Часовой механизм

0.00
 
Рэденлейн Алиса
Часовой механизм
Обложка произведения 'Часовой механизм'

Время… Вы никогда не задумывались над этим понятием? Оно создает нас, меняет и убивает. Время— это все. Хотя… хотели бы вы жить вечно? Можете не отвечать.

Я был рожден так далеко от цивилизации, что она казалась мне другим миром. Тем не менее, мой мир был прекрасен. Либо мои мысли были таковыми. Теплый ветер, пение птиц, нежный свет солнца, свежий воздух и аромат трав… Я был счастлив. А был ли счастлив ты, в своей тесной, мрачной комнатушке? Не думаю.

Когда я вырос, мне пришлось уехать. В большой город. Впервые я бывал в таком людном месте. Все мне было в новинку. И это пугало. Часто хотелось вернуться в уютный маленький город возле моря. Но это было невозможно. Там у меня никого не осталось. Слишком тяжело было жить с ощущением пустоты в сердце. Необходимо было изменить свою жизнь. И я изменил. Впоследствии самого себя.

Джон. Это имя вам о чем-нибудь говорить? Типично, скажете вы. И это хорошо. Можете называть меня именно так. Я могу быть кем угодно, любым из миллиарда «Джонов» и меня это устаивает.

Приехав в город я, первым делом, снял квартиру. Она находилась в старом квартале, известном своей скандальной репутацией. Сама квартира была на верхнем этаже, под чердаком. Она была однокомнатной и довольно дряхлой. Но главное, что цена меня вполне устраивала.

Следующим делом я принялся искать работу. Это было не так легко, как мне представлялось вначале. Но, как говорится, кто ищет, тот найдет. И я нашел. В другом конце города, в маленькой пекарне, освободилось место помощника пекаря. Я с радостью воспользовался этой возможностью.

День за днем, неделя за неделей, месяц за месяцем я медленно и однообразно проживал свою достаточно унылую жизнь. На работе все было неизменно, в равности, как и в квартире. Друзей у меня не было. Да и где бы им взяться, если из знакомых у меня был лишь старый хозяин-пекарь.

Я не слишком нуждался в приятелях, так как не видел в них смысла. Гораздо лучше одному тянуть свою судьбу, чем еще кого-то в придачу. Друзья ничего не приносят кроме обязанностей, чувства долга и просьб. Это люди, которые считают нормальным для себя делом пользоваться тобой, когда им это необходимо, когда им скучно или нужна помощь. Почему к тебе никогда не приходит тот, кто счастлив? Может потому, что ты ему уже не нужен? Может ему и без тебя хорошо? Я не любил быть использованным, поэтому ни с кем и не водил дружбы.

Так не спеша пришла осень. Абсолютно спокойно и незаметно. В последнее время я повадился ходить в центральный парк. Мне нравилось наблюдать за людьми со стороны. Они не обращали на меня особого внимания, а я, напротив, внимательно их изучал.

В этот день я по обычаю после работы направился в парк. Вокруг преобладали желтые и багряные цвета. Я нашел свое излюбленное место — деревянную скамейку под раскидистым дубом. Она была свободна и это меня несказанно обрадовало. Я принялся делать вид, что рассеянно читаю книгу. Но на самом деле внимательно охватывал взглядом мелочи окружающей обстановки.

Вокруг ничего не происходило. Людей было мало и они не задерживались долго на одном месте. Постепенно мой взгляд начал рассеиваться, и я погрузился в сладкую полудрему.

Длинный и худой парень задремал на старой деревянной скамейке. Он медленно сползал вниз, от этого рукав его серого пиджака плавно сдвигался вверх. Книга выпала у него из рук. Я подошла и подняла ее. Маркес. Хороший выбор. Стряхнув с нее пыль, я положила книгу возле спящего. И села рядом.

У него были темные волосы, практически черные. Прямые и жесткие, они непослушно торчали во все стороны. Лицо слишком бледное и все покрыто веснушками. Прямой нос. Тонкие, красивой формы губы. Я слишком долго и пристально его рассматривала. Это меня удивило.

Нечаянно задев своей рукой его локоть, я всем телом подалась назад. Он проснулся.

Я сначала не понял, почему нахожусь в парке. Потом вспомнив, начал искать книгу. Но наткнулся на чье-то колено. Подняв глаза, я увидел молодую девушку. Она испуганно смотрела на меня.

— Извините, я потерял свою книгу.

— Ничего страшного, вот она. — немного неуверенно сказала незнакомка. И протянула мне Маркеса.

С этого и началось наше знакомство. Я пригласил ее выпить чаю. Она согласилась, но заплатила за себя сама. Довольно странная девушка.

Он пригласил меня выпить чаю. Я согласилась. Но чтобы не чувствовать себя обязанной, заплатила сама.

Мы сидели в уютном кафе. Я не знал, о чем говорить, поэтому говорил обо всем сразу. Ее это наверное утомляло, но виду она не подавала. Лишь, когда я отошел за еще одной чашкой чая, украдкой посмотрела на часы. Но я все равно заметил.

Ее звали Лили. Она почти всегда молчала. Может у нее не было никаких мыслей, а может их было так много, что она не хотела об этом говорить. У Лили были темно-русые волосы, практически каштановые. Они слегка завивались на концах. Глаза серые, иногда голубые. Лицо в мелких веснушках и нос слегка вздернут. Маленький ротик, который был как у ребенка. Выглядела она неуверенно, скованно. Как закрытая шкатулка, ключ к которой сломался. Я не знал, как себя с ней вести. Пытаясь ее расшевелить я понимал, что Лили еще глубже забивается в темный угол.

Он сказал, что я ему напоминаю одного человека. Меня это не слишком обрадовало. Может быть потому, что человек был сволочью. А может потому, что я хочу быть только собой, а не тенью кого-либо.

Мне кажется, что она неудачница. Одинокая, без особых друзей. Синий чулок.

Мне было с ним хорошо. Уютно и спокойно. Джон похож на оптимиста. Кажется, что ему никогда не бывает грустно или тоскливо, да и с чего бы?

Лили. Что-то в ней притягивает. Никак не пойму что. Все ж у нас с ней много общих интересов.

Мы идем обратно. Я чувствую себя унизительно. Он идет быстрее и мне приходится набирать темп. Как будто спешим куда-то. Знаю этот прием, потому что сама делала так с другими парнями, показывая свое превосходство и презрение. Да, признаюсь, я не в восторге от сильного пола. Более того, не считаю его сильным. Но этот случай выбил меня из привычной колеи. Я не знала, как вести себя с Джоном. Он мне нравился. Но в то же время и раздражал. Более того, в некоторые моменты я его даже ненавидела. Знаете ли такое явление, как случайное унижение?

Я к ней хорошо относился. Может даже она мне нравилась. Не могу утверждать.

Половину пути мы шли молча. Я не знала, о чем говорить и чувствовала себя неловко.

О чем нам говорить? Все равно она постоянно молчит.

После мы виделись еще пару раз. Инициатором всегда выступал он. Обычно это бывало в те моменты, когда я уставала ждать от него хоть какого-нибудь проявления интереса и благополучно забывала о Джоне. Именно тогда он появлялся, напоминал о себе, заставлял думать, любить и ненавидеть и исчезал. Казалось, что он использует меня, появляясь лишь затем, чтобы попросить меня о чем-либо. От него же я не получила ничего.

Я был слишком неуверен в себе. Не знал, как вести себя с девушками. Лишь находя предлог, приходил к Лили. Кажется, она меня не понимала.

Я устала. Ждать, любить, и ненавидеть. Моя самооценка покатилась к самому дну. Я еще больше разочаровалась в «сильном» поле. Или в себе. Мне хотелось обнять его, просто обнять. Или никогда не видеть. Минуты стали такими длинными… Они тянулись нескончаемо, вытягивая нервы из моего тела. Время. В одну из таких минут, я поняла. Что это безнадежно, бессмысленно, сводящая меня с ума реальность, которая никогда меня не полюбит, потому что я дура.

Поэтому я уехала. Слишком далеко для общения с кем-либо. Тем более с Джоном. Может быть он меня искал. Не знаю. Я еще долго думала о нем. Хотела вернуться. Но предстоящая безнадежность останавливала меня. Я боялась открыть свою душу, чтобы ее не изнасиловали. Она и так была изуродована «временем».

Я пытался найти Лили. Укорял себя за свою нерешительность. Все было безуспешно. Никто не знал, где она. Моя жизнь продолжалась дальше, но она уже была не та. Как несобранный до конца пазл. Я вернулся домой, к морю, нашел там работу. Прожил всю жизнь однообразно. Умер в 68 лет от инсульта.

В моей жизни было много чего, но никогда не было любви. Я умерла в 26 лет от случайной пули.

Время— это, как правило, люди.

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль