ЛиЛит

0.00
 
Богомолова (Лена-Кот) Леонида
ЛиЛит
Обложка произведения 'ЛиЛит'
ЛиЛит

Название "ЛиЛит" появилось потому, что в ижевском журнале "Луч" я когда-то прочитала повесть с названием "Ева". Возможно, моя повесть — это ответ "Еве", хотя в ней есть много реминисценций и мотивов из совершенно разных книг.

 

 

Пусть нелюбопытны люди и ленивы,

Но, как только твой увидят лик,

В их душе звучат мелодий переливы.

Ты — пленительная, ты — ЛиЛит.

 

Для тебя играет ласковая лира,

Побеждаешь ты в любой борьбе.

Белизна, лиловость — вот твоя палитра.

Я люблю легенду о тебе.

 

Ты, ЛиЛит, прелестней нежных белых лилий,

Тоньше ты, чем линия руки.

Или ты кого-то осчастливишь — или

Без тебя дни будут нелегки.

 

Златовласка

… как вдруг потолок раскрывается и в гостиную на колеснице из сиреневых цветов и веток (от которых она и получила своё имя) спускается волшебница Сирень…

***

Люба, сидя за рабочим столом, машинально переставляла фотографии своей семьи. На одной из них был её брат. Рядом ходила дочка соседки по кабинету, Аня. Она загляделась на фотографию в Любиных руках.

— Тётя Люба, кто это? — спросила Аня.

— Это Алексей, мой брат.

— Просто одно лицо с тобой! Какой красивый! Расскажи о нём!

Люба вздохнула. Рассказывать об Алексее, да и вообще о Любиной семье — то же самое, что пересказывать «Санта-Барбару».

Алексей развёлся с женой. Родственники не могут его понять. Его семейная жизнь была спокойной, зачем же ему понадобилось в один момент разрушить то, что складывалось годами? Сначала все думали, что Алексей нашёл себе другую женщину. Но в том-то и дело, он никого не нашёл. Семья жила в большой квартире, сделанной из двух — на одной половине Алексей с женой и детьми, на другой — младшая сестра Любы и Алексея со своей семьёй. Сейчас Алексей перешёл на половину сестры, был у всех на виду. Это казалось ещё более странным. Хоть бы он разрушил первую семью, чтобы создать вторую, но Алексей ушёл в никуда. Его дети не хотят его знать. Люба часто забирает мальчика и девочку к себе, чтобы они отдохнули от домашних дрязг. Люба понимала, что её брат мечтает о большой любви, которой не случилось в его браке. Но любовь встретить трудно…

Через какое-то время Люба, встретив Аню на работе, попросила отнести документы домой к Алексею — сама Люба никак не успевает.

— Сейчас ему надо звонить в дверь справа, — предупредила Люба. — Там половина нашей сестры.

Аня разыскала квартиру. Ей открыл дверь Алексей. В жизни он выглядел ещё прекраснее, чем на фото. Алексей принял у Ани документы.

— Извините, что я это говорю. Тётя Люба рассказывала мне о вас… — начала Аня. — Я восхищаюсь вами и считаю, что вы всё делаете правильно. Я понимаю, что вы ждёте любовь, и вам мало этого брака, вам нужно чувство. Желание любви заставило вас отказаться от всего, что с вами было раньше. Ваши дети просто не способны вас понять.

— Спасибо, — смутился Алексей. — Но я никого не виню.

С той поры Аня стала частой гостьей в сдвоенной квартире. Она подружилась с детьми и ходила якобы к ним в гости, а на самом деле хотела видеть Алексея, забредала за ним то в коридор, то в кухню. Алексей жил монахом, знал только производство и дом, ни с кем не дружил на работе. Он не пил и не курил, просил сестру выйти покурить из комнаты в ванную. Сестра и муж не пожалели, что у них поселился родственник.

Люба всегда заботилась о семье. Её душевной щедрости хватало на всех. Люба идеальна во всём, она соответствует своему имени. Красавица с большими голубыми глазами и длинной золотой косой, традиционный образ ангела. Она светло улыбается, готова помочь всем в любой момент. Люба широко и плавно разводит руками, точно приглашает прийти под защиту в её объятия. В большой семье к Любе все обращаются за советами, она же мирит домочадцев после семейных разборок. Люба — словно милосердие, добрый дух дома. Раньше у неё был муж. Она жила вместе с ним и с сыном в квартире свёкра и свекрови. Не так давно Люба развелась с мужем, никто до сих пор не знал точно обстоятельств развода. Муж изменил Любе. Возможно, он разорвал отношения, возможно, муж хотел ещё что-то исправить, но Люба уже не простила его. В общем, Любин муж уехал из Устиновска. Она хотела перейти вместе с сыном к брату и сестре, но свёкор остановил её: «Любушка, что ты, ты по-прежнему наша дочка, ты о нас заботишься больше, чем наш раздолбай». Свёкор, пожилой мужчина, наполовину удмурт, ослепительно красивый, в душе любил невестку без памяти, это можно назвать влюблённостью. Разумеется, господин не занимался снохачеством, он просто восхищался Любой во всём. Нежная, трепетная Люба понимала его лучше, чем жена. Люба называла свёкра и свекровь папой и мамой. Она рассказывала: «Папа опять признался мне в любви», — и все улыбались в ответ. Потом Любин сын пошёл в армию. Она осталась втроём со свёкром и свекровью. Люба заметила. что свекровь недоброжелательно смотрит на неё. Тут как раз расстались Алексей с женой. Люба переехала в их квартиру, чтобы успокаивать родственников.

Алексей младше Любы на год, сестра младше Алексея на три года. Сестру и бывшую жену Алексея зовут одинаково — Екатеринами. Чтобы различать их, бывшую жену Алексея называют Кэтрин, а его сестру — Катюша. Обе Екатерины — женщины в роскошном теле. У Кэтрин голубые глаза и светло-русые локоны до плеч. Она любит наряжаться и подбирать крупные украшения, всегда выглядит, как императорская особа. Кэтрин весёлая и живая, но может быть и надменной, хочет, чтобы семья прислушивалась к любым её желаниям. Ничего не скажешь, императрица. Кэтрин любит управлять семьёй по-царски, хотя в результате семья приходит к правильному решению благодаря незаметному вмешательству Любы. Катюша — кудрявая рыжеватая блондинка в очках, у неё зелёные с коричневым глаза. Люба, Алексей и Катюша — наполовину удмурты. Про Катюшу говорят, что она родилась рыжей, как типичная удмуртка. Катюша не обижается на дразнилки, смеётся над ними первая. Она любит посмеяться и порадоваться, хочет поднять настроение семье. В Катюше нет ни Любиного шарма, ни властности Кэтрин. Катюша просто рождена для радости.

У Кэтрин и Алексея есть двенадцатилетние близнецы Эля и Влад. У Катюши и её мужа есть дочка Вероника, тоже двенадцати лет. Их старшая дочка Аня, похожая на Катюшу, живёт и учится в Петербурге. Когда в дом в первый раз пришла Аня, дочка Любиной сотрудницы, Катюша спросила, как её зовут полностью.

— Арсения, — ответила Аня.

— У нас тоже есть дочка Аня, она учится в Питере, но её зовут Анна, — объяснила Катюша. — Она дружит там ещё с одной Аней из консерватории, ту девочку зовут Агния.

Каждая сестра Алексея хороша по-своему. Катюша с её простодушным мужем — идиллическая пара, которой важен их союз, и они счастливы только семейным счастьем. У них есть нехитрые домашние радости, Катюшин муж обеспечивает семью, а Катюша обустраивает семейное гнездо. Им уютно в скромном, непритязательном быту. Точно так же жили Алексей Кэтрин до развода. Потом Алексей уже захотел другого счастья. Люба — красавица, перед которой благоговеют, но которую нельзя удержать в руках. Она любит шить одежду, моделирует свои коллекции, хотя её образование — историк. У Любы есть друзья и подруги, бывают даже поклонники, но ей трудно найти кого-то под стать. Две Екатерины и Любовь — почти как две Евы и Лилит. Аня мечтает стать для Алексея чем-то средним между его сёстрами: заботливой хозяйкой, как обе Екатерины, и блистательной дамой, как тётя Люба.

Любе то и дело звонил свёкор: «Любочка, приезжай, у меня опять давление».

— Папа, вы бы сходили в аптеку, — советовала Люба.

— Да в этой аптеке, которая близко от нас, работают бездельники. Приезжай, золотко.

Люба даже не спрашивала, почему свёкор обращается к ней, а не к жене. Она приезжала к нему, он включал ей записанный романтический фильм, чуть ли не устраивал ужин со свечами… Люба видела насквозь уловки свёкра. Но так вела себя вся её семья, просто остальные не так откровенно показывали свою потребность в Любе. Катюша: «Любочка, почитай со мной Брэдбери, а то мне надоело, что я вижу только дом, работу и огород». Кэтрин: «Любка, посмотри, мне идёт эта блузка? А какие бусы лучше? Вот к этим есть серьги, а к этим — кольцо». Муж Катюши и брат: «Любушка, выручай, когда у нас даты свадеб? Ты же историк, это твоя работа». Племянники: «Тётя Люба, пожалуйста, сходи к нам на родительское собрание… Ну, да, мы написали контрольную на двойки, а откуда ты знаешь?» Люба переселилась к свёкру и свекрови, но очень часто приходила и в большую квартиру.

Двенадцатилетняя Аня продолжала любить взрослого Алексея. Она стала писать стихи и показывать их тёте Любе. Тётя Люба сказала: «Тебе удаётся выдержать форму, ритм, молодец. Правда, у тебя постоянный лейтмотив: «розы — слёзы — грёзы». Прибавь четвёртую рифму — «морозы», это будут четыре универсальные рифмы для твоих стихов».

В определённое время жизнь Ани превратилась в настоящий кошмар.

Раньше она могла спокойно общаться с тётей Любой и весело проводить с ней время. Они всегда были вместе — ходили друг к другу в гости или гуляли…

Но после прекрасных дней началось что-то невыносимое!

***

Началось всё безобидно. Они шли по улице — Аня, мама, тётя Люба и вторая девочка. Это была Эля, племянница тёти Любы.

Началось всё безобидно. Девчонки были разные — Ане хотелось болтать, Эля больше молчала. Но Аня не особенно обращала на это внимания — ей же тётя Люба, в основном, нужна, а не Эли там всякие разные…

Потом это продолжилось. Когда Аня с мамой пришли в гости к тёте Любе, они были там не одни. Там сидели Влад и Эля — племянник и племянница.

Но даже тогда ничего не произошло! Аня, конечно, больше общалась с тётей Любой, чем с её племянниками, но это было естественно. Любоваться её голубыми глазами, классическим профилем длинными золотистыми волосами было главной целью прихода Ани.

***

А потом захлестнуло! Ане всегда казалось, что своих дорогих племянников тётя Люба любит больше, чем её! Они говорили об этом и по телефону.

— Я люблю вас одинаково, — говорила тётя Люба.

— Ну, ладно, а почему ты с ними проводишь больше времени, чем со мной?

— Пойми, в выходные или на каникулы им некуда идти, кроме меня!

— Ладно, некуда! Но почему же тогда ты плюёшь на меня?..

Аня сравнивала себя с Владом и Элей. Конечно, им хорошо, они светловолосые. У Эли голубые глаза… А Аня вся чёрная. Влад в синем костюме, Эля в свитере и джинсах, а Аня вообще в кофточке и старой юбке… Ну, как же можно полюбить такую?!

Аня тогда не знала, что брюнетки красивы и что одежда не проблема. Не знала.

***

А потом контакты временно прекратились. Тётя Люба переезжала. И только через полгода, кажется, они смогли созвониться.

Теперь у Ани было так: случилось плохое или хорошее, в первую очередь говорить об этом с тётей Любой. Лишь на её красивом голосе Аня могла отдохнуть, лишь с ней вырывалась из замкнутого круга.

Теперь Эля уже отпала, и Аня мечтала приехать к маме на работу и пообщаться с кем хотела… Но если у Ани не было человека ближе, чем тётя Люба, то мама, наоборот, от неё отдалялась.

— О, о, о! — насмешливо отвечала Аня на нелестные отзывы о тёте Любе. — Ты просто завидуешь, что у меня есть подруга!

— Интересно! — не унималась мама. — Такая подруга, которая звонит два раза в год!

И если раньше Аня бросилась бы их мирить и восстанавливать старые отношения, сейчас она махнула рукой. На то, что мама что-то не так думает о тёте Любе, ей дела нет!

***

Аня заглянула в дверь. Там увидела тётю Любу. На ней было сиреневое платье с пёстрыми цветами — то самое, в котором гуляла когда-то… Аня вошла.

В числе всего прочего она спросила, когда сможет прийти к тёте Любе.

— Наверное, в отпуск… А так ничего пока не могу сказать.

В субботу Аня сказала, что идёт гулять. А сама взяла с собой проездной. Тётя Люба работала по субботам, так что Аня решила прокатиться.

Она в последний раз оглядела себя в стеклянную дверь. Сегодня Аня нарядилась в зелёное платье с белым воротничком, а чёрные волосы повязала белым бантом.

Вместе с тётей Любой она ходила в какой-то магазин. Всё в Ане смеялось и пело! Ей не хотелось думать ни о каких Элях и Владах. Она верила, что её любовь будет на высоте!

Люба на самом деле с трудом держала себя в руках. Она уезжала из Устиновска в Краснозерск на курсы повышения квалификации. Там Люба полюбила мужчину. Он жил отдельно от жены и сына, хотя официально считался женатым. Ради Любы мужчина собирался развестись с женой. Любу плохо принял его сын. Люба не знала, стоит ли менять жизнь, вдруг от этого станет хуже и ей, и, главное, любимому человеку? Онаскаазла, что пока надо оставить всё как есть, и вернулась обратно в Устиновск. Они с любимым стали переписываться в «Вконтакте». Люба взяла себе nike «Златовласка», её любимый — «Рыцарь». Переписку заметил муж Катюши.

— Кто это — «Рыцарь»? — спросил он.

— Это nike.

— Кто?

— Nike-name моего знакомого.

Любина тайна перестала быть тайной. Она и прежде заговаривала с семьёй, как бы они посмотрели на Любин отъезд. Теперь родня сказала в один голос, что эту любовь надо прекратить, ведь Люба разбивает чужую семью. Люба пыталась объяснить, что семья её любимого уже и так распалась, равно как и её. Кэтрин ответила, что Любин муж был виноват перед Любой, и то же самое можно сказать про кого-то ещё, а теперь Люба будет виновата перед женой человека из Краснозерска. Люба с грустью слушала Кэтрин. Почему-то считается, что тот, кто уходит из семьи, виноват. Но в этом нет ничьей вины, ни того, ни другого. Люба нервничала из-за семейных неурядиц. Она старалась поменьше разговаривать с племянниками и с Аней — боялась сорвать раздражение на детях.

Родственники Любы говорили с ней неискренне. Современных людей уже не столь пугали распавшиеся браки. Просто семья не хотела отпускать Любу. Люба с радостью решала проблемы за всех. Без неё никто ничего не сделал бы для себя сам.

Люба замечала, как мучается Кэтрин, которая после развода всё равно дружила с сёстрами мужа. Люба понимала, что Кэтрин всё ещё любит Алексея. Однажды, когда они разговаривали вдвоём на половине Кэтрин, Кэтрин разрыдалась, и Люба долго её успокаивала. Кэтрин бессвязно говорила о своей любви к Алексею. Люба сама едва не расплакалась, обнимая её. Люба видела, что Алексей уже не думает о бывшей жене. Она не могла солгать Кэтрин, что у Алексея ещё остались чувства, но и не могла сказать правду.

— Кэтрин, тебе стоит отвлечься, — предложила Люба. — Например, я забываю обо всём, когда шью. Конечно, семейные дела возвращают меня на землю.

— Я никогда ничего не забуду.

— Вот, смотри…

Люба показала на свою юбку, сумку, достала футляр для очков. Всё было сшито из одной и той же чёрной ткани с маленькими узорчиками.

— Я сама сшила себе всё это, — сказала Люба.

— Красиво. Ты прямо Любочка в юбочке, — против воли улыбнулась Кэтрин. — И сиреневое платье с цветами отличное.

— Ты тоже могла бы научиться шить! Ты красивая, тебе нужны разные одежды!

— Да, вообще-то, разумная идея. У меня нестандартная фигура, сама ведь знаешь. Не везде нахожу то, что мне идёт.

Люба и Кэтрин занялись швейным делом. Кэтрин обладала хорошим вкусом, быстро понимала, как лучше использовать ту или иную ткань. Она стала и вязать. Люба радовалась её новым идеям, но и замечала с грустью, что Кэтрин часто берётся за рукоделие — значит, её часто одолевают невесёлые мысли. Кэтрин сшила для себя и Катюши платья цвета моря — почему-то долго стояла перед светлыми тканями в магазине и думала: «Можно вечно смотреть, как течёт вода».

Между тем в семье Катюши что-то разладилось. И муж, и дочка стали замечать, что Катюша допоздна задерживается на работе, остаётся там сверхурочно. Дома Катюша мало говорила, приходила поздно, уходила рано. Муж Катюши спал с лица. Дочка Вероника специально плохо училась, чтобы родители обратили на неё внимание. Но маме и папе не стало дела до её оценок. Вероника стала курить, правда, не на глазах у родителей, а в ванной. Но Катюша тоже курила, никто не заподозрил Веронику в том же самом.

Вероника решила проследить за мамой. Она пришла вечером к работе Катюши. Катюша, выйдя из здания, прошла пешком две остановки. Вероника поняла, что мама идёт к библиотеке. «Странно, — подумала Вероника, — она что, изменяет папе с кем-то оттуда?» Девочка зашла за мамой в библиотеку. В читальном зале собрались женщины. На столах, составленных вместе, лежали нитки, бусинки, много маленьких штучек.

— Мама! — Вероника подошла к Катюше.

— Ой, солнышко, привет! — Катюша обняла её. — А я записалась на мастер-класс! Нас будут учить делать вещи своими руками! Давай, садись с нами!

Вероника села рядом с мамой, всё ещё подозрительно оглядывая читальный зал. Но Катюша сказала правду, женщины занимались рукоделием. Сегодня собирали бусы из валяных шариков. Катюша надела бусы из голубой и сиреневой шерсти на синюю футболку.

— Футболка не очень к ним подходит, но сегодня я поверила в свои силы! — сказала Катюша.

— Мама, ты выглядишь супер! — похвалила Вероника.

В сдвоенной квартире муж Катюши, Люба и Алексей собрались вместе.

— Мне кажется, что у неё кто-то есть, — тяжело вздохнул муж Катюши.

— Только успокойся, — сказал Алексей. — Я знаю Катюшу с детства. Ты поверь, если бы она кого-то полюбила, она бы заперлась в четырёх стенах. Если бы её соблазняла правая рука, она отрубила бы правую руку… Нет, тут что-то другое.

— Знаешь, что, вам не хватает тем для общения, — объяснила Люба Катюшиному мужу. — Не обижайся на меня, но мне кажется, что тебе надо побольше читать. Катюше интересна хорошая литература, она много знает и хочет узнать ещё больше. Она интересуется талантливыми фильмами, театром… Почему бы тебе не сводить её куда-нибудь?

— Ребята, вы же знаете, я приехал из удмуртской деревни, жил в простой семье…

— Человек делает себя сам, — изрекла Люба.

— Мне тоже приходилось соответствовать Кэтрин, — согласился Алексей. — Раз уж мы выбрали красивых и образованных женщин, надо тянуться за ними.

— Вы же развелись, — с недоверием сказал муж Катюши.

— Ну, у нас были свои причины…

Люба и Кэтрин тоже сходили на занятия в библиотеку. В этот раз делали декупаж — обклеивали вазочки салфетками.

— Спасибо, что вытащила нас сюда! — поблагодарила Кэтрин Катюшу.

Люба втайне по-прежнему грустила без «Рыцаря». На улице в этот сезон менялась погода, холода то начинались, то заканчивались. Люба простудилась. Какое-то время ей удавалось сбивать температуру таблетками. Она не хотела пропускать рабочие дни. Но в субботу Люба не встала с кровати в своей комнате, потеряла сознание в жару. Свекровь и свёкор проснулись поздно, подумали, что Люба ушла к своей родне. Им позвонила Катюша — родственники сами заждались Любу. Выяснилось, что её нет ни в одной квартире. Никто не знал, что делать. К Любиным свёкру и свекрови приехал муж Катюши. Он сказал, что нужно позвонить Любиным подругам, и догадался пойти в Любину комнату поискать записную книжку. Муж Катюши сдержался, чтобы ничего не сказать пожилым супругам, увидев Любу, лежащую в полуобмороке, вызвал «Скорую помощь».

Выздоровев, Люба села за компьютер. «Рыцарь» писал ей, что он развёлся с женой. Даже если Любе это неважно — это важно ему. И Люба переехала к нему в Краснозерск.

Кэтрин пошла в брачное агентство. Там её познакомили с мужчиной. Он остался в восторге от Кэтрин.

Катюша и её муж позанимались рукоделием в библиотеке, а потом купили билеты в филармонию.

 

Двоюродный плетень

Как только он подошёл к лесу, так все большие деревья, шиповник и терновник сами собою раздвинулись, давая ему дорогу.

 

***

Анжелика переехала из родного города Устиновска в Краснозерск. Она устроилась в 70-ю школу, вести класс с историческим уклоном. Историк по образованию, она хотела испробовать свои возможности в более престижном городе, да и в родных местах у Анжелики не всё шло гладко. Но Анжелика не думала о плохом, старалась думать только о хорошем и радостном, что ждёт её на новой работе. Она была моложе остальных учителей, приковывала к себе внимание. Красоту Анжелики сразу замечали — сияющая улыбка, широко открытые большие чёрные глаза. Анжелика любила одеваться в розовое. Её короткие густые чёрные кудри тоже походили на чёрную розу. Она хмурилась, когда в них застревала расчёска. Но чаще Анжелика улыбалась, легко заговаривала со всеми. Её идеальная, без малейших недостатков, красота светила всем, как маяк. И Анжелику нельзя винить за то, что она родилась красивой во всём — и телом, и душой.

Анжелике предстояло делить кабинет с педагогом по литературе. Ей сказали, что она может найти его в учительской. Придя туда, Анжелика увидела красивого высокого мужчину. Рядом женщина, одетая во что-то затрапезное, поливала цветы.

— Добрый день, — обратилась Анжелика к мужчине. — Я теперь преподаю здесь историю.

— Здрасьте, — сказал мужчина, ковыряясь пальцем в зубах. — Вы, наверное, прямо из Краснозерского педагогического?

— Нет, я из Устиновска, из УстГУ, и закончила его больше десяти лет назад.

— Обалдеть, вы хорошо сохранились!

— Мне сказали, что у нас будет один кабинет на двоих с педагогом по литературе.

— Меня тоже об этом предупреждали, — сказала женщина, похожая на уборщицу. — Садитесь, пожалуйста. Можете налить себе чаю, у нас тут есть электрочайник. Я закончу сейчас поливать цветочки. Ну, что, моя радость, я тебя полила…

Женщина села рядом с Анжеликой, надела очки.

— Буду рада делить кабинет с такой красивой сотрудницей, — улыбнулась она.

Анжелика догадалась, что это и есть учительница литературы, а не уборщица, как она подумала вначале. Женщина, несмотря на полноту, выглядела миловидной, на её висках завивались кудряшки. Анжелика сразу почувствовала симпатию к ней. В школе литераторшу называли колдуньей из-за светлых рыжеватых волос и светло-зелёных глаз, а также из-за её способности расположить к себе любого человека. Она очень открытая, общительная и смешливая. В то же время она романтична, любит мечтать о воздушных замках.

— А что вы преподаёте? — спросила Анжелика мужчину.

— Труд.

— Это мой муж, — улыбнулась литераторша.

Потом Анжелика увидела трудовика вместе с мальчиком и девочкой — близнецами, восьмиклассниками. Он ругал их за опоздания на уроки. Мальчик и девочка почему-то смеялись и, видимо, не страшились его гнева. Потом трудовик дал им деньги и сказал: «Идите в столовую и возьмите суп. Я скоро скажу, чтобы вам не продавали чипсы». Анжелика догадалась, что это дети трудовика и литераторши.

С семьёй общался обежист — такой же красивый, как и трудовик, чем-то похожий на него. Анжелика гадала, братья они или нет. Но мужчины только дружили. В их красоте Анжелика тоже заметила разницу. Трудовик — простоватый, открытый, весёлый, будто красное солнышко. Обежист — замкнутый, задумчивый, похожий на бледный месяц. Он мало разговаривал, всё время читал одну и ту же толстую растрёпанную книжку. Анжелика украдкой прочитала полустёршееся название — «Поэты Серебряного века».

В День Учителя к Анжелике подошла литераторша.

— Тебе нравится здесь работать, Анжелика? — спросила она.

— Да, нравится, — улыбнулась Анжелика.

— Можно, я буду называть тебя коротко, Анжелой?

— Можно, называй.

— Есть ещё варианты Анджелия и Анджела, как в «Короле-олене».

— И есть звезда Анжелина Джоли.

— Так вот, Анжела, в школе сегодня отмечают День Учителя. Но мы с друзьями будем отмечать его в воскресенье у меня на огороде, с шашлыками. Присоединяйся к нам.

— Спасибо, надеюсь, что ваши друзья не против.

— Не против, мы будем вас ждать, — откликнулся трудовик. Они с обежистом стояли здесь же.

В учительскую вошли дети трудовика и литераторши.

— Поздравляем всех с профессиональным праздником! — воскликнула девочка, стала брать шоколадки с открытками из рук мальчика и раздавать учителям. — Желаем вам стать родной в нашей школе, пусть вам понравится работа! — девочка подарила шоколадку Анжелике. — Папа и мама, вы у нас красивая пара, желаем вам всегда идти рука об руку вместе! — подарила подарок родителям.

Когда девочка подошла к обежисту, она почему-то смутилась. Литераторше и трудовику тоже стало неловко. Анжелика не понимала, что случилось. Но девочка уже овладела собой и подарила подарок обежисту, сказав:

— Желаем, чтобы всё задуманное исполнялось!

— Спасибо, — обежист развернул открытку. — А почему она со стихами, что за бред?

— Это вопрос к родительскому комитету, — сказала девочка.

— Я так не люблю стихи на открытках, там пишут чушь! Стихи — это Городецкий, Мережковский…

— Дарёному коню в зубы не смотрят, — возразила литераторша.

— Но на нём и не ездят, — не уступил обежист.

В воскресенье Анжелика приехала на огород литераторши. Точнее, это были обширные угодья с красивым домом. Анжелика застала литераторшу и трудовика с детьми, обежиста и его жену. Пришли ещё два парня, одетые в тёмное. Приглядевшись, Анжелика заметила в одном из них сходство с обежистом. У другого лицо нежнее, губы полнее. Потом второй парень снял чёрную шапку. Из-под неё упали на плечи светлые волосы. Анжелика поняла, что второй парень оказался девушкой. Это пришли сын и невестка обежиста.

Литераторша ходила по огороду в белой кофточке.

— Ты совсем как невеста! — сказала Анжелика.

Анжелика знала со слов литераторши, что обе семейные пары познакомились в педагогическом институте и поженились, будучи студентами. Это были две благовоспитанных книжных барышни и два малообразованных парня, не читавших книг до знакомства с девушками. Но жёны ценили мужей за преданность. Обежист начал запоем читать книги вслед за женой, стремился узнать всё, чего не знал раньше. Трудовик не изменился. Глядя на его красоту, люди не понимали, почему он женился на толстой женщине. Но, послушав изящную речь литераторши и неуклюжий разговор трудовика, все удивлялись, почему такая умница выбрала «валенка». А они просто любили друг друга, больше нечего ответить. После института все пошли работать в 70-ю школу. Сейчас там учатся дети трудовика и литераторши. Жена обежиста преподавала химию, но теперь она работает в косметической фирме. Сын и невестка обежиста тоже выпустились из 70-й школы, а теперь учатся в пединституте, который заканчивали родители. Обе семьи считают себя одной большой семьёй.

Анжелика подошла к очагу — помочь обежисту жарить шашлыки. Он, не замечая её, напевал:

 

— Снег на розах, снег на розах,

Неожиданный для всех,

Снег на розах, снег на розах,

Ночью в Сочи выпал снег.

 

 

— У вас отличный голос, — похвалила Анжелика. — Только нужно вырабатывать вкус, это слишком дворовая песня.

— А что бы вы спели на моём месте?

— Есть такие стихи, — и Анжелика запела:

 

— Это было, это было в те года,

От которых не осталось и следа.

Это было, это было в той стране,

О которой не загрезишь и во сне…

 

 

— Да, это Гумилёв. Вы вообще-то поёте?

— Как сказать… Мне просто негде петь, я чаще танцую. Хожу в студию эстрадного танца «Хрустальная туфелька». А вы танцуете?

— Я обычно не хожу на дискотеки, туда ходят сын и сноха. Зато мы часто поём, когда собираемся все вместе, на каждом празднике.

Перед пикником обежист объявил:

— Я хотел угодить вкусу нашей удмуртской коллеги из Устиновска, поэтому состряпал пельмени с мясом и перепечи с капустой. Анжелика Владимировна, ведь вы ели это в Устиновске?

— Спасибо за внимание, — улыбнулась Анжелика. — Но мы едим ту же еду, что и здесь. Иногда я ем и пельмени, и перепечи.

— Мы думали, что ты ешь их часто, поэтому решили подать к столу, — объяснила литераторша. — Нам говорили, что это любимая еда удмуртов. И что удмуртки носят красивые нагрудники из монет. Я всё собиралась попросить, чтобы ты показала мне свой.

— Сама я русская, хотя и родилась в Устиновске, в полуудмуртском городе. И удмуртки носили украшения из монет ещё до революции. Сейчас мы одеваемся так же, как вы. На городских праздниках можно увидеть женщин в стилизованных народных костюмах. «Устиновские бабушки», например, поют в них на концертах.

— Да, кстати, я фанат ваших «Устиновских бабушек»! — вмешался трудовик.

— Анжелика Владимировна, а у вас на улицах есть медведи? — спросил его сын.

— Нет, у нас нет медведей. Просто удмуртские люди ценят свою культуру и сохраняют её. Кстати, хочу спросить, что означает название Краснозерск? Красное озеро или красное зерно?

Никто точно не знал этого. Анжелика решила узнать историю названия.

Во время пикника Анжелика сидела рядом с литераторшей. Обежист и его жена сидели рядом, если это можно так назвать. Женщина сидела в торце стола, обежист — слева от неё, в шезлонге, который стоял не вплотную со столом, тарелку приходилось брать на колени.

— У твоей подруги приятный муж, — кивнула Анжелика на обежиста. — Они — счастливая семья.

Смеющаяся литераторша тут же смутилась.

— Ты кое-чего не знаешь…

Два года назад обежист развёлся с женой. Они живут отдельно. Обежист — лучший друг трудовика, его жена — закадычная подруга литераторши. Компания не распалась. Разведённые супруги не конфликтовали. но раньше у них и не было особенно лирических отношений.

Теперь Анжелика поняла, о чём её коллеги стеснялись говорить.

***

Анжелика робела при скованном обежисте. Ей казалось, что он смотрит на неё как на девчонку, хотя обежист ничем не выказал плохого отношения к ней. Анжелика любовалась на трудовика и литераторшу — постоянно весёлых, счастливых, лёгких. Ничто не могло омрачить их безмятежной радости. А от обежиста веяло холодом.

Наконец Анжелика осталась в школе после своих уроков и дождалась, пока у обежиста закончится рабочий день. В конце второй смены он остался в учительской один. Обежист курил там — литераторша запрещала ему и мужу курить на школьном дворе, иначе школьники заразятся дурным примером. Анжелика зашла в учительскую, когда обежист блаженно затягивался сигаретой.

— Добрый вечер, Анжелика Владимировна, — поздоровался он.

Анжелика опустилась пеерд ним на колени.

— Я больше не могу жить без вас, — выдохнула она. — Мне не стыдно перед всей школой. Я давно мечтаю о вас, моё сокровище, моё счастье… Меня поняли бы даже самые чёрствые люди, если бы видели вас. Глядя на вашу красоту, самые жестокие люди жалели бы меня.

Анжелика заплакала впервые за всё время, проведённое в школе. Обежист бросил сигарету на стол, кинулся к ней, поднял Анжелику и посадил рядом с собой.

— Что вы, что вы, Анжелика Владимировна, — в смущении бормотал он. — Вы такая молодая, красивая, а я уже старик рядом с вами. Вы, наверное, человек ангельской доброты, если называете меня прекрасным…

Разница между ними составляла около десяти лет. Красавица Анжелика не завела детей, не вышла замуж — долго и тщетно ждала, когда её любимый в Устиновске захочет остаться с ней навсегда. А обежист женился едва ли не со школьной скамьи, у него рано родился сын. Обежист, всегда озабоченный семейными проблемами, казался старше своих лет.

— Вы — мой прекрасный король… Вы мне подарили счастье… семью…

— Ой, извините, от меня пахнет табаком…

— Ничего… Я давно мечтаю о детях. Хочу детей от любимого человека.

— Да, дети — это счастье. У меня, конечно, распался брак, а сын — это навсегда. Сын долго обижался на меня, когда мы с мамой развелись. Он должен был жениться и не пригласил меня на свадьбу. Я так хотел пойти к нему! Думал — идти, не идти? Всё-таки пришёл. Он стоял у загса с невестой. Увидел меня и тут же побежал ко мне, мы обнимались! Невеста даже обиделась на него. Говорит: «Почему ты отошёл от меня?» Он ответил: «Ты прости, я соскучился без папы».

***

 

Анжелика вышла замуж за обежиста. В тот день она надела светло-розовый брючный костюм. Новобрачные радовались своему счастью. И всё-таки Анжелика заметила тень грусти в глазах мужа. Он не так представлял свадьбу. На него обиделись и первая жена, и сын, и семья литераторши, точнее, одна литераторша. Она в последнее время выглядела неряшливо, жаловалась на недомогание, заматывалась во что-то тёплое — тонкое одеяло или толстую шаль.

— Старый дед задумал другой раз жениться! — возмущалась литераторша. — Ну и семья — нашему забору двоюродный плетень!

Она запретила мужу приходить на свадьбу обежиста. Анжелика не расстраивалась из-за сплетен, но она понимала, что обежист привык находиться в тесной компании. Зато после регистрации Анжелика повела молодого мужа в «Хрустальную туфельку». Он тоже записался туда — недавно ушёл один из прежних танцоров. Танцы развеселили молодожёнов.

Впрочем, новобрачные не остались одни надолго. В квартире обежиста поселились его сын с женой — они не нашли общего языка со свекровью. Невестка называла обежиста папой, Анжелику — тётей Анжелой. Анжелика волновалась, как она уживётся с молодыми — свекровь и невестка в одном доме… Но у Анжелики не возникло конфликтов с невесткой. Анжелика мало бывала дома, занималась то «историческим» классом, то дополнительно училась бальным танцам. А вот обежист стал невыносимым свёкром.

У обежиста были золотые руки, он умел делать все хозяйственные дела, хорошо готовил любую еду — от макарон в походном котелке до торта с кремом. Обежист решил научить невестку всему, что знает сам. Через неделю она стонала в изнеможении. Невестка не могла ни к чему прикоснуться, свёкор видел каждое её движение и придирался ко всему. Зачем невестка приготовила пирожки с капустой? Его сыну с детства нельзя капусту, а Анжела не ест теста, бережёт фигуру. Зачем невестка стирает своё бельё и бельё молодого мужа в одном тазике? Это негигиенично. Зачем невестка выкинула износившуюся футболку свёкра? Он мог бы ходить в ней дома, а если покупать отдельно футболку для работы и отдельно для дома, никаких денег не хватит. Невестка не выдержала, разругалась со свёкром, и они с сыном обежиста съехали к её родителям. Анжелика, узнав о ссоре, жалела, что не уделяла внимания дому — она могла бы не допустить скандала, примирить всех. Но две пары молодожёнов не ужились под одной крышей.

Обежист и Анжелика пригласили в гости трудовика и литераторшу. Им удалось снять железный занавес. Коллеги согласились прийти. Семья тщательно гот овилась к визиту. Обежист испёк абрикосовый пирог. Анжелика сходила в цветочный магазин и купила там букет роз. Ей продала букет девушка, одетая в кофточку с цветочками.

— У вас цветы и в руках, и на кофте, — улыбнулась Анжелика.

Пришли гости. За столом Анжелика рассказала, откуда город Краснозерск получил своё название. Оказывается, изначально он назывался Краснозарск, но потом название изменилось из-за неразборчивой надписи от руки. Мужчины преувеличенно громко засмеялись — это же надо, из-за одной ошибки! Литераторша не могла победить своё очарование милой Анжеликой, против воли смотрела на неё тепло. Трудовик вздохнул с облегчением — он мог спокойно дружить с обежистом, не опасаясь жены. Литераторша втайне восхищалась обежистом. Она видела в нём качества, которых недоставало трудовику. Когда семьи жили заодно, литераторша представляла себе, что обежист — улучшенный вариант её мужа. Теперь рядом с ней снова были оба любимых мужчины.

Трудовик и обежист уселись смотреть сериал про ментов. Литераторша и Анжелика разговорились.

— Знаешь, когда я выходила замуж, я хотела, чтобы любовь один раз и на всю жизнь! — сказала литераторша. — Я мечтала родить троих детей, но, как видишь, у меня их только двое…

В юности литераторша была романтичной девушкой, читала старые книги о любви. Для трудовика, тогда полуграмотного парня, она стала божеством. Он с восторгом провожал каждое её движение. Литераторша видела, что её никто не полюбит так же сильно. Сама она не считала себя привлекательной — пухленькая, в очках. Но благодаря её мягкому характеру подруги относились к ней нежно. Они возмутились, узнав, что медведь сватает прелестную книжную девочку. По мнению подруг, это неравный брак. Литераторша с трудом успокоила их. Жена обежиста (тогда они уже поженились) первой согласилась пообщаться с трудовиком, посмотреть на него другими глазами. Подруги постепенно смирились со свадьбой, даже помогли литераторше сшить свадебное платье. Это было платье простого покроя, прямых линий, зато с капюшоном. Похоже на монастырское одеяние, только белое.

— Белая фея! — восхищённо воскликнула Анжелика, представив себе свадьбу подруги.

Литераторша сначала думала, что она откроет молодому мужу мир искусства. Но вскоре стало ясно, что из него не получится Галатеи. Трудовик смотрел на книги и картины, как на пустое место. Литераторша поняла, что его не перевоспитать. Ей трудовик нравился каким угодно. Анжелика слушала рассказ с сомнением. Она сама не могла бы остановиться на идиллическом счастье в огородном домике. Любимый мужчина Анжелики должен всегда завоёвывать её, как и она его, существует много вершин, которые нужно покорить. Но что делать, кому-то хорошо в огромном, ярком счастье, а кому-то — в тихом и уютном. Каждая из женщин получила то, что хотела.

Семьи опять стали собираться в одну. Детям трудовика и литераторши, особенно сыну, нравилась весёлая, общительная Анжелика. При ней дети стали общаться со взрослыми, а раньше держались особняком. Энергичная первая жена обежиста была центром «сдвоенной» семьи, управляла и мужем, и друзьями. Теперь таким центром стала Анжелика, только она не управляла, все хотели сами исполнить её желания. В Анжелике видели сходство с Лилит. Женщины-Лилит — не амазонки с изуродованной левой грудью, скорее хрупкие небесные ласточки. Они боятся человеческой грубости и скрываются под белыми вуалями. Вуаль, фата — не только знак любви женщины к мужчине, это прежде всего знак её непринадлежности никому. Но теперь Анжелика стала воплощённой любовью для мужа. Она любила всей душой, не могла отдаться любви наполовину. Любовь выражалась в каждом её взгляде, слове, поступке. С такой силой обежиста не любила бывшая жена, даже в первые годы брака. Такой любви он не замечал и между сыном и невесткой, хотя, возможно, молодые люди не показывают свои чувства. Сын литераторши и трудовика часто любовался огромными чёрными глазами Анжелики. Он удивлялся — откуда берётся такая красота? Даже обежист стал красивым, весёлым рядом с Анжеликой. А раньше, сколько мальчик помнил, обежист всегда ходил поникший, усталый, серый. Хотя на самом деле он просто обычный. Неужели Анжелика способна делиться со всеми красотой, и у неё всегда прибавляется столько красоты, сколько она отдала? Мальчик знал, что нельзя брать чужое, тем более то, что принадлежит человеку, которого знаешь с детства. Но, как только он глядел в глубокие глаза Анжелики, ему казалось, что он бросился с головой неизвестно куда. Литераторша глядела на Анжелику с обожанием. Вслед за Анжеликой литераторша начала носить розовую одежду, обращать внимание на аксессуары. Коллеги заметили, что она становится интересной. Литераторша боготворила Анжелику. Анжелика отвечала ей горячей любовью. Анжелика была благодарна мужу за то, что он дал ей сестру. Литераторше нравилась первая жена обежиста за полное сходство с собой, Анжелика — за всё, чего не было в литераторше. Неразлучные Анжелика и литераторша походили вдвоём на Лилит и Еву. Лилит и Ева — две женщины, две судьбы, два пути. На какой путь ступит мужчина, такой и будет его судьба. Из библейского сюжета нам известно, что Лилит — непокорная, яркая, бунтующая, а Ева отодвигает свои желания на второй план и подчиняется мужчине. Судьба одной — блистать и восхищать, судьба другой — помогать и утешать. Женщины абсолютно разные. Трудно понять, каков Адам, потому что его жизнь, его характер, его счастье зависят от женщины, которую он выберет. Пока он один, у него нет ярковыраженных качеств. Рядом с Лилит его ждут постоянные открытия, искания, риск. Но и послушная Ева тоже управляет мужчиной. Ведь это она, по легенде, первая срывает запретный плод и угощает им Адама. Воистину, «муж — голова, жена — шея: куда хочу, туда верчу».

— Анжела так восхищается нами, — сказал обежист литераторше. — Я не знаю, достойны ли мы этого. Она считает меня королём, а школу — королевством. А какое королевство я могу ей дать, наша школа того и гляди обвалится на голову.

— А я думаю, что только Анжела разглядела нас верно, — возразила литераторша. — Например, меня. Я ощущаю себя белой феей. Просто этого никто не замечает. Анжела дала мне почувствовать себя такой, какая я на самом деле.

Анжелика внесла в жизнь мужа красоту. А он дал ей счастливую семью. И Анжелика знала, что их обмен равноценен. Глядя на мужа, она думала: «Он хрупкий и слабый, как девочка. Я вышла замуж за девочку». И после таких мыслей любила его ещё больше.

Женщина должна быть украшением, кумиром. Мужчина должен воспевать кумира и защищать его от опасностей. Но в прогрессивном мире женщина-украшение воспевает мужчину, восхищается им и оберегает его, берёт несчастья любимого на свои плечи. Вся энергия любви сосредотачивается в женщине. У мужчины не остаётся функций. Женщина любит за двоих.

***

Все замечали, как расцвёл в последнее время обежист. Он стал звездой в родной школе. Чаще других им любовалась Райка. Она училась в классе, параллельном классу, где учились дети трудовика и литераторши. Райка — неприметное существо, похожее и на мальчика, и на девочку сразу, ребёнок из бедной семьи. Её травят одноклассники, потому что у неё нет сотового телефона и компьютера. Обежист стал единственной радостью в убогой жизни Райки. Когда Райкин класс сдавал ему тетради на проверку, она написала в своей тетради такое стихотворение:

 

«Скажи, зачем сидишь ты у окна,

Глядишь, как на дороге пыль клубится?

К поклонникам ты сердцем холодна,

Но нет на свете сказочного принца.

 

Он жил в неведомо каком году,

И над твоею скромностью смеются».

Так говорят мне, я тебя лишь жду

И знаю, что сердца наши сольются.

 

Нас унесёт кораблик на двоих

В бескрайние миры просторов дальних.

Я так мечтаю о губах твоих,

Мечтаю о глазах твоих миндальных.

 

Прочитав стихотворение, обежист сначала растерялся, а потом испугался. У этой Райки началось созревание, она сейчас запала на него. А ну как она начнёт донимать его ухаживаниями? Или, не дай Бог, мстить Анжеле? Что же придумать, чтобы отвадить Райку?

И обежист придумал. Он написал пародию на Райкины стихи. На уроке в Райкином классе, перед раздачей тетрадей, обежист объявил:

— Мне посвятили любовные стихи. Хотите, я вам их прочитаю?

И он прочитал следующий текст:

 

— Я выпила бутылку на двоих

И вот пишу любовное посланье.

Невеста буду я, а ты жених,

Во мне уже играет созреванье.

 

Пойдём мы водку пить за гаражи,

В блаженстве пьянки мы с тобой утонем.

В объятиях своих меня держи,

Гляди, как в синем небе скачут кони.

 

Я до сих пор ещё не проспалась,

И тараканы бегают под скальпом.

Напьёмся водки мы с тобою всласть,

Друг друга будем мы любить под кайфом.

 

 

Расплакавшись, Райка выбежала из класса. Обежист смутился, вдруг поняв, что уже совершенно не следил за тем, что говорит. Он стал вести урок, пытаясь казаться спокойным.

Выйдя на перемену, обежист заметил, что все в коридоре чем-то взволнованы. Он прислушался к разговорам, услышал слова «туалет» и «повесилась». Обежист стал расспрашивать учеников, что произошло. Ему рассказали, что Райка покончила с собой в женском туалете, труп унесли в медпункт. Обежист бестолково заметался по коридору. Не сразу он узнал настоящую историю. Райка пыталась повеситься в уборной на поясе от джинсов. В это время вышла уборщица и увидела Райку. Уборщица отняла у девочки пояс и повела её в медпункт. Слава Богу, медицинская помощь не понадобилась Райке, там её напоили валерьянкой и пригласили к ней психолога.

Обежист похолодел. Если честно, он не переживал за состояние девочки. Его испугало то, что Райка может проговориться, из-за чего она пыталась убить себя. У девчонок ветер в голове, они из-за всего готовы вешаться, а обежисту надо помогать сыну с невесткой, да и он не выживет в тюрьме без Анжелы. У них с Анжелой — красивая любовь, они оба сильные, успешные, а Райка — забитое существо, кому стало бы хуже от её смерти?

Райка, плача, не говорила ни слова. Школьники вспомнили, что одноклассники Райки отнимали у неё учебники и тетради перед уроком ОБЖ. Все решили, что именно это и доконало Райку.

Под конец дня обежист собрал в учительской Анжелику, трудовика и литераторшу.

— Вот что, ребята, — сказал обежист, нервно закуривая, — эта девочка хотела убить себя по моей вине.

Все разволновались. Трудовик тоже закурил. Анжелика прижала к носу надушенный платочек. Обежист волей-неволей рассказал о происшествии на уроке.

— Что же ты сделал, ненормальный! — воскликнула литераторша. — Над ней и так все издеваются, я сколько раз её отбивала!

— У нас ОБЖ всего раз в неделю, я не знал, что у неё так плохо с одноклассниками.

Обежист лгал. Издевательств над Райкой невозможно было не заметить.

— Лишь бы она не повторила того же самого! — расстроилась Анжелика. — Как это — никому не станет хуже от её смерти? Ведь у неё есть папа и мама, они её любят!

— А которая это — Райка? — не понимал трудовик, преподающий только у мальчиков.

О случившемся узнали дети трудовика и литераторши. Мальчик просто диву давался. Как Райка решилась откровенно объясниться обежисту в любви? Ведь мальчик не рассказывает о своей любви тёте Анжеле. Непонятно!

Все вместе решили не говорить никому о поэтическом выступлении обежиста и вообще вести себя в Райкином классе так, будто ничего не было. Анжелика и литераторша купили Райке сотовый телефон и послали его анонимно на работу Райкиного папы.

Обежист, мучаясь, решился спросить у Анжелики:

— Ты теперь разведёшься со мной?

Анжелика теперь видела, что слабость толкнула её мужа на злой поступок. Но любовь Анжелики всё равно делала его самым прекрасным. Ведь муж плохо поступал потому, что не хотел разлучаться с ней.

— Нет, — ответила Анжелика.

 

Влад и Эля

К несчастью, хоть и был он большого ума, но вдруг рехнулся: находя, что дочь его инфанта превосходит свою мать и прелестями и душою, взял да и объявил, что намерен на ней жениться, так как с нею одной он в состоянии сдержать свою клятву.

***

Аня-Арсения с удивлением замечала, что после отъезда тёти Любы семья стала не такой, как прежде. Алексей стал угрюмым, раздражительным. Обе Екатерины грубо разговаривали со всеми. Муж Катюши ходил от холодильника к телевизору и обратно. Он не полюбил искусство и литературу так же, как Катюша. Кэтрин встречалась с мужчиной, которого ей подобрали в агентстве, но не спешила выходить за него замуж. Мужчина без оглядки влюбился в неё, а она всё ещё думала об Алексее. Влад и Эля не уважали маминого поклонника, видя презрение Кэтрин к нему. И Эля, и Влад, и Вероника подрастали, хотели самостоятельности, не слушали ничьих советов. Любин свёкор перестал общаться с родственниками Любы, они из-за чего-то поссорились. Аня по-прежнему любила Алексея, но его недостатки и недостатки остальных начали бросаться ей в глаза. Раньше тётя Люба гармонизировала отношения в семье, помогала всем и словом, и делом. С ней хорошее настроение никого не покидало. Теперь она как будто увезла с собой семейное согласие.

Алексей замечал чувства Ани к нему. Сначала Алексею это льстило. В него кое-когда влюблялись девочки. Он ничего не делал ради этого: поводил плечами, усмехался, хмурил брови — он же не виноват, что родился красивым. Но вскоре Алексея стала пугать любовь Ани. Остальные девочки, влюбляясь, вздыхали издалека или хихикали, рисовали Алексея в блокнотах — и всё. А в Ане жила огромная необъятная любовь, не знающая преград. Девочка-подросток вела себя, как любящая женщина — она кокетливо помогала Катюше по дому, лаконично и выразительно говорила, страдающе молчала. Огромные глаза и длинные волосы Ани — тёмные, а не светлые, по канону красоты, кажутся демоническим, но тёмные краски ещё лучше оттеняют нежность её лица. Гладкие волосы Ани легко заплетаются, она носит косу и чёлку, как Люба. Аня всегда выглядит печальной, сосредоточенной, её сжатые губы не улыбаются. Алексею не нравилась внешняя безукоризненная вежливость Ани. Аня деликатно говорила с людьми, но на самом деле было понятно, что она считает всех хуже себя и оглядывает окружающих с презрением. Когда Аня высказывала мнение о ком-то или о чём-то, оставалось неприятное впечатление. Она как будто не говорила ничего обидного, но даже совсем обычные слова Аня произносила ироничным тоном, незаметно подпускала шпильки. Когда затевался спор, Аня начинала свою речь со слов: «Конечно, я не считаю своё мнение единственно правильным…» Но на самом деле все чувствовали, что она считает единственно правильным только своё мнение, кто не с ней, тот против неё. Аня, если сказать правду, часто предлагала дельные вещи, и всё-таки Алексей не мог победить неприязни к ней. Аня вмешивалась в каждый разговор. Алексей выбирал темы, непонятные, как ему казалось, для Ани. Но она разбиралась во всём, о чём он говорил. Алексей стал переходить при ней на удмуртский язык. Аня уже сколько-то понимала удмуртские слова. Алексей просто перестал ей отвечать. Аня пыталась вставлять в беседу реплики — вполне остроумные и уместные. Но Алексей не хотел её ни видеть, ни слышать. Наконец Аня поняла, что разговаривает сама с собой. Она перестала обращаться к Алексею, но так же бывала в квартире, проживала за это время всю его жизнь. Ей не нравились Эля, Вероника и Влад — вульгарные и легкомысленные. Но Ане приходилось дружить с ними, чтобы иметь доступ в дом, где живёт её любимый.

Аня пришла на день рождения Катюшиного мужа. Когда начали петь за столом, Алексей запел песню «А ты опять сегодня не пришла». После этого Аня спела любимую песню:

 

— Мой конь притомился, стоптались мои башмаки,

Куда же мне ехать, скажите же, будьте добры…

 

 

Алексей в конце вечера сказал Катюше, что Аня решила подчеркнуть своё превосходство над ним. Вероника проговорилась об этом Ане. Аня искренне огорчилась, что Алексей обиделся на пустом месте. В следующий раз, на дне рождения Катюши, Аня спела скромную песенку про любовь, разлуку и ландыши. Но ни она, ни другие дети не поняли, что это тюремный шансон. Сюжет о грустной любви был вроде бы традиционным. Алексей вконец рассердился, что Аня продолжает над ним издеваться.

— Катюша, Арсения слишком разодета, — сказал Алексей сестре. — Мне кажется, что родители не должны покупать ей вещи, на которые она не может заработать.

— Алёша, да что ты! Я слышала краем уха, что у её родителей караул на работе. Кого-то из них уволили, по-моему. Арсения носит вещи с чужого плеча, просто она искусно их перешивает.

— Всё равно. Для кого она так одевается? Перед кем красуется? Она ведёт себя, как женщина.

— Да ладно, я в молодости тоже хотела менять платьица. Это после родов уже забываешь о себе.

— Не знаю… Я бы не разрешил Эле выходить из дома в таком виде.

Аня ощущала себя Лилит — чем-то средним между девочкой и женщиной. Девочки-Лилит мудры и проницательны, женщины-Лилит — романтичны и впечатлительны. Они скользят на грани между двумя возрастами и берут от детства и взрослости всего понемногу. Лилит будут покорять сердца всегда — вечно молодые и вечно взрослые в одно и то же время. Аня не знала, что её любовь к взрослому мужчине преступна. Она хотела разговаривать с Алексеем, читать ему стихи, помогать в трудностях. Ей нравились старые песни, старые фильмы с советскими актрисами — Ириной Купченко, Светланой Смирновой… Аня понимала, что ей нельзя играть свадьбу до восемнадцати лет. Она и не потребует от Алексея невозможного, они дождутся её совершеннолетия и сыграют свадьбу только тогда. Аня не допускала мысли, что Алексей к тому времени может полюбить другую.

Аня побывала на огороде Катюши и её мужа — перевозили урожай яблок. Огородный домик и грядки очень шли к супругам. Здесь они ещё больше походили на патриархальную семью. Казалось, что Катюша сейчас будет ткать холсты, а её муж — рубить дрова.

Влад совершенно запустил учёбу. Непонятно, делал ли он это назло родителям или ему настолько не давались предметы. Когда Аня пришла к Эле, они слышали, как Екатерины дуэтом ругали угрюмо молчащего Влада.

— Я сама преподаю географию, меня благодарят родители моих учеников! — шумела Кэтрин. — А мой сын приносит такие оценки! Где ты будешь работать, когда окончишь школу? Чем будешь кормить нас в старости?

— На воде будем сидеть! — восклицала Катюша.

— Катюша, у тебя Анна уже выросла и живёт в Питере, так что тебе придётся кормить мою семью.

— Ну-ну, мне пора переселяться на твою половину!

Потом Екатерины и Влад перешли в дальние комнаты.

— Эля, почему твоя мама так грубо разговаривает с Владом? — спросила Аня.

— Так она о нас же заботится. Другим людям на нас всё равно.

— По-моему, она просто выплеснула раздражение. Надо объяснить Владу, что нужно получать сколько-то нормальные оценки, может быть, помочь ему с уроками.

— Да когда мне помогать, и он на самом деле перестал учиться.

Ане было неприятно слушать крики женщин. Сама она училась на тройки, правда, получала пятёрки по русскому языку, истории и литературе. Эля училась на хорошо и отлично, планировала получить серебряную медаль. К шестнадцати годам у Эли похудело и заострилось лицо. Она коротко постригла волосы и покрасила их в рыжий «удмуртский» цвет. Эля выглядела хищной, хотела брать всё от жизни легко, как и её мама. Кэтрин шила дочери причудливую одежду. Например, сейчас Эля сидела в чёрном жилете с рисунком в виде галстучка, вырезанным из красной ткани и пришитым.

— Я не хочу чтобы кто-то управлял моей свободой, — сказала Аня. — Сначала родители, потом муж… Я поэтому не вступлю в брак.

— Будешь карьеристкой? Днём ты заправляешь делами, тобой все восхищаются и целуют тебе руки, а ночью ты ложишься спать одна?

 

— Да, я люблю свою работу

Намного больше, чем людей.

Представить не могу, что кто-то

Дороже мне моих идей, —

срифмовала Аня.

 

 

— Если посмотреть на тётю Катюшу, так хочется, чтобы всё шло так же гладко, как у неё.

— В том-то и дело. Они застыли в косном счастье, не хотят покорять вершины. Построили себе пряничный домик, а интересная жизнь с большими событиями проходит мимо них.

— Поэтому они счастливы, а ты — одна!

— Но как счастливы? Когда люди не развиваются духовно, не делают открытий, не удивляют друг друга? Лучше быть одной, чем впихнуть себя в домостроевский идеал!

Эля вздохнула. Она любила мальчика из школьного дискуссионного клуба, который тосковал по девочке, бросившей его. Нежный, трепетный мальчик остерегался резкой Эли, её жаргон бросал его в краску. Эля не знала, как открыться ему в любви, а пока приглядывалась к семьям взрослых людей.

Аня ни с кем не дружила, чуждалась людей. Она общалась с дружной семьёй Алексея лишь по мере надобности. Аня не могла жить с кем-то сообща, прислушивалась только к себе. Об Ане никто не заботился, её не жалели, она отвечала за себя сама. Поэтому она не привыкла заботиться о ком-то и жалеть его.

Влад собрался жениться на Веронике, им сравнялось шестнадцать лет. Алексей отговаривал сына от этого, кричал: «Я не для того тебя воспитывал!» Влад отвечал: «Ты живёшь, как хочешь, я буду жить, как я хочу». Алексей становился злым после таких разговоров, рассказывал Катюше и её мужу: «Вот, эти сопляки собрались жениться, я им говорю: «Вас никто не распишет», а они: «Мы сделаем причину, по которой нас распишут». Катюша заливалась слезами: «Как можно, это кровосмесительство, двоюродные брат и сестра!» Ане не нравилось поведение Влада, она понимала, что мальчик ни в грош не ставит чувства отца. Но Аня понимала и другое. Непослушного Влада Алексей любит всей душой и хочет, чтобы сын простил ему развод. А Аня согласна с Алексеем всегда, готова на всё ради его счастья, но никогда не станет ему ни женой, ни сестрой, ни дочерью.

— Твой папа очень скучает без тебя, — заговорила Аня с Владом.

— Он ушёл из нашей семьи, вот и всё, — отрезал Влад.

— У них были проблемы с твоей мамой, но тебя он любит. Да и как это назвать — ушёл, вы по-прежнему на одной жилплощади. Твой папа очень беспокоится о том, что ты хочешь жениться.

— Мой папа наверняка уже сам нашёл бабу, поэтому я могу делать то же самое.

— Да что ты, он живёт с твоими тётей и дядей, когда ему кого-то находить? Он не женился, а вам с Вероникой рано жениться в шестнадцать лет.

— А какое тебе дело до нашей свадьбы?

— Просто, понимаешь, я тоже влюблена… но я бы не вышла замуж до восемнадцати, я жду. И вам можно подождать до восемнадцати, у вас ещё и кровное родство. А твой папа очень тоскует без тебя и Эли. Вы бы простили его. Ты можешь помирить его и с Вероникой…

— Я не желаю ничего слышать о папе! — возмутился Влад. — И я буду жить так, как я выбрал!

Аня измучилась, думая о семье Алексея. Между тем дети закончили девятый класс. Настал выпускной бал. Кэтрин сшила выпускные платья для Эли и Вероники. Эля получала аттестат и серебряную медаль в длинном белом платье, а танцевала на дискотеке в маленьком чёрном. Вероника оделась в длинное чёрное платье. Аня вечером пришла к ним праздновать выпуск — она тоже заканчивала девятый класс. Её тёмно-синее платье с рукавом «фонарик» буйно цвело пёстрыми цветочками. Праздник получился невесёлым. Все думали о том, что с ними будет дальше. Точнее — будет ли что-то хорошее. По квартире лилась печальная музыка:

 

Роза на снегу, я не верила тебе.

Роза на снегу, будешь помнить обо мне.

Роза на снегу, я любила, но прошло,

А теперь забыла…

 

 

 

Девочки сидели унылые, чувствуя, что в их жизни тоже всё прошло.

— Хватит, хватит! — вскочила с места Аня. — Что это мы слушаем нытьё? У нас праздник, надо веселиться! Идёмте танцевать!

Она сменила диск. Теперь заиграла песня: «Всё хорошо, прекрасная маркиза, дела идут и жизнь легка…» Аня первой пошла танцевать. Вероника и Эля тоже начали двигаться.

Вероника поехала на лето в Санкт-Петербург к старшей сестре. Там она устроила свою личную жизнь. Можно было не опасаться за неё и Влада. Они не влюблялись друг в друга, придумали историю со свадьбой специально, чтобы позлить родителей. Эля и Влад нашли свои вторые половинки уже в смешанном десятом классе.

Дела Аниной семьи шли вконец плохо. Она устроилась работать курьером на производство, где работал Алексей. Работа приносила Ане радость — теперь она каждый день видела возлюбленного. Алексей не особенно радовался соседству Ани. Её появление внесло разлад в спокойный коллектив. Все невольно оборачивались, когда мимо шла «девочка на побегушках» — расфуфыренная, высокомерная, постоянно говорившая «спасибо» и «извините». Женщины завидовали её красоте, мужчины и парни затуманенно глядели на неё. Один из парней получил выговор, когда Аня пожаловалась, что он пристаёт к ней.

Аня написала Алексею письмо, в котором приглашала его вечером на встречу в подсобку. Она передала ему письмо вместе с документами, которые разносила. Вечером Алексей пришёл в подсобку. Аня уже ждала его.

— Добрый вечер, — сказал он.

— Алексей, я давно хотела сказать вам, как я вас люблю. Прошу вас, женитесь на мне, когда мне будет восемнадцать, а сейчас я хочу просто быть с вами рядом.

Аня протянула к нему руки, пока говорила. Алексей тоже протянул руки вперёд. Аня бросилась к нему в объятия. Она наконец-то открыла свою любовь! Но тут же ей почему-то стало не по себе. Алексей слишком крепко обнимал её, от его прикосновений было больно. Аня чего-то испугалась.

— Алексей, пустите меня, пожалуйста, — попросила она.

Он разжал руки. У Ани кружилась голова, она была близка к обмороку. Аня сползла на пол, задев при этом ведро с грязной водой. Вода потекла на её ноги и подол платья.

— Слушай, перед кем ты красуешься? — спросил Алексей, пока Аня вставала на колени, будто в мольбе. — С тобой давно надо было так сделать, и если бы не я, кто-то другой уже давно бы тебя отымел. Ты сама на это напрашиваешься, ты одеваешься так, чтобы все сворачивали на тебя шеи. За то, что ты ко мне приставала, на тебя можно написать заявление. Ты попадёшь в колонию, тебя оденут в серый халат и сбреют твои прекрасные волосы. Посмотри советский фильм «Лёгкое дыхание», там снято прямо про тебя.

Алексей вышел, ругаясь шёпотом. Аню била дрожь. Кое-как она заставила себя встать, отжать подол и вытереть ноги.

На следующий день она боялась идти на работу, но надо было делать своё дело, как обычно. Аня сохраняла спокойный вид, как будто ничего не произошло. Когда она пришла в кабинет начальника, он сказал ей:

— Арсения, тебе лучше уволиться по собственному желанию.

— Почему? — изумилась Аня. — Мне нужна сейчас работа.

— Ты ещё спрашиваешь? Хорошо, я объясню. Алексей обратился ко мне с жалобой, что ты давно делала ему странные намёки, а вчера ты приставала к нему.

— Что? Я ещё учусь в школе, как не стыдно? Я — девочка, а он — мужчина!

— Арсения, какая ты девочка? Ты ведёшь себя, как опытная женщина. Я вынужден заметить, что до твоего прихода у нас на работе не было конфликтов между людьми. Ты ещё говоришь, что к тебе пристают наши ребята, но ты могла бы не провоцировать такую ситуацию. одеться в джинсы… Нет, пиши заявление об увольнении.

Аня уволилась с производства. Как раз в это время у её родителей всё наладилось на работе. Ане уже не было нужды подрабатывать.

Алексея бесило всё, что он видел. Он сам не знал, что ему надо, только теперь ему не стало покоя. Алексей не сразу понял, почему он стал озираться вокруг, приходя на работу. Он высматривал, не мелькнут ли в серых коридорах одежды Ани с рисунком в цветочек. Алексей ходил из угла в угол по квартире — точно искал, не забыла ли здесь Аня своего отражения в одном из зеркал, перед которыми любила стоять. Но Аниного отражения нигде не осталось, поэтому Алексей мучился по-прежнему. Он сам понимал, что наконец-то встретил долгожданную любовь, но не сумел её уберечь.

Так Алексей страдал, не замечая, что его дети закончили десятый класс и скоро закончат одиннадцатый. Наконец он узнал у них, в какой школе учится Аня. Алексей пришёл с розами к школьным воротам. Кончились уроки. Аня вышла из школы одна. Увидев Алексея, она вздрогнула и отступила назад. Он приблизился к ней.

— Арсения… Анечка, выходи за меня замуж!

Аня стояла молча, глядя на букет в руках Алексея, по её щекам потекли слёзы.

Алексей познакомился с папой и мамой Ани, привёл их в гости к своей семье. Анины родители на возражали против свадьбы, только нужно было дождаться Аниного совершеннолетия и выпуска. Когда Аня окончила школу, они с Алексеем расписались. Алексей решил не делать свадьбу, потому что Эля и Влад поступили учиться платно на экономистов в УстГУ. Аня огорчилась, даже плакала, но потом согласилась, что детям Алексея деньги нужнее. Сама она поступила в УстГУ бесплатно на историка. Люба приезжала поздравить брата с женитьбой. Она сказала: «Алёша, ты сам не заметил, как рядом с тобой выросла твоя любовь. Береги её, ты долго ждал своё счастье. Я бы никогда не пожелала тебе лучшей жены. Это твоё сокровище».

Алексей снял квартиру для себя и Ани. Аня иногда подрабатывала курьером — разумеется, не на работе Алексея. Она часто брала мужа с собой то на танцы, то на занятия университетского исторического клуба. Но Алексей толком не умел танцевать и не разбирался в истории. Поэтому он мрачно смотрел, как Аня танцует и разговаривает с другими людьми. Алексей даже не пытался научиться танцевать или почитать книги по истории. Он уставал после работы, еле доносил себя до культурных мероприятий. Аня стремилась успеть всё. Энергия супругов не совпадала. Алексей ещё и ревновал Аню, хотя она даже не дружила с однокурсниками. Аня любила только мужа, расстраивалась, из-за того, что ему неинтересны её увлечения. С другой стороны, она тоже не всегда понимала его дела, не умела заботиться о его семье. Люба, живя в Устиновске, часто подсказывала родственникам, как надо поступить, делала это мягко, незаметно. Аня сочувствовала семье Алексея, но, когда она говорила, как им нужно решить проблему, её слова звучали, как приказ, не терпящий возражений.

В квартиру Алексея и Ани пришла в гости Катюша. В беседе она заговорила про свою старшую дочь Анну. Слава Богу, дочка встретила хорошего парня, собирается выйти замуж.

— Она писала мне письмо по Интернету, — рассказала Катюша. — Только вот одно плохо: описывала проблемы с начальником и написала ругательство. Я так расстраиваюсь, я ведь воспитывала дочек в культуре.

— Тётя Катюша, знаете, в чём ваша ошибка? Вы всегда любили Анну и Веронику такими, какие они есть, и ничего с них не требовали, — сказала Аня. — А надо было ставить перед ними планки, которых они должны достигать.

— Арсения, а кто ещё, кроме мамы, полюбит детей просто за то, что они есть? От них и так везде много требуют.

— Поэтому ваша любовь избаловала их. Они не считают нужным вести себя благородно рядом с вами. Надо дать им понять, что вы — прекрасная дама, с которой нужно разговаривать деликатно.

— Аня, ты сама пока что не рожала и не поднимала детей, поэтому не учи Катюшу жить, — вмешался Алексей.

— Алёша, я всегда считала, что у вас странные отношения с детьми. Вы либо кричите на них, хоть святых выноси, либо всё им разрешаете.

— Ты как разговариваешь со старшими? — закричал Алексей. — Выйди из-за стола!

Аня вышла из-за стола и до вечера сидела в гостях у подруг. Она нервно смеялась, вспоминая ссору. Алексей разговаривал с ней так же, как с дочерью, хотя она была ему женой. На следующий день Аня сходила к Катюше и помирилась с ней. С Алексеем она не разговаривала. Она не знала, что обидело её больше — его несогласие или неуважение, которое он проявил к юной жене.

Наконец Алексей нашёл другую женщину. Он, смущаясь, сказал Ане, что разводится с ней и будет жить в квартире с новой женой. Аня даже познакомилась с той женщиной — рыхлой и некрасивой. Женщина сказала ей: «Дочка, ты не обижайся на нас. Ты молоденькая, ты всё время требуешь что-то от Алёши, а ему надо жену, которая будет его жалеть. У него болит голова после работы, ему трудно ходить на танцы». Аня поняла влюблённых и ушла из квартиры Алексея, чтобы не мешать их счастью.

В университете Аня с трудом сидела на занятиях, ей не давали покоя мысли о разводе. Она даже не огорчалась из-за этого. Любовь выкачала силы из Ани. Она уже давно не жила настоящим днём, постоянно жила в ожидании — сначала своего восемнадцатилетия, потом — что они с Алексеем начнут понимать друг друга. Но Аня навсегда осталась бы моложе Алексея на двадцать лет. Сейчас она впервые за долгое время чувствовала себя свободно. Аня сняла обручальное кольцо и положила его на окно в аудитории.

В перемену по этажу бегал мальчик из другой группы и спрашивал девочек: «Это не вы потеряли кольцо?» Девочки отвечали, что это не их кольцо. Наконец кто-то указал ему на Аню.

— Это твоё кольцо? — спросил мальчик.

— Да, только оно мне не нужно.

— Почему?

— Это моё обручальное кольцо, а я развелась с мужем.

— Ну, может быть, ты ещё раз выйдешь замуж.

— Нет, я больше никогда не выйду замуж.

— И всё-таки, возьми кольцо, оно же дорогое.

— Хорошо, спасибо.

Мальчик пришёл домой. Его встретила мама. Они жили вдвоём после развода родителей. У мальчика не было ни братьев, ни сестёр.

— Как дела? — спросила мама.

— Я влюбился.

— В кого?

— Ты её не знаешь.

— А она знает, что ты её любишь?

— Я сам узнал об этом только сегодня.

Мама задумалась над его словами.

— Я пошутил, — успокоил её сын. — Невозможно влюбиться в девочку, когда видел её всего один раз. Даже если у неё чёрные волосы и чёрные глаза. Я даже за два года ничего не понял в своей бывшей. А уж с одной встречи… Та девочка выходила замуж. Может быть, она не любит мою любимую песню.

И он запел:

 

— Но где же тот ясный огонь, почему не горит?

Сто лет подпираю я небо ночное плечом...

 

Старомодное платье

Принцесса была великолепно одета и с удовольствием поглядывала на себя в зеркала, а влюблённый принц, разумеется, ни слова не сказал ей о том, что фасон её платья вышел из моды по крайней мере лет сто назад и что такие рукава и воротники не носят со времён его прабабушки.

Впрочем, и в старомодном платье она была лучше всех на свете.

***

70-я школа праздновала первое сентября. Анжелика надела на праздник светло-розовое платье в чёрный горошек, близкое к стилю «ретро».

— Удивительное платье! — сказала литераторша. — Не похожее на другие!

— Это девичье платье моей тёти, — объяснила Анжелика. — Я люблю одежду, которая имеет своё прошлое, свою историю…

— У тебя профессиональный интерес! — засмеялась литераторша.

День закончился рано. Сегодня все ехали отмечать День знаний на дачу литераторши: литераторша с мужем-трудовиком и детьми, поступившими в девятый класс, Анжелика с мужем-обежистом, с сыном и невесткой мужа. Калитка на огороде была обсажена с двух сторон кустами шиповника.

— Какая красота! — воскликнула невестка обежиста.

— Это мой персональный рай! — объявила дочка трудовика и литераторши. — Мама, я хотела бы всегда жить здесь! И выйти замуж только за нашего папу!

«Ты обязательно выйдешь замуж за такого же человека, как папа, — мрачно подумал её брат-близнец. — и будешь обсаживать забор шиповником, от него уже голова кружится. Твоя жизнь пойдёт по шаблону, как и у наших родителей».

Мальчика сегодня всё раздражало. На школьной линейке он не увидел Райку из параллельного класса. Мальчик спросил у ребят, где она. Ему сказали, что Райка перешла в другую школу, но куда именно — никто не знал.

Во время обеда мальчик громко сказал:

— А Райка ушла в другую школу.

— Ну, ушла так ушла, — ответила литераторша.

— Что «так ушла» — то? — мальчик выразительно посмотрел на обежиста. Будто никто не знает, почему она ушла.

— Да она уже говорила, что хочет уйти от нас, потому что её травят одноклассники, — вспомнила литераторша.

— Но она до сих пор училась с нами, а только теперь перешла. Так я говорю? — обратился мальчик к обежисту.

— Ну, так, — невнятно ответил обежист, откусывая хлеб.

— Вкусные котлеты, — вмешалась Анжелика. — Что ты в них добавляла, вкус просто изумительный?

— Тмин, крабовые палочки и жареный лук, — объяснила литераторша. — Палочки нужно натереть, а лук пожарить колечками и добавить в него тмин…

— Что теперь притворяться, будто никто ничего не знает? — сын перебил её. — Ясно же, что Райка мучилась из-за того, что её любимый написал на неё пародию, да ещё и читал это перед классом!

— Что с тобой сегодня? — возмутился трудовик. — Веди себя нормально, или уйдёшь из-за стола!

— О' кей, я уйду из-за стола, — мальчик вышел, прихватив тарелку с котлетой.

В школе он спрашивал у одноклассников Райки, где её дом. Кто-то вспомнил адрес. Мальчик пошёл туда, но выяснилось, что семья Райки переехала к родственникам, а квартира продана. Мальчик попросил узнать, где работают Райкины родители. Ребята переписали место их работы из классного журнала. Мальчик пошёл в учреждения. Оказалось, что Райкину маму сократили, а Райкиного папу уволили за нарушение трудовой дисциплины. От Райки не осталось никаких следов.

Литераторша готовила спектакль со своим классом — отрывки из пьес Островского. Близнецы взяли отрывок из пьесы «За чем пойдёшь, то и найдёшь», сцену в саду Белотеловой. Девочка играла Белотелову, мальчик — Бальзаминова, их одноклассница — Красавину. Дочка литераторши тщательно продумывала образ. Она решила сделать себе театральный костюм в красных тонах. Закрепила волосы наверху красной резинкой и накрасила губы красной помадой, оделась в красную кофту поверх девичьего платья своей мамы, синего с зелёными цветами. Девочка вслед за Анжеликой полюбила платья с историей. Она репетировала перед Анжеликой и спрашивала: «Тётя Анжела, ну как?»

— Отлично! — обрадовалась Анжелика. — Роскошная Белотелова!

— Нет, вы говорите, что я делаю не так! — возражала девочка.

— Правда, ты здорово играешь!

— Когда репетируешь перед знакомыми, тебя хвалят, хотят поддержать. А я должна реально оценивать свои силы.

Анжелика смотрела спектакль вместе с другими учителями. Она восхищалась игрой дочки литераторши. Остальные играли не столько талантливо, сколько радовались возможности поделать что-то вместе. А девочка словно жила на сцене.

— Ты великолепно играла! — похвалила её Анжелика после спектакля. — Я так и представляла себе героиню!

— А моя игра понравилась? — спросил брат девочки.

— Да, тоже понравилась.

Дочка литераторши не очень радовалась своему успеху. Невысокая, полненькая девочка разговаривала густым, чётким голосом. Это придавало ей сходство со взрослой женщиной. Но в то же время она часто улыбалась, просто так, без повода. Одноклассники не пропускали её мимо себя, шутили и кокетничали с ней — от вида симпатичной девочки становилось весело. Но её слишком часто воспринимали в образе человека-праздника. В школьных постановках девочке доставались роли комических героинь. Она мечтала сыграть романтичную красавицу, а после школы стать актрисой.

Сын литераторши вспомнил, что его мама и Анжелика покупали сотовый телефон в подарок Райке. Он попросил у Анжелики номер этого телефона. Но, позвонив, мальчик не дождался ответа. Слышались только бесконечные гудки.

***

В среду Анжелика сидела дома одна — у неё рано закончились уроки. К ней в гости пришла дочка литераторши.

— Привет, солнышко! — обрадовалась Анжелика.

— Тётя Анжела, я хочу с вами поговорить, — сказала девочка.

Анжелика теперь заметила, что девочка взволнована.

— Конечно, проходи.

Дочка литераторши — рыжеватая блондинка с великолепными длинными волосами, мелко вьющимися, с бирюзовыми глазами. Она похожа на маму, как копия — на оригинал. В девочке ещё нет колдовской мудрости, но она так же обаятельна, как и мама, часто смеётся. Она носит крупные украшения, густо красит ресницы, красит ногти, не может выйти из дома без макияжа и маникюра.

Девочка рассказала, что она влюблена в человека, которого нельзя любить. Это — сын обежиста, старше неё на пять лет и женатый. Девочку не привлекали её одноклассники, обсуждающие Гарри Поттера, ей было интереснее беседовать со взрослым парнем. Она точно не помнила, влюбилась ли в сына обежиста до или после его свадьбы. Семьи всегда тесно дружили, девочка часто видела молодого человека. Её дружба незаметно переросла в любовь. Девочка страдала от невозможности счастья. Любовь разрывала её на куски. Девочка то веселилась без причины, то расстраивалась и плакала. Она стала совершать странные поступки.

Однажды девочка с тремя подружками из класса поехали в Устиновск. Там должен был выступать эстрадный певец. Дома девочки сказали, что якобы идут друг к другу в гости. На самом деле они поехали в Устиновск поездом — накопили денег на поезд и на концерт.

В одном вагоне с девочками ехали футбольные фанаты. Сначала школьниц испугали крики, доносящиеся из соседнего купе. Фанаты истерично хохотали, ругались, потом стало понятно, что они дерутся. Дверь их купе открыла проводница и велела им перестать. Фанаты уже не дрались, хотя и не очень боялись угроз проводницы — что, их высадят отсюда в чистое поле.

Ребята заметили девочек, ходящих по тамбуру, разволновались, залюбовавшись на них. Две девочки, стройные и ярко накрашенные, уже тянули на девушек. Дочка литераторши со своей фигурой тоже выглядела соблазнительно. Правда, четвёртая девочка походила на малявку.

— Девчонки, привет! — один из фанатов приблизился к ним. — Куда вы едете?

— Никуда, — огрызнулась самая неприметная из них.

— На концерт нашего кумира, — объяснила одна из двух фигуристых девочек.

— Я тоже слышал его, но это отстой, — вмешался другой фанат. — Давайте мы лучше споём вам наш фольклор!

— А давайте! — согласилась дочка литераторши. — Мы можем угостить вас котлетами моей мамы!

— Ты чего? — возмутилась неприметная одноклассница.

Но дочка литераторши забыла обо всём, ею овладел кураж. Её опьянил дух недозволенной свободы. Хотелось чего-то безумного, непохожего на обычную жизнь. Девочки во главе с дочкой литераторши пошли в купе к фанатам. Мальчикам явно исполнилось восемнадцать. Кому-то было меньше, кому-то — больше. Фанаты в пятнадцать голосов орали лозунги, прославляющие их команду и унижающие другие. Столько словесного мусора девочки не слышали за девять лет учёбы от одноклассников. Но дочка литераторши находилась в неистовом восторге. Она чувствовала себя звездой. Ради четырёх девочек, в число которых она входит, изощряется толпа брутальных мужиков. Видел бы это сын обежиста! А он не замечает её!

Девочки угощали парней своими припасами. Парни взяли с собой маловато еды — в основном пиво и закуску. Один из них положил глаз на дочку литераторши, точнее, смотрел, не отрываясь, на её грудь. Девочка мысленно назвала его Эльфом — из-за круглых глаз и торчащих ушей. Она в этот момент хотела выйти за него замуж. Да что там за Эльфа — за всех фанатов сразу! Сегодня она — не несчастно влюблённая девочка, сегодня она — королева футбольных фанатов!

С байками футбольных фанатов время пролетело незаметно. Девочки и парни вышли из вагона. Вот и Устиновск! Дочке литераторши не хотелось расставаться с фанатами.

— Девочки, а поехали ко мне в гости! — предложил Эльф.

— Мы идём на концерт, — сказала неприметная девочка.

— Нет, ну, давай, правда, сходим в гости! — запросились остальные.

На двух симпатичных одноклассниц засматривались парни Гот и Каланча, на несимпатичную — Пузырь. Так их назвала дочка литераторши. Кто-то из них поймал частную машину. Четыре парня и четыре девочки поехали к Эльфу. По дороге фанаты лезли к девочкам обниматься. Дочка литераторши испугалась, вдруг поняв, что она в незнакомом городе, едет в гости к незнакомым парням… Но тут же она постаралась отогнать испуг.

Фанаты привезли их в загаженный район. «Если удмуртам приходится так жить…» — подумала девочка.

— Слушайте, мы всё же хотим на концерт, — сказала одна из симпатичных девочек.

— Нет, банкет продолжается! — закричал Гот и поднял её на руки.

Остальные тоже подхватили девочек на руки и внесли в подъезд. Веселье фанатов стало буйным. В подъезде несимпатичная девочка шепнула, что лучше не спорить с парнями и сбежать от них незаметно.

Квартира Эльфа оказалась захламлённой. Парни опять выставили пиво.

— Угощайтесь, девчонки! — Пузырь обвёл заляпанный стол широким жестом.

— Я не буду пить пиво! — отказалась дочка литераторши.

— Ты нами брезгуешь? — возмутился Пузырь.

— Ладно, давай приобщимся, — одна из симпатичных одноклассниц взяла банку с пивом и приложила к губам, как будто она пьёт.

Остальные девочки сделали то же самое. Фанаты развлекали их игрой на гитаре. Эльф попытался прижать к себе дочку литераторши.

— Мы так не договаривались! — она стала вырываться.

— Не бодайся, корова! — крикнул он под хохот друзей.

Она вышла в туалет, стала оглядывать коридор. Санузел находился рядом со входной дверью. Девочка облила водой свою кофту.

— Девочки, идите сюда! — крикнула она в комнату.

— Чего тебе? — откликнулся Пузырь вместо них.

— Ой, не смотри на меня, — жалобно пропищала дочка литераторши. — Меня вырвало прямо на кофту. Позови девчонок, пусть они меня почистят.

Он, выругавшись, позвал девочек в коридор.

Дочка литераторши молча показала им на дверь. Им хватило секунды, чтобы схватить куртки, тихо открыть дверь и выскользнуть на площадку. Какое-то время девочки молча бежали по лестнице, из подъезда выбежали во двор… Только у проезжей части все дружно напустились на дочку литераторши:

— Куда ты нас завела? Ёлки-палки, звезда среди футбольных фанатов!

— Можно подумать, вы общались с ними меньше! — огрызнулась она, хотя в душе понимала, что чуть было не натворила беды.

Девочки взяли такси до вокзала. Они успели сесть в вечерний поезд. И там, как по волшебству, в соседнем купе сидели сын и невестка обежиста. Они тоже ездили на концерт, но, как выяснилось, он отменился. Молодые супруги погуляли по городу.

В Краснозерске парень и девушка поймали такси и развезли школьниц по домам. Дочка литераторши сгорала от стыда за измену своей любви с футбольными фанатами. Когда её доставили домой, в дверях девочку встретила мама, уже знающая о поездке. Папа и брат благоразумно скрылись на мужской половине. Литераторша открыла рот и минут пять орала на дочь без перерыва — как ты смеешь раскатывать в Устиновск и позорить меня, я тебе всыплю ремня и запру тебя под домашний арест… Наконец дочка не выдержала и закричала на маму: «Не мучай меня. Гитлер в юбке!» Девочка, плача, прошла в квартиру. Литераторша обняла её, начала утешать.

Расстроенная девочка спросила:

— Мама, зачем ты вышла замуж за папу? Да, ты умная, а он красивый. Ваши достоинства могли бы соединиться в ваших детях. Но я родилась некрасивой, как ты, и глупой, как папа. Я никому не нравлюсь. Зачем жениться, чтобы у вас были такие несчастные дети?

— Золотко, но я ведь люблю папу и не могу без него жить, — ответила литераторша.

— Ты сказала неправильную вещь, — сказала Анжелика, выслушав девочку. — Человек сам делает себя красивым и умным, в этом не надо полагаться на других. Я тоже не всегда была такой, как сейчас.

— И всё же, что мне теперь делать?

Анжелика с сочувствием слушала девочку. Как трудно скрыть свои переживания от семьи, которая всегда рядом! Находятся люди, которые презирают девочек, влюблённых в людей старше себя. Но дочка подруги Анжелики уже в девятом классе, её возрастная разница с любимым даже меньше, чем у Анжелики с мужем. В чём она виновата? И в чём виноват сын обежиста, который счастлив с молодой женой?

— Ты имеешь право на любовь, — осторожно начала Анжелика. — Я желаю тебе терпения. Вообще, я думаю, что ты — светлый и чистый человек, и ты достойна быть счастливой!

— Спасибо, тётя Анжела.

Девочка обняла Анжелику. Анжелике было приятно, что девочке нужна её забота. Анжелика мечтала о ребёнке. Муж ничего не говорил ей об этом. Возможно, ему хватало сына от первой жены. Анжелика каждый день видела много детей в школе, общалась с детьми литераторши и трудовика. Она хотела дать ученикам доброту, которую не могла дать своему ребёнку.

***

Опять была среда. На этот раз к Анжелике пришла в гости невестка обежиста.

— Здравствуйте, тётя Анжела! Мне нужно с вами посоветоваться. Не знаю, кто ещё мне поможет.

— Надеюсь, что я смогу помочь.

Невестка мужа — высокая, крупная, у неё бирюзовые глаза и светлые волосы до плеч. Она любит общаться и заводить новые знакомства, состоит в студотряде вместе с молодым мужем. Но иногда она задумывается и смотрит затуманенным взглядом. Тогда кажется, что девушка уносится в мир грёз.

Девушка начала рассказ о своём выпуске. Тогда она чётко представляла себе, как сложится её судьба. Она окончит 70-ю школу вместе с сыном обежиста, и они поступят в Краснозерский пединститут, а потом вернутся в родную школу учить детей. Так жили родители жениха, с которыми общались родители невесты. Девушка знала наперёд, что с ней будет завтра. И вдруг в её жизнь вошло чудо.

Брат девушки писал стихи, а его друг делал для них художественные фотографии. Брат предложил девушке сняться в фантастическом образе. Она пошла в фотостудию. Большинство стихов посвящалось эльфам, но дородная девушка не очень органично смотрелась в такой роли. Тогда художник снял её в роли женщины-кентавра.

 

Родилась я женщиной-кентавром,

Я ступаю гордо по лесам,

Я о рыцаре мечтаю храбром,

Он найдёт меня, поймёт всё сам.

 

Я об землю гулко бью копытом,

Я с деревьев обгрызаю лист.

Мой горячий нрав давно испытан.

Человек, за лошадь помолись.

 

Навсегда мне быть кентавром белым.

Стайка эльфов улетает прочь,

Если я мчусь в беге оголтелом,

Всё в пути разрушит моя мощь.

 

Художник сказал, что у девушки колоритная внешность и что её надо снимать в роли водяной царевны. В следующий раз девушка снималась в светло-голубом платье на лямках, с широкими оборками. На фотографии она выглядела совсем как полноводная река. Непонятно, в чём секрет — в мастерстве художника или в очаровании модели?

Девушка продолжила общение с художником, хотя книга её брата уже успела выйти. Ей открылся совсем другой мир, непохожий на её собственный. Художник во всём видел красоту и переносил её на снимок или на картину. Девушка тоже начала смотреть на всё новыми глазами. Только художнику она призналась, что пробует писать киносценарии. Самым лучшим получился киносценарий «Венера». Девушка мечтала поступить в институт кинематографии. Но на это ушло бы много сил, а для учёбы в пединституте не надо напрягаться. Художник восхищался сценариями девушки, советовал ей не зарывать талант в землю.

Девушка познакомила художника со своими родителями. Они сразу недоброжелательно посмотрели на художника, поняв, что он может занять место жениха, любимого всеми. Впрочем, художник тоже с изумлением косился на родителей девушки, когда они облизывали пальцы за столом. Скоро девушка заметила, что художник — непрактичный человек, забывает купить себе еду и одежду. В общем, девушка оказалась перед выбором. Она могла остаться в привычной жизни, неспешной и уютной. Могла броситься очертя голову в неведомый и романтичный мир. Могла выбрать понятного жениха, знакомого ей с детства. Или выбрать фантастического, странного художника…

— Я выбрала такую жизнь, которая казалась мне лёгкой, — вздохнула девушка.

— Но о чём ты хочешь посоветоваться сейчас?

Девушка не знала, что жизнь, казавшаяся лёгкой, станет невыносимой. Она продолжала любить художника, вспоминала, как исказилось болью его лицо, когда она сказала, что порвёт с ним. Другой парень отбил бы её у жениха, но художник романтично-благородный себе во вред, он пожертвовал своим счастьем ради счастья жениха и невесты. Ему не приходило в голову, что можно оспаривать решение девушки. Она мечтала о нём, да и учёба в пединституте не принесла девушке радости. Девушка понимала, что отказалась от любимого дела. Ей удавалось набрасывать сценарии только по вечерам.

— Как мне дальше жить, тётя Анжела? Я с каждым днём мучаюсь только сильнее!

Анжелика теперь поняла, почему девушка заговорила с ней, а не с кем-то из семьи.

— Послушай, может быть, я не вправе давать такие советы… — решилась сказать Анжелика, — … но лучше бы ты развелась с мужем и вернулась к любимому. Да и профессию ещё не поздно поменять. Я старше тебя, но я не могу представить, как бы я жила без любимого человека, за которого вышла замуж. Мне даже неудобно, до чего правильно у меня всё сложилось. Но единственное, что я скажу — я знала, какая дорога мне нужна.

— Если честно, когда мы ещё жили здесь, я начала завидовать вам и папе, — девушка называла папой мужа Анжелики. — Вы уже взрослые люди, а у вас такая сильная любовь в браке. Мы поженились сразу после школы, но у нас никогда так не светились глаза, как я видела по вам.

Девушка ушла, немного успокоенная. Анжелика задумалась. К ней приходили две девочки, чтобы поговорить про сына её мужа. Одна любила его, другая — нет. Анжелика нежно относилась к обеим девочкам. Но ей казалась странной их беспомощность. Она не понимала, почему им так важен её совет в любовных делах? Конечно, Анжелике льстило, что её мнение ценится дорого. Но она сама никогда не слушала чужих советов в любви — ни в шестнадцать лет, ни в тридцать пять. Она уехала от своих родителей, надеясь, что теперь им будет легко жить. Это были два единственных человека, считавшие Анжелику не волшебной королевой, а истеричкой, получившейся непонятно в кого.

В Краснозерске всем казалось, что Анжелика всегда была такой, как сейчас, и останется такой дальше. Красавица во всём, пышные кудри и огромные глаза, их много, они цветут, как райские цветы, при этом хрупкая фигурка — стебелёк. Анжелика мало говорила о жизни в Устиновске. Там у неё тоже была любовь, правда, неудачная. Анжелика могла сравнивать две истории любви. Первая история похожа на ранние стихи — ещё «непричёсанные» и «сырые», но зато искренние и доверчивые. Вторая похожа на зрелые стихи — уже продуманные, пробующие дорогу прежде чем ступить, но чётко отделанные, написанные на века. Раньше Анжелика считала себя требовательной и непримиримой. Сейчас, в Краснозерске, она относилась мягче к людям, особенно к мужу. Прощала ему ошибки, которые не простила бы раньше иному человеку. Анжелика боялась потерять его. Ещё молодая, она называла мужа «последней любовью». Анжелика чувствовала, что больше она никого не полюбит так же. Обежисту было легче в этом смысле — он женился на девушке, с которой у них были общими и возраст, и профессия. Они сошлись легко и расстались легко. Поэтому муж Анжелики не сравнивал первый брак со вторым.

***

Анжелика пригласила всех на праздничный обед. Сегодня она сама приготовила шоколадный мусс. Ей понравилось возиться у плиты. Надо уже потихоньку осваивать кулинарные премудрости. На красиво сервированном столе стоял букет розочек, как обычно. Анжелика надела розовое платье в горошек.

В квартиру вошли две семьи — обежист с сыном, трудовик и литераторша с детьми. Они шумно обсуждали что-то. Оказалось, что от сына обежиста ушла жена. Ссора произошла при свёкре и свекрови. Невестка поругалась с ними. После этого она заявила молодому мужу, что разводится с ним, и ушла. Девушка успела встретиться с дочкой литераторши и сказать ей: «Всегда выбирай то, к чему лежит сердце. Я надеюсь, что у тебя будет всё, о чём ты мечтаешь. А пока возьми роль, которую я написала для тебя».

— Ей не нравится ваша родня! — кипел трудовик.

Анжелика задумалась — имеет ли она право объяснить эту историю? Она прекрасно знала, что невестка ушла вовсе не из-за ссоры со свёкром и свекровью. Просто в тот момент она поняла, что никогда не будет счастлива в той семье. Девушка любила художника и давно скучала по нему. Но нужно ли сейчас говорить правду?

— Она такая вертихвостка! — воскликнул обежист. — Сколько я ей запрещал таскаться до полночи? Она могла уже сто раз найти, куда свалить!

— Вот этого говорить не надо, — возразила Анжелика. — Ты прекрасно знаешь, что она честная девушка.

— Анжела, зачем ты сделала мусс? — обежист посмотрел на стол. — Только извела молоко. Сказала бы мне, я бы сам сделал.

— Я должна объяснить, — Анжелика повернулась к его сыну. — Она приходила ко мне не так давно и рассказала, что любит не тебя, а другого человека, ещё до вашей свадьбы. Тогда я сказала ей, что нужно уйти от тебя, ведь такая жизнь — обман. Она сделала так по моему совету. Я люблю тебя, как сына, мне жалко, что ты расстроился. Но я и её люблю, как дочь, мне жалко, когда расстраивается она.

Обежист молча закурил.

— Знаете, что, тётя Анжела! — вспылил его сын. — Вы одеты в старомодное платье, зато вы готовы развалить чужой брак, прямо по-современному!

— А ты не гони на тётю Анжелу! — возмутился сын трудовика и литераторши.

Анжелика вышла из квартиры.

— Успокойтесь все, — просила литераторша.

— А ты! — её сын обрушился на обежиста. — Ты выжил Райку из нашей школы! Ты уже старый, зачем тебе счастье? А я бы понял в девятом классе, что влюбился в неё, и она была бы рядом со мной!

— Сейчас получишь ремня! — закричал трудовик.

— Тихо! — литераторша встала между ними. — Вы мужики, а ведёте себя хуже истеричных баб! Ты должен был обсуждать всё это с женой, а не с нами, — сказала она сыну обежиста.

— А кто ещё ему поможет, кроме нас? — возразил обежист. — Я же знаю, что такое расти на улице. Когда мы с ребятами ездили на практику в деревню, мы воровали там гусей, сворачивали им шеи… Это уже когда я начал ухаживать за его мамой, я понял, что надо исправляться.

— И ты тоже перестань дымить, — сказала литераторша. — Ты не так воспитал старшего сына, зато с младшим ты всё исправишь.

— С каким ешё младшим? — удивился обежист.

— Неужели ты до сих пор не заметил? Анжела ждёт ребёнка. Скорее всего, она хотела сказать сегодня об этом.

Дочь трудовика и литераторши подошла к сыну обежиста.

— Не страдай, — посоветовала она. — Всё, что с нами происходит, для чего-то нужно.

— Спасибо, — сказал он. — Если бы ты была постарше, я не желал бы лучшей жены, чем ты.

Сын трудовика и литераторши в это время ушёл на улицу. Ему стало неприятно видеть и слышать близких людей.

На дороге мальчик столкнулся нос к носу с Райкой.

— Райка! — обрадовался он и взял её за руку. — Слушай, где ты сейчас? Я где только тебя не искал!

Райка рассказала, что она перешла в новую школу, ближе к своей нынешней квартире. Её родители нашли новую работу. Мальчик заметил что-то новое в Райке. Она стала свободной и весёлой, не озиралась вокруг в ожидании опасности.

— В моей новой школе есть театральный кружок, — рассказала Райка. — Я записалась туда, и теперь получаю столько радости! Перестала бояться, когда ан меня смотрят! Вижу, что у зрителей доброжелательное внимание.

— Совсем как моя сестра! А сегодня как ты здесь оказалась?

— Ищу подработку, хочу накопить на компьютер. Знаешь, я очень рада, что решилась поменять школу. Не надо бояться нового.

Тем временем Анжелика стояла на лестничной площадке этажом выше своей квартиры. Она видела, как все ушли на улицу искать её. Тогда Анжелика вернулась в квартиру, собрала вещи и уехала в Устиновск. Она больше не хотела, чтобы семья любимого человека страдала из-за её странностей.

Вскоре родители Анжелики открыли дверь измождённому человеку старше них. Возможно, он был их ровесником, только очень некрасивым. Мужчина ссутулился под тяжестью пакетов, в которых нёс банки с соленьями.

— Здравствуйте, — начал обежист. — Я отец…

Он хотел сказать: «Я отец ребёнка Анжелы». Но родители подумали, что это отец мужа Анжелики. Они закричали в два голоса — как его сын мог бросить их дочь с ребёнком? Тут вышла Анжелика и постаралась остановить спор.

В Краснозерске сын трудовика и литераторши каждый день виделся с Райкой. Им было весело вместе. Но вот Райка сказала:

— Скоро твой дядя вернётся из Устиновска, — она считала трудовика и обежиста братьями.

— Так и что же?

— Я боюсь его. Мне нельзя будет прийти в ваш район.

Мальчик и сам думал об этом. Он возненавидел обежиста, который оттолкнул Райку от себя и тем самым оттолкнул и счастье мальчика. «Хоть бы этот кровопийца не вернулся!» — мечтал мальчик. Райка ушла в свободную, прекрасную жизнь, а он остался в стенах родной 70-й школы. Родной, потому что отсюда нет дороги. Здесь учатся и работают несколько поколений. В их жизни ничего не изменится. Крепкая и добротная школа похожа на тюрьму. Традиции невидимы глазу, но они опутывают человека, словно верёвками. Из своей колеи никуда не деться.

Мальчик решился и написал Анжелике по Интернету письмо, в которым умолял её оставить обежиста вУстиновске. Ведь у них с тётей Анжелой уже сложилось счастье, а у мальчика с Райкой счастье только зарождается. Неужели мальчик разлучится с любимой из-за приезда обежиста?

Анжелика понимала, что он пишет правду. Она чувствовала свою вину перед Райкой наравне с другими учителями. Теперь нужно помочь детям, хотя бы так оправдаться перед ними.

Анжелика заговорила о том, что её папа и мама очень скучали без неё и не хотят отпускать её и внука. Да и самой Анжелике жалко уезжать от них.

— Что ж, давай пока останемся здесь, — согласился муж. — У меня хватит денег, чтобы снять жильё на первое время.

— Нам даже не понадобится ничего снимать! — обрадовалась Анжелика. — Мы будем жить в моей комнате, ты понравился маме и папе!

Они походили на студенческую неустроенную семью. Но Анжелика обрадовалась, что их жизнь теперь изменится. В Краснозерске всё шло так гладко, что семья перестала ценить своё счастье, привыкла к нему. Теперь они начнут заново строить свою жизнь, будут радоваться даже маленьким победам.

***

Дети трудовика и литераторши выпускались из девятого класса. Войдя в актовый зал, они обнялись с родителями. Обежист и Анжелика тоже приехали на праздник из Устиновска. Здесь же был и сын обежиста.

— Мама, я получу аттестат и сразу побегу на выпускной к Райке! — предупредил мальчик.

— Возьми деньги и купи ей цветов, чтобы выглядеть, как приличный человек, — велела литераторша.

Сын обежиста с восхищением глядел на девочку. Она сегодня завила крупными локонами волосы, и без того вьющиеся, оделась в платье графитного цвета, длинное и приталенное.

— Ничего себе! — сказал парень. — Ты прямо взрослая барышня!

Девочка поднялась на сцену. Она сыграла этюд «Колдунья», написанный бывшей невесткой обежиста.

 

Колдунья зачаровала

Тебя приворотным зельем

Средь адского карнавала,

В глазах — колдовская зелень.

Чародейка Эльза летает на метле,

Чародейка Эльза, как ангел на земле.

 

Колдунья зеленоглаза

И ярко-рыжеволоса.

Ты выпьешь всё зелье сразу,

И сердце твоё забьётся.

Чародейка Эльза летает на метле,

Чародейка Эльза, как ангел на земле.

 

Прекрасна колдунья Эльза,

И ты к ней идёшь на шабаш.

Она хороша донельзя,

Ей душу продать не страшно.

Чародейка Эльза летает на метле,

Чародейка Эльза, как ангел на земле.

 

Брат ещё успел полюбоваться на девочку, но после этого помчался в Райкину школу. Райка встретила его в воздушном бирюзовом одеянии. Мальчик подарил ей розы. Он решил перейти в её школу в десятый класс. Счастливо закончен девятый класс, закончен ещё один рубеж. Все приобрели опыт за это время. Дальше жизнь пойдёт ещё счастливее, если люди будут беречь своё счастье.

 

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль