вервольф

0.00
 
Скоробогатов Иннокентий
вервольф

Зима неохотно разжимала сведенные судорогой пальцы и, понемногу, пятясь на цыпочках назад, сдавала свои позиции. Мартовское солнце резвилось, отражаясь от еще не растаявшего, но уже оплавленого снега.Градусник днем все чаще заскакивал за нулевую черту. Интересное дело, человече ские логика и психология: осенью, при том же самом нуле, все дружно кричат — "заморозки" и пытаются одется потеплее, сейчас же, тот же ноль вызывал острое желание скинуть надоевщую за зиму теплую одежду.Впрочем, не только люди предчувствовали близость настоящего тепла: среди голых, кое-где заледеневших ветвей вовсю гомонили птицы.Ощущение праздника портил лишь иногда налетающий, резкий, пронизывающий до костей ветер.Он полировал поплывшие сугробы, напоминая о еще не ушедшей зиме.В один из таких погожих дней, комбат вызвал к себе Витьку и Серегу. Срочников в батальоне было немного и отец-командир знал всех, как говорится, "на ты, да за руку". Пару минут они просто стояли навытяжку, пока батя задумчиво глядел в окно.Наконец, повернувшись, он бросил--Вольно! — -Еще минуту он задумчиво ковырял пальцем какое-то незримое пятнышко на столе, потом, бросив бесполезное занятие он перешел наконец к сути дела: — -Весна….Да.Скоро земля оттает, а может и раньше. Помните, как в прошлом году? — — Витька с Серегой синхронно кивнули.Конечно, еще бы не помнить.Дело было вот в чем: все электропитание позиции на которой дежурили их радиолокаторы шло от городской электро станции, по толстенному кабелю.И вот, местные алкаши, проявляя чудеса мужества и с упорством, достойным лучшего применения пытались добыть из того кабеля драгоценный алюминий.Всего с весны по глубокую осень таких попыток произошло с десяток. Витьке в голову до сих пор не укладывалось, как столько сил можно было потратить ради столь ничтожного результата: кабель был зарыт в окружающей позицию полуболотине, на глубине около полутора метров.Мало того, он был покрыт снаружи толстенной свинцовой броней, затем шли несколько слоев различной изоляции.И только сняв все это можно было добраться до относительно тонких-— с мизинец толщиной, алюминевых проводов. Витька как-то навскидку прикинул — — метр такого, уже очищенного кабеля, стоил аккурат литр самогона. К тому же "джунгли"(так называлась эта болотистая, покрытая всевозможной порослью местность) в теплое время года изобиловали комарами и прочим болотным гнусом.Ну и последнее, наверно самое жуткое, заключалось в том, что провод находился под напряжением в десять киловольт-— десять тысяч вольт. Все это не останавливало местных старателей.Ни комары, ни перспектива сесть, ни самая смерть.Однажды, кабель выдрали трактором, после чего на восстановление ушло полтора месяца.А еще раз, где-то в июле, сеть вырубилась, когда на позиции был майор-— главный энергетик бригады, приехавший из штаба с проверкой.В "джунгли" тогда ломанулись человек двадцать солдат и офицеров.Картина, представшая их взору была однозначной-— в небо торчал уродливый, вывернутый розочкой, обгорелый конец кабеля, неподалеку нашли оплавленые резиновые перчатки, закопченную ножовку и один резиновый сапог.Для завершения картины нехватало трупа, но его, к всеобщему сожалению, так и не нашли.Приезжий майор взглянул на комбата, тот развел руками, словно говоря — -"да, вот так и живем".Вот уж точно-— подумал тогда Витька-— "гвозди бы делать из этих людей… " И опять им пришлось рыть по-колено в болотной жиже траншею — — восстанавливать кабель.Так что предмет разговора был знаком не понаслышке.Вот комбат и говорит: — -Сезон у "них" начинается.Вы уж ребята бывалые — — поймайте мне хоть одного злодея, в долгу не останусь. — — — — Орден дадите? — -сострил Витька. — -Ну, зачем вам орден? Десять суток внеочередного отпуска и очередное звание.Все поняли? Вот и хорошо, тогда свободны. — -Привстал комбат, давая понять, что аудиенция окончена.В дверях он их окликнул, поманил пальцем и тихо сказал:--Орлы, вы только аккуратно, без фанатизма и чтоб службе не в ущерб. — -Вышли на крыльцо штаба, закурили. Серега загорелся идеей отпуска, Витька же сомневался:--Не верю я, наегорят как-нибудь, по-любому. — -Высказал он свое отношение. — -Ты, Витюш, как мужик из анекдота. — — — -Это еще из какого? — — — -Летят в самолете двое, один и говорит: "невезучий я, точно разобьемся. — -"Другой — — да ладно тебе, все летают и ничего-— тут в салон вбегает стюардесса"-— господа, попрошу без паники у самолета отказали двигатели, будем садится на воду.Сейчас вам выдадут спасательные жилеты и свистки для отпугивания акул. — -" Тут первый поворачивается и говорит"--Вот видишь, сейчас либо свистки окажутся хреновыми, либо акулы глухими"--. — -Ты это к чему? — — — -А к тому, Витюш, что пессимист ты, нельзя так, везде подвохи искать. — — — -А что делать, если все так в жизни получается.Сам посуди: всех в отпуск не отпустят. — — — -Это точно, поэтому скажем только Ваньке и Ромке. — -На том и порешили. Ванька загорелся идеей сразу, Ромка был настроен скептически.Пожевав спичку он сказал: — -А оно нам надо? Сами прикиньте — -мы почти два года дома не были.Дембель через два с копейкой месяца, вдруг отпуск…. — — — -И что? — -Не понял Серега. — -А то, что возвращаться потом придется.Вот и получится, как с Димкой. — — Тут и Сереге крыть было нечем: месяца два назад Смирнов Димка выспросил себе отпуск на три дня, по семейным обстоятельствам.Обратно его привезли два офицера через три недели.Еле отыскали у каких-то знакомых, кое-как уговорили вернуться.Раздувать дело не стали, просто отгулянные дни в зачет не пошли.Витька про себя подумал, что Ромка прав— он и сам не был уверен, что вернулся бы добровольно и в срок.Словно прочтя его мысли Серега недовольно проворчал:-— Вот вы питерские все такие. — -Какие — -такие он не уточнил, но Витька вскинулся — — Ты не думай, я все равно учавствую. — — Ромка тоже согласно кивнул. За "джунглями" решили следить в свободные, дневные часы, по двое.Удача улыбнулась им на третий день.Дежурившие Витька с Ванькой заметили, как в "джунгли" свернула одинокая фигура. Пока Ванька бегал за остальными, чужак скрылся в зарослях.Через пару минут запы хавшийся Ванька привел подкрепление — — Серегу.Ромка дежурил за планшетом, поэтому действовать предстояло втроем.Впрочем, это никого не остановило — — задача казалась предельно простой. — -Мы что, втроем с одним колдырем деревенским не справимся? — -Задал Серега риторический вопрос.Ответом была единодушная тишина, исключающая любые возражения. Не таясь, рысью, достигли поворота и свернули в "джунгли".Тут скорость пришлось существенно снизить-— ноги скользили по талому снегу, проваливался обледеневший наст, в глаза поминутно, норовя ослепить, лезли голые ветви кустов.Утешало одно — — преследуемый был в тех же условиях, через "джунгли" вела только одна еле расчищенная тропинка и свернуть с нее было, вобщем некуда: кругом или стояла вода, или торчали мертвые пальцы бурелома.К тому же и эта тропинка через пару сотен метров упиралась в полузамерзшее болото.Так что независимо от скорости,"старателю" было не уйти.Он уже был должен слышать треск веток и переодическую ругань.Расстояние понемногу сокращалось.Когда приятели вылетели на край болота, удивлению не было границ: на сколько хватало глаз местность была пустынна. — -Смотрите! — — Ванька ткнул пальцем под ноги-— в кусатах валялись лопата с ножовкой. — -Ежки-матрешки, ну дела, в болоте он чтоли утонул или по воздуху улетел? — -Озвучил мучавший всех вопрос Серега.Витька склонился, пытаясь найти какие-нибудь следы. На переферии зрения взгляд его уловил какое-то движение.Резко повернув голову он на долю секунды заметил что-то темное, мелькнувшее за кустами. — -Ты чего, Витек? — -Удивился Серега. — -Да так. показалось. — -Сказал Витька, хоть и был почти уверен, что видел только что здоровенную собаку.Мало того, ему показалось, что в пасти зверюга держала какой-то сверток. "Чушь какая, парни на смех подымут: кажется — — крестится надо. Да и откуда здесь, вдали от человеческого жилья, собаке взяться, да еще здоровой такой.Впрочем, надо сюда еще раз наведаться одному и получше изучить следы--здесь и за кустами." Вместе вернулись на "точку", пообедали.Витька по-секрету рассказал Сереге про собаку. — -Ну, пошли смотреть. — — заинтересовался Серега.Они вернулись к краю болота и принялись вместе внимательно изучать следы.Получалось очень занимательно: следы мужика вели через кусты, подводили к краю топи.Здесь они заканчивались вытоптанной площадкой, дальше человеческие следы обрывались, а в полуметре начиналась четкая цепочка собачьих. — -Значит, говоришь, собака в зубах несла сверток? — -задумчиво спросил Серега. — -Вроде, да.А что? — -— — — Даже не знаю как тебе и сказать.Вобщем, старики как-то рассказывали, что некоторые колдуны в волков могли превращаться.А в зубах они одежду носили. — — — -Сказки! — -Категорично заявил Витька.Но он не был так уж уверен. — -Сереж, а может ну его нафиг.Не люблю я такие ребусы. — — — -Да ладно, не боись.Помнишь, как там….Чтож, мы пса какого не уделаем? — — — -Не гоношись, Сереж. Конечно уделаем. Вот только с умом надо, обстоятельно. — — Вернувшись на "точку" думали часа два. Наконец решили — двое пройдут дальше по дороге, устроят засаду.С противоположной стороны, в кустах, Серега предложил поставить сигнальную растяжку.Витька согласился, но предложил для верности натянуть в кустах пару проволочин, для верности.На том и порешили.Два дня прошли вхолостую: Серега с Витькой только зря коченели в засаде. — -Может и не придет больше — спугнули мы его. — -На третий день сказал Серега, топчась сырыми сапогами.Но не прошло и минуты, как за кустами по дороге промелькнул силуэт человека. — -Начали! — — Громко прошептал Витька.Совсем недавно тянувшееся улиткой время понеслось с бешеной скоростью. — -Спокойно! — -Витька крепко сжал Серегино плечо. — Дадим ему время, только бы парни не прошляпили.Плохо без связи. — — Но парни не подкачали — минут через пять, со стороны дороги, в начале тропинки затрещали ветки."Стараются, молодцы!"-— Витька сам попросил шуметь как можно больше. — -Выдвигаемся! — — Скомандовал он и первым побежал к обрамлявшим тропу кустам.А в воздух уже со свистом взлетала сигнальная ракета — — сработала растяжка."Ну вот и все, сейчас полминуты с проволокой повозится и к нам в руки пожалует."-Мелькнула мысль, а ноги сами несли к просвету в зарослях.Из зарослей, ломая ветки, запыхаясь выскочил мужик в грязном овчином тулупе.С криками "стой!" Серега с Витькой кинулись навстречу.Мужичонка оказался наредкость сильным — — отшвырнул их обоих как котят.Поднявшись с земли, оба приятеля повторили атаку.На этот раз, молодость победила: Серега с Витькой повалили добычу на спину, но мужик вывернулся и вцепился в Витькино горло обеими руками, задыхаясь, тот машинально схватил за шею противника. Под пальцы попалась какая-то цепочка, а лицо мужика вплотную приблизилось к Витькиному.В ноздри ударил настоящий смрад. Здоровенные пальцы мужика уже не просто давили, а уже рвали Витькино горло.Их глаза на секунду встретились и Витькин взгляд провалился в желто-зеленых светящихся глазах.Пытаясь отстранится он ненароком увидел лицо соперника и обомлел: это уже не было лицом человека.Оно будто вытянулось внеред, в распахнутом рту(или, скорее пасти) желтели здоровенные клыки, текла вязкая слюна.Витькины руки непроизвольно сжались и под пальцами одной лопнула цепочка.Звериная хватка мужика как-то сразу ослабла.Да тут еще Ванек с Ромкой сквозь кусты продрались и пришли на помощь.Вобщем скрутили, связали ремнем руки, все как положено.С трудом приводя в порядок сбитое дыхание Витька подошел вплотную и заглянул в лицо задержанного: лицо как лицо— неопределенного цвета глаза, обыкновенное, ничем не примечательное лицо, разве что красное — — хоть прикуривай.Впрочем, как и у всех. Задержанного повели на "точку".Вели Ванька с Ромкой.Обессиленные, Витька с Серегой шли сзади.Витька наконец разжал руку и взглянул на ладонь: на ней лежал обрывок металлической цепочки, а в виде кулона на него смотрела оскаленная железная волчья морда.Витька молча протянул раскрытую ладонь Сереге.Тот удивленно присвистнул, но руку не протянул и даже ближе не подошел.Нарушителя втолкнули в помещение КПП, посадили на лавку у стены.Сразу же по комнате распространился запах мокрой псины и еще чего-то непонятного.Потому охраняли по очереди — — на всех кислорода не хватало.Витька позвонил комбату, тот пообещал подъехать в течении часа.В это время он остался наедине с задержанным. Закончив разговор с комбатом Витька услышал отрывистые, рыкающие звуки.Минутой позже он понял, что это слова, которые связанный человек(или кто он там был) выталкивал из себя отрывисто и слегка приглушенно: — -Цепочка! Отдай! Хуже будет! — — — -Да ты что, падла, угрожать мне вздумал!? — -Взвился Витька, уже примериваясь, как бы половчее насовать по ребрам этому оборотню.А в том что это именно оборотень, Витька почти не сомневался.Давя в себе злость Витька раз только съездил кулаком по стене, над ухом вервольфа.Потом на глаза ему попались изъятые у связанного вещи: мятая пачка бесфильтровой "Примы", спичкм, связка ключей и паспорт в ободранной корке, пара пуговиц и горсть мелочи.Двумя пальцами, словно боясь запачкаться, Витька взял паспорт, открыл: пожелтевшая старая фотография, серия, номер….Тут взгляд замер, уловив какую-то не вписывающуюся в общую картину несуразицу.Точно, год рождения — — одна тысяча девятьсот двадцать второй.Витька снова, более внимательно взглянул в лицо задержаного. Налицо была явная несостыковка — — тому на вид было не больше пятидесяти, хоть Витька и мог поклясться, что в комнату они заталкивали мужика лет сорока.А как он их в "джунглях" раскидывал!? Ведь не подослей парни, все могло сложиться по другому.Потом Витька вспомнил, что мужик угомонился, когда он сорвал ту цепочку."Да, дела, не простая видно эта побрякушка." Витька нервно пошарил по карманам и, плюнув на распорядки, закурил прямо на КПП. Комбат приехал через два часа,"УАЗик" лихо развернулся перед всей компанией. — -Ну, где врелитель? — — Комбат улыбался — — он был слегка навеселе. — -Там, товарищ майор — -Витька распахнул дверь, пропуская командира.К тому времени, поняв, что "улов" никуда не денется, на улице уже стояли и курили все: в помещении КПП дышать было нечем. — -Ну что, Серега, собирай чемодан. — -Витька толкнул друга локтем.Он хотел еще пошутить, но тут дверь с грохотом распахнулась.Батя распахнул ее настеж могучим ударом ноги и вышел с лицом, не сулившим ничего хорошего. — -Ну, орлы, отличились--Начал он постепенно покрываясь пятнами.Дальше комбат вылил на них поток отборного мата, какой и в казарме глухого стройбата не услышишь.В нецензурную брань понемногу вплетались крупинки информации.Переведя про себя пламенную речь командира на общеупотребительный, Витька понял, что они крупно опарафинились: связанный ими вредитель был ни кем иным, как Михалычем — — личным егерем комбата, его тайной гордостью.Злые языки давно трепались, что батяня-комбат любитель пострелять лосей.Да не из двухстволки, а из незнамо где раздобытого пулемета Дегтяревав. Так вот, Михалыч ему неоценимо помогал — — то ли загонял зверя, то ли выискивал. Комбат его иногда даже нужным знакомым в аренду сдавал. Вобщем и черт же его понес с лопатой и ножовкой по " джунглям" бегать! Ктож знал, что Сидор Михайлович Нетудыхата — — это и есть легендарный Михалыч!? — -Отпускайте! — -Приказал комбат. Арестованного тотчас развязали, он тут же подскочил к комбату и зашептал что-то на ухо, тыча корявым пальцем в Витькину сторону.Со словами--Сейчас разберемся-— майор отстранил Михалыча и подошел почти вплотную к Витьке.Роста он был богатырского — — под два метра, так что Витька рядом с ним, несмотря на свои стосемьдесятпять, почувстврвал себя нашкодившим пигмеем. — -Михалыч говорит, вещь ценная у него пропала — — цепочка там какая-то.Верни по-хорошему. — -Комбат говорил вполголоса, приглушенно.Витьке не хотелось врать человеку, который может оставшуюся службу сделать невыносимой, а то и продлить ее на неопределенный срок.Другая же его часть, уже стопроцентно уверовавшая в оборотня--Михалыча, ясно осознавала, что цепь с кулоном непростые, и что возвращение их однозначно приведет к тому, что в скором времени их с Серегой трупы найдут с перегрызенным горлом.Так что отступать было некуда.Витька вытянулся по стойке "смирно", придал взгляду оловянно-тупое выражение и гаркнул: — -Не могу знать, товарищ майор! — — — -Ну как хочешь! — — Разозлился комбат — — Михалыч как раз на той неделе с прокурором охотился, так что сушите сухари, отличники! — --Резко развернувшись на каблуках он зашагал к "УАЗику". — -Ну что, Сереж, скатались в отпуск? А…. — -Договорить он не успел — — Серега больно сжал руку, и слова" я же говорил" так и не были сказаны.Комбат усадил в машину Михалыча, сел сам. "УАЗик" громко выстрелил сизыми парами, пару раз дернулся и покатил.Витька проводил его взглядом, вытащил сигарету и закурил.Постепенно наваливалось все напряжение тяжелого дня. А день догорал — — багровый диск уже почти скрылся в нагро мождении свинцовых туч на западе. Подул резкий холодный ветер и Витька поежился, пряча руки в карманы бушлата.Пальцы наткнулись на холод проклятой вещицы.Витька отдернул руку, будто ее током прошибло. От неприятного приобретения нужно было как-то избавляться, но ничего умного в голову не приходило.Он только осторожно, двумя пальцами, взял медальон, завернул в носовой платок и переложил в брючный карман.Дежурство прошло без приключений, в три часа ночи Витька добрался до койки, рухнул не раздеваясь и тут же заснул. Сон был мерзкий и липкий, проваливающийся поминутно в кошмар.Но и его досмотреть не дали — — из сна, словно из зыбкой тягучей трясины, Витьку выдернула чья-то крепкая рука.С трудом разлепив веки он увидел Серегу. — -Пошли. — — Сказал тот. — -Куда? — -Задал резонный вопрос Витька. — -На Кудыкину гору! — -Вдруг неожиданно зло ответил Серега. — — Отлить хочу, составь компанию! — -Тут Витька заметил, что в одной руке у Сереги зажата ножка от табурета.И вот тут ему стало смешно: он представил, как они будут смотреться, исполняя задуманное и по очереди прикрывая спину товарища табуретной ножкой.Заржать во весь голос ему помешало лишь осознание того, как на него обидится Серега.Поэтому, лишь натянув сапоги, он поднялся, хлопнул Серегу по спине и сказал :-— Ладно, веди, Ван Хельсинг-— гроза оборотней! — — Вернулись через пять минут, а через десять уже спали. Кошмары больше не мучили, но выспаться за оставшиеся до подъема полтора часа все равно не удалось. А вместе с завтраком, на дежурной машине, старший машины — — прапоршик привез приказ комбата — -обоим явится в штаб. Дорога прошла невесело.В свете последних событий ничего хорошего от вызова к начальству ждать не приходилось."Может нас даже наградят.Посмертно."Мрачно подумал Витька.Ожидал он всего — — грозного рыка и запредельного мата, угроз продлить срок службы, немедленного ареста с последующей отправкой в дисбат, милицейского наряда, пришедшего по их душу, наконец.Но представшая взгляду картина выходила за рамки всех ожиданий: комбат сидел за столом и целеустремленно напивался, как говорится" с зеркалом".На столе стоял уже опустошенный на треть литр водки, закуска отсутствовала, как факт.Комбат поднял на них красные, осоловелые глаза — — толи бутылка была не первой, толи ночь была бессонной, впрочем, одно другого не исключало. И когда майор заговорил, Витька понял, что он пьян, если не смертельно, то близко к тому. — -А….Явились, соколы-орелики! Довольны теперь? Такого деда угробили, кровопийцы…. — — Комбат говорил медленно, паузы между слов растягивались, стремясь к бесконечности.Казалось, что он вот-вот заснет лицом в стол.Постепенно картина вырисовывалась такая: вчера комбат отвез Михалыча домой — — тот жил в бревенчатом доме на городской окраине.Михалыч вышел у магазина,, больше комбат его не видел, остальное он узнал со слов звонившей вечером его жены.Обычно не пьющий, Михалыч принес домой поллитра, молча в одиночку выпил, потом, так же без слов, лег на лавку и через два часа, все так же беззвучно умер.

, — — Да, лажа! — -Вырвалось у Сереги. — -Товарищ майор, мы же не знали…. — -Тут Витька больно лягнул друга сапогом, чтобы он замолчал.Серега осекся и вперед выступил Витька. — -Товарищ майор, разрешите в город, в церковь сходить, свечку поставить. — — У него уже появились наметки плана действия. — -Грехи замаливать пойдете!? Ну, ну, валяйте, вдруг поможет. — — Комбат вытащил из ящика стола бланк и размашисто заполнил. — -Валите, глаза б мои вас не видели! — -И он с размаху влепил печать.Витька сцапал бумажку и они оба, пятясь выскользнули из кабинета. — -Куда пойдем? — — спросил Серега, когда они вышли за ворота части. — -Сереж, я комбату не соврал — — в церковь и пойдем. Если уж кто нам с этой ситуевиной и поможет разобраться, так только местный священник, других идей у меня нет. — — Чтобы попасть в церковь, надо было по мосту пересечь реку и оказаться в старой части города. Каждый раз, гуляя в увольнении, Витька поражался хаотичности его планировки — — с птичьего полета город наверно был похож на рулет.Здесь множество раз кирпичные пятиэтажки перемежались избушками частного сектора.Однажды он забрел во двор, образованный четырьмя панельными пятиэтажками и остолбенел — — посреди красовался дощатый, классического деревенского вида, туалет с маленьким сердечком— окошком. Но старая часть города была однородной и в ней чувствовалась некая упорядоченность. Сразу за мостом открывалась здоровенная площадь, в центре которой и стояла церковь. Витька прикинул, что ей должно уже было быть лет сто, не меньше.Была она построена в классическом православном стиле — — с луковками куполов.Правда, позолочен был только центральный, самый большой. На нем же возвышался массивный крест с перекладинами — — простой, деревянный. Серега вдруг на полушаге нерешительно замер. — --Витек, чето я как-то стесняюсь. — — — -Да ладно тебе, ты нехристь чтоли? — — — -Почему нехристь? Крешеный я! — — Неожиданно вскинулся Серега. — — Сам дурак, меня мать перед самой армией крестится уговорила…. Почти заставила. — -Нехотя уточнил он. — -Пойдем! — -Витька положил ему руку на плечо и они поднялись по каменным ступеням.Внутри убранство отличалось не меньшей скромностью: с полтора десятка икон освещались полусотней свечей.Помещение же было довольно просторным, потому в нем царил полумрак.Витьку крестили в детстве, в два года. В тысяча девятьсот восьмидесятом еще не пришла мода на поголовное крещение. В сознательном возрасте Витька в церквях бывал нечасто.В последний раз он был там, кажется, на экскурсии, года три назад. И вот сейчас, вдыхая сладковатый запах ладана он лихорадочно вспоминал правила поведения в храме."Кажется, надо перекрестится на распятие". Он отыскал его глазами, вспомнил, с какого плеча начинать и осенил себя крестным знамением."Вот так, теперь нормально". — — Подумал он. "Что дальше?" Но глаза уже заметили в дальнем углу фигуру в черной рясе, склонившкюся возле одной из икон.Неслышно подойдя сзади, Витька прикидывал, как начать разговор." Как к нему обратится? Ваше преподобие? Нет, не то. Ваше преосвещенство? Тоже вроде не в масть."-— Словно ища поддержки, Витька обернулся, но Серега продолжал мяться у входа.Наконец он вспомнил и попытался тихонько откашляться. Тихонько не вышло: многократно усиленный сводами кашель получился просто оглушительным.Человек в рясе быстро повернулся.На Витьку вопросительно смотрел благообразный старец с длинной, по пояс, седой бородой, наполовину скрывающей висящий на шее массивный металлический крест. — -Ты хотел что-то, сын мой? — — Голос священника звучал басовито, без тени старческой надтреснутости и Витька мгновенно успокоился. — -Да, святой отец, у нас к вам есть один разговор…. — --И он подробно, без утайки, рассказал обо всех событиях последних дней.На протяжении Витькиного монолога лицо священника постепенно мрачнело.Когда Витька закончил, он тихо спросил:--Я могу взглянуть на эту… вещицу? — -Витька полез в карман и достал маленький сверток, развернул. Старик взглянул и отшатнулся, крестясь.Минутой позже он успокоился. — -Да… Не думал я, что снова пакость эту увижу…. — — Тут он снова перекрестился и начал свой рассказ:-— я же не всю жизнь был священнослужителем.Воевать мне не пришлось — — мпе восемналцать только в июле сорок пятого исполнилось. Тогда же и в армию меня призвали. Определили в войска НКВД. Ты не думай, что раз НКВД — — так сразу лагеря охранять. После войны по лесам много разной сволочи ошивалось. — -Тут он снова перекрестился. — — Прости меня, Господи, грешного.Да только нет у меня для них названия другого-— страна такую войну прошла, столько людей потеряла, а эти все не унимались. Вот наш отряд таких деятелей по лесам и отлавливал, а какие не сдавались — — тех и отстреливал. Разные там попадались — — бывшие власовцы, бандеровцы, дезертиры-мародеры, от суда бежавшие, просто бандиты, безо всякой политической подстежки, однажды пара офицеров СС попалась — — страшно было им в плен сдаваться.Меня в отряд взяли, потому как отец мой до войны лесником был.Вот как следопыта и взяли, да и стрелял я неплохо.А так народ разный подобрался: пятеро пограничников, с сорок первого партизанивших, пара армейских разведчиков, несколько бывших оперативников СМЕРШа, еще разных— всяких, навроде меня, всего человек двадцать.В октябре сорок пятого мы как раз соседний район зачищали.А в этом как раз начала чертовщина твориться.Стали пропадать люди — — много и часто.В основном, это вдоль Киевского тракта происходило.И те, которых находили, были загрызены.Тогда на волков погрешили, их и правда много развелось.Отправили тогда в лес команду охотников, из местных, да только никто из них так и не вернулся — — десяток вооруженных мужиков, с собаками. Их так и не нашли. Тогда городской голова попросил, чтоб ему армейские части прислали. Вот нас и отправили. Наш командир опытным сыскарем был — — сразу смекнул, что дело нечисто: на некоторых трупах не только следы зубов и когтей были, а еще и пулевые раны, мясо почти всегда на месте-— разве вороны расклевать успевали, а вот вещей при убитых не было, даже самых простых. На следующий же день, как приехали, на след напали, скажу прямо, не без моего участия.По следу вышли к лесной сторожке, со всех сторон обложили. Капитан крикнул, чтоб сдавались. Зря, конечно. Еле укрыться он успел — — из сторожки два автомата ударили-— фуражку ему прострелили.Ну тут уж мы им спуска не дали — — только щепки от избушки во все стороны полетели.Минут десять поливали, а они почуяли видно, что жареным запахло — — прорваться попробывали.Дохлый был номер — — мы их плотненько в кольцо взяли. Один прямо на меня выскочил — — никогда такого не забуду: он уже оборачивался, прямо на бегу. Я тогда струхнул — — не мог выстрелить, пока он метров на пять не подбежал — — уже на четвереньках, сквозь дыры в одежде и на открытых местах шерсть выступает, глаза горят, по клыкам слюна течет. Вот тут и я очнулся, стряхнул оцепенение и полмагазина в него всадил-— у меня ППС был, хорошая машинка, на тридцать пять патронов магазин, вот и считай. Это враки все, что оборотней только серебро берет. Свинец тоже справляется, особенно если всадить пуль десяток-другой. — — Прости меня, Господи! — -— Он снова перекрестился и пару минут молчал. — — А дальше что было? — — Не выдержал Витька. — -Дальше? А что дальше — — дальше все закончилось быстро. Те, что в сторожке остались, пытались отстреливаться. Но Васька-погранец подполз поближе и закинул им в окно связку гранат.Так бахнуло, что аж крыша подпрыгнула. И все сразу стихло. Сосчитали убитых — — оказалось шестеро: четверо вокруг избушки и внутри двое. И у каждого на шее эта пакость богомерзкая была — — Священник ткнул пальцем в сверток, который Витька все еще сжимал в руке. — -Ну а потом капитан велел собрать все трупы в сторожку, мне приказал сбегать на шоссе, к машине, за бензином. Медальоны эти он снял, сказал, что в Москву отправить надо. Облили мы сторожку бензином, подожгли. Вонища конечно жуткая поднялась, человек пять затошнило, но остальные так вокруг колечком и простояли, оружия не опуская. Кто ее разберет, эту нечисть — — вдруг она еще и нежить? Потому и ждали, пока до углей не прогорело.Думали тогда, что всех их извели, так нет же.Видать, ушел один. Не попал в колечко. — — — -И что теперь делать? — -После минутной паузы спросил Витька. — -Как же с Михалычем быть? — — — — Отпою, жена его за час до вас заходила. Попытаюсь душу его спасти, с тройным усердием отпою.А вещицу, отрок, ты лучше выбрось, нечистая она.В реку выбрось, вода укроет, вода очистит.И не кручиньтесь, отроки, нет на вас греха. А с командиром вашим я завтра поговорю, успокою. — — Поблагодарив старика, Витька шагнул к выходу.Подтолкнул легонько продолжавшего стоять столбом Сеоегу и они вместе вышли из церкви.Перешли через площадь, вышли на мост.На реке, как всегда, дул пронизывающий ветер. Витька остановился, держась за ограждение посмотрел на воду. Еще лет двести назад судоходная, река порядком обмелела. В самом глубоком месте взрослому человеку вола была по горло. "Ну да ладно, сойдет"-— Подумал Витька, развернул сверток и взвесил на руке цепочку с кулоном, примерился и швырнул в реку, где поглубже.Цепочка ушла в воду легко, без всплеска, даже круги не пошли. Из-за тучи вышло весеннее солнце и принялось щекотать лицо горячими лучами. ..................................................

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль