Город просыпается

0.00
 
Богомолова (Лена-Кот) Леонида
Город просыпается
Обложка произведения 'Город просыпается'
Город просыпается

1 глава

Утром Веронику разбудила старшая сестра Аня.

— Вероника! — крикнула Аня. — Вставай из постели, горячие пирожки поспели!

В квартире, где живёт Аня, не бывает горячих пирожков. Аня и три девушки, снимающие квартиру, питаются печеньем и макаронами. К тому же, в летние каникулы Веронике наконец-то хотелось выспаться. Она рассердилась на старшую сестру, но Аня ещё настойчивей будила её.

— Просыпайся, иначе ты пропустишь много интересного! — Аня толкнула Веронику ещё несколько раз, и Вероника поняла, что заснуть уже невозможно. — Пришла мафия, город просыпается!

— Зачем ты меня мучаешь с утра пораньше? — возмутилась Вероника, с трудом раскрывая глаза.

— Это вместо благодарности! — вздохнула Аня. — Я хочу напоить тебя чаем с кексами и познакомить с интересным человеком! Поэтому умойся, оденься и не вздумай курить! В этой квартире никто не дымит!

Выйдя к завтраку, Вероника увидела за столом красивого молодого человека — тонкого, изящного, с тёмными волосами и голубыми глазами. Он был одет в серебристо-серую рубашку и джинсы — казалось бы, просто, но красиво и со вкусом. Стройный и задумчивый юноша выглядел аристократом.

— Знакомьтесь, — сказала Аня. — Моя сестра Вероника, мой жених Паша.

— Очень приятно, — Паша пожал руку Вероники. — Я терялся в догадках, кто выйдет к нам из комнаты.

— И что, я тебя разочаровала? — Веронике почудилась насмешка в словах Паши.

— Нисколько! Именно так я представлял себе спящую красавицу.

— Это Вероника — красавица? — фыркнула Аня.

Веронику охватила ненависть. Да, Вероника сама понимает, что она скелет, что у неё ничего нет ни спереди, ни сзади, что она очкастая, но зачем так открыто говорить об этом!

— Знаешь, Аня, я люблю фотографировать моделей, имеющих внешние недостатки, — объяснил Паша. — В этих дефектах есть своя прелесть. Неправильное лицо — не значит дурное, просто девушкам есть над чем работать. Я вижу, что Вероника — прелестная.

Обычно жёсткая, сейчас Вероника смутилась. Она никогда не считала себя красивой, но Паша удачно подобрал к ней эпитет «прелестная». Да, была прелесть в её маленьком лице, Вероника походила на птичку. Её причёска — взлохмаченные пёрышки, стоящие торчком — увеличивала сходство.

— Ты нигде не можешь забыть о своей профессии, — усмехнулась Аня. — Паша работает фотохудожником в нашем агентстве, делает фотографии для каталогов.

На работе Ани создавались каталоги косметической фирмы. Аня писала рекламные тексты.

— Можно привести Веронику к нам и сделать пару-тройку снимков, — предложил Паша.

— Ну уж нет! — Аня почему-то испугалась. — Рано ей ещё об этом думать!

— А ты не решай за меня! — вспылила Вероника. — У меня своя голова есть!

— Да, Аня, ничего страшного не случится, — поддержал её Паша. — Давай я сейчас её щёлкну для пробы.

Паша сфотографировал Веронику на фоне холодильника.

— Теперь вы вдвоём объединились против меня? — возмутилась Аня.

— Глядя в твои тёплые карие глаза, невозможно сердиться на тебя, — засмеялся её жених. — Я люблю тебя даже злой, но ещё больше люблю тебя весёлой.

Слушая его, Аня засияла улыбкой. Они смотрели не мигая друг на друга. Вероника подумала, что ещё чуть-чуть — и принц поцелует принцессу.

После чая Аня и Паша собрались на работу. Паша отвозил невесту на своей машине.

Вероника разделась и опять легла в постель. Но сон не шёл к ней. Она представляла себе лицо Паши — благородное, лишённое «прелестных дефектов»…

— Боже! — поняла Вероника. — Я, кажется, запала на жениха моей сестры!

 

2 глава

Аня и Вероника родились в провинциальном городе. В восемнадцать лет Аня уехала учиться в Санкт-Петербург. Ей удалось и получить образование, и найти работу. Аня жила на съёмной квартире, на родину приезжала редко. В это лето Вероника приехала к ней в гости. Веронике исполнилось шестнадцать лет, Ане — двадцать четыре года. Аня и Вероника внешне совсем не походили друг на друга. Аня — мамина дочка: полные бёдра и грудь, густые светло— русые волосы до пояса, большие карие глаза. Она втайне мечтала похудеть. Вероника — папина дочка: тонкая фигура, тонкий нос, тонкие губы, тонкие жидкие чёрные волосы. Она стеснялась своей худобы от слова «худо», завидовала формам Ани. Единственное сходство сестёр — обе носят очки. Сёстры выросли реально мыслящими, резкими, не склонные к девичьим иллюзиям. Только Ане эти качества помогали видеть цель и идти к ней, добиваться своего. А Вероника не всегда знала, чего хочет. Она часто вступала в конфликты с окружающими, но потом не могла вспомнить, какую идею она защищала.

Вечером вернулись с работы сестра и её соседки. Две из них, Геля и Снежана — худенькие, как Вероника, Геля в очках. Третья, Лена — полная, как Аня, с роскошными длинными чёрными волосами.

— Какой ребёнок! — Снежана обняла Веронику.

— Геля, я принесла Гели, которые ты заказывала у нас, — сказала Аня.

— Гели для Гели, — срифмовала Геля.

Снежане Аня принесла тушь для ресниц. Снежана тут же накрасилась новой тушью.

— Ну, как? — повернулась она к девушкам.

— Тебе всё идёт, как вору, — улыбнулась Геля.

— Вероника, завтра мы пойдём смотреть мою работу, — предупредила Аня.

— Клёво! — обрадовалась Вероника.

— Только сначала сходи утром в парикмахерскую, я тебе оставлю деньги. Сделаешь приличную причёску.

— Чем тебе мешает моя причёска? — закричала Вероника. — Я могу носить на башке, что хочу!

— Ты могла бы так ходить в нашем Муходрищенске. А здесь Питер, нужно понимать.

— Я имею право выглядеть так, как хочу!

— О’ кей, тогда не пойдёшь на мою работу. Мне не надо, чтобы там сказали, что моя сестра — бомж.

Вероника, нахмурившись, взяла деньги.

— Вероника, вообще-то, Аня права, — примирительно сказала Лена.

— Молодость бывает только раз, и надо прожить её, как хочешь, — возразила Вероника. — Я такую причёску носила даже с чёрным вечерним платьем.

— Обычно такое носят с джинсами и рокерскими кофтами.

— Я просто тогда ходила на выпускной бал после девятого класса.

Вероника понимала, что лучше не спорить со старшей сестрой. Команды Ани раздражали, но младшая сестра привыкла подчиняться старшей, потому что не умела принимать решения сама.

 

3 глава

Вероника всё утро делала причёску в парикмахерской. Аня объяснила ей адрес своей работы. Вероника пришла к ней уже преображённая.

— Потрясно! — поразилась Аня.

Вероника сделала стрижку а-ля Мэри Поппинс. Новая причёска придала ей изящества, лицо оказалось как будто в чёрной раме. Вероника выглядела элегантно.

В Анин кабинет вошёл высокий, худой мальчик в очках.

— Я отвёз бумаги… — начал он и запнулся на полуслове, увидев Веронику. — Здравствуйте.

— Познакомьтесь, это наш курьер Миша, это моя сестрёнка Вероника, — сказала Аня.

Миша глядел во все глаза на Веронику. Ане позвонили по служебному телефону.

— Мне надо отойти, — предупредила она ребят. — Не ссорьтесь без меня.

Она вышла. Миша приблизился к Веронике.

— Я и не знал, что у Ани есть сестра, — сказал он.

— Извини, что я существую, — огрызнулась Вероника. — Может, мне выброситься из окна, чтобы не смущать тебя?

— Нет, зачем?.. — он помолчал, потом придумал продолжение разговора: — Ты в каком классе?

— Перешла в десятый.

— А я — в одиннадцатый. Я тут зарабатываю себе на мопед.

Веронику не интересовало, на что он здесь зарабатывает.

— Ты симпатичная и не похожа на Аню, — сказал комплимент Миша.

— Не поняла! — возмутилась она. — Ты намекаешь, что Аня несимпатичная?

— Нет, она тоже симпатичная.

Вероника была счастлива, когда вернулась Аня. Наконец-то закончился дебильный разговор с Мишей, и Вероника сможет увидеть работу Ани! Старшая сестра как раз повела Веронику в Пашину фотостудию.

Сердце Вероники часто забилось уже перед дверью фотостудии. Ей стало и страшно, и весело, когда Аня открыла дверь и перед ними предстал Паша — прекрасный принц Вероникиной мечты. А он сухо бросил ей: «Добрый день» и повернулся к Ане. Но тут же резко повернулся обратно.

— Кого я вижу! — воскликнул Паша. — Прости, Вероника, я просто не узнал тебя! Великолепная причёска!

Вероника непривычно смутилась. Ей раньше не говорили комплименты мальчики, да она и не стремилась никого очаровывать. Вероника больше походила на пацана, чем на барышню. А сейчас ей страстно хотелось нравиться, и она обрадовалась, когда это удалось. Вероника, конечно, понравилась ещё Мише, но очкастый лох не в счёт.

— Мне сразу захотелось сфотографировать Веронику, — сказал Паша. — У меня уже готова её фотография, которую я делал в квартире.

Он показал фотографию. Маленькая растрёпанная Вероника в майке и узких джинсах. Сейчас она одета так же, только поверх майки — бежевая джинсовая рубашка.

— Думаю, кого снять в рекламе блеска для губ. Аня, ты бы не могла одолжить мне твою сестру?

— Паша, ты знаешь, как я к этому отношусь, — строго сказала Аня.

— Аня, не переживай, ты можешь стоять здесь и смотреть на нас. Я ничего не сделаю с Вероникой.

Вероника не верила своим ушам. Работа сестры и раньше казалась ей сказочным местом, а теперь принц предлагает ей сняться для каталога!

— А что это за реклама? — решилась спросить Вероника.

— Реклама — интерпретация сказки про Золушку, — начал объяснять Паша. — Сначала поставим твоё первое фото. Это будет Золушка, которая не пользуется нашей косметикой. Потом — изображение блеска для губ. А — дальше — опять твоя фотография, но уже в образе принцессы, накрашенной блеском.

— Спасибо, Паша, но я не могу сняться в такой рекламе, — расстроилась Вероника.

— Почему? — удивилась Аня.

— Какая я, на фиг, принцесса? Я тощая, безгрудая, низкая…

— Мне бы твои проблемы! — отмахнулась старшая сестра.

— Послушай меня, Вероника, — улыбнулся Паша. — Я часто фотографирую для каталога девушек с какими-то неправильностями во внешности. Не все соответствуют канону красоты, но неправильно — не есть некрасиво. Я помогаю таким девушкам затушевать их недостатки и подчеркнуть достоинства…

— У меня нет достоинств, — Вероника показала на свою грудь.

— Знаешь, что, мне нравится твоя хрупкость. Ты похожа на эльфу. Но тебе бы очень пошли платьица в оборочках и бантики на груди или кружевное жабо. Это придаст тебе объёма. Давай пойдём к нашим визажистам и попробуем превратить тебя в принцессу. Ты посмотришь в зеркало и решишь, хочешь ли ты сниматься.

— Паша, я всё-таки против того, чтобы вводить Веронику в нашу закулисную жизнь, — сказала Аня.

Может быть, Вероника отказалась бы, если бы Аня смолчала. Но сейчас в младшей сестре вспыхнул протест.

— Ты не командуй, что я должна делать, а что нет! — разозлилась Вероника. — Паша, я буду фоткаться!

Её одели в синее коктейльное платье, отделанное прозрачными кружевами. Синие замшевые туфли на шпильках прибавили Веронике роста. Правда, ей с непривычки было тяжело в них ходить, но на фотографии Вероника всё равно будет просто стоять. Губы Вероники сияли блеском, глаза увеличились благодаря теням и туши для ресниц, От прежнего облика остались только очки. По мнению Паши, они придавали Веронике благородства. Он фотографировал Веронику.

— У тебя интересный взгляд, — сказал Паша, показывая получившиеся снимки.

— Иногда говорят, что он доверчивый и наивный, — ответила Вероника.

Паша приготовил схему рекламы — фотографии Золушки и принцессы, между ними блеск для губ. Вокруг компьютера собрались Вероника, Аня и Миша.

— Самая юная фотомодель — Вероника! — объявил Паша.

— Мне эта фотография больше нравится, — Аня показала на фото сестры в джинсах. — Здесь ты, как в жизни.

Вероника обиделась. Значит, взрыв на макаронной фабрике и джинсы — это она, по мнению сестры. А вот Паша разглядел в Веронике принцессу.

— Ты и такая, и такая красивая, — сказал Миша, заметив расстройство Вероники.

— Вижу, прекрасная принцесса начала разбивать сердца, — игриво улыбнулся Паша.

Вероника расстроилась вконец. Как Паша мог предположить ужасную вещь, что она хочет очаровать Мишу? Ведь Вероника любит принца с фотоаппаратом!

 

4 глава

— Вероника, у меня такое чувство, что ты что-то держишь в себе, — сказала Аня.

— Чего это мне держать в себе?

Вероника скрывала смущение. Неужели Аня почувствовала, что Вероника любит её парня?

— У тебя всё написано на лице.

Да, Вероника, как на грех, не умела притворяться.

— Это совсем не то, о чём ты думаешь… — начала она оправдываться.

— Ладно уж, бесполезно наводить тень на ясный день. Я уже знаю…

«Неужели Аня всё поняла?!»

— … тебе нравится Миша, — объявила Аня.

— Миша? Этот лох? Да с чего ты взяла?

— Сестрёнка, можешь мне не врать. Я раньше никогда тебя такой не видела. Как ты приехала в Петербург, стала нервной, всё делаешь невпопад.

Интересно, когда Аня раньше видела младшую сестру? Когда приезжала на каникулы? Веронику и тогда часто называли нервной.

— Тебе нужна какая-то помощь? — участливо спросила Аня.

— Аня, это не то…

Вероника запнулась. Ей не хотелось, чтобы Аня считала её влюблённой в Мишу. Но, с другой стороны, теперь сестра не заподозрит, что Вероника страдает по её парню. Может быть, не стоит разубеждать Аню?

— Ты всегда можешь ко мне обратиться, — сказала Аня. — У меня больше опыта в отношениях с парнями. Я тебе советую не начинать серьёзные отношения слишком рано. Лучше набраться мудрости.

— Зачем тянуть? Например, твой Паша — прекрасный парень. Чем раньше быть с ним, тем лучше. Зачем отказываться от счастья?

— Не бывает абсолютного счастья, как и абсолютного горя. С Пашей иногда трудно общаться.

— Почему с ним может быть трудно?

Аня уже давно ссорилась с Пашей. Из-за любого пустяка между влюблёнными вспыхивал скандал. Аня любила Пашу, но оказалось, что одной любви для отношений мало. Нужна совместимость характеров, а Паше и Ане недоставало этого. Паша слишком любил внешнюю красивость, не мог ни сморкаться, ни громко жевать. Он выглядел изящным манекеном. Такая красота не могла быть натуральной.

Ссора назрела с утра, когда Паша поздоровался с невестой. Сегодня Паша фотографировал для рекламы шампуня фотомодель, тоже Аню.

— Моя любимая Аня! — воскликнул он, когда к нему зашла невеста.

Следом за ней зашла модель.

— Моя вторая любимая Аня! — обрадовался Паша.

Аня-рекламщица поняла, что с завистью глядит на стройную Аню-модель. Хотя у девушки было не самое правильное лицо — узкие глаза и мягкий нос. Волосы длинные, как у Ани— рекламщицы, но кудрявые и рыжие.

Ане-модели Паша создал образ Констанции Бонасье. Она снималась в чёрном платье, со шпагой в руках.

— Между двумя Анями можно загадать желание! — шутил Паша.

Аня-рекламщица почувствовала раздражение на добрую и нежную Аню-модель. Две девушки с одинаковыми именами, но одна из них недовольна собой, а у другой есть всё, чем обделена первая. Аня-фотомодель — коренная петербурженка, красивая, лиричная, она может не стесняться своей красоты перед камерой, а ещё она женственная, изящная — она смотрится рядом с Пашей гармоничнее, чем Аня-рекламщица. Паша меж тем расточал комплименты Констанции Бонасье.

Едва за моделью закрылась дверь, как Аня выпалила жениху:

— Меня бесит твоё поведение!

— Ты о чём?

— Вот об этом! Ты напропалую кокетничал с Аней!

— Господи, что ты подумала? Я всегда разговариваю со всеми деликатно!

— Ты прямо раздевал её глазами!

— Аня, мне трудно терпеть твой характер! Ты постоянно хочешь меня контролировать, я не знаю, куда бежать от твоего диктата!

— Тогда беги от меня прямо сейчас, я тебя не держу!

Жених и невеста провели остаток дня в плохом настроении.

 

5 глава

Аня-модель даже не подозревала, что стала причиной ссоры влюблённых. Она хорошо относилась к обоим и желала им счастья.

Ане исполнилось двадцать два года, её старшей сестре Венере — двадцать шесть лет. Обе девушки талантливо рисовали. Венера училась живописи там же, где и Паша. Аня, хотя и любила живопись, поступила в консерваторию, учиться вокалу. Венера привела Аню в рекламное агентство — фотографироваться для каталогов. Венера не считала зазорным, если люди видели женскую красоту. Её саму писали обнажённой.

Мама сестёр тоже была художницей. Они с детства видели, как она пишет картин, рассматривали книги по искусству, которые мама держала при себе. Талантливая, привлекательная мама скучала в браке с непросвещённым папой, который не понимал её. Все люди восхищались картинами мамы, и только папа был недоволен её увлечённостью. Дома она не помнила о хозяйстве. Выходя в магазин, покупала всегда не то — её мысли оставались у мольберта. Нет пророка в своём отечестве. Поэтому, когда Ане было семь лет, а Венере — одиннадцать, родители развелись. Папа женился во второй раз тоже на художнице. Девочки удивлялись, почему он дважды наступает на одни и те же грабли. Новая жена тоже не баловала его домашней едой и с трудом ориентировалась в ценах (если это не были цены на краски и платья). Аня и Венера заходили в гости к папе, но со временем делали это реже и реже. Папина жена невзлюбила девочек, особенно Аню. Венера удивлялась этому — она сама могла сказать что-то резкое, но Аня всегда вела себя тихо и вежливо. Может быть, проблема именно в том, что Аня стесняется дать отпор хамке? Но когда Ане исполнилось тринадцать, Венера посмотрела на неё и увидела мамино отражение. Тогда стало ясно, почему папина жена ненавидела младшую девочку — она могла напомнить папе маму.

Аня родилась копией мамы: хрупкая, бестелесная, с мелкими чертами худенького личика и водопадом рыжеватых волос. Венера была копией папы: крупная, с огромными карими глазами. Аня шила себе фантастические наряды, похожие на театральную одежду: нимфы, эльфы, русалки. Венера одевалась в строгие костюмы. Сейчас у каждой появлялись поклонники. Одним нравилась эфирная нежность Ани, другим — царственность Венеры.

Венера вышла замуж и жила в квартире мужа, но всё равно встречалась с сестрой. Кому ещё можно рассказать, что после свадьбы Венера не чувствует себя легко. Её муж — практичный человек, он продаёт бытовую технику и с трудом понимает любовь Венеры к эфемерной работе художника. Ей нравилась ответственность мужа, но ведь нельзя думать только о заработке. Венера даже сочинила сказку о своём замужестве.

Счастливая принцесса приехала в королевство принца. Он был счастлив видеть свою невесту. В тот же день они обвенчались. Люди радовались, глядя на их молодость и счастье, и называли их «золотой парой», потому что золотом блестели их короны, волосы, одежда и обувь.

— Золотая пара! — говорили про молодожёнов.

Несмотря на свою радость, принцесса чувствовала, что ей неудобно в свадебном платье, и слова «золотая пара» не радовали её.

Вечером они вместе пошли в спальню. Принц обнял принцессу.

— Я бесконечно люблю тебя! — прошептал он.

Она обняла принца, и её пальцы ощутили холодный металл. Принцесса отскочила в сторону. Её возлюбленный быстро покрывался золотом и вскоре стал весь золотым. Только его глаза синели живыми васильками на холодном золоте.

Золотая пара...

Принцесса плакала, целовала золотую статую, проклиная всё золото на свете. Она теперь не могла видеть даже своё свадебное платье и отдала его младшей сестре.

— Аня, я думаю, мы с тобой что-то делаем не так, — говорила Венера. — Мы уже не подростки, но всё ещё верим в сказки, выбираем всё только сердцем, верим в идеалы. Наверное, пора становиться иными. Мы ведь не можем до старости играть в куклы.

— Но зачем нам отказываться от наших ценностей? — возразила Аня. — Мы обязательно должны создавать красоту, делать мир лучше, тогда и наши мечты исполнятся! Ты стала сомневаться в себе после твоей свадьбы. Но никто не вправе изменять твою сущность, объясни это мужу.

— Можно сохранить внутри наши фантазии, как детские игрушки. Но надо вести себя сдержаннее, выверять свои шаги.

— В том-то и дело, Венера. Зачем тебе разбавлять твою романтичность? Почему её нужно стесняться? Что плохого, если ты откровенно дашь понять людям: да, я верю в сказки и рисую их сама?

Венера ещё больше задумывалась. Она умела выглядеть строгой, собранной, хотя любила мечтать обо всём прекрасном, могла прослезиться от восхищения. Аня была по-детски наивной, видела в мире только самое лучшее, откровенно говорила о своих эмоциях. В их дуэте Венера была разумом, Аня — чувством. Сдержанная старшая сестра оберегала нежную младшую. Под защитой Венеры Аня могла не бояться, что её обидят. Венера общалась с внешним миром за себя и робкую сестру, строила мостик между людьми и трогательной Аней. Аня не давала Венере распрощаться с девичьими мечтами, хотя Венера думала, что это уже нужно сделать. Младшая сестра права, до жизни с мужем Венера нравилась себе во всём. Она занималась творчеством, искала и находила удивительное. Но сейчас муж всё чаще говорил Венере, что она зря пропускает всё через себя, пора уже смотреть на жизнь трезво.

 

6 глава

После разговора с Вероникой старшая сестра пошла в магазин. Вероника, оставшись одна, задумалась. Она всё больше влюблялась в Пашу. Ей казалось, что Аня не понимает его, поэтому то и дело ссорится с женихом. Если бы Вероника была его невестой, они бы всегда жили счастливо. Но Паша даже не знает о её чувствах! Вероника так хотела высказать их! И она придумала написать ему любовное письмо. Правда, Вероника сроду не писала любовных писем. Сразу вспоминались розовые бумажки, смоченные духами… Но теперь ей тоже припёрло написать подобное.

Вероника долго не могла решить, будет ли нечестным написать письмо жениху старшей сестры. Ведь некрасиво отбивать парня, тем более у Ани. Но Вероника утешилась тем, что она лишь напишет письмо, а Паша уже выберет сам, с кем ему остаться. Они так часто ссорятся с Аней, может быть, они и без Вероники скоро расстались бы. Тем более, Веронику уже так тянуло к Паше, что ей стало совсем не до голоса совести.

Вероника нашла ручку и бумагу, стала обдумывать текст письма. Но она просто не знала, как составить письмо, с чего начать? Нужно как-то обратиться к адресату. «Привет»? Или «Здравствуй»? «Тебе пишет Вероника»? Последнее напоминает: «Я к вам пишу». Остановилась на «Здравствуй». Значит: «Здравствуй. Я хочу поговорить с тобой о чём-то важном». Не стоит объяснять, кто это пишет, всё равно в конце будет подпись.

Зазвонил телефон.

— Алло, — Вероника взяла трубку.

— Привет, Аня, — сказал дивный голос Паши.

— Это Вероника, — поправила Вероника. — Привет, Паша.

— Ой, привет, солнышко! А где Аня?

— Она в магазине.

— Вероника, мы сегодня поссорились. Я жалею об этом, но Аня всё-таки виновата.

— Не расстраивайся, Паша, в моей семье уже все привыкли к её закидонам.

— Она очень зла на меня?

— Порядочно.

— Тогда, наверное, сегодня не буду её беспокоить. Я тоже примерно знаю, сколько времени ей надо, чтобы остыть.

— Рада была тебя слышать.

— Я тоже, моя прелесть.

Веронике хотелось взлететь на небо после разговора с Пашей. Мало того — у неё появилось вдохновение писать письмо! Вероника села за стол и написала: «Я люблю тебя с того дня, как впервые увидела. Я знаю, что мне нельзя тебя любить, но разве я кому-то делаю зло? Это сильнее меня, я не могу бороться со своей любовью, да и на фиг это надо? Я хотела бы пообщаться с тобой. Ты можешь просто приглядеться ко мне. Если ты не влюбишься в меня, я всё пойму. Но может случиться так, что ты почувствуешь ко мне то же, что и я к тебе».

Вернулась Аня. Вероника не обратила на неё внимания, поглощённая письмом. Аня подошла сзади и пригляделась к написанному Вероникой.

— Сестрёнка, что ты там такое пишешь? Любовное письмо?

— Ёкэлэмэнэ! — вздрогнула Вероника. — Что ты так пугаешь?

— Извини. Ну, всё-таки, это письмо Мише?

— Какая тебе разница? И вообще, это не письмо.

— Ладно, не хочешь, не говори.

Аня и так знала, что младшая сестра пишет письмо Мише.

— Если бы я писала письмо о любви, я бы добавила кое-что ещё, — сказала Аня.

— Что ты добавила бы?

— Что у нас есть много общего — наш возраст, наша работа, а это важно в любви. Написала бы, что в культурной столице в моё сердце вошла гармония, что здесь моя жизнь стала красивее, хотя раньше красота не казалась мне важной. Что мы с ним разведены, как мосты, что я восхищаюсь фотками, сделанными им… Хотя Миша не фотографирует, но можно написать, что он суперски развозит документацию.

— Спасибки.

Вероника дописала: «Да, у нас разный возраст и мы живём в разных городах, но разве любви это помешает? Когда я приехала в культурную столицу, в моё сердце вошла гармония. Здесь моя жизнь стала красивее, хотя, в отличие от тебя, мне раньше не было нужды в красоте. Мы с тобой разведены, как мосты. Я восхищаюсь тобой и тем, что ты делаешь. Вероника».

Оторвавшись от письма, Вероника заметила мокрые глаза Ани.Это поразило Веронику. Она не помнила, чтобы Аня когда-нибудь плакала. Старшая сестра всегда была оптимистичной, справлялась с любой проблемой, а тут… Неужели Аню так перекроила любовь к Паше?

Вероника почувствовала себя виноватой. Ведь она сейчас отнимает счастье у сестры, даже пишет письмо её словами. Но что делать, если Вероника тоже любит Пашу ничуть не меньше? Вероника тоже сейчас разревелась бы, но лучше действовать.

 

7 глава

Придя на Анину работу, Вероника застала сестру вдвоём с Пашей.

— Привет, Ань! Привет, Паш! — поздоровалась Вероника. — Классная туника, Аня, в первый раз её вижу!

Аня сидела в светлой тунике, тёмно-серых леггинсах и тёмно-сером жакете с приколотым к нему оранжевым цветком.

— Нет, Ане лучше не носить тунику, — возразил Паша. — К твоей фигуре больше подходят длинные вещи с продольными линиями, а короткая туника тебя полнит. Да и классический жакет не сочетается с твоим нарядом.

— Вероника, хочешь посмотреть на фотосъёмку? — предложила Аня.

— Ой, ага!

— Паша фоткает девушку, а Миша её освещает, — Аня подмигнула Веронике.

Вероника поняла, о чём думает старшая сестра. Ладно, в любом случае, она передаст записку тому, кому надо.

Паша снимал рекламу пены для ванн. Он фотографировал старшую сестру Ани-фотомодели — Венеру. Венера снималась в роли богини любви, выходящей из пены. Она не походила на младшую сестру — с объёмным бюстом, большими карими глазами, причёска, как у Вероники, только волосы светлые. Вероника загляделась на фотомодель. По мнению Вероники, Венера была пышной красавицей. Вероника мечтала о такой внешности, но красота досталась другой.

— Венера Милосская, приготовься к съёмке, — предупредил Паша.

— Надеюсь, мне не будут отрубать руки?

— Помилуй!

Паша перецеловал обе руки Венеры. Восхищение Вероники потихоньку сменялось бешенством. Что он прилип к этой девице, как муха на… варенье? Теперь понятно, почему Аня так психует! Венера одета в платье, похожее на греческий хитон. Оно длинное, золотисто-бежевое, спадает мягкими складками, как будто простое, но сшитое из хорошей ткани. На Венере нет украшений, но её нежное тело — уже украшение. Есть макияж на лице, правда. Она — вся такая благородная дама, эстетски-красивая, равно как и Паша. Венера и Вероника — их имена звучат похоже, но девушки разные: одна — обворожительная леди, вторая… вторая — противоположность. Правда, противный Миша во все глаза пялился на Веронику, игнорируя пенорождённую Венеру.

Под конец фотосъёмки Паша снял с себя кофту из тонкой синей шерсти и кинул её на столик, где уже лежала потрёпанная спортивная кофта Миши. Вероника придвинулась к столику и ловким движением всунула записку в карман Пашиной кофты — так, чтобы был виден уголок бумаги.

— Восхитительно! — обрадовалась Венера. — Я редко получаюсь так удачно.

Пришла Аня, сестра Вероники. она тоже готовилась к съёмкам. Аня рекламировала духи с яблочным ароматом. Она оделась в длинное белое платье из кружевной ткани, как тургеневская барышня. Из-под белой кружевной шляпы спускались пышные Анины волосы.

Пока кончалась фотосессия Венеры, Аня заметила кофты парней. В кармане Паши лежала знакомая бумажка. Аня тихонько вытянула её пальцами. Так и есть, растяпа Вероника сунула письмо не туда, куда надо! Как она живёт в родном городе без старшей сестры, кто исправляет её ошибки?

Аня переложила записку в карман Миши и пошла фотографироваться.

 

8 глава

Вероника с непривычным восторгом смотрела на позирующую сестру. Анька выглядела настоящей дворянкой! И её сделал такой Паша — принц, художник и творец! За это ему можно простить всё, но Аня его не ценит…

— Ты так промахнулась с письмом! — рассказывала Аня после фотосессии, когда Вероника провожала её в гримёрку.

— С каким? — Вероника даже сразу не поняла.

— Известно, с каким! — усмехнулась Аня. — Я его переложила правильно!

— Это как? — до Вероники что-то дошло.

— Ты его положила в Пашину кофту вместо Мишиной! Хорошо, что я догадалась положить письмо Мише!

Вероника ужаснулась. Лишь бы Миша не прочитал её письмо!

— Зачем ты это сделала? — закричала Вероника на Аню. — Что ты лезешь, куда тебя не просят?

— Вероника, ты можешь сказать нормально?

— Не надо вмешиваться в мою жизнь! Меня достал твой контроль!

— Ты как со мной разговариваешь? — Аня тоже повысила голос.

Веронику охватил гнев.

— Ты всех заколебала своими командами! Я понимаю, почему Паша не может с тобой жить! Он целовал руки Венере! А тебя нельзя выносить, ты — железный танк!

Аня, меньше всего похожая в белых кружевах на железный танк, почему-то не ответила на хамство сестры. Но Вероника тут же побежала обратно к Мише. Её сейчас не волновало состояние Ани.

В коридоре Вероника увидела Мишу. Она еле сдержала непечатное слово, чуть не вырвавшееся из неё. Он читал письмо Вероники!

— Миш… — позвала она с улыбкой, надеясь, что он только начал читать и ещё ни в чём не разобрался.

— Вероника! — он рванулся к ней. — Я всё знаю, всё! И я тоже люблю тебя!

Он обнял враз обмякшую Веронику.

— Как хорошо, что ты первая призналась! — по-детски радовался Миша. — Про меня все говорят, что я робкий, стеснительный… Но теперь-то мы знаем, что ты любишь меня, а я — тебя…

— Миша, это письмо не тебе, — устало объяснила Вероника.

— Как — не мне? — он выпустил её. — А кому же?

— Что ж за долбаный день сегодня! Это письмо я писала Паше! Как ты мог подумать, что ты кому-то нравишься? Просто моя криворукая сестра засунула письмо в карман твоей шмотки!

— Извини, не знал, — он протянул ей письмо. — Тогда возьми, мне не надо.

Вероника забрала письмо, понимая, что больше никуда его не отправит.

— Но я хочу тебе сказать… Ты не знаешь Пашу. Он недостоин тебя.

— Что ты несёшь?

— Он склизкий тип. Конечно, он красивый, но ему всегда нужно только внешнее, только оболочка, он всё подбирает под себя. Не делает шага, не оглядевшись, кто на него смотрит. У него звёздная болезнь. Он так много говорит об одежде, о цвете аксессуаров, такое впечатление, что он девушка, а не мужик.

— Ты просто ему завидуешь, потому что ты сам — чучело!

— Я слышал, как Паша разговаривал с друзьями… Он сказал, что специально фотографирует некрасивых девушек. Ну, вернее, на его фотках они выглядят красавицами. Ему это надо, чтобы выиграть международный конкурс. Он сказал, что делает из любой девушки конфетку…

— Я мечтаю дать тебе по шее! — психанула Вероника.

Она вернулась в Анину квартиру. Аня после работы не пришла домой, позвонила и сказала, что ночует у подруги. Вероника уже начала жалеть о своём поведении, но что сделано, то сделано.

 

9 глава

Венера не знала, какую бурю чувств она породила в душе Вероники, стоящей у стены. Она думала о своём муже. Венера сказала ему после очередного конфликта: «Всё, давай разведёмся. Мне будет плохо без тебя, но так я сохраню себя саму. Если останусь жить с тобой — потеряю себя. Неизвестно, что хуже». Она собрала вещи и ушла жить к папе — не хотела волновать маму и сестру.

В папиной квартире Венера села ночью поработать на компьютере — не могла заснуть от волнения. У расстроенной Венеры слезились глаза, хотя у них с сестрой отличное зрение, они никогда не ходили в очках. Нечаянно нажала не на тот файл, и на экране появились фотографии Ани. Венера стала их рассматривать. Странно, она не помнила Аню в таких простеньких платьях. Аня ещё со школы шьёт себе причудливые одеяния. А на одной фотографии Аня была беременной. Венера поняла: это не Аня, это мама. Неужели папа всё ещё любит маму? Нужно попробовать их помирить, подумала Венера.

На следующий день Венера встретилась с Аней возле консерватории. Сёстры поговорили про неудачу Венеры. Аня прочитала стихи, посвящённые старшей сестре:

 

— Ты скажешь «да», а он ответит «нет».

Ты — неземная, ты — огонь и тьма,

Ты — дикое дитя иных планет.

Ты, глядя на него, поймёшь сама:

Ты — страсть, он — тишина, родник и свет.

 

Ты перед ним себя повергла ниц,

Ты — нищая, ты падаешь ничком.

Но быть с ним вместе — как скатиться вниз.

Чем погибать в страдании таком,

Уж лучше быть ни с кем. Прошу, очнись!

 

Аня призналась, что теперь боится кого-то полюбить — вдруг её тоже не поймут?

— Ты ведь пока свободна, — сказала Венера.

— Не знаю…

— То есть? — удивилась старшая сестра. — Аня, ты влюбилась?

— Я боюсь сказать об этом даже себе. Я заметила, как на меня смотрит однокурсник. Он тоже мне понравился. Но я не хочу повторить опыт наших родителей, да и у вас начались нелады…

Аня рассказала сказку о своей первой любви.

Младшая принцесса сочувствовала старшей, попробовала позвать её на бал, чтобы старшая принцесса хоть немного развеялась. Но старшая сестра отказалась. Пришлось устраивать бал без неё.

Младшая принцесса надела свадебное платье своей сестры. «Какое прекрасное платье, — подумала принцесса, — но ведь оно досталось мне ценой несчастья сестры». И тут платье сильно пережало ей грудь. «Да ну и что, — со злостью оборвала себя принцесса, — какое мне дело до её несчастья? Ведь мне сейчас хорошо».

По бальному залу кружились кавалеры в белых одеждах с серебристой отделкой и дамы в парчовых платьях. Дамы прикрывали свои лица серебристо-чёрными веерами, чтобы кавалеры не заметили, как дамы смотрят на оркестр. А в оркестре играл красивый скрипач. Его глаза были синие, как небо, кожа белая и прозрачная, как облако, волосы золотые, как солнце. Дамы влюблённо глядели на него, а он не замечал этого. Он никого и ничего не замечал, кроме самой красивой дамы — принцессы. Он любил её, и мысли о ней помогали ему играть всё лучше и лучше.

А с принцессой творилось что-то непонятное.

Золотое свечение от платья било ей в глаза, и прекрасный музыкант казался ей уродом. Юноша не знал об этом, и, когда принцесса оказалась рядом с ним, он признался ей в любви.

Платье ослепило ей глаза и сдавило грудь.

— Ты мне не нужен, противное чудовище, — сказала принцесса и пошла танцевать.

Но она не смогла танцевать слишком долго. Платье стало вдруг до невозможности тяжёлым. Принцесса со слезами на глазах ушла в свою комнату. Больше ей не хотелось кружиться в вихре танца.

— Не бойся начинать отношения с любимым, — посоветовала Венера. — Он должен полюбить тебя такой, какая ты есть.

— Пойдём к нам, — предложила Аня. — Мама сказала, что вечером придёт папа чинить телевизор. Она испечёт сырники.

— Мама? Сырники? — удивилась Венера. — Она же никогда ничего не стряпала!

— Мы прорепетировали это действие ещё в выходные дни. Два раза сырники сгорели. Сейчас сделаем третью попытку.

Венере позвонил муж.

— Венера, я надеюсь, ты пошутила насчёт развода? — спросил он. — Я же всё равно тебя люблю! Приезжай домой, давай поговорим!

— Конечно, я пошутила насчёт развода, — ответила Венера. — Только давай лучше ты приедешь в квартиру моей мамы. У нас вроде как семейный вечер.

— Хорошо, понял. Что-нибудь купить?

— Да, можно небольшой тортик, — Венера объяснила Ане: — Мы подстрахуем маму, если у неё и в третий раз ничего не выйдет с сырниками.

 

10 глава

Наутро неожиданно позвонил телефон. Вероника узнала Пашин голос.

— Ани нет дома, — сказала она.

— Я знаю. Я звоню тебе.

— Мне? — Вероника чуть не задохнулась от счастья.

— Хочу предложить тебе ещё раз сняться для каталога. Мне понравилось с тобой работать.

— Ух ты! А кем я буду теперь?

Спящей красавицей. Рекламируем тушь для ресниц. Только давай скроем это от Ани. Ты же знаешь, как она тебя опекает.

— Ну, — согласилась Вероника.

На сей раз она снималась в открытом фиолетовом платье. Вероника лежала на возвышении с закрытыми глазами. Ей было страшно интересно, как она выглядит. Вероника слышала только щёлканье фотоаппарата.

— Неподражаемая спящая красавица! — восклицал невидимый Паша.

Вдруг Вероника почувствовала на губах поцелуй. Она открыла глаза.

— Просыпайся, — сказал Паша. — Съёмка закончена.

Вероника поднялась.

— У нас сегодня праздник в кафе, — сообщил Паша. — Мой друг откупает его на вечер, у него день рождения. Я хочу пригласить тебя туда.

— Спасибо, Паша! А разве Аня туда не идёт?

— Нет, мы с ней опять в конфликте. Вчера она устроила скандал из-за Венеры. Ей-богу, нам уже невозможно быть где-то вместе

— Тогда как добраться на праздник?

— Давай я заеду за тобой в семь часов. Когда увидишь меня из окна — выходи.

Радостная Вероника вернулась в Анину квартиру. Весь день прошёл в ожидании праздника. Примерно в шесть часов Вероника начала наряжаться и краситься. Без десяти семь приехал Паша. По дороге он шутил, что везёт королеву в карете.

Вот и кафе. Веронику с порога оглушили голоса гостей и шум музыки. К Паше подбежал молодой человек из толпы.

— Паша, ты почему без Ани? — спросил он.

— Мы временно расстались.

— Раньше вы везде ходили вместе, я хорошо помню праздники, на которые вы не пришли.

— Сегодня у меня новая девушка, — Паша кивнул на Веронику.

Она подумала, что парень — именинник, но Паша не поздравлял его. Парень отошёл. Вероника пыталась определить, у кого день рождения, но не могла.

В это время начался танец. Паша пригласил Веронику. Хотя что значит — пригласил, каждый двигался под попсу, кто как мог. Периодически между Вероникой и Пашей вклинивались танцующие. Веронике раньше не особенно нравились такие вечеринки, сейчас она пришла ради любимого.

Танец кончился, заиграла другая песня. Паша посмотрел куда-то поверх Вероники. Она обернулась туда же. За столиком сидела Аня. Она, глядя в пол, пила коктейль. Даже в темноте Вероника рассмотрела, в каком подавленном состоянии старшая сестра.

— Солнышко… — Паша резко обнял Веронику.

Она не обрадовалась. Вероника тут же поняла, что Паша нарочно обнимает её на глазах Ани!

— Пошёл ты!.. — она, чертыхнувшись, вырвалась из его рук.

— Что такое? — удивился он.

— Я не буду играть в твои игры!

— Не позволяй себе много! — вспылил Паша. — Шкетка!

В ответ Вероника приложила его рядом ругательств — она недаром выросла не в культурной столице. Потом побежала из кафе на улицу. Она растерялась, поняв, что не сможет доехать до дома одна.

— Вероника! — окликнули её.

11 глава

Она обернулась и увидела Мишу на мопеде.

— А ты что тут делаешь? — спросила Вероника.

— Хотел сходить на день рождения. Но для тебя, кажется, вечеринка закончилась.

— Можно сказать, и не начиналась, — вздохнула Вероника. — Можешь радоваться, ты оказался прав.

— Чему ж радоваться? Мне жалко, что ты расстроилась.

— У тебя всё-таки появился мопед, — ни с того ни с сего заметила Вероника.

— Ага, я всё же накопил, — расплылся в улыбке Миша.

— Меня так бесит то, что было, — нахмурилась Вероника. — Почему у меня всё получилось через…

— Просто Паша переделывает своих девушек под себя, надевает на них маски. А я влюбился в тебя такую, какая ты есть. Мне нужна сильная, жёсткая девушка, которая будет объяснять мне, как поступить правильней.

Вероника задумалась. Да, Паша — красавец, но он влюблён только в свою красоту, не думает про реальную жизнь. А для отношений нужно то, что внутри человека…

— Давай я отвезу тебя, — предложил Миша.

Вероника села к Мише, и он отвёз её до Аниного дома. Аня вернулась лишь под утро.

— Привет, — робко поздоровалась Вероника. — Как вечеринка?

— Не надо изображать наив, — сказала Аня. — Я знаю, что ты там тоже была. Что произошло у вас с Пашей?

— Я сказала ему, что он козёл и что он мне не нужен.

— Я, в общем-то, сказала ему то же самое.

В комнате Аня спросила, переодеваясь в домашнюю одежду:

— Всё-таки, объясни мне, почему ты скрывала от меня, что любишь моего парня?

— А ты спрашивала об этом? Ты придумала, что я влюблена в Мишу, а я не знала, как сдвинуть его с места!

— Теперь понятно, почему ты так защищала Пашу, когда мы с ним ссорились. Почему говорила, что я его не ценю.

— Аня, я так думала раньше, а сейчас уже поняла, с кем мы связались. Он специально встречается с пацанками вроде нас, чтобы переделывать их в гламурных девиц, и тогда все восхищаются его работой.

— Тебя постоянно раздражала моя опека. А я ведь беспокоюсь о тебе, не хочу, чтобы с тобой что-то случилось. Ты для меня — моя сестрёнка.

— Вот именно, что ты до сих пор считаешь меня сестрёнкой, детский сад, штаны на лямках. Но я выросла с того времени, как ты уехала в Питер. А тебе кажется, что я так и осталась десятилетней.

— А тебе кажется, что я — железный танк.

— Аня, я тогда сказала это с психу, — смутилась Вероника.

— Ладно, не оправдывайся. Мне пришлось стать ответственной, потому что я — старшая сестра. Я часто помогала маме, когда она сидела в декрете. После декрета она вообще сдала тебя мне на руки. Ты же знаешь, они с папой надрываются на работе с утра до вечера. Я всегда была серьёзной девочкой, хоть освобождала их от тебя. Зато когда я только приехала сюда, мне самой так хотелось, чтобы обо мне кто-то заботился… Вот я и пыталась помочь тебе с Мишей.

— Может, ты и правильно сделала, — Вероника вспомнила, как Миша подвёз её на мопеде — почему-то с теплом, а не с раздражением.

За окном рассветало. Город просыпается. Начинается новый день, который сложится лучше предыдущего.

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль