Хранитель

0.00
 
Савельев Евгений
Хранитель
Обложка произведения 'Хранитель'

На Земле не существует одинаковых людей. У каждого из нас свои мечты, желания, взгляды на жизнь. Все, что нас объединяет — возможность дышать одним воздухом. Но и это весьма спорное заявление.

 

Внутри нас живет множество Личностей. Ни одна, ни две… Сотня, а может, целый миллиард — и каждая, словно по команде, показывает себя во всей красе в определенный момент. Неконтролируемые и непредсказуемые, твои безликие «Я» часто заменяют тебя Настоящего. Самое плохое — ты этого не замечаешь. И напрасно надеешься, что смену твоего настроения не заметили окружающие.

 

Верить можно во что угодно. В Бога. В Дьявола. В соседку тётю Машу, которая недавно предлагала тебе обряд «очищения квартиры» всего за пять — шесть тысяч шуршащих купюр. Религия — человеческий фактор. А то, что внутри тебя — настоящая Вселенная. И чтобы договориться с этой Вселенной, придётся забыть о деньгах и мольбах. Внутреннее Существо бывает жестоко, неподкупно, и глухо к просьбам.

 

У каждого есть свой личный Монстр.

Прислушайся к своему телу и разуму. Позови, замани. Главное — вообрази вашу встречу. Шанс показаться тебе на глаза и лишний раз продемонстрировать превосходство над человеческой наивностью оно не упустит.

 

Я соткала его из своих мыслей. Рождённый юным разумом, он, на удивление, не был глупым маленьким зверьком. Стоило только подумать о новорожденном создании, как в полутьме смешанного леса я заметила пару змеиных изумрудных глаз, смотрящих на меня. Надменно, настороженно. Стоило сделать шаг вперёд, и зверь бесшумно скрылся в чаще, напоследок вильнув пушистым хвостом.

 

Он появляется редко. Свободный, самостоятельный, и до тошноты независимый. В те редкие минуты, когда ничто не омрачало мое бренное существование, и мне удавалось быстро уснуть, я оказывалась на поляне. Всегда светило солнце, бесконечно «радуя» округу обжигающими лучами. Вокруг только вечно зелёная трава и цветы, аромат которых дурманил рассудок. Где — вскрикнет и замолкнет необыкновенной красоты птица. Ей вторит многоголосый ветер.

 

Идиллия.

 

В нескольких метрах — глубокая река, безграничной полосой пересекающая местность. Мертвая и призрачная, как и все в этом месте. У самого берега, на той стороне, опустив тяжелую голову, лакал кристально чистую воду Хранитель. Единственный оживленный «предмет».

 

На самом деле, у него нет имени. Оно ему без надобности.

 

Ждал; верил, что я приду. Мохнатые уши дернуться, стоит только подняться на ноги. Оторвется от утоления жажды, взглянет на свою Создательницу.

 

На ту, что обрекла его на такую жизнь.

 

Я была ребёнком. Девочкой, что поддалась всеобщему искушению и ринулась на поиски «своего животного». Не могла определиться, металась от одного вида разнообразной фауны к другому. Все нравилось, от всего хотелось отхватить кусок. Неопытность и своеобразная жадность сыграли свои роли на пять с плюсом. На свет родилась ни с чем не сравнимая жизнь.

 

Вместе с Ним по кусочкам склеивалась и маленькая душа, которая грозилась разорваться без возможности восстановления под давлением общественных стереотипов.

 

Рисунки, рассказы, фантазии. Золотым клубком нитей смешались мысли, и получилось существо, которое никогда не будет принято «своими».

 

Таких, кажется, нарекают мантикорами. Их боятся, отворачиваются от уродливых тел. При возможности избавляются ещё в утробе несчастной матери. Малыши, что выживают, отличаются нежным и кротким нравом. Об этом знают единицы людей.

 

Но тогда мне было наплевать на чужое мнение. Хранитель — так я его нарекла, выглядел прелестней всех. И ни раз он подтверждал свою «богоподобную» сущность, словно бросая мне вызов:

 

«Ты видишь, что даже уродство не сломает мой дух?»

 

Огромный, словно дремлющий вековым сном на просторах живописного Крыма Аю — Даг; он рос независимо от меня. Волк, который отрёкся от своей стаи, не желающей развиваться дальше уровня «Выживи. Догони. Убей. Съешь». Белоснежная, жесткая шерсть манила к себе; хотелось зарыться в мех, стиснуть пальцами и никогда не отпускать.

 

Но он не приближался. Из раза в раз высовывал раздвоенный язык, признавая меня, и отходил. Ветвистые, мощные оленьи рога увековечивали стать Монстра, добавляя «нотку» шарма. Ни грации или легкости: иногда скорость уступает силе, я устала от жестокости и двуличия. Для многих рога — символ агрессии и «крутости». Здесь другое. Мне нужна лишь защита и постоянство. Большего не прошу.

 

Никогда не настаиваю на контакте. Безмолвный, со всем соглашающийся спутник — лучший слушатель. Во время прогулок по лесным тропам я часто говорю вслух — и тихим шепотом переговаривается трава, ворчит запутавшийся в листве ветерок. Я знаю, что это говорит со мной мой Зверь, бесшумным великаном следующий параллельно моему движению. Все законы логики будто игнорируют его габариты: когда его лапа ступает по земле, не шелохнется ни одна травинка. Зато, когда он решит порезвиться, вспомнись «детство»: содрогаются от мощных прыжков горы, прячутся кто — куда лесное зверьё.

 

Никогда не слышала его голоса — со мной беседует только природа.

 

Он чувствует, когда мне плохо. Замечала за собой, как часто я жалею других. Отдаю все силы на то, чтобы успокоить того, кто не скажет даже спасибо и лишь усмехнётся за спиной. В этот момент Хранитель скалит длинные клыки и утробно рычит. Не поощряет. Злиться. Разочаровывается и исчезает, даже не появившись в поле зрения.

 

В минуты моей слабости он скулит побитым щенком. В «ртути» светлых глаз видны скорбь и непонимание. Я протяну руку — длинный мокрый нос доверчиво уткнётся в малюсенькую (для него) ладонь. Мысленно спросит: «Больше такого не повторится?». И я лгу. Он верит и с новыми, искренними чувствами принимает на себя «удар», когда я расстраиваюсь из — за чепухи.

 

Я обожаю мечтать. И когда моя фантазия достигает своего апогея, появляется желание запечатлеть ещё не рожденное творение на бумаге. Карандаш в руке, исчерканный лист на столе — и ничего. Вдохновение испарилось, выветрилось вместе со свежим воздухом; на его место явился смрад апатии, чувства что ничего не выйдет. Тогда на помощь является Хранитель — заглядывает в окно, зовет за собой… Туда, где хочется летать, петь и смеяться вдоволь.

 

Море. В моих снах, когда в сердце раненным зверем ревет отчаяние, в унисон бьётся об острые скалы шальная волна. На грани безумия, я всегда срываюсь с обрыва — легко принимать поражение и отступать от цели.

 

Он подхватывает. Успевает поймать. Словно я не вешу ни грамма. Словно я — ничто.

Ему удаётся отыскать меня в «лабиринте» сомнений, прыгнуть следом в пучину небытия; взмахнуть чёрными, вороньми крыльями, схватить зубами за ворот рубашки и парить над неспокойной стихией. Дарует тысячный шанс начать все заново. Остается только прислушаться.

 

Поставит на землю, недовольно прищурится, и идёт след в след — опасается, что я совершу ещё что — нибудь неразумное. Подталкивает, направляет; помогает грести против течения, хвататься за скользкие камни. Мне кажется, что когда настанет момент — Монстр пойдёт ко дну вместе со мной.

 

Иногда я теряю контроль. Обычно сдержанная и всепрощающая, редко злюсь по — настоящему. Теряя связь с реальностью, я даю волю Зверю: агрессия, возможная драка и единственная просьба о неприкасаемости. Он оберегает меня. Как бы я оберегала любого из друзей.

 

Чувствует, когда я нуждаюсь в его присутствии. Наша связь куда крепче, чем мы думали (или желали). Наступая на горло своим собственным, одному ему известным (и понятным) принципам, он подходит ко мне. Даже в своих фантазиях я испытываю горечь и мысли о том, что я делаю что — то не так.

 

Тёплым, широким боком приваливает к моей спине, недовольно фыркает и кладет морду на траву. Я вынуждена прогнать печаль прочь. Мне приходиться удерживать вес своего приятеля, без возможности думать о чем либо другом. И эта близость вызывает незабываемые ощущения.

 

Он странный. Необычный и исключительный в своём роду. Монстр никогда не будет принят сородичами. Теми Высшими животными, которые бродят по реальности и дарят истинную красоту людям.

 

Но девочке, которая всегда навещает Существо во снах, всё равно.

 

Одно сердце, одна душа на двоих.

 

Монотонный вой одиноких существ однажды нарушит тишину Земли.

 

И только Настоящий Человек услышит этот вой.

 

 

  • Чем вспомнить школу / Записки ни о чем / Хрипков Николай Иванович
  • Перверзии / БЛОКНОТ ПТИЦЕЛОВА  Сад камней / Птицелов Фрагорийский
  • Глава первая / Адельхейн: Начало / Ну что за день Такой суровый
  • Сон второй (отрочество) / Сны Искандера / Мэй Мио
  • Не ходите, дети, в Африку гулять… Всё есть в цирке! - Анна Анакина / Теремок-2 - ЗАВЕРШЁННЫЙ ЛОНГМОБ / Хоба Чебураховна
  • Майская память / Шерше ля фам / Сатин Георгий
  • Поговорим о погоде / Ассорти / Сатин Георгий
  • Сегодня так ждала звонка я / Друг другу посланы судьбою / Сухова Екатерина
  • Заглавие / Посмотри вокруг... / Мария Вестер
  • Мурка / "Теремок-2" / Армант, Илинар
  • Глава 1 Омут любви / Пенек / REPSAK Kasperys

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль