Королевич Елисей

0.00
 
Петров Сергей
Королевич Елисей

Вот предисловье для завязки:

 

…итак, мы выросли на сказке,

 

где все счастливо жили-были

 

и на пирах мед-пиво пили.

 

Там слон скакал на тонких ножках,

 

там мельник ерунду молол,

 

там по неведомым дорожкам

 

гуляла пара Цитамол,

 

там некий богатырь — дебил

 

охрану на стоянках бил,

 

там анекдоты травит кот,

 

и ступа с бабою живёт.

 

Чудес там много, но у нас

 

пойдёт совсем другой рассказ.

 

 

 

…Царевна грезила любвями,

 

как полагалось светской даме.

 

На вид лет тридцати от силы,

 

всегда в прыщах, к тому ж косила

 

на левый глазик слегонца,

 

но ведь не воду пить с лица!

 

Зато с утра художник — профи

 

писал её то в фас, то в профиль.

 

Хоть на портретах тех едва ли

 

друзья царевну узнавали,

 

но каждый видел, что она

 

немного головой больна:

 

была бледна, почти не ела,

 

журналы с принцами смотрела,

 

вздыхала томно, а порой

 

без сил лежала день — другой.

 

Отец, причин в упор не видя,

 

наприглашал ей докторов,

 

но те лечили — лишь для вида

 

уколов девке поколов.

 

Тогда царица-мать решила:

 

пора убрать из филейной части шило!

 

Природу вряд ли введешь в заблуждение —

 

царевне замуж невтерпеж!

 

И все к тому сводилось, чтобы

 

вмешался в дело некий Глоба.

 

 

 

…Глоба, умник городской

 

(славен был своей башкой!),

 

стал горбатого лепить:

 

мол, с лица не воду пить!

 

Мол, раз ей, ядрена вошь,

 

так уж замуж невтерпеж,

 

то на весь крещеный мир

 

нужно замутить турнир,

 

зелья сонного ей дать,

 

только прежде рассчитать,

 

чтоб в себя пришла от зелья

 

с поцелуя Елисея!

 

А потом девицу чтоб

 

положить в хрустальный гроб,

 

и статью такую дать

 

в зарубежную печать:

 

мол, пожалте, женихи —

 

и крутые, и лохи —

 

ваше счастье испытать,

 

нам законным зятем стать.

 

И список — вплоть до эфиопов!

 

 

 

…А в те поры, сказать, Европа

 

жила молвою из Рассеи

 

о супер — мачо Елисее.

 

Рос Елисей богатырем:

 

… и тут, …и тут, …и все при нем!

 

И кроме, надобно учесть,

 

не только тут, но даже здесь!

 

 

 

Парень рос (уж мы-то знаем!)

 

откровенным раздолбаем:

 

и повеса, и игрок,

 

и учебой пренебрег.

 

Вот стишки корябал — лихо:

 

с матерком, с глагольной рифмой,

 

так, что дамы от стишков

 

на пол падали мешком.

 

Отец прощал любую шалость,

 

ну, а когда уж не осталось

 

на королевство — ни девицы,

 

и он сказал: пора жениться!

 

У нас, мол, дворик небольшой,

 

и ни монеты за душой,

 

дворец ветшает, наконец,

 

и пусто в нем, ведь я — вдовец!

 

Тебе женитьба бы к лицу,

 

и мне приятно, как отцу.

 

К тому ж, натюрлих, что «не гуд»

 

и для здоровья этот блуд!

 

 

 

Витязь думою томится:

 

«А не рано ли жениться?

 

Не отсохла же пока

 

богатырская рука!

 

Да и где такую взять,

 

чтоб со страстью, но не падшая женщина?»

 

Лишь подумал он про это,

 

глядь — слуга несет газету.

 

И на первой на странице —

 

распрекрасная девица.

 

Дескать, так-то, мол, и так,

 

кажный прынц, кто не дурак,

 

может счастья попытать

 

и её расколдовать,

 

только тот, кто не дурак,

 

должен догадаться — как,

 

но, конечно, не взасос!

 

Пропадает девка! SOS!

 

А приданого за ней —

 

в банке тысяча рублей,

 

трон (чуть царского пониже)

 

и пол царства под Парижем.

 

 

 

Месяц звездочки посеял.

 

Сон приснился Елисею:

 

дом для публики. Чуть жив —

 

он. Один за коллектив!

 

А в прихожей-то, гляди ты —

 

Генриетты да Кончиты

 

и, ей богу не шучу,

 

хором все: «Хочу! Хочу!».

 

Наш пацан и так, и сяк,

 

а не может и в кулак!

 

 

 

…Тут проснулся Елисей

 

и на лошадь сразу сел.

 

Первый скок, второй да третий,

 

богатырь и не заметил —

 

«Je ne mange pas» да «puke»,

 

номер «40» на руке.

 

Через час, а может больше

 

вышел претендент из Польши

 

с кислой мордою лица,

 

… и жених уж у крыльца!

 

Вот несет наш обалдуй

 

свой лечебный поцелуй,

 

где она, страшна на вид,

 

лапки сложены — лежит.

 

В зале — мебель из «Икеи»,

 

в два ряда стоят лакеи,

 

ни одной свечи горящей,

 

посреди — хрустальный «ящик»,

 

и, как будто с перепою,

 

менестрели грустно воют:

 

«Ты возьми ее отсель,

 

королевич Елисей!».

 

… Вдруг какой-то луч шальной

 

из-за шторы расписной

 

лег царевне на лицо,

 

мол, не торопись, кацо!

 

 

 

Жених воскликнул: «Боже мой!», —

 

на лошадь снова — и домой!

 

И даже двери на замок!

 

И на неделю занемог!

 

… Уж отец и так, и сяк…

 

Мол, вступи в фиктивный брак!

 

Сколько ж мне тебя кормить?

 

Ведь с лица не воду пить!

 

«Ша! — Елисей сказал, — папаня,

 

пошли бы Вы с женитьбой в баню!

 

Нашли, с кем мне связать судьбу,

 

ведь я видал её в гробу!

 

Да, я — наследник, так на кой

 

мне сдался этот геморрой?

 

Да лучше уж любить козла!

 

Ну померла, так померла!».

 

 

 

Не померла царевна. Плачет,

 

как будто уронила мячик,

 

ногами по полу сучит

 

и на родителей кричит.

 

Двор в тоске, царица даже

 

на балах без макияжа,

 

царь — не бритый третий день

 

и с жульеном в бороде.

 

 

 

Глоба снова покумекал….

 

Лишь петух прокукарекал —

 

он к царю, мол, вот расклад:

 

Елисею шах и мат!

 

В сказках всё на третий раз.

 

В сказках, братцы! А у нас

 

всё всерьез, не трали-вали:

 

…имиджмейкера сыскали!

 

Тот уж мял царевну, мял,

 

силиконом начинял,

 

правил глаз и на прищип

 

удалял с лица прыщи.

 

Словом, сделал все, что мог,

 

даже вдел кольцо в пупок!

 

 

 

Наш монарх тоскует. Вдруг

 

раздается в двери стук,

 

и ступает на порог…

 

нет, ребята, не щенок!

 

На порог ступает Он,

 

Глобой купленный шпион.

 

И, с поклоном: «Вери гуд,

 

Штирли-сан меня зовут.

 

Я принес Вам, айн момент,

 

очень тайный документ

 

про секретный операшн

 

от противник против рашн.

 

Это импортный злодей —

 

иноземный чародей

 

чары жуткие наслал,

 

чакры — ауру сломал

 

и от самой файной гёл

 

Елисею глаз отвел

 

до душевных колебаний.

 

Вот портрет царевны в бане.

 

Убедись и стар, и млад,

 

не девица — сущий клад!»

 

 

 

Папа — сыну: «Так — растак!

 

Всунуть девкам — ты мастак,

 

а как в суть — так ни черта!

 

Глянь, какая лепота!»

 

 

 

На торгу гудит народ:

 

«Братцы, счастье! В рот компот!

 

Обженился, наконец,

 

наш по девкам молодец!

 

Взял приданым, говорят,

 

Елисейские поля

 

и еще, как бонус — вах! —

 

магазины в зеркалах!».

 

 

 

Вроде — счастье. Вроде — кайф.

 

Но, как бочка дёгтя в лайф

 

(может, это просто блуд,

 

может — тоже колдовство!) —

 

пробудилось естество

 

у неё на «баловство»:

 

каждый конюх «Very good!».

 

 

 

Тут и сказочке капут!

 

Елисею дальше жизнь —

 

за трагедию, кажись!

 

 

 

Может, чуть сбивался слог —

 

автор делал все, что мог,

 

чтобы суть не упустить.

 

… А с листа — не воду пить!

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль