30 дней Июня

0.00
 
Рыбакова Анна
30 дней Июня

Пролог

 

Дождавшись пока родители уйдут на работу, я разложила на тарелку, горячие, мягкие, булочки с корицей, сделала кружку ароматного кофе и села на подоконник. За окном вновь был дождь. Но даже на фоне серости и мрачности, деревья всё также непринуждённо оставались зелены и смотрелись довольно свежо. Открыв ноутбук, задав в поисковике «Общение бумажными письмами», мне выпало множество сайтов и форумов. Щёлкнув наугад мышкой, мне открылось меню с анкетами. Для самой себя я не озадачивала конкретного человека, с которым мне бы хотелось общаться. Хорошо будет, если он окажется ровесником, у нас будут схожие интересы и… думаю этого достаточно.

Пролистывая бесконечный список, я выявила для себя одну важную деталь. Что бы вы ни написали о себе, большая часть из этого была преувеличена до идеализма. Ну и что теперь делать?

На тарелке из трёх вкуснейших булочек, остался один несчастный кусочек. Проглотив его, я закрыла глаза и ткнула стрелочкой в экран. Медленно поднимая веки, я разглядывала страницу. Ну, да, очень умно! На фотографии, молодой парень, сидит спиной где-то на пляже. А в графе о себе — пустота. Указано лишь имя — Сэм, возраст — семнадцать и город — Бостон. Здорово! То, что мне нужно! Я буду писать человеку — инкогнито, к чертям на кулички! Я была немного потеряна, но может быть, это всего лишь ошибка?

Достав чистый конверт и лист бумаги, я долго думала о чём писать. А вообще с чего начинаются письма? Наверно с рассказа о себе… хотя… кому интересно, что у меня на душе? Тем более парень явно не поймёт, что я от него хочу.

Набросав небольшой план. Я приступила к содержанию.

 

Привет, Сэм!

 

Я совсем не представляю, как должно быть составлено письмо, поэтому прошу не суди меня строго. Я Шарлотта, но имя Шарлотта, лично для меня звучит слишком старомодно, так что предпочитаю просто — Чарли. Мне шестнадцать лет. Я живу в Лондоне и оканчиваю школу, как бы мне не хотелось об этом писать, я ужасно ленивая и уже готова бросить всё к чертям.

В семье я единственный ребёнок, поэтому вниманием и заботой не обделена. Я очень люблю читать. Особенно романы, которые завалялись у нас на чердаке. Я люблю тишину и на этом важную роль сыграл Лондон. Вечно холодный и сырой. В основном я сижу дома и редко выглядываю за его пределы.

Я упустила множество моментов, которые ты бы хотел услышать обо мне. Но надеюсь, на дальнейшую переписку и пока что это все, что я помню о себе. Пусть между нами Атлантический океан. Желаю тебе приятного чтения в Бостоне!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

С уважением, Чарли!

 

4 сентября

Через океан

 

Опуская конверт в ящик дрожащими руками, я чувствовала огромное стеснение. Я посылаю свои мысли, чужому человеку. Вот нелепость! Теперь мне остаётся самое главное и самое трудное — ждать ответа…

С момента отправки письма уже прошла неделя. И эта неделя была мучительной. Я как сумасшедшая, каждый день заглядывала в ящик. Во мне уже гасла надежда. Кому нужна такая сопливая девчонка как я? Кому будет со мной интересно?

Целый день я пялилась на картинки в интернете. В гостиную зашла мама.

— Чарли! Чарли, тебе письмо.

— Письмо?

Схватив белый конверт, рванув к себе в комнату, я аккуратно разрезала краешек ножиком и приступила читать. Сердце бешено билось, нервно улыбаясь, я не верила своим глазам.

 

Дорогая, Чарли!

 

Я был очень рад, получив твоё письмо, и скажу откровенно, очарован им.

Знаешь, мне хватило пару предложений, что бы действительно понять тебя. Могу предположить, что ты сидишь на подоконнике окружённая множеством маленьких цветных подушек и мечтательно смотрящая вдаль, не так ли?

Ты уже знаешь, что я Сэм, живу в Бостоне, мне семнадцать. По окончании школы, я не поступил в университет искусств, поэтому буду искать работу. Я в основном рисую на крыше, слушая GreeneDay. В отличии от тебя, у меня есть ещё старший брат и две младшие сестры. Так что дома часто бывает «атомная война».

 

Чарли, я хотел бы узнать, как ты выглядишь, опиши себя. Буду ждать ответа!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сэм.

 

17 сентября

Привет, Сэм!

 

Я пребываю в шоке… как ты узнал, что я сижу на подоконнике? На самом деле, это моё любимое место. Сижу целыми днями, смотрю на прохожих.

Искусство? Это интересно! Сколько раз я начинала, что — либо рисовать, всё отправлялось в мусорное ведро. Хотелось бы посмотреть на какой-нибудь из твоих художеств.

Иногда меня тоже посещает вдохновение и я сажусь за старое фортепиано и играю одну лишь известную мне мелодию.

Я не очень люблю говорить о своей внешности, так как не считаю себя симпатичной. Я невысокая, худющая, с золотистыми волосами, которые постоянно вьются, карие глаза, широкая улыбка. Как-то так…

Было бы честно если ты опишешь себя в следующем письме и расскажи, что тебя окружает.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

С нетерпением жду ответа, Чарли…

 

2 октября

Милая, Чарли!

 

Как же ты скупа и не справедлива к себе. Я уверен, что ты очень обаятельна и красива.

Говоря о себе, я довольно высокий, солнце никак не хочет прилипать к моему бледному телу. Каштановые волосы, голубые глаза. В общем, я обычный парень.

В Бостоне очень многолюдно, полно высоток, всё окружено водой, мало чистого воздуха и зелени. Но есть очень красивые места. Там действительно другая атмосфера. Большую часть времени я провожу на крыше своего дома. Оттуда изумительный вид на мост и океан. Особенно утром, когда мало машин, всё в дымке, воздух свежий, солнце мягкое. Может быть, мы сможем увидеть Бостонский рассвет вместе, когда-нибудь…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сэм

 

15 октября

Дорогой, Сэм!

 

Так странно… я читаю твои письма и чувствую, что мы очень схожи, будто привязаны друг к другу. Я всё чаще стала заглядывать в почтовый ящик и ждать ответа…

Бостон по сравнению с Лондоном райский уголок. Ведь мой город увяз в сырости и серости. Вот уж где нет зелени и солнца! Но я уже привыкла к этому. Мне нравится дождь. Особенно его мелодичность. Меня это вдохновляет и расслабляет.

Я могу отправлять письма с задержкой, потому что школьных уроков очень много. Понимая, что это последний класс, хочется, что бы всё закончилось быстрее. Даже не жалею, что оставлю юность позади. Не самый лучший момент в моей жизни. Думаю, что уеду в колледж и стану более свободной, станет больше потенциалов для жизни. Хоть вместе с этим, также страшно. Я ведь не очень самостоятельна, вдруг не смогу сама о себе заботиться? Родители всегда запрещали заводить домашних животных, потому, что знали, что я не стану за ними ухаживать!

Сэм, расскажи про свою любовь… была ли она у тебя или имеется сейчас… прости если лезу не в своё дело…

 

 

 

 

 

 

 

До следующего письма, Чарли!

 

3 ноября

Чарли! Милая, Чарли!

 

Последнее время я только и думаю о тебе. О том, как ты красиво пишешь, о том, как ты сидишь у окна и смотришь на серый Лондонский дождь. Твои чувства абсолютно взаимны с моими. Теперь мне кажется, что никакой океан не мешает мне увидеть твои прекрасные глаза.

Моя личная жизнь давно рухнула. И мне не очень хочется вспоминать о ней. Надеюсь ты поймёшь!

Не представляй меня идеальным! У меня множество недостатков. Если я рисую на крыше, то лучше меня не тревожить, а уж если такое произошло, то бегите дальше. Потому что очень трудно поймать вдохновение, нужную волну. Ну, носки и кеды я не разбрасываю, зато люблю рано вставать и наблюдать, как всходит солнце. Я мечтаю путешествовать по миру, и моя мечта начнёт осуществляться в декабре. Родители подарили мне двухнедельную путёвку в Бразилию. Рио-де-Жанейро целый центр живописи, то, что мне нужно. Жду с нетерпением, но в эти сроки я наверно не смогу отправить письмо.

Чарли, наслаждайся последним годом учёбы в школе. Всё же только там распланирована и чётко составлена твоя жизнь. Дальше будет хаос и беспредел.

 

 

 

 

 

 

Твой, Сэм…

 

11 ноября

Привет, Сэм!

 

Меня очень заинтересовала твоя поездка в Рио. Две недели касательно Нового года и Рождества, посещение статуи Христа, национального музея, ботанического сада и куча других мест. Если у тебя тоже самое то, мы отправляемся в одно место. Мои даты: С 1 января по 14. Ответь, пожалуйста, скорее!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Жду, твоя Чарли!

 

27 ноября

Чарли!

 

Это невероятно! У нас одинаковые билеты. Вот только мой вылет обратно в Лондон в ночь с 31 декабря по 1 января. И если судьба нам поможет, то мы успеем встретиться, в аэропорту.

Возможно, я больше не успею написать тебе письмо, я отправляюсь 18 декабря, но я буду ждать, и надеется на это… ведь о нашей встрече, я мечтаю с самого первого письма…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

С любовью, Сэм…

 

11 декабря

В ожидании чуда!

 

Каждый день, я молила Бога, чтобы мы успели встретиться. Всё это время я никому не говорила о том, что происходит в моей жизни. Дома я не находила себе места, а в школе, уроки казались невыносимыми. Я только и думала, что Сэм, Сэм, Сэм… Мы скоро увидимся в Рио! По ночам я представляла, как же это произойдёт. Наверняка я застесняюсь, засмущаюсь и буду лишь тупо хлопать глазами. Но мне бы хотелось его обнять. Хорошенько разглядеть и запомнить… ведь может мы больше никогда, не сойдемся…

23 декабря я получила письмо и с жадностью читала его. Я не понимала, как так можно полюбить человека на расстоянии. И ответ был прост. Мы были искренны друг к другу, чисты, это и связало нас. Не было необходимости врать и преувеличивать свою жизнь до богатства, знаменитости и роскоши. Ведь трудно словами передать свои чувства и ощущения, начинаешь сомневаться, а действительно ли человеку нужно это выслушивать? То ли дело писать об этом… сердце само шепчет…

Неделю до отъезда, я зачёркивала дни на календаре. И вот подошло время собирать чемоданы. Родители довезли меня до аэропорта, там уже была моя группа и наш руководитель. Перед посадкой я боялась лететь, но когда самолёт оторвался от земли, я думала совершенно о другом. Ужасные часы ожидания раздирали меня. Ладони тряслись, я не могла расслабиться, о сне вообще молчу.

Стюардесса сообщила, что бы мы пристегнули ремни перед посадкой. Меня трясло больше от страха, чем от приземления. Неужели, через пару минут, я увижу его…

И вот мы в аэропорту Рио. Здесь наверно сто тысяч людей. Как я могу его узнать? Я подошла к ленте, чтобы забрать багаж, рядом стоял мужчина, который контролировал всё вокруг. Только я прикоснулась к чемодану с моим именем, как этот самый мужчина взял меня под руку и отвёл в сторону. Я даже возразить не успела!

— Шарлотта Карлтон? — он взглянул на надпись на чемодане.

— Д-да…в чём дело?

— Из Лондона?

— Да…

— Это просили вам передать! — мужчина вложил мне в руку конверт и ушёл на своё место.

Сидя в автобусе, я достала письмо. На нём было написано «Чарли от Сэма». Сорвав краешек бумаги, я быстро начала читать.

 

 

Дорогая, милая, Чарли!

 

Надеюсь, ты получила моё письмо. Прошу тебя, не расстраивайся! Мы не рассчитали время, и мой самолёт улетел на два часа раньше. Мы ещё обязательно встретимся!

Я приготовил тебе подарок на Новый Год и Рождество. Когда вы пойдёте в Национальный музей, то зайди за него и пройди назад ещё дом, а там уже всё увидишь!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

С любовью, Сэм…

 

1 января

Музей Национальной культуры

 

Хоть Сэм и просил меня не расстраиваться, я всё равно расплакалась. Ведь мы оба так ждали этой встречи…

Когда наша группа прибыла в отель, то я стала донимать руководителя вопросами, как скоро мы пойдём в музей. И к моему счастью она сказала — завтра.

Я решила не терять надежд и сделала сама для себя выговор, что завтра, я обязательно получу подарок от Сэма.

 

Рано утром нас всех подняли с кислыми рожами. Ведь никто не выспался, кроме меня. Быстро собравшись, я вышла на улицу, дожидаясь остальных.

Атмосфера Рио-де-Жанейро, конечно впечатляет! Тем более мне было трудно привыкнуть к этому климату. Если летом в Лондоне, всё равно приходилось одевать сверху толстовку или олимпийку, то здесь, мне достаточно джинсовых шорт и короткой футболки.

Проезжая по улицам Бразилии, меня то и дело посещало вдохновение. Зелень меня впечатлила. Пальмы, густые кустарники, море цветов. Небо чистое, голубое. Одним словом — красота…

И вот мы приехали к музею. Его размеры поражали, целый замок! Вокруг было столько народу, что потеряться можно даже если ты будешь в костюме зайца! Нас поделили на группы, я специально попросилась во вторую, чтобы успеть найти тот дом, про который говорил Сэм.

Ждать своей очереди нам требовалось около часа. Думаю, если отлучусь на пару минут, никто и не заметит. Бежав со всех ног за музей, я сбавила темп, увидев охранников. Они подозрительно на меня смотрели, но опустив взгляд, наконец, обошла их.

Так в письме Сэма сказано, что нужно зайти за музей и пройти ещё дом. Всё так и было!

За зданием, были кирпичные дома. Обойдя первый, я стояла и оглядывалась, какой подарок имел в виду Сэм. И тут я обратила внимание на кирпичную стену.

Там было нарисовано лицо девушки, и она была очень похожа на меня. Те же золотистые волосы, развивающиеся волнами на ветру, карие глаза и мечтательный взгляд. Я не понимала, как Сэм смог так точно нарисовать меня.

Внизу была подпись: «Дорогая Чарли с Новым годом и Рождеством! Надеюсь на скорую встречу… Твой Сэм»

— Карлтон! Карлтон! Чарли!

Я вздрогнула и увидела своего руководителя.

— Ещё не хватало, что бы ты потерялась! Живо за мной!

Ещё немного постояв, я закрыла глаза, хорошенько запоминая этот шедевр в мою честь. Как же тепло на сердце. Это тепло разливается по всему телу. Я понимала, что окончательно полюбила этого человека. И больше ни время, ни океан, не разлучат меня с ним.

 

По прилёту домой, я первым делом села писать ответ Сэму и всячески благодарить за столь оригинальный подарок.

 

Дорогой, Сэм!

 

Твой подарок, он бесценный! Он изумительный! Ещё никто и никогда не делал такого мне. Спасибо, спасибо огромное! К сожалению, я не столь талантлива и мой подарок, прост и вскоре придёт тебе посылкой.

Я удивлена по сей день, как точно ты изобразил меня! Неужели, только по одним описаниям, можно сделать такое?

И вообще хочу сказать, что наша переписка, для меня давно перешла в нечто большее, чем просто слова. Мне хватило пару писем, чтобы понять это…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Чарли

 

15 января

Любимая моя!

 

Ты удивительная девушка и мне крупно повезло с тобой познакомиться! А нарисовать тебя, было проще простого, с того дня как ты описала себя, в моей голове всё время находится твой образ…

Чарли, огромное спасибо за подарок! Почему ты всё время преуменьшаешь свои таланты? И недооцениваешь себя? Коллаж с фотографиями я поставил на самое видное место. Теперь семья атакует вопросами о тебе, а брат явно ревнует, что такая красавица досталась мне. Жду письма…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Твой Сэм

 

29 января

Сэм!

 

Если бы ты знал, как я счастлива! У меня жуткое желание всё время кричать об этом, но я так не кому и не сказала о тебе и о нашей переписке. Боюсь, что не поймут или ещё хуже станут осуждать! Мои родители вообще против отношений с кем ли бы, поэтому не хочется накалять обстановку. Тем более с моими новыми приобретенными чувствами я стала сама не своя. Особенно в школе! Оценки упали хуже не куда! Я тебя не обвиняю, просто если вдруг в течении месяца ты перестанешь получать от меня писем, то знай, что я не разлюбила тебя, а сижу и исправляю двойки.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Люблю тебя, твоя Чарли!

 

10 февраля

День Всех Влюблённых

 

На День Святого Валентина, в качестве подарка, я отправила Сэму открытку, шапку, шарф и варежки, потому что слышала, что в Бостоне очень холодно. Но вот ответного презента от Сэма, всё не было. Наверно ему не понравилось то, что я прислала… ну конечно! Кому приятно получать на День влюблённых шапку? Какая же я дура!

 

От нервов я грызла ногти и всё думала про свою глупость. Дома я была одна. Родители на работе, хоть сегодня выходной, просто они решили отпраздновать вместе, устроив небольшое свидание. Я удивлялась, как они сумели сохранить романтику, прожив вместе двадцать один год.

Сварив горячий шоколад и накупив разных пончиков, я сидела у камина пытавшись согреться. Только я начала согреваться, как раздался звонок в дверь.

— Кто там?

— Почта!

Я так резко открыла дверь, что ударила почтальона по голове, тот поскользнулся и свалился прямо мне под ноги.

— Господи! Господи! Простите, пожалуйста, я не хотела! — я помогла ему встать, но его взгляд был явно затуманен.

— Ничего страшного!

— Вы в порядке?

— Да… — на его ладони была кровь и на затылке тоже. — Мда… весело!

— Простите, пожалуйста! Что я могу для вас сделать?

— Вот, распишитесь! — парень подал мне квитанцию и коробку.

— Может… зайдёте? Вам надо там всё обработать… — мне самой стало плохо от вида крови, и я пыталась всячески отвести взгляд. — У меня есть горячий шоколад! — что я несу?

Уже полчаса я и Брайан (так зовут почтальона) сидели у камина и пили горячий шоколад. Серьёзной травмы у него не было, просто царапина. Оказывается, у меня так разыгралась фантазия на счёт море крови, там было то всего пару капель.

Брайан такой милый парень. Мы с ним моментально нашли общий язык. Оказалось, что он всего лишь на два года старше меня и закончил туже школу, в которой учусь я. Он рассказывал смешные истории из своей жизни, мне было так хорошо с ним, что я забыла про посылку. Но когда у нас затянулась пауза, я вспомнила про коробку.

— Тебе пришло? — спросил он.

— Да!

— От кого если не секрет?

— Не секрет… от любимого человека…

— Мм… он, что в армии? Или на северном полюсе?

— Нет! Он в Бостоне и я никогда его не видела! — коробка была так хорошо запечатана, что не нож не ножницы ни другие острые предметы не помогали.

— А ну тогда это всё меняет… давай помогу, не могу смотреть как ты мучаешься! — он ловко перевернул посылку, надавил на центр и она разошлась на части.

Внутри сидел плюшевый медведь, в его лапках была открытка, где написано «Любимой Чарли! Каждый день, каждую ночь, я всегда рядом…». Сама для себя я не заметила, как расплакалась.

— Эй, всё нормально?

— Да… Я… плачу от счастья! — нервно улыбнувшись, промямлила я.

— Ладно! — странно посмотрев на меня, Брайан улыбнулся и явно ожидал объяснений.

— Его зовут Сэм. Мы познакомились по переписке полгода назад. И никогда друг друга не видели… ну в живую! Пытались… но ничего не вышло! Между нами какая-то непонятная связь, мне кажется, что он всегда был рядом и сейчас…

— Я надеюсь, он не призрак! — Брайан поставил кружку на столик и посмотрел на часы. — Мне надо идти!

— Хорошо! Спасибо за помощь и ещё раз прости!

— Брось! Будет, что вспомнить!

Мы ещё раз посмеялись. Я представила, что Сэм мог бы быть на его месте, но тогда я бы, ни за что его не отпустила.

— Если нужна какая-нибудь помощь обращайся, найти меня легко. В этом районе единственная почта.

— Ага, пока!

 

Весь день я жамкала мишку и вновь и вновь читала слова Сэма. Это действительно, то, что окрыляет человека…

Странный предмет

 

Я написала последнее письмо Сэму с благодарностью ещё 14 февраля. Мне пришёл ответ, но теперь я не спешила с общением, ведь у меня появились другие интересы. Эти так называемые другие интересы, которые навязал мне — Брайан! Да… Я до сих пор не могу поверить в это. Я по уши влюблена в Сэма, но мне хорошо и с Брайаном.

Мы ходили с ним в кино, в кафе просто гуляли по городу. И теперь Лондон не казался мне таким уж ужасным. Тем более вовремя нашей последней прогулки Брайан взял меня за руку и не отпускал до конца дня.

В школе началась усиленная подготовка к экзаменам. Из-за жуткой мёрзлой погоды я успела сильно простудиться и две недели провалялась дома. Потом нагоняла учебный материал и так прошёл март…

В один из обычных вечеров ко мне нагрянул Брайан. Я была рада его видеть. Он был очень симпатичным. В отличии от меня, его кожа была загорелая, глаза глубокие и чёрные как горячий шоколад, кривоватая кокетливая улыбка, спортивное тело. И зачем я всё это разглядела в нём? Брайан был противоположностью Сэма. Не только внешне, но и внутренне. Сэм творческая натура, которая любит тишину. А Брайан предпочитает острые шуточки, шумные компании и дурацкую привычку позволять себе больше чем положено. Вот например когда мы сидели с ним в кинотеатре, он то и норовил прижать меня к себе крепче или положить руку на колено. Мне было до того не ловко, казалось, что все люди сидящие там смотрели не на экран, а на нас.

Стоило мне только приоткрыть дверь, как он тут же ввалился на порог и обнял меня.

— Ты знаешь… — оторвавшись от него я навалилась на стену. — Я ещё не совсем выздоровела! — на самом деле я чувствовала себя прекрасно.

— Я не боюсь! Я ничего не боюсь!

— Это я уже заметила! Ты по делу?

— Я проходил мимо и решил заглянуть… ты ведь не прогонишь меня, так? — он подходил ко мне всё ближе и ближе, мой взгляд машинально опустился в сторону от смущения.

— Брайан… между нами ничего не может быть…

— Да ладно! Брось это Чарли! Я же знаю, что ты меня любишь… — его лицо, его губы были чересчур близко. Ему так и хотелось сделать со мной что-то запредельное.

— Что? Нет! Нет и думать забудь!

— Не ври себе! — он приподнял мой подбородок холодными пальцами. Его взгляд уже не был столь привлекателен. В нём смешивалось превосходство и наслаждение. — Давай скажи, чем лучше этот твой парень из писем? А? Откуда ты можешь знать, что он пишет тебе правду? Откуда?

— Я знаю…

— А я знаю, что ты никуда от меня не денешься! Я ведь вижу, как ты на меня смотришь и что при это думаешь! Что тебя с ним связывает?

— Я верю ему! А тебе… нет…

Послышались чьи-то шаги и Брайан ненавистно взглянув на меня хлопнул дверью.

Я даже не заметила, как мама появилась рядом.

— Чарли! Кто там?

— Это ко мне, на счёт почты… — я убежала к себе в комнату по дороге смахнув слезинку. Около окна было ещё прохладно, поэтому на подоконнике я не сидела довольно давно. Даже цветные подушки, которые мама сделала специально для меня не очень-то и согревали. Меня ещё долго колотило от слов Брайана. Я чувствовала себя жутко, раздавлено, будто побывала в комнате страха. Перед глазами всё ещё мелькало его лицо. Такое властное, бесцеремонное, совсем иное. Он словно снял маску милого и обаятельного мальчика. Я долго не могла уснуть, меня грызла совесть. Мне было необходимо обо всём рассказать Сэму. На часах было около 2 часов ночи. Я села за стол, включила маленькую лампочку, достала чистый листок бумаги и начала чистосердечное признание.

Дорогой, Сэм!

 

Прости, что долго не писала тебе! Я не буду оправдываться потому что я знаю, как я виновата…

Месяц назад произошла нелепая случайность: я столкнула на пороге почтальона, он упал и ударился, я предложила ему помощь и мы познакомились. Но лучше бы я оставила его там раненого в снегу! И вот он начал за мной ухаживать, мне это так нравилось, потому что у меня не было ни с кем таких отношений. Разумеется, я люблю тебя и не на минуту о тебе не забывала, но этот Брайан, он такой настойчивый и пылкий, что постоянно пудрил мне мозги. Но я с ним больше не общаюсь и не встречаюсь.

Мне очень стыдно и я надеюсь, что ты всё простишь и поймёшь…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Твоя Чарли

 

19 апреля

Последнее письмо

 

Ответа от Сэма всё не было и не было… я уже теряла надежду. Мой мостик света из Атлантического океана гас день ото дня. Я не находила себе места. Каждый вечер у меня сопровождался особенным ритуалом. Перед тем как лечь спать, я доставала из-под кровати железную коробочку, которая когда-то была от печенья, теперь же я в ней хранила письма. Некоторые из них, часто читаемые, были затёрты. Конверт потемнел, листочек помялся. Но я бережно перевязывала их каждый раз шёлковой лентой.

После школы я возвращалась очень поздно, оказалось, что из класса мои оценки упали хуже не куда. И я исправляла, брала дополнительные задания. Ещё и учителя лезли своими вопросами, почему я стала так учиться, не нужна ли мне какая-то психологическая помощь. Но я говорила, пожимая плечами, что всё хорошо, просто я не успеваю и устаю.

Подходя к дому, я оступилась и чуть не упала увидев на крыльце сидящего на перилах Брайана. Он вскочил как только видел меня.

— Осторожно! — его протянутая рука, так и осталась не применённой.

— Обойдусь! Ты что не понял? Я не хочу тебя видеть! Уходи!

Он перегородил мне проход к двери, пристально смотря мне в глаза.

— Мне что закричать?

— Я хотел извиниться…

— Ну да…

— Чарли! Я серьёзно! Я вспылил в тот вечер и наговорил гадостей, но я не хотел этого, правда!

Его угольные глаза были так искренни и смотрели на меня раскаянно, что моё хрупкое сердце тут же растаяло.

— Ладно, извинения приняты!

— Хорошо, я счастлив!

— Мда… мне писем нет?

— Ээ… нет, нет! — он отвернулся и стал поправлять свою куртку.

— Ну, не страшно. — я открыла дверь и бросила рюкзак в коридор.

— Ты не хочешь, сходить куда-нибудь?

— Это что шутка? Я же сказала, что…

— Нет, это не свидание! Я просто приглашаю тебя к себе в гости. Посидим попьём кофе, посмотрим какой-нибудь фильм! — и вновь его магическая кривоватая улыбка, которая свела меня с ума.

— Только если ты не будешь ко мне приставать!

— Понял! Идём!

Мы дошли до остановки, сели в автобус и ехали в другой район. На улице уже начало темнеть. Проявлялись звёзды, на окне были белые, ледяные разводы от моего дыхания. Я выводила пальцем непонятные круги. Брайан толкнул меня рукой, указывая на выход.

До его дома мы шли ещё минуты три. Толпы людей еле перебирали ноги с работы, молодёжь только просыпалась и начинала свою ночную жизнь. А я уже открыто зевала и хотела поскорей попасть в тепло.

— Ты что снимаешь квартиру? Я думала, ты живёшь с родителями…

— Я достаточно взрослый что бы жить отдельно и оплачивать счета!

Как только я шагнула в квартиру первое на что упал мой взгляд — это отсутствие кровати, вместо неё прямо в центре стояла раскладушка. Возле неё столик заваленный разными предметами. На кухне гора грязной посуды. Пустые бутылки из энергетиков. Даже шкафа или комода не было, одежда лежала в открытом дорожном чемодане и вокруг него. Да уж, и сколько надо иметь мозгов что бы пригласить девушку в этот бомжатник?

— Проходи! — Брайан кинул ключи куда-то в сторону и включил настенные лампочки, которые были на последнем издыхании. Но в комнате было довольно темно и моги ноги запутавшись в чем-то лежащем на полу подкосились.

— Осторожно!

— Ты давно здесь прибирался?

— Я всё время на работе и мне не когда!

— Это не оправдание!

— Что будешь пить?

— Не поняла…

— Ну, хоть кофе… могу чего покрепче дать! — он обнажил свои ровные белые зубы и полез в холодильник.

— Нет! Я не пью! Мне просто кофе…

— Без проблем!

Пока Брайан копошился на кухне, я ходила вокруг по квартире разглядывая стены. Пыль, паутина, даже у вампиров замки чище. Я присела на край раскладушки и мой взгляд упал на столик. Пульт, пачки с недоеденными сухарями и чипсами, газета, конверты, сигареты, жвачки… стоп! Конверты? Хотя что тут странного он же почтальон! Но не думаю, что такой как Брайан будет переписываться письмами. Он предпочитает чаты в своём крутом айфоне. Я потянула конверты за край и сначала не придала значение тому, что на низ был мой адрес, пока не посмотрела на отправителя. Эти письма были мне от Сэма. И их было около пяти штук. Я ощущала, что Брайан стоит сзади и наблюдает за мной.

Я медленно встала, сжала конверты в руке и яростно взглянула на него.

— Как это понимать?

— Я всё объясню!

— Да, пожалуйста!

— Чарли, он тебе не пара!

— ЧТО? — я не могла сдержать крик. Я была так разгневана.

— Мы созданы друг для друга, а этот паренёк мешает нашим отношениям! Но если соотнести всё с содержанием последнего письма, то ему не долго осталось!

— О чём ты?

— Ааа… — Брайан сделал серьёзное наигранное выражение лица, с саркастической ухмылкой. — Он не сказал тебе?

Я быстро начала искать что же такого мне не сказал Брайан и когда я нашла ту строчку, то для меня больше не существовала земля, кислород, свет, тепло, ничего…

— Он неизлечимо болен и ему осталось где-то месяц!? Зачем тебе эта боль Чарли? Отпусти его! Со мной ты будешь счастлива!

— Не подходи ко мне! Я тебя ненавижу! — я уже не сдерживала своё истерическое рыдание. Перед глазами всё ещё мелькали страшные строчки смертельного приговора. — Как ты можешь такое говорить? Он часть моей жизни, а ты лишь жалкий мерзавец!!!

Я не помню, как я добралась до дома. Но всю ночь я держала в руках письма Сэма и тихо, горько плакала.

«Мне больно это говорить, но мне осталось лишь 30 дней июня… моё последнее желание увидеть тебя…»

Как приговор для самой себя звучали эти слова. Я уже не могла думать ни о чём другом. Я винила себя в скупости словах, казалось, что мои ответы были не искренними, что я не вкладывала в них столько любви и нежности, сколько нужно было.

 

30 дней июня

 

 Я перестала нормально есть, спать, дышать. Я забыла, что такое жить… Мне было страшно смотреть на календарь. И я чуть не упала в обморок когда мама на кухне перелистнула его и красным шрифтом, ярко, как обжигающее пламя, висело «1 июня».

Сдав экзамены, пусть не так как хотелось раньше, но не безуспешно, я не стремилась подавать свои документы в университеты, как делали мои одноклассники. Я старалась забыть всё что со мной было. Пила успокоительные таблетки, капала капли. Старалась чаще бывать на свежем воздухе. Родители думают, что у меня просто стресс от того, что настал период взрослой жизни. Ну и хорошо, меньше вопросов, меньше воспоминаний. Время летело так быстро, так не заметно. Но я поклялась сама себе, что исполню последнее желание Сэма. У меня осталось всего лишь 30 дней июня и я встречусь с ним.

Для начала я разузнала сколько стоят билеты от Лондона до Бостона. Цена, которую вполне можно собрать. У меня было достаточно скопленных карманных денег и мне не хватало совсем чуть-чуть. И осталось самое главное, узнать в какой больнице находиться Сэм и как до неё добраться. Я открыла в телефоне чёрный список, который состоял из одного контакта под именем — Брайан Берри. Гудки прервались и я услышала знакомый «ангельский» голос.

— Чарли? Ты всё-таки простила меня? Хочешь встретиться?

— Так! Слушай меня внимательно! Я прощу тебя, только если ты мне поможешь!

— Всё что угодно!

— Ты должен узнать где сейчас Сэм! Встретимся в аэропорту через два часа!

— Что? В аэропорту? Ты едешь к нему? И я должен помочь воссоединению вашего союза?

— Ты обязан это сделать! И не опаздывай!

Я собирала сумку, брала только самое необходимое, документы, деньги, немного одежды. И два часа пролетели для меня не заметно! Прыгнув в такси я приехала в аэропорт где меня уже ждал Брайан. Теперь он не улыбался приветливо и не порхал своими густыми ресницами.

— Ну, нашёл?

— Да, здесь точный адрес и маршрут!

— Спасибо… я пошла!

— Стой! Я еду с тобой!

— Что? Нет!

Я схватила чемодан и пошла к кассе. Брайан последовал за мной с сумкой за плечами.

— Здравствуйте, мне пожалуйста билет…

— Два билета, до Лондона в один конец! — проворковал Брайан.

— Нет! Нет! Ты мне не нужен! Убирайся! Один билет!

— Девушка оформляйте два… вот наши паспорта!

— Наши паспорта!?

Он взял меня под руки и отвёл в сторону.

— Ты соображаешь, что ты делаешь? — говорила я, пытаясь выбраться из его объятий.

— Я переосмыслил всё что ты мне сказала и я хочу, чтобы ты и он… были счастливы…

— Как ты можешь такое говорить сейчас? После всего что сделал!

— Вот именно после этого, я и хочу искупить свою вину. — он подошёл к кассе, забрал документы и билеты.

До самолёта ещё час. Мы молча сидели и ждали посадки. Когда её объявили, у меня не было страха полёта. Я сидела и вспоминала, как тогда зимой мечтала его увидеть, как пришло моё первое разочарование, как Сэм оставил вечный подарок в Рио. По моим щекам пробежала слеза. Но сейчас я была настроена уверенно и решительно. Меня ничто не остановит и я обязательно увижусь с ним!

Погода в Бостоне почти ничем не отличалась от Лондона. И полёт через океан, прошёл легко. Я не слишком то разглядывала природу города, мне хотелось быстрей приехать на место.

Брайан словил такси и вот мы уже пять минут стоим в пробке. На середине пути! Только теперь я поняла, как дорого время, как оно бесценно!

— Ну можно сделать хоть что-нибудь? — спросила я таксиста.

— Может минут через пятнадцать — двадцать только тронемся…

— Чарли! Не волнуйся! — Брайан с переживанием смотрел на меня.

— У меня нет времени ждать!

Я открыла дверь и вышла прямо на дорогу. Пробежавшись до тротуара я уже видела крышу больницы. Брайан выскочил за мной, неся сумки на себе, а бедный водитель, так и остался там без чаевых.

Я бежала снося всё на своём пути. Моё сердце бешено билось. Через несколько мгновений я увижу его! До входа в больницу я уже шла пешком, еле отдышавшись. А бедный Брайан упал с сумками прямо в зале регистратуры. Я приползла к женщине в голубом халате, ещё раз отдышавшись.

— Здравствуйте, подскажите пожалуйста, где я могу найти Сэма МакКей?

— Вы его родственница?

— Можно итак сказать!

— 4 этаж, палата 8.

— Спасибо! — я встала напротив Брайана, его лицо было красным. — 4 этаж, пойдём!

— Я на лифте!

Но лифта было всего лишь два, для мед персонала и для посетителей, и у того и у другого была безумная очередь. Я решила идти по лестнице.

Еле добравшись до нужного места, меня начал охватывать страх. А что если я разочаруюсь? А что если это того не стоило? Но другая я, тут же начала казнь. Разве во внешности дело? Разве можно судить о людях, по их внешнему облику?

Пока я искала палату, ко мне подошла врач, перегородив дорогу.

— Кого-то ищите?

— Мне надо палату 8.

— Там ваш родственник?

— Н-нет… но очень близкий мне человек…

— Извините, но часы приёмов для друзей и знакомых уже закончились!

— Нет! Вы меня не правильно поняли! Этот человек ждёт меня! И мне надо с ним увидеться!

— Повторяю, часы приёмов закончились, приходите завтра.

— Что? Но у меня нет времени! Он умирает… — я разрыдалась, руки мои затряслись, ноги подкосились. Меня поймал Брайан и посадил на стул.

— Слушайте…

— Молодой человек! Правила есть правила и я…

— Эта девушка, сходит с ума от того, что её любимый сейчас умирает здесь, и она летела девять часов что бы увидеться с ним единственный раз, а вы мне говорите о правилах? У вас нет жалости, а вы работаете в больнице…

Брайан сел рядом со мной и я уткнулась лицом в его рубашку.

— Проходите…

Я сорвалась с места и сломя голову неслась в палату. И стоило мне открыть двери, как сердце моё замерло… замерло, от счастья и тепла, которые распространялось по каждой клеточке моего тела. Я медленно передвигала ноги. Боясь даже прикоснуться к одеялу, подушке. Села рядом и положила свою хрупкую, трясущуюся, ледяную ладонь, на руку моего любимого. Он открыл небесно-голубые глаза, которые засияли так ярко, так ослепительно. Я не могла скрыть улыбки. Я была так счастлива.

— Сэм… — промолвила я. — Это я — Чарли…

Он провёл своей жилистой рукой по моим волосам, по моим щекам, я пыталась запомнить его образ, отложить его в памяти. А он лишь шептал:

— Какая красивая…какая красивая…

Всю внутри меня переворачивалось вверх дном. Дыхание перехватывало. Я наклонилась к нему, закрыла глаза и поцеловала так нежно, так трепетно, в последний раз… Он крепко прижал меня к себе, уткнувшись носом в мои волосы. Мы словно не на долго провалились в глубокий сон из которого меня так же молниеносно выдернули.

Я не понимала, что происходило вокруг. Помню только, как его васильковый взгляд затуманился и веки медленно опустились. В палату набежали врачи, Брайан унёс меня в коридор. И то ли от страха, то ли от острой боли в сердце, я на мгновение потеряла сознание. Очнулась я уже внизу. Брайан разговаривал с врачом, потом опустив голову шёл ко мне. Опустившись рядом, он взял меня за руку, отрицательно помотав головой. И на меня вновь накатила буря эмоций.

— Нет, нет, нет! Нет, не может быть! Нет!

Во время обратного пути домой, я больше не произнесла не слова. Брайан достал из куртки какие-то листки, разных размеров и протянул мне.

— Я нашёл это у него…

Это были рисунки. Мои портреты. Вот я, будто у себя дома, на подоконнике. Я и Сэм, у него на крыше, любуемся закатом. Мы в Рио.

Всё это уже не казалось таким мечтательным и живым. Часть меня умерла в месте с ним. Остались лишь чернильные строчки на потёртой бумаге, которые год за годом стираются и исчезают.

 

Я больше никогда в жизни не писала кому-либо письма. Потому что не нашла бы человека, который вложил в них часть себя, часть своей души, свою любовь…

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль