Дяденьки

0.00
 
Игорь И.
Дяденьки
Обложка произведения 'Дяденьки'
Вторая Чеченская...

Начало февраля под Аргуном выдалось бесснежным и туманным. Мерзко, холодно, сыро, грязно. Воевать тяжело всегда, а в такую погоду особенно. На берцы липнут пудовые комья грязи, на броне выступает ледяной пот, резкие порывы ветра обжигают лицо. Словно вступив с погодою в сговор, подлые хоттабовцы в очередной раз блокировали временный райотдел.

Группу Краснодарского ОМОН в составе двадцати пяти человек на двух БТР, усиленную тридцатью бойцами-срочниками бригады внутренних войск подняли по тревоге и отправили разобраться с активизировавшимися боевиками, не желающими отсиживаться в горах, ждать тепла и зелени – значит злыми как черти. Церемониться с ними никто не собирался.

В этот раз густой утренний туман помог совершить скрытный фланговый маневр. После прицельной очереди из АГС захлебнулся пулемет, и изрядно поредела цепь атакующих, нарвавшихся на плотный огонь полусотни автоматов. Затем в дело вступили вышедшие на огневой рубеж БТРы. Боевики дрогнули и откатились назад, понеся серьезные потери. Вялая перестрелка продолжалась еще около часа, потом внезапно прекратилась.

Забрав убитых, «чехи» ушли. Но, как обычно, утащили только трупы своих, чеченцев. Три окровавленных тела, наемник араб и два «диких гуся» славянской внешности остались в развалинах. На скорую руку проверив их на наличие сюрпризов, трупы перенесли ближе к наспех оборудованной позиции.

У старшего группы – капитана-разведчика это была не первая командировка. По-этому он не удивился, получив по радиостанции приказ не трогаться с места до утра, пока не передаст убитых боевиков «конторе».

 

…Треск сломанной ветки в глубине густой поросли, спускавшейся по склону неглубокой балки, первым услышал сидевший спиной к лесу сержант, здоровяк двухметрового роста, бывший сочинский ди-джей, в лапах которого даже внушительный РПК казался детской игрушкой. В ответ на сухой щелчок предохранителя, привычно брошенного в сектор автоматического огня, путешествовавшие в кустах личности шумно упали и, перепуганный дискант просяще зачастил:

— Дяденьки, дяденьки, не стреляйте. Мы свои.

— Свои по ночам дома сидят, — напряженно ответил капитан, тоже развернувший ствол в сторону незваных гостей. — Вылезайте.

Из кустов, в освещенное небольшим костерком пространство осторожно выбрались два перепачканных глиной, чумазых мальчишки-срочника. Судя по всему им что-то было нужно, но озвучить свою просьбу никто первым не решался, а потому они безмолвно застыли метрах в двух от сидевших у костра разведчиков, щурясь на костер и неловко переминаясь с ноги на ногу.

— Чего надо? – недружелюбно поинтересовался прапорщик-сапер, шевеля прутиком угли.

— Дяденьки, — набрался смелости один из пацанов. — Мы из здешней бригады, приданные.

— Да ну? А мы, сирые, без вас ни в жизнь не догадались бы, — хмыкнул капитан, — Что, небось, старшина хавку захомячил? Пожрать стрельнуть пришли? – и, было, пот-нулся к оставшейся от ужина тушенке.

— Не, не надо, — оживились бойцы, — У нас полевая кухня. Кормят от пуза. Нам бы это… ну…с дохлых «чехов» разгрузки снять.

— Да, экипировка у них знатная, — отозвался один из омоновцев, — Только она в кровище вся.

— А мы отстираем. Нам по-другому таких ни в жизнь не достать, — парни нетерпеливо пританцовывали на месте.

— Ну их на хер. Пусть забирают, командир, — сменил гнев на милость прапорщик, — Что нам, жалко, что ли?

— Берите! Хрен с вами. Только шустро! — разрешил капитан, и сладко, до хруста, потянулся. Пора было подумать о ночлеге.

Во второй раз попрошайки появились ближе к полуночи. Руководивший бодрствующей сменой сержант растолкал старшего группы.

— А?! Что?! «Чехи»?! – вскочил тот, хватаясь за автомат.

— Спокойно, командир. Опять эти клоуны приперлись. Тебя хотят.

— Тьфу ты, бля, достали! Чего им опять?.. Ладно уж, веди.

Полуночные попрошайки в луче фонаря показались капитану еще более чумазыми, чем накануне вечером.

— Ну, что вам опять надо, убогие? Небось, за ботинками припёрлись?

— Дяденька, просьба у нас. Только, если что, не ругайтесь, — проникновенно зашеп-тал тот, который посмелее, — А можно мы им уши отрежем?

— Уши? Нахрена вам уши?.. Впрочем, делайте, что хотите, только спать не мешайте! – принял решение капитан, широко зевнул и полез обратно в БТР.

К пяти утра основная часть группы была уже на ногах. Народ поспешно готовил ранний завтрак и прикидывал перспективы возвращения на базу. Появление знакомых бойцов вызвало дружный хохот. Те, уже не смущаясь, напрямую протопали к капитану.

— Дяденька, а можно мы во-о-он тому, «ваху», ну тому, голому, голову отрежем? – араб-ваххабит, соблюдая мудреные религиозные каноны, при жизни не носил нижнего бе-лья, а хозяйственные пацаны во второй визит сняли с него все его обмундирование.

Старший группы смерил их удивленным взглядом:

— Ну, вы даете, парни! Голова-то вам зачем?

— А мы ее в лагере на кол насадим, — деловито морща лоб, тихо заметил второй, обычно молчавший боец, и непроизвольно скрипнул зубами, — Эти гады с двумя нашими, из моего призыва, тоже самое сделали.

Капитан крякнул, задумчиво потер скрипучую седую щетину на подбородке, затем долго смотрел на светлую полоску на горизонте, предвестницу рассвета, явно вспоминая что-то свое, потом махнул рукой и скомандовал:

— Ладно! На все, про все – полчаса. Но чтобы больше я вас не видел!

— Спасибо, дяденька.

 

…Когда на территорию импровизированного лагеря на забрызганном грязью по самую крышу «УАЗе» прикатили феэсбешники, началось шоу. Один из прибывших, в но-веньком, с иголочки бушлате, без знаков различия, орал, брызгая слюной, тыча пальцем в сторону раздетых, обезображенных трупов:

— Проспали! Всё проспали!!! А ты куда смотрел, капитан! Кто их радел?! Кто уши с головами резал?! Как я их теперь опознавать буду!

Разведчик стоял, широко расставив ноги и засунув стиснутые кулаки в карманы. Лишь изредка, при особенно громком вопле ФСБшника он морщился и презрительно кривил губы. Дождавшись, когда тот иссяк, он вздохнул, развел руками и спокойно заметил:

— Кто их потрошил, понятия не имею. Мое дело тварей валить, а не лежалую падаль охранять. Понятно?

— Нет, ну ты мне скажи, как я теперь их опознаю? – растерялся представитель «конторы»

— Твои проблемы… Забирать будешь, или как? Мы снимаемся.

Выкатив глаза, ФСБшник набрал в грудь воздуха, даже гневно (как ему казалось) свёл брови, но наткнулся на потяжелевший взгляд капитана, да и остальные омоновцы подтянулись к своему командиру поближе, вроде как совершенно непроизвольно положив руки на оружие. Так ничего не сказав, представитель «конторы» с шумом выдохнул, раздраженно сплюнул, и, уже отходя, бросил через плечо:

— В мою машину грузите.

Капитан проводил его глазами, вновь развел руками и усмехнулся:

— Давно бы так, а то перья распустил… Павлин. Кидайте жмуров в «козла», мужики, и по коням. Не знаю как этот деятель, а мы свой отдых заслужили!

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль