БЕЛОГОРКА. Восьмой рассказ.

0.00
 
Наумова Ирина
БЕЛОГОРКА. Восьмой рассказ.
Обложка произведения 'БЕЛОГОРКА. Восьмой рассказ.'

Гад-ген

— Хоро-ошая… Можно тебя погладить?.. ХорОшая мама.

— Да, постоянно их кормит. Ночью только пришли к нам, а уже, мне кажется, потолстели, как за неделю… Постойте-ка, дядя Андрей, я ей тут… Рыжик, кушать!

… Уходя, одевая тяжёлую куртку, Андрей Витальевич с ухмылкой обратился ко мне:

— Ты же хотела вернуть все банки с ненавистной тушёнкой папе?..

— Хм, хотела. Но папА не соизволили взять. Сказали (цитата): «либо ты и тушёнка остаётесь здесь, либо обе отправляетесь со мной в город».

Андрей Витальевич засмеялся:

— Да, твой папА умеет убеждать.

— А теперь, как выяснилось, тушёнке здесь…кушай, Рыжик, не отвлекайся,… самое место.

Дядя Андрей, о серьёзном хочу. Сегодня слышала выстрелы…

— Это охотники вернулись. Кстати, один из них остановился в бывшем доме дяди Лёни.

— Блин, это ж рядом со мной.

— Не ругайся. Он, вроде, нормальный мужик, хоть и охотник. Я его знаю, мы с ним жили в соседних домах в городе.

— Охотник не может быть нормальным мужиком.

— Не тебе судить. Каждый из нас сам будет есть то, что приготовят ему его поступки. Кто-то — тортик…

— А охотники, я надеюсь, г…

(перебивает)

— Не ругайся и не злись. А то сама будешь есть не пойми что.

Пока!

… Перед сном сидим всей «семьёй» у пылающей голландки. Хм, кто сидит, а кто лежит и наслаждается маминым молочком…

Рыжик — очень хорошая мама: столько нежной заботы в ней, полностью отдалась детям, мгновенно реагирует на малейшее движение щенка, на первый же его писк; так крепка их связь, что её даже можно увидеть и почувствовать — розово-золотое тёплое облако…

Рыжик — примерная дочка Мамы-Природы, надёжно, без сбоев, продолжает Её Материнскую Сущность.

…Почему в Человеческом доме, порой, случается такое, от чего Материнская Сущность Природы плачет и мечется в ужасе, от чего Она из тёплого розово-золотого облака превращается в истоптанный придверный коврик?

Я думаю о тех непостижимых уму и сердцу происшествиях с «человеческими» отношениями между «родителями» и ребёнком, которые жёстко избили мою Душу… Довелось мне узнать о таких случаях жестокости к детям со стороны их «родителей», рядом с которыми оставление ребёнка в детском доме является хоть и мерзостью, но мерзостью, прошу прощения, гуманной.

Эти происшествия — БОЛЬ и ЖУТЬ… Я не смогу их описать. Я не могу о них даже думать (но вот уже подумала сейчас, и снова — боль, неизбывная, уничтожающая Душу). Это мысли, которые ревут, рычат, бесятся в визге. Я даже вынуждена была научиться ставить «блок» таким мыслям. Когда они приходят ко мне, как сейчас, я говорю себе: «Не сметь об этом думать! Думай только о своей семье! Ты нужна своим людям в здравом уме и здравом теле.» Не спорю, это чистый грязный эгоизм, но он, как и ложь иногда, — во спасение.

… Я могу лишь воззвать к нашим государственным социальным службам. Милые, прекратите вы уже прикапываться к благополучным семьям, в которых родители просто наорали на ребёнка из-за его истеричной просьбы дать ему конфетку! Спуститесь вы, наконец, в самую клоаку и вытащите оттуда тех детей, которых ещё можно…

Аборт — это тоже «придумка» человечества. Это умышленное убийство ребёнка. Я категорична?

Однажды, на беседе с врачом-гинекологом я узнала, что, оказывается, во время аборта на поздних сроках малыш всё чувствует, он чувствует вторжение, пытается от него увернуться, открывает ротик… А на ранних сроках — песчинка человеческая спит и видит во сне своё радужное будущее с мамой и папой за руки, а её вдруг — давят…

Мне иногда кажется, что человек не родной ребёнок Матери-Природе третьей планеты от Солнца…

Есть в нас Гад-ген, который работает как уничтожитель всех законов Природы, который будет грызть Её, пока не насытится и не отвалится, то есть не "отвалит" (извините за грубость) обратно в Космос скитаться в поисках новой Жертвы.

В ком-то из нас этот ген спит, а в ком-то — бодрствует… Но в том, что он есть...

Что это? Почему Рыжик вдруг вскочила, да так резко, что четверняшки попадали с её сосков, как поспевшие яблоки с веток?

— Рыжик, ты чего?

Собака побежала к входной двери, стала оборачиваться на меня и поскуливать. Она, казалось, решала: разразиться ли ей звонким лаем или осторожно промолчать. Осторожность возобладала.

За окнами послышался далёкий лай собачьей стаи.

Рыжик впервые зарычала, показав клыки.

Лязгающий звук в сенях — в уличную дверь постучали, и на этот раз то была рука человека.

Звук окунул меня сначала в чан с кипятком, потом — в чан с ледяной водой и снова — в вар.

Я встала и замерла в ступоре. Свойственная мне заторможенная реакция на происходящее включилась сейчас в полную мощность. Я не могла, да и не пыталась даже, сосредоточить мысли, бегающие в моей голове, как муравьи в муравейнике (но те хотя бы по делу бегают всегда). Только двум мыслям более или менее надёжно удалось закрепиться:

1. Раз Рыжик ТАК агрессивно реагирует, значит, за дверью — не доброе.

2. В наших глухих местах иногда появлялись люди с нехорошими намерениями. Мгновенно пронёсся в памяти случай из каникульного детства в Белогорке: однажды вечером, когда мы только закончили ужинать и смотрели сериал по телевизору, в уличную дверь, как сейчас, постучали. Дедушка вышел, с кем-то громко разговаривал (мы ничего толком не слышали из-за телевизора). На следующий день бабушка рассказала нам, что «приходили плохие люди и требовали, чтобы дедушка отдал им свою пенсию, а дедушка взял топор и прогнал плохих людей». Представляю, каково было дедушке в момент, когда он держал оборону, находясь один на один с гадами. Полон дом внуков, жена… И возраст, и… этих было двое. Но дед, как и в Великую Отечественную войну, — победил.

А я? Ведь я-то не дедушка. У меня в хозяйстве и топора нет!

Рыжик гавкнула. И это разбудило меня.

Я знала, что мне никто не поможет, кроме Рыжика, конечно же. Взяла кухонный нож и вышла в холодные сени. Пьяный голос за дверью матюгнулся и приказал открывать.

Теперь, по крайней мере, я знаю, что за дверью не Люми какой-нибудь, а человек.

Рыжик осталась рядом со щенками.

Я замерла. В углу сознания таится ма-аленькая мысль о чуде: может, этот… он… сам собой уйдёт, как кошмарный сон.

Конец надежде: дряхлая дверь с лязгом и скрипом затряслась.

Рыжик не выдержала и психованно залаяла.

У меня новая мысль-надежда: может, сейчас услышит шум дядя Андрей и подоспеет на помощь. Рукоять ножа мокрая и скользкая от вспотевшей ладони.

Но этот стал действовать хитрее: перестал шуметь и просто стал выдавливать дверь плечом. Этой двери долго не продержаться.

Я ощущаю себя летящей пулей. На старт, внимание, — марш! Паника, ужас и отчаяние переполняют меня. Их огненный с ледяными всполохами гейзер в такт ударам сердца бьёт по черепной коробке и пенится мурашками в мозге.

Мысль: хоть бы обморок. Но нет, сознание, похоже, решает досмотреть всё до конца.

В двери что-то треснуло. В этот момент я разревелась.

ВДРУГ этот сделал быстрый вдох, как будто пробыл очень долго под водой и, наконец, вынырнул.

Потом он сипло вскрикнул.

Потом послышался топот, сначала прямо у двери, затем — по снегу. Кто-то закружил недоброго человека в танце… И этот новый Кто-то рычал так, что у меня инстинктивно поднялись волосинки на руках. Всё, вот это — точно Люми!

Но Рыжик своим поведением вмиг опровергла моё предположение. Она, немного пометавшись, ринулась к двери и радостно залаяла. Она виляла хвостом, прыгала, пыталась таранить дверь. И, не переставая, лаяла.

— Нет, Рыжик! — попыталась скомандовать я, — Не сейчас!

"Танец" продолжался недолго. Сквозь лай Рыжика я расслышала неимоверных размеров мат и быстрый скрип снега. Похоже, зло ушло (точнее, убежало).

Кто-то, я уже догадывалась, — Кто, а Рыжик-то точно знала, спас нас этой ночью.

Когда на улице всё стихло, я вспомнила, что к моей ладони прилип ножик. Слёзы полились ещё сильнее: во-первых, от облегчения, во-вторых, от осознания того, что я могла помыслить об использовании ножа против другого человека, пусть даже и недоброго. Я раз двадцать (на нервной почве) проверила дверь сеней на закрытие и вернулась в дом, положила нож на место. Рыжик, погрустнев, поплелась за мной. Извини, подруга, не сейчас.

Тщательно закрываю дверь жилой части дома...

Всю оставшуюся ночь и тёмное время зимнего утра я просидела на полу, ежесекундно осматривая шесть окон обеих комнат: кухни и спальни. Раз, два, три, четыре, пять и шесть, раз, два, три… — словно два луча видеонаблюдения работали мои глаза… Рыжик тоже бодрствовала.

Приближалось время выхода на гору. Я покормила себя и Рыжика, оделась и, дрожа, как в поездке на старом тракторе, вышла на крыльцо.

На крыльце сидел… Герой этой умопомрачительной ночи — Тёмный!..

— Спасибо тебе.

В ответ — прямой серьёзный взгляд.

— Надеюсь, ты его не шибко… затанцевал?..

Скучающий взгляд в небо.

— Хочешь увидеть своих?

Взгляд — "что за глупый вопрос."

— Ну, иди, иди, поворкуй с ними...

Любовь и голуби...

Тёмный осторожно заходит в нашу полу-женскую (из-за двух мальчиков-щенков) обитель. Радости Рыжика нет предела. Они лижутся и обнюхиваются. Слепые четверняшки, учуяв незнакомый запах, впали в шок и даже отвалились от источника жизни — маминого соска. Отец начинает осмотр наследников. Обнюхал первого мальчика. Тот, в ответ, обнял папин нос и начал было играть с ним в царапки. Папа строго пресёк баловство. Две девочки весело покатались колобками под папиным языком. Второй сынок хотел было пошушлиться в сторону маминого живота, но был остановлен отцовским ласковым прикосновением.

Такая Любовь!..

Лиля, ну хватит уже сырости на сегодня!..

Дяде Андрею решила ничего не рассказывать.

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль