Не заведётся однажды, там и посмотрим, а сейчас я открыл дверь, сбросил сумку, сел за руль. Нет, я не поеду никуда. Некуда. Я в нём обычно люблю думать. О смысле жизни там, что делать дальше и куда смотреть, кому что говорить и т.д.

Закуриваю. Меня что-то мучает. Кошмары днём и ночью, странные собеседники, видения. Странные чувства. Среди них выкрадываю одно, важней других. Это чувство, когда что-то гложет. Что-то грызёт внутри. Ментальная боль. Твой разум пытается его понять, но его жалкие попытки изначально обречены на провал. Жизнь стала походить на обычную, всё устраивает, но тут появляется оно. И начинает съедать тебя. Это не описать словами. Чувство, когда уверен в том, что от самого спокойного моря стоит ждать самый мощный шторм. Это не унять. Ничем. Никогда.

Нет, есть способ. Действенный, сам проверил. Закрываю машину, привычные манипуляции с пальто, дорога в сторону метро. Через пару кварталов есть очень хороший бар. Он больше походит на домашний. Меня там знают и очень рады. Во всяком случае, делают видимость. Мне этого хватает. Не люблю думать о том, какое впечатление остаётся у людей после общения со мной. Я есть обелиск своего мнения, мыслей, доводов и всякой другой социальной и общественной субстанции.

— Ооо! Какие люди! И так поздно. Что-то случилось? — лживая искренность бармена. Всё, что я сейчас хочу — забыться. Посидеть в тёмном углу с выпивкой, расслабиться и отдохнуть.

— Двойной виски. Не надо задавать лишних вопросов, повторить несколько раз и оставить в покое, — я занял своё любимое место в углу бара за столиком, который стоял так удачно, что меня видно из всех углов, а ты видишь только окно.

— Понял, сделаем...

Картина за окном не желала меняться, да и её никто не заставит. Фонари, автомобили, прохожие и снова начался дождь. Стопка любимого напитка. Здесь он довольно скверный, но за эти деньги грех жаловаться. Пачка сигарет, пепельница и глубокие мысли. Хандрит. Делаю несколько глотков, затягиваюсь. Немного отпустило. Повторил простые манипуляции. Откинулся на спинку дивана.

Я прекрасно понимал, что все эти переживания, мысли и тревоги превратятся завтра в пепел и с первым же утренним порывом ветра они исчезнут из моей жизни, также внезапно, как и появились. Время шло, меня отпускало. Все невзгоды отходили на задний план. Я прекрасно понимаю, что отпустит ненадолго, но мне это надо. Понять, что не всё так плохо и скоро будет «рассвет». А пока — один за другим опустошаю стаканы с виски и двумя кубиками льда. Разум уже собрал вещи и вызвал такси в аэропорт. Я должен дойти до той кондиции, когда включается мой автопилот, который ведёт себя порой лучше, чем я сам. Так говорят очевидцы. Мол, приятнее с ним общаться, чем со мной самим. Вот, даже я-пьяный получаю больше уважения, чем трезвый. К чёрту всё!

— Освежить стакан, — не знаю, услышали меня или нет. Бар медленно и верно погружался в туман, пока мой разум улетал всё дальше и дальше от меня. Тело обмякло, я понимал, что завтра на работу я не выйду. Возьму больничный. Надо мне отдохнуть, попить пару деньков, «получиться».

Пока я разглядывал дно стакана, тушил очередную сигарету в пепельнице и ждал новый, кто-то сел напротив меня. Сконцентрироваться на моём новоиспеченном соседе я уже не мог. Виски знает своё дело, особенно в таком количестве. По размытому образу, что предстал моему взору, я понял, что передо мной сидит женщина. Симпатичная или нет? Сколько лет? Во что одета? Она закурила.

— Опять за старое? А мне обещал, что завяжешь с этим…

Кто это? Что ей надо от меня? Где мой виски? Почему сигареты так быстро кончились? Который час? Мне завтра на работу. Хаос в голове. Мне надо проветриться. Я встаю из-за стола и…

 

ЕСЛИ ПОРАВИЛОСЬ ТО ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧИТАЙТЕ ТУТ: Книга Проницательного Лиса

  • Заветное / Ловись рыбка большая и с икрой - ЗАВЕРШЁНЫЙ ЛОНГМОБ / Михайлова Наталья
  • Портрет / Скалдин Юрий
  • Поход / "Теремок" - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Кровавый парк Аттракционов или Джек любит шутить / Кровавый парк Аттракционов или Джек любит шутить. / Мира Лис
  • Хорошо устроился / Эскандер Анисимов
  • Рисуя маки / О глупостях, мыслях и фантазиях / Оскарова Надежда
  • На прощание / Гордеева Ирина
  • Мой гитарист, ты о свободе пел (Вербовая Ольга) / А музыка звучит... / Джилджерэл
  • В тишине / suelinn Суэлинн
  • Команда / СТОСЛОВКИ / Mari-ka
  • [А]  / Другая жизнь / Кладец Александр Александрович

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль