Плавни

0.00
 
Грохольский Франц
Плавни
Обложка произведения 'Плавни'

Много раз я слышал от охотников рассказы о плавнях, что не так далеко от нашего городка. Туда забираются только осенью, во время охоты. Большая, заросшая камышами площадь, состояла из блюдец озер и перешейков, источающих болотный метан. Дичи огромное количество, поэтому за ней наблюдают инспекторы. Осенью, без путевки, на охоту туда лучше не ходить. А вот рыбу никто не ловит. Что за радость комаров кормить? Можно ведь и в другом месте хорошо порыбачить.

 

Если смотреть на плавни с высоты птичьего полета, то видно, что это обмелевшее огромное озеро, сплошь заросшее камышами, а между ними блестят зеркала плёсов. В здравом уме, не зная дороги, редко кто захочет летом идти в эти дебри. Я не говорю об охотниках — у них свои тропы. Только утки, гуси и прочая пернатая дичь чувствуют себя здесь привольно. Удобное место для гнездовий, мало врагов и достаточно корма.

 

Мне, при моей любопытствующей рыбацкой натуре, захотелось забраться в эти плавни на разведку и посмотреть, что там ловится? Это ведь целый неизведанный мир. Я представлял, как буду искать тропу к одному из плесов, которые прячутся глубоко в зарослях. Надеялся, что там будут ловиться ленивые крупные караси или такие же лини. Подготовлю себе место на берегу и под звон комаров буду наслаждаться замечательной рыбалкой. Эта идея долго не давала мне покоя. Однажды решился и поехал искать приключение.

 

Долго петляю между камышами и, наконец, останавливаюсь. Впереди и по бокам вода, дальше проезда нет. Осматриваюсь. Похоже, местные жители на меня не обратили внимания. Ветра нет — тишина, население еще только просыпается. Где-то возмущенно крякает утка, за кустами камыша проплывает еще одна, с выводком утят. Важная, держит под контролем весь выводок. Утята старательно гребут перепончатыми лапками, держась в кильватере за мамой. Она негромко дает им указание и все вместе дружно скрываются в камышах. Плеснула большая рыба, круги на воде доходят до меня. Это радует и вдохновляет. С помощью надувной лодки выбираюсь на воду и, не оглядываясь, плыву прямо, куда глаза глядят.

Как я заметил, грибники и рыбаки, в том числе и я, не могут на новом месте решить, где остановиться. Гложет их червь сомнения — правильно ли выбрано место? Может там, дальше, будет лучше? Я именно так и делаю, перебираюсь с одного плёса в другой и, потеряв им счет, не заметил, как заблудился. Поворачиваю в разные стороны, все рассматриваю и пытаюсь понять, откуда я плыл и куда двигаться дальше? Кругом вода и камыш, редкий или стеной.

 

Надо было запомнить ориентиры, где стоит мотоцикл, но об этом я сразу не подумал, а сейчас уже поздно. Прикинув направление, плыву назад. Перебираюсь через камыши из одного плеса в другой и понимаю — пора паниковать. Камыш стоит высокий, а я как муравей, из одного блюдца в другое перебираюсь. Все эти лужи ничем друг от друга не отличаются — только камыш и вода, да еще перемычки между ними из гниющих водорослей. Ориентиров нет. Даже там где недавно плыл, все быстро восстанавливается в неотличимый вид. Тишина, только озверевшие, желающие позавтракать слепни и комары, со стрекозу величиной, кидаются на меня как на добычу. Читал где-то, что это комары женского пола такие агрессивные, а самцы, ничего, вполне дружелюбные. Они только бесцеремонно звенят над ухом, доводя до белого каления. Не могу сказать, кто они кто, но жалят больно, а мазь, которой я намазался, была для них как приправа ко второму блюду.

 

Перебираюсь на очередной плёс и сталкиваюсь с лебедем. Лодка у меня маленькая, я сижу в ней низко, а он возвышается надо мной. Голова большая и если приложится своим клювом, то будет очень больно. Метрах в десяти за ним выводок лебедят с мамашей и поэтому папа настроен очень решительно.

— Мир и дружба, приятель, — говорю ему, — я немного заблудился и сейчас уйду, а ваше семейство я обижать не собирался.

Не знаю, понял он меня или нет, но, медленно, как-то боком, стал отплывать, не выпуская меня из вида. Мамаша с детками время даром не теряли. Они уплыли на противоположную сторону плёса и скрылись в камышах. Лебедь до последнего не упускал меня из вида, пока не убедился, что семейство в безопасности.

 

Эта встреча привела меня в равновесие, я уже не думал паниковать, напротив, успокоился. Ну, может быть, придется переночевать на этом болоте — что за беда? Все равно выберусь — оно же не бесконечное. Разберусь только где, что находится. Не ожидал, что в этой болотине такие коварства подстерегают. Посматривая по сторонам, плыву в каком-то направлении. Вдруг, в камышах показалось что-то синее и исчезло. Подплываю ближе. Между камышами увидел новенький трактор «Беларусь». Он стоит на крохотном островке и никаких следов присутствия человека. Молодые побеги уже закрывают кабину, еще немного и только крыша будет видна из этих зарослей. Удивившись такой находке, тщательно осматриваю ее. Трактор новый, все закрыто. Как же он здесь оказался? Решаю про себя, что это беглец, которому надоело работать.

Выплываю на очередной плёс. Здесь большое количество хаток ондатры. Одна ондатра плывет ко мне с явным намерением познакомиться, но я возражаю. «Плыви отсюда, шапка ондатровая, мне не велено с посторонними знакомиться». «Не очень-то и хотелось», — подумала ондатра, «Тоже мне — тыдра» — налегая на весла, подумал я. Она разочарованно плывет назад, а я продираюсь в очередное озеро.

 

Здесь собралось водяных курочек-лысух огромное количество. Увидев меня, они в одно мгновение, без следа и всплеска исчезли. Проплываю этот плёс и вижу на дне затонувшую дюралевую лодку. «Титаник», — думаю, проплывая над ней.

А вот показался островок и на нем туча гусей, как на ферме. Плыву, думая, что это чья-то птицеферма. Гуси ведут себя как домашние, на меня не обращают внимания. Лишь только вблизи, мы с ними поняли, что они гуси дикие, а я их потенциальный враг-охотник. С неимоверным шумом и криками, на крыльях, по воде пешком, они перебазировались на запасной аэродром.

 

Вдруг над камышами появился самолет. Обрадовал меня несказанно, как будто я в спринт-лото выиграл. Самолет шел в аэропорт на посадку, уже и шасси выпустил. Меня разбирают сомнения, в степи он будет садиться или что? Вроде не должен быть в той стороне аэродром. Подумав немного, решаю: верить или нет — это проблемы веры. Лайнеры в степи не садятся, им взлетно-посадочную полосу подавай, надо верить тому, что видишь. С большой неохотой, самому себе не доверяя, выбираю направление и не торопясь гребу веслами. Проплываю метров пятьдесят, вдали в камышах сверкнул зайчик от зеркала мотоцикла. Я все еще не уверен, что это зеркало, и когда осталось проплыть до него совсем немного, страхи меня отпустили. Я внимательно, на всякий случай, запоминаю расположение кустов и форму водоема, где я нахожусь.

 

Теперь не надо никуда торопиться, я во всем разобрался. Став у густого камыша, решил порыбачить. Закидываю удочку и тут же поплавок утонул. Подсекаю и вывожу на поверхность огромного карася, но он срывается и уходит. Снова забрасываю и опять поклевка. Подсекаю, вытаскиваю карася поменьше, а потом поклевки пошли одна за другой.

— Ребята, да у вас тут общее собрание, что ли?

Хорошая получилась рыбалка!

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль