Дельта времен Глава 7

0.00
 
Север Дмитрий
Дельта времен Глава 7
Обложка произведения 'Дельта времен Глава 7'

Глава 7

 

«Легионеры… Хоть бы что-нибудь вспомнить из того времени… Хоть бы что-нибудь», — выходя от товарища, Игорь взывал к небу. В коридоре остановился. Положил руку на браслет, закрыл глаза, наморщил лоб — терзая память, и в голове мелькнула картинка: казарма, на плацу маршируют подтянутые солдаты в зеленых беретах… От напряжения появился шум в ушах — и память сделала скупой подарок: лазурное небо, черно-зеленый самолет и от него отеляются люди с парашютами… На висках вздулись вены, бросило в жар и декорации сменились: на могучих баобабах ветер колышет листву. Совсем рядом соломенные хижины. «Огонь!», — прогремела команда, и глухо застучали автоматные очереди. Все пылает вокруг. На песке в крови черные трупы детей и женщин.

В голове закружилась карусель. Игорь открыл глаза и прислонился к стене. Перед глазами пол, двери напротив, заходили ходуном. Закрыв глаза, он начал вращать головой по часовой стрелке, потом наоборот — карусель остановилась. Коридор с дверями приобрел четкие, незыблемые черты. Пошатываясь, он отправился в семьсот семнадцатый. Вика еще спала. Игорь подошел к креслу — снял пиджак и начал расстегивать на рубашке верхнюю пуговицу.

— Сколько времени? — ее ресницы взметнулись вверх.

— Около пяти, — пальцы на пуговице замерли.

— Пора вставать, — она скинула одеяло и приподнялась на кровати.

— Конец рабочего дня? — усмехнулся Игорь, вновь надевая пиджак.

Вика коснулась ступнями ковра:

— Сегодня — по работе. Иногда секунды стоят целой жизни, не то, что рабочего дня… Особенно когда стоишь под прицелом.

— Это точно.

Она потянулась — хрустя косточками, и направилась в ванну:

— Страшно жить. Вокруг одни крейзи. Интересно — сколько ненормальных мимо меня за день проходит?

— Вика, что значит хексе? — вспомнив ворвавшегося в холл архитектора, Игорь задал вопрос в спину.

Она медленно обернулась:

— Ведьма. А что?

— Питер, так тебя назвал.

— А ты? — темные очи смуглянки, впились в парня. — Как ты меня назовешь?

Под притяжением взгляда, Игорь подошел и поцеловал ее в губы:

— Какая же ты ведьма? Ты — фея любви.

Она провела пальцем по его губам, снисходительно взглянула и зашла в ванну.

— Кофе мне приготовь — полчашечки, без сахара, — донесся повелительный голос из-за двери. — Все что нужно возьми в баре.

— Слусаюсь, моя госпоза, — прошепелявил Игорь и дал ей виртуальный подзатыльник.

В пятницу вечером, после ужина, в особняке Виктории фон Шнитке витала атмосфера тишины. Ссылаясь на головную боль, Вика отправила своего бодигарда в спальню для гостей, а сама ушла наверх. Игорь, под впечатлением разговора с Гирей, вышел из дома и стал в темноте бродить по узеньким аллеям парка. «Может и вправду, свалить отсюда? Не зря ведь видение было. Око судьбы! А вдруг в джунглях память ко мне вернется?», — он достал телефон и уже собрался набрать Гирю, как тишину заклинанием нарушил, женский голос:

— Домини ми*… Мой повелитель* (латынь)

Игорь взглянул на окно Викиной спальни — там тускло горел свет.

— Доминари ин ми!** Владей мною!** (латынь)

За шторами появился тонкий силуэт. Игорь заворожено смотрел в окно. Слева на силуэт надвигалось большое, темное пятно.

— Домини ми…, — прозвучало эхом заклинание, и силуэт судорожно начал извиваться на фоне темного пятна.

Сердце у Игоря забилось, рука отправила телефон в карман, а ноги понеслись к мрачному особняку. Он пулей влетел на второй этаж и стал изо всей силы дергать за ручку закрытой двери:

— Вика! Вика! Что с тобой?!

— Не фумите. Сеодня пятниса, — Рыжая тенью выросла за спиной.

— И что?!

— Госпозу незя сеодня беспокоить, — Леночка потянула его за рукав, — идемте.

Дверь спальни приоткрылась и в узком проеме появилась перекошенное от злости лицо Вики. Волосы не ее голове застыли черным ореолом. На лбу блестели капельки пота. А сзади в зеркале — повторяя недавние движения силуэта, извивался ярко-красным языком блик от огня свечи.

— Что тебе надо? — хриплый голос дрожал от ярости.

Игорь вдохнул неповторимый аромат и сделал шаг навстречу:

— Ты в порядке?

— Никогда не врывайся в мою спальню, — вместо ответа прошипела Вика, и безумно вращая глазами — захлопнула перед носом дверь.

— Но я…

— Слышишь? Никогда! — и его словно током откинуло от двери.

«Ведьма… Настоящая ведьма, прав был Питер», — Игорь передернул плечами и, спускаясь по лестнице, достал телефон: «Вот и все. Судьбу не обманешь. В дорогу!»

…Ровно в семь утра Игорь сел за руль серебристой «Тойоты».

На вопрос Рыжей:

— Вы куда?

— В Африку, на охоту, — зевая, ответил он, и принялся выискивать среди ключей, висевших у выхода — свой, от машины.

— А-аа! Кокодилы, бегемоты… — криком павы прогнала остатки сна Рыжая и указала пальцем, на нижние, вторые справа. — Вот они.

— Благодарю за службу, — пробасил генеральским тоном Игорь и на выходе пожелал:

— Не сойди тут с ума.

— И постааснее было, — вздохнула Леночка и вышла проводить его на крыльцо.

Не только Рыжая не спала в особняке — из окна на втором этаже на него бесстрастно смотрели черные очи, а над машиной вороном летал демон.

Автоматом Игорь вставил ключ в зажигание — повернул, машина завелась и ноги, руки, начали привычную работу. Сцепление, первая, газ — машина плавно тронулась с места, приближая его к пункту назначения икс.

У отеля Игоря поджидали два крепких парня: Гиря и Узбек. Один — с лицом рэкетира, высокий, в спортивном костюме. Второй — классический образ базарной жертвы парней в спортивных костюмах — коренастый азиат, в зеленой куртке, синем свитере, джинсах и в черных, шнурованных сапогах. У обоих по спортивной сумке в руке. Увидев Игоря за рулем остановившегося авто, Гиря тут же подошел и открыл переднею дверь:

— Салют, Орел!

— Привет, Гиря, — Игорь потер прооперированную руку, — права у тебя есть?

— А как же.

— За руль сядешь? Рука ноет.

— Без проблем.

Задняя дверь открылась, Игорь обернулся — на него глядели раскосые азиатские глаза:

— Как жизнь, Орел акэ?

«Узбек», — Игорь на секунду обратился к памяти — белый лист:

— Нормально.

— Багажник открой.

Рука уверенно нырнула под панель — багажник медленно начал открываться. Игорь вышел из машины и занял место рядом с водителем.

Через минуту закинув в багажник сумки, двое захлопнули за собой двери. Гиря отодвинул до упора сиденье, уверенно положил левую руку на руль, а правой перекрестился:

— С Богом.

Игорь кивнул, Узбек сложил ладони и закатил глаза к потолку, машина пробуксовывая — взвизгнула и они покатили по безупречным дорогам Германии.

— Гиря, сколько до Марселя? — спросил Узбек, заглядывая на панель приборов.

— Тысяча триста, где-то так.

— Орел, сколько тачка кушал?

— Десять, не меньше, — наобум ответил Игорь.

— Хорошё, — Узбек включил калькулятор, — юз уттис каерга бир ярим евро… жами… шестисят пят евро на акэ.

— Узбек, а плата за дороги? По Франции девяносто легко набежит.

— Ище трисат на акэ, — азиат протянул Игорю сотенную, — дай пят.

Игорь взял купюру и открыл бардачок. Там нетронутыми лежали доллары:

— А у меня только баксы.

На автобане замелькали указатели.

— В Швейцарии поменяешь, отдашь, — Гиря взял направление на Франкфурт. — Сейчас заправимся, пожрем и до Базеля без остановок. Ок?

Пассажиры кивнули.

— Если все будет в порядке, поздно вечером будем в Марселе. Там нас встретит Ваня. И Мокасины подтянется.

— А почему Мокасины? Их что, двое? — спросил Игорь, почесывая подбородок.

— Один шайтан.

— Сержант его так прозвал, — начал вспоминать Гиря, — у него под Бондукой пигмей сапоги спер, и километров десять ему пришлось до лагеря идти босяком. Ноги распухли, и он до отправки в лазарет проходил в сандалиях.

— А что в Африке за сафари?

— Да Гиря, кого стрелят будем?

— Не бегите впереди машины, на месте все узнаем. Ваня сказал, что нас поселят на ферме* в горах. Выводы делайте сами.

Ферма* — учебная база.

— Сафари йок? — Узбек подался вперед.

— Не дави на мозг. Всему свое время.

— Салям, оружие. Атак! — крикнул азиат на ухо Игорю.

— Бабай, будешь кричать на арбе поедешь.

Гиря улыбнулся:

— Он Африку никак не забудет.

Игорь вопросительно посмотрел на атлета.

— Восполню твою память. В Кот д’Ивуаре мы попали в засаду и заняли оборону. Ивуарийцы* начали наступать, мы отстреливаться. Узбек голосом сержанта крикнул: — Атак! И с криком «Ура!», ты рванул вперед — как наши деды на фашистов.

Ивуарийцы* — повстанцы, противостоявшие французской оккупации.

Игорь нахмурил брови:

— А остальные?

— Остались на своих местах.

— А ты Узбек? — Игорь нехорошо посмотрел на пассажира сзади.

— Это был шютка, — ухмыльнулся азиат. — Я похож на сайгак?

— Нет, ты похож на ишак.

— Точно! После того как ты под пулями приполз обратно — именно так ты его и назвал, — Гиря взглянул в зеркало заднего вида. — Узбек я за тобой наблюдаю, шаг влево — башка йок. Ти поняль?

— Ха.*( Да.* (узбекск. Яз))

— Будет тебе и ха, и оеей, — показал ему кулачище Гиря и ускорил движение.

— Мне за это медаль не дали? — Игорь на мгновение почувствовал себя героем.

— Даже мерси не сказали, — огорчил его атлет.

Как и предполагал Гиря огни Марселя они увидели поздно вечером. Он взял мобильный:

— Ваня, мы подъезжаем… Мг… Хорошо… Едем на Обань, потом на Жемано… Ага, там и встретимся.

— Что слышно?

— Буйабес* отменяется, через альма матер,** сразу едем в лагерь.

Фирменная уха в Марселе.* Обань — учебный центр легионеров.**

На обочине дороги, перед табличкой Жемано, стояла «Ауди» с включенным аварийным сигналом.

— Вот и наши, — Гиря включил поворот и остановился сзади. — Выходим!

— Уже приехал? — проснулся Узбек, протирая глаза.

Двери «Ауди» открылись — справа вышел белобрысый парень среднего роста. Слева — худощавый брюнет, лет тридцати пяти.

— Команда в сборе? — вглядываясь в темноту, негромко спросил брюнет.

— Салют, капрал, — Гиря подошел и пожал руку.

— Салям, Ваня, — из-за спины атлета вытянул руку Узбек.

— Орел, здоров, — приветствовал Игоря, белобрысый.

— Привет, Мокасины, — догадался Игорь.

Они подошли к остальным. Пара минут дружеских похлопываний по плечам, приветствий и зависло молчание — в ожидании взоры ребят обратились в сторону Ивана. Капрал внимательно посмотрел на Игоря:

— Гиря сказал у тебя проблемы с памятью.

— Есть такое дело.

— Стрелять, прыгать с парашютом — сможешь?

— Не знаю. Надо попробовать.

— Ваня, мы ему напомним, — подал голос Гиря, — реакция у него осталась. Лично проверил.

— Ладно. Завтра тест — справишься, идешь дальше.

— Хорошо.

— Сафари на зверушка будет?

— Узбек, на зверюшка в Африке нельзя охотиться, — рассмеялся белобрысый. — На людей можно, а на зверей нет.

— Сначала все должны пройти тест. После этого детали операции. Завтра Миша все расскажет.

— А кто это?

— Он бывший сержант из легиона. Сейчас я с ним на фирме работаю — охрана, специальные услуги. Миша будет старшим группы. Да, еще одно — документы и мобильные нужно сдать.

Ребята без слов отдали ему телефоны и документы.

— Машины оставим в этом городке, в частном доме, — Ваня развернулся к машине. — Во дворе не шуметь. За мной.

— А вещи с собой возьмем?

— Нет.

Как только Узбек уселся на заднее сиденье — сразу начал ныть:

— Шайтан… Документы йок, телефон йок.

— Узбек, пока не поздно, ты можешь выйти со своим мотлохом, — Гиря соблюдая дистанцию медленно ехал за «Ауди».

— Сам бормок* (Сам иди* узбекск. Яз), — тихо огрызнулся азиат.

— Мне например — параллельно, — подал голос Игорь, — все равно звонить некому.

— Ване можно верить, — уверенно сказал Гиря и, следуя за капралом, свернул в открывшиеся ворота.

Машины заехали в подземный гараж. Без лишнего шума ребята вышли во двор. Напротив ворот остановился микроавтобус.

— В машину, — шепотом приказал Ваня и распахнул боковую дверь.

В микроавтобусе кроме водителя никого не было. Несмотря на гражданскую одежду, даже ночью, со спины, была видна его военная выправка — прямая осанка, широкие плечи, короткая стрижка. Водитель сидел не оборачиваясь. Когда за последним захлопнулась дверь, Ваня обратился к нему:

— Алле* (Едем* франц. Яз)

Военный кивнул, и они отправились в путь. Через пару километров дорога начала петлять по горам. Подъемы казались бесконечно долгими — двигатель взвывал на высоких оборотах, и резина повизгивала на крутых поворотах. Черепаший спуск, сопровождался гарью тормозных колодок, а луч правой фары освещал края пропасти. На едва заметной развилке, автобус свернул с главной дороги. Проезд сузился до одной машины, между трещинами на асфальте — зеленела трава. В автобусе началась качка от выбоин и упавших с горы камней. Черной воронкой показался тоннель в скале. Справа завалы, а сверху — огромными атлантами, застыли глыбы. «Один подземный толчок и все…», — подумал Игорь и невольно пригнул голову.

— В момент раздавит, — тихо сказал, сидевший рядом Мокасины.

— Будь оптимистом, — поддержал скорее себя Игорь.

Миновав благополучно тоннель, автобус проехал еще пару километров и остановился. Впереди фары освещали груду осыпавшихся камней, которые перекрыли всю дорогу.

— Аут! А пид.*(На выход! Дальше пешком.*франц.яз) — подал команду водитель и капрал открыл дверь.

Пронизывающий холодом ветер, заставил биться тела мелкой дрожью.

Водитель включил фонарик и осветил тропу, резко уходящую вверх.

— Ми суивз!* За мной!* — и придерживаясь свободной рукой за кусты, он стал подниматься по горной тропе.

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль