Варенье из лепестков роз

0.00
 
Грохольский Франц
Варенье из лепестков роз
Обложка произведения 'Варенье из лепестков роз'

— Посмотри, какой интересный рецепт — варенье из роз!

Если жена так бесцеремонно обращается ко мне, надо все бросать и включаться в обсуждение, иначе могут не понять, а это чревато последствиями. Сейчас не помню всего рецепта, только начало: «Собрать двести граммов лепестков роз …».

Вот розы у нас не растут, есть только в оранжереях да в цветочных магазинах, но по такой цене, что пропадает всякая охота к гурманским изыскам. Продавцы будут очень удивлены, если скажу, что закупаю розы для варенья. Правда, как бывалый рыбак, знаю заросли шиповника у речки. Сейчас он цветет. Наверное, будет ничуть не хуже розы и бесплатно. Вспомнил где самые густые заросли и на другой день, утром, прихватив рыболовные снасти, поехал собирать лепестки. Рассуждаю так: двести граммов — это пустяк, я за один час управлюсь, а потом и порыбачу.

Приехал на место зарослей, увидел все так, как я думал. Очень красиво цветет шиповник. Цветков было так много, что я решил порадовать супругу и перевыполнить план. Поработав около часа, приуныл и понял — погорячился. Стараюсь, собираю, а результат ничтожный. Это все равно, если пытаться зачерпнуть воды из тучи.

Сложное это дело — собирать цветы шиповника. Он ведь просто так отдавать их не хочет. Норовит оцарапать, загнать шип в руку — защищается всеми доступными способами. Еще немного поработал и засомневался — наберу ли я когда-нибудь нужное количество? Желание собирать лепестки у меня пропало окончательно. Сколько собрал и хватит. Пора заняться любимым делом — рыбалкой.

Времени больше трех. Нужно найти подходящее место для лова, поэтому я выбрасываю из головы все, что мешает основной мысли и трогаюсь в путь. Еду около километра среди зарослей и подъезжаю к реке. Мне место не очень понравилось. Наверное потому, что впервые здесь и еще ничего не разглядел. С виду вполне нормальный берег, рядом небольшая возвышенность, на ней древнее кладбище. Это место называется «Ак Мола» или «Белая могила» по-русски.

Если в прошлом этот холм было видно издали, то сейчас он ничем не отличается от других. Все заросло полынью и сорной травой. Памятники в виде грубых камней. Одни стоят, другие завалились и от времени вросли в землю. Ни надписей, ни украшений. Если бы не какой-то порядок их расположения, то трудно было бы поверить, что это древнее захоронение. Похоже, ему действительно много лет, судя по отсутствию каких-либо признаков ухода.

Стою на берегу, размышляю, где лучше заплыть? Все возможные места рыбалки не нравятся: то травы много, то топляк из воды выглядывает, то кувшинки заполонили все пространство и вряд ли там будет клев. Наконец, подобрал подходящее место, на надувной лодке плыву к нему. Остановился, привязался за корягу, бросил в воду прикормку и настраиваю удочки.

Тишина, ни ветерка, даже птицы не летают, лишь только речка медленно течет, да я шевелюсь. Закидываю удочки и два поплавка закачались на течении. Усаживаюсь удобнее, посматриваю на поплавки которые никого не интересуют. Вытаскиваю любопытного окунька. Вытащил у него из губы крючок, выбрасываю в реку. Снова все успокаивается и ничего больше не происходит.

Так проходит много времени. Клюет, но неохотно, попадается в основном мелочь, ее выбрасываю назад в реку. Хорошо бы найти новое место только времени уже нет. Наступает вечер, пора собираться домой, рыбалка не получилась. Я не там остановился и зря теряю время. Столько просидел, а улов незначительный.

Решаю сворачиваться. Сегодня невезучий день. Я успокаиваю себя тем, что в следующий раз будет лучше и плыву на берег. Вспомнил: одну удочку не забрал, она осталась лежать на ветках топляка. Пока плавал за ней, да возвращался, солнце окончательно зашло, наступили сумерки. Собираю снасти, складываю в люльку и пытаюсь запустить мотор. Он не заводится. Проверяю все, что нужно в таких случаях, но неисправности не нахожу.

Если все время пытаться запустить двигатель, то можно посадить аккумулятор, а тогда уже ничего не поможет. Пока морочил себе голову с этой проблемой, стало совсем темно и я понимаю: придется ночевать здесь, а утром искать неисправность. К такому повороту я совершенно не готов. Ночью, обычно, прохладно бывает, а у меня ничего теплого нет. Дров насобирать на костер и то проблема — и темно, и не просто их найти.

Мысленно снова ищу причину, почему не завелся мотоцикл, в то же время думаю как буду ночевать. Ничего не придумывается. Как потерпевший кораблекрушение, стою в темноте и не знаю, на что решиться. Наконец, забираюсь в люльку мотоцикла, накрываюсь своей лодкой, единственной, что может защитить меня от холода и ночной сырости.

Взошла луна, в ее свете все стало выглядеть не так как днем. Мне показалось, что угрюмость во всем появилась. Понемногу начали наползать страхи. На этой же речке, километров пять отсюда, чувствовал себя совершенно спокойно, когда приходилось ночевать. Сколько раз даже не сосчитать, а тут появилось какое-то беспокойство. Часов семь придется маяться, других вариантов нет.

Рассматриваю звезды на небе, пролетающие спутники, кусты за рекой, иногда посматриваю в сторону кладбища. Как-то влияет оно на мое сознание, я про него постоянно помню. Кажется, какие-то тени бродят между камней, огоньки. Вот снова сверкнуло, я хорошо это увидел. Наверное, степная лиса — корсак охотится на мышей. Время тянется медленно, до рассвета еще далеко.

Недалеко затрещали кусты. Мне сразу захотелось превратиться в маленькую мышку и спрятаться. Не торопясь выходит на открытое место корова, видимо отбилась от стада. Днем, недалеко на лугу, я его видел. Я шарю глазами по кустам, по речке и по кладбищу. Незаметно уснул и проспал больше часа. Подошли облака и закрыли луну. Установилась гнетущая тишина. Я жутко замерз, у меня такое впечатление, что все мои внутренности покрыты инеем.

Как можно тщательнее кутаюсь в лодку и смотрю на время — уже три часа ночи. Все ближе к рассвету, но лучше не спать, замерзнуть можно. От нечего делать, мысленно конструирую улей, чтобы забыть о печальной действительности. У меня страсть к пчеловодству. Главное — дождаться рассвета, уж очень донимает холод. Я с надеждой смотрю на восток, но пока ничего не меняется. Темно и тоскливо.

Через какое-то время снова просыпаюсь, дрожь пробирает до мозга костей, но забрезжил рассвет. Ну, наконец-то! Выбираюсь из люльки и начинаю со скрипом разминаться. Готов залезть в костер, да только нет его, поэтому я продолжаю размахивать руками, подпрыгивать, приседать и выполнять другие упражнения. Интересно, если посмотреть со стороны на этого физкультурника, что можно подумать? Я уже довольно сносно себя чувствую, хотя все еще дрожу. На горизонте показался краешек солнца. Скоро будет тепло.

Я опять начинаю заниматься мотоциклом. Снова проверяю систему зажигания, подачу бензина и опять не вижу причины, почему бы он не заводился. Разбираю на бензобаке кран и обнаруживаю в отстойнике воду. Прочищаю его и думаю: почему это я такой умный, а вчера не догадался сюда посмотреть? Собираю кран, еще раз все проверяю и пытаюсь запустить двигатель. Он заводится мгновенно, видимо самому надоело так долго молчать. У меня сразу поднялось настроение, я даже дрожать перестал. Еще очень рано, но мне без разницы, я снова еду в заросли.

Опять собираю лепестки, а так как торопиться незачем, то делаю все не спеша. Солнце поднялось высоко, становится жарко. Я смотрю на кулек с лепестками и думаю, что уже хватит. План, возможно, не перевыполнил, а надо ли? Это ведь только для пробы. Работа выполнена, я направляюсь домой. Даже мотоцикл одобрительно заурчал. Дома придется что-то рассказывать, но это будет потом, да и не интересно. А варенье, правда, получилось восхитительное.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль