Новый год Кунделя

0.00
 
Ван-Шаффе Александрина
Новый год Кунделя
Новый год Кунделя

Кундель лежал в «гнезде» и смотрел на стоящую в противоположном углу комнаты елку. Дерево пахло замечательно — улицей, свежестью, морозцем. Запах будоражил: Кундель завозился, вздохнул — очень хотелось подойти и задрать лапу. Но пес удержался. Он хорошо слышал, как хозяйка ругает в коридоре нахального кота Персика. Еще не хватало, чтобы его так же отчитывали. Вот девушка хлопнула в ладоши, и Персик, пробуксовывая на скользком линолеуме, влетел в комнату. Спрятался за елку, тут же заинтересованно притих, разглядывая качнувшиеся на ветках шарики. Кундель, не обращая внимания на кота, задрал голову. Стали видны лежащие между передними лапами резиновые мячи — синий, оранжевый, белый. Все — подаренные хозяйкой. Началось с того, что Кундель отобрал у кота игрушку — мячик — и ни за что не хотел отдавать. Сначала девушка рассердилась и попыталась восстановить справедливость. Но вскоре, увидев, каким потерянным выглядит песик, сжалилась. И на следующий день у того появились новые игрушки, что, впрочем, не мешало ему при каждом удобном случае воровать «кошачий» мяч. Теперь каждый раз глядя на дремлющего пса, девушка смеялась: «Опять Кундель в гнезде яйца высиживает. Что ты в них нашел — такого замечательного?». Песик не обижался: хозяйка просто не понимала, что мячиков много не бывает.

На елке тоже висели «мячи». Не такие, как у Кунделя — гладкие, блестящие. Песику приглянулся один, и он рассматривал игрушку сквозь лезущую в глаза челку. Шар был прозрачным, а внутри, словно пойманная бабочка, трепыхался белый человечек с крыльями. И висел этот шарик совсем близко — на одной из нижних веток. Когда именно к нему протянулась когтистая кошачья лапа, Кундель не выдержал: тявкнул, неловко выбрался из мягкого «гнезда», подошел к пахнущему смолой дереву. Из-за ствола кот грозно сверкал глазами. Не обращая на него внимания, Кундель с достоинством взял приглянувшийся шарик в зубы, потянул и, когда тот неожиданно легко поддался, так же неспешно унес в «гнездо».

 

* * *

 

Песик появился в доме недавно, две недели назад. Его принесла подмышкой девушка, тогда еще не носившая звание «хозяйки». Поставила на пол. Кундель стряхнул с черной, вьющейся мелким бесом шерсти налипшие снежинки. И задрожал. Выглянувшая в прихожую пожилая женщина недовольным голосом спросила:

— Кого это ты притащила? Пуделя? Ты же вроде всегда хотела овчарку?

Младшая, стягивая с головы припорошенную снегом шапку, махнула рукой:

— Пуделя — стриженные, холеные и на выставках. А это чудо-юдо какое-то. Лохматое недоразумение. Одним словом — кундель.

Так он превратился в Кунделя. Впрочем, пес не возражал против этого имени. Какая разница, как тебя зовут? Куда страшнее, когда людские голоса начинают звучать громко и раздраженно над твоей головой, и становится страшно, что тебя вот-вот выставят на улицу. С Кунделем такое случалось дважды.

Тогда, в прихожей он весь сжался от опасной интонации, прозвучавшей в голосе старшей женщины.

— Где ты его взяла?

— Возле работы. Дворник от подъезда лопатой гнал. Сказал: хозяйка умерла, а наследники выставили… Он еще и слепой, — морду Кунделя задрали, показывая голубой зрачок левого глаза.

Пес недовольно заворчал.

Старшая женщина вздохнула. И младшая, почувствовав слабину, просительным тоном закончила:

— Мам, наполнишь ванну? Надо помыть это чудо-юдо.

 

* * *

 

Как оказалось, Кундель был не таким уж слепым. Через день он уже хорошо ориентировался на новом месте, знал, где находится его лежанка, которую хозяйка именовала «гнездом», несколько раз в день совершал «обход» квартиры, проверяя, кто присутствует в доме. С удовольствием встречал хозяйку. Еще выяснилось, что Кундель не любит стричься. И очень любит мячики.

Забежавшая в гости сестра хозяйки, скептически рассматривая уже помытого, слегка подстриженного и расчесанного Кунделя, заметила:

— Ты же говорила, что никогда не возьмешь такого. Беспородного. Старого.

— Мало ли, кто что говорит, — недовольно ответила младшая. — Ты вон тоже говорила… что выберешь мужа такого, как папа.

— И выбрала...

Гостья запнулась. Кундель, не понимающий, о чем идет речь, махнул хвостом и попытался лизнуть ее в нос. От «аромата», исходящего из пасти, гостья скривилась. Тоже поморщившись, но от обиды за песика, хозяйка притянула его к себе. Принялась ласково поглаживать.

Брезгливо отодвинувшись, гостья продолжила:

— Мама у нас — святая. Меня всю жизнь доставало, что она должна думать о текущем кране или испорченной проводке. Это не женское дело, а папе было все равно. Вечно где-то в облаках витал.

— Неправда, — запальчиво перебила младшая.

Но сбить сестру было не так-то просто.

— Правда, — повысив голос, возразила она. — И не значит, что я папу не любила. Просто… я выбирала себе мужа с руками.

— Ну да, а что говорить с ним не о чем — это тебя не волновало. Вышла замуж за болвана, который и двух слов связать не может, — девушка осеклась, почувствовав, что наговорила лишнего. Но слишком давним был этот спор.

Гостья страдальчески сморщилась:

— Он не болван. Не нравится тебе с мамой — ваша проблема. И вообще, лучше бы о себе задумалась: не девочка уже.

Увидев, как покраснела сестра, замолчала, но все-таки добавила:

— Ладно, дело хозяйское, хочешь такого, как папа: ищи, жди — дело твое. А по душам можешь пока и со своим Кунделем разговаривать.

Ответа от младшей сестры не последовало, и перепалка закончилась.

 

* * *

 

Кот тронул лапой очередной шарик, ветка качнулась, игрушки звякнули.

— Персик, — заглянула в комнату хозяйка, — елка еще жива? Что ты там вытворяешь?

Она внимательно оглядела развешанные на ветках игрушки:

— А где мой любимый шарик?

Кот, естественно, не ответил, но, почувствовав строгость в голосе хозяйки, забрался поглубже. Девушка пошарила под елкой, шикнула на попытавшегося цапнуть из укрытия кота, оглянулась на лежащего в «гнезде» Кунделя. Глаза ее округлились.

— Отдай шарик. Ты же его разобьешь. Еще порежешься.

Она протянула руку, Кундель предостерегающе зарычал, морща складочками нос и показывая зубы.

— Я тебе порычу, — хозяйка ловко ухватила лежавший в стороне от других синий мячик и бросила в коридор.

Этого Кундель вынести не мог. Аккуратно положив на подстилку елочный шар, он вперевалку потрусил за украденным сокровищем. Когда песик вернулся, «мячика» с крылатым человечком в «гнезде» уже не было. Зато были другие мячи. Считать Кундель не умел. Поэтому, кося здоровым глазом на хозяйку, улегся на место. Притянул мячики поближе, удовлетворенно положил на них голову.

— Вот и хорошо, — насмешливо улыбаясь, хозяйка погладила его по макушке. На всякий случай, песик тихонько заворчал.

Он не заметил, что шарик с человечком внутри снова висит на елке.

 

* * *

 

Ночью неугомонный Персик, воспользовавшись тем, что старичок крепко спал в «гнезде», снова добрался до елки. И умудрился сбросить на пол несколько шаров. Два, к несчастью, разбились. Один — все тот же, с крылатым человечком. Обнаружив утром осколки, девушка расплакалась. Персик, которому поддали тапком, спрятался за кроватью. Старшая женщина что-то сердито выговаривала младшей. А Кундель с непонятной тревогой бродил следом за хозяйкой и заглядывал в глаза. Когда девушка наклонилась, сметая осколки, он умудрился коснуться языком соленой щеки.

— Да убери ты от меня свою пасть, — рассердилась хозяйка. — Не пес, а огнедышащий дракон. Твоим дыханием — только мух морить.

Потом рассмеялась, потрепала по голове. Обрадованный Кундель принес мячик, положил на ковер, всем видом показывая: «Поиграем». Но в прихожей раздался дверной звонок и, забыв обо всем, Кундель побежал встречать гостей.

Пришедшая сестра хозяйки поставила на пол сумки с продуктами, которые Кундель и подтянувшийся за ним Персик начали заинтересованно обнюхивать. Выслушала горький рассказ о разбитой игрушке. Покрутила в руках уцелевшего крылатого человечка: в шарике он казался большим, а на ладони — крошечным и мягким на ощупь. Спросила: «Можно, я возьму? Загляну в магазин — поищу, вдруг, похожие продаются». Хозяйка покачала головой: «Сейчас таких не делают — этот еще бабушкин» — «Ну, мало ли?» — возразила гостья. Вздохнув, девушка кивнула: «Поищи, конечно. Только ангела не выбрасывай. Я его потом просто под елку положу». Сестра еще раз поглядела на игрушку, предположила: «А может, это твой Кундель шарик стащил — вон как смотрит?». Хозяйка недоверчиво покосилась на подпрыгивающего от возбуждения Кунделя (тому, и правда, хотелось поглядеть, что гостья держит в руках). Спросила недоверчиво: «С верхней ветки?» — «Ну, наверное, кот скинул, а этот сдавил зубами и...». Девушка отмахнулась: «Какая теперь разница?» — «И вправду, никакой», — сестра спрятала фигурку в сумочку.

 

* * *

 

Через два дня гостья появилась опять. На этот раз она не звонила, но Кундель услышал скрежет ключа в замке — выбежал к дверям первым. И был встречен неожиданной улыбкой:

— Привет, страшилка.

Не раздеваясь, гостья сунула маленький сверток в руки подошедшей младшей сестры:

— Вот, держи.

«А мне? А мне?» — забыв о манерах, запрыгал Кундель.

— Подарок? — удивилась хозяйка. — А что так рано? Ты же собиралась придти после Нового года.

Развернула шуршащую бумагу. Кундель застыл, пытаясь разглядеть круглый предмет, который девушка сжимала в ладонях. Потом тоненько взвизгнул — в руках хозяйки был тот самый, вожделенный шарик с крылатым человечком внутри. Но девушка не обратила на него внимания — она смотрела на сестру:

— Откуда? Неужели такие еще делают?

— Догадайся с трех раз, — гостья комично приподняла брови. — Ну, что ты так смотришь? Я тоже не знала, что просто берется прозрачный шар, а в него засовывают игрушку.

— Где берется? — не поняла девушка.

— В магазине. Или на заводе. Я не уточнила.

— Твой муж что ли сделал? — догадалась сестра.

— Ага, — смущенно кивнула старшая. — Целый день бегал, искал похожий, а потом весь вечер просидел, колдовал над ним. Хотел тебе угодить, — сестра усмехнулась.

— Вот прямо сам и захотел? — недоверчиво хмыкнула хозяйка.

Повертела в руке игрушку:

— Признайся, это ты его упросила?

— Да не просила я ни о чем, просто рассказала.

Младшая сестра неожиданно смутилась:

— Прости. Неудобно как-то. Спасибо ему передай.

— Передам.

Кундель снова тявкнул. И хозяйка наклонилась к пританцовывающему от нетерпения псу, заглянула в глаза, протянула шарик:

— На, держи.

— Он же разгрызет, — ахнула сестра.

— Не-а, утащит в «гнездо» и будет охранять. Мячики — его слабость.

 

* * *

 

Рыжий Персик опять крадучись подбирался к шарикам. Кундель приоткрыл глаза и гавкнул — он уже понял, что елку нужно охранять. Кот сверкнул в его сторону глазами и бочком-бочком прошел мимо. Демонстрируя обиду, принялся драть о диван когтями. Старый песик опустил голову, прислушиваясь — что творится на кухне? Хотелось проверить, но оставлять кота в одной комнате с драгоценными мячиками Кундель был не в силах. А хозяйки вдруг засуетились: выдвинули на середину стол, принялись звенеть тарелками. По комнате поплыли вкусные запахи. Охваченный беспокойством Кундель завозился в «гнезде». Потом, когда женщины сели к столу, подошел к хозяйке, задирая голову, посмотрел в глаза. Задышал часто.

— Вкусненького хочешь? — понимающе спросила она.

Кундель не возражал. Но, получив кусочек колбасы, понял, что хотел чего-то другого. Его необъяснимо беспокоили полутьма, горящие свечи, перезвон часов, новое платье хозяйки. Казалось, все происходящее может в следующий миг исчезнуть. Кундель заволновался. Подбежал к «гнезду», осторожно взял в зубы шарик с крылатым человечком. Подошел и вложил в протянутую руку.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль