Кто носит тапочки за Ночным Кошмаром?

0.00
 
Оскарова Надежда
Кто носит тапочки за Ночным Кошмаром?
Обложка произведения 'Кто носит тапочки за Ночным Кошмаром?'

23-00

Здравствуй, мой мальчик, мой розовощёкий малыш!

Скоро мы встретимся, и точно знаю — тебе будет интересно, что и как произошло этой ночью. Мне было интересно, но никто не удосужился написать и пару строк, а что рассказали, то всё и переврали; специально пишу памятки для таких, как ты...

Только что у НЕГО прокукарекал будильник. Но ОН ещё два раза переставит его на минуту, так что до третьих петухов у тебя ещё есть время… Да только ты спишь, малыш, вы всегда спите.

 

23-10

Прогреты у синего пламени тапочки, нахлобучен на бюст Вальтера (не Вольтера, малыш, поймёшь, когда увидишь), старый засаленный ЕГО колпак, а я пойду сейчас за гребешком — вычёсывать остатки вчерашней кровавой ванны из ЕГО волос. Ты спросишь потом — почему волос так мало? И никто не ответит тебе, малыш, что при хмельных прыжках через костёр стоит соблюдать элементарную технику безопасности. Но отрастут, малыш, отрастут. На твой век хватит.

 

23-17

Мы проходим утоптанной земляной тропой. Корни, образующие тоннель, узорно переплетены. Когда на них скапливается влага, я снимаю её вискозной салфеткой. Не стоит игнорировать прогресс, облегчающий нашу жизнь ещё со времён изобретения зубочистки. ОН оглядывается через плечо, замечает, как я царапаю на ходу пергамент, улыбается снисходительно. Самодельные летописи забавляют ЕГО.

 

23-19

Подвал выглядел лучше без пластической операции, произведённой при помощи деревянных панелей, художественных ошмётков камней и вездесущего ламината. Можно было походя запустить руку в бочку за хрустким огурцом с неистребимым чесночным запахом и прилипшим смородиновым листом. А теперь что — сыграть в бильярд? Малыш, твой папа — нехороший человек.

 

23-22

Мне всегда нравилось двигаться в такт маятнику. Тик-так. Топ-топ. Засвети кукушке в лоб. Птичка в часах сдохла ещё в прошлом веке, а вот старый механизм работает. ОН приостановил шаг, раскланялся с модерновым Big Ben-ом, признавая равным себе. По разуму. Я протираю эти часы еженедельно, мой малыш. Захвати с собой мягкую тряпочку.

 

23-24

Третья ступенька скрипит, на шестой прогибается доска, коварно, но беззвучно. Восьмая раньше норовила схватить зубами за щиколотку, но ОН отучил её при помощи доброго наставления и зуботычины. Помнится, было также обещание набить её чищеным чесноком по самые гланды. Теперь она раскланивается за ЕГО спиной, почтительно подбирая нафталиновый плащ. Ты узнаешь, мальчик — по ночам вещи не те, чем притворяются днём. Днём страшно, днём лучше спать. Баюшки-баю, милый, мы близко!

 

23-27

А сейчас твоя славной памяти беспорочная бабушка выпирает из фото, продавливает стекло так, что оно вот-вот лопнет. Она бессловесна. Она безмолвна. А мне интересно — радуется ли она за тебя или негодует. Сучит кулачками, бьёт по раме… Деду плевать. Дед застыл истуканом в парадном костюме. В нём и хоронили, кстати. А бабка хороша под густой вуалью. Черноброва, черноглаза… Хотя фотография-то чёрно-белая, а в жизни мы не пересекались. Показываю ей язык. Судя по реакции, бабушка недолюбливала змей и была из тех, кто величает раздвоенный язык «жалом». Ох, грехи ваши...

 

23-30

Чу! Я всегда говорю «чу!», когда мы проходим мимо спальни родителей. Не моих, конечно. Не ЕГО. Ваших. Ну и твоих в том числе. Что характерно — маменька твоя храпит, а папенька, не решаясь её разбудить, дымит сигаретой в окно. Я чувствую запах. И ОН тоже. Приостанавливается. Внезапно припадает мохнатой тушей к полу, работает ноздрями как мембранами. В комнате дым резко поворачивает от окна. Это, мальчик, называется «паранормальные явления»! Третий курс, пятая аудитория. Чу!

 

23-33

ОН начинает напевать. «Какой хороший парень, какой хороший парень, о нём мы скажем всё...» Не вслух, конечно. Мысленно. И чуть-чуть когтём по обоям. Люди не увидят, но те, для кого метка — они почувствуют. И ты почувствуешь. «Какой хороший мальчик, какой хороший мальчик, он сам расскажет всё...»

 

23-37

Мы около твоей комнаты. ОН любит прислушиваться к человеческим снам, тем более — последним. Я не понимаю этого, но каждый раз стараюсь разделить частичку ЕГО радости. Приникаю к двери чуть пониже замочной скважины… Подглядывать — дурная привычка, малыш, подслушивать тоже. Но сны, как и душа, являются субстанцией вне закона и этики. Вероятно, поэтому-то и считаются особенно ценными и абсолютно ненужными вплоть до утери. Впрочем, то и другое — не наша прерогатива. Это дело для другого ведомства.

Да, если интересно — ты не летал в этом сне, мой мальчик, совсем не летал.

 

23-42

Только что мы просочились. Я — под дверью, ОН — над дверью. Каждый из нас знает своё место, малыш, и ты привыкнешь. Из сумки, полной стеклянных шариков, я достаю тонкие свечи. Я клею их на слюну по углам кровати. Ты только не подумай, никаких ритуалов! Просто ОН любит работать при свечах. Ретроград и консерватор. За что и уважаем.

Мальчик, ты спал тихо-тихо. Ты устал бояться шумов под кроватью, шорохов в шкафу и недоверия родителей. Ты не фантазёр, мой милый, ты наблюдатель.

ОН цыкнул зубом, и свечи зажглись.

 

23-56

А вот теперь прости, малыш, но когда ты увидишь сам, то поймёшь — нет слов, чтобы описать ЕГО ювелирную работу: как он перерезает нити, связывающие тебя с миром людей, и привязывает к нашему. Это вопрос пуповины, мальчик, естественнейший из процессов. Но не всем дано родиться несколько раз. У меня в щетине застыла слеза радости, когда ЕГО длинные, заострённые пальцы музыканта делали ножничками чик-чик, а потом вязали изящные бантики. И… ах, этого не описать!

 

23-59

Мой мальчик, не было волосатой руки, утягивающей тебя за ногу, не было ужасных криков и слёз, не будут биться в истерике твои родители, ну разве что бабка разобьёт всё же лбом стекло. Ты исчез. Совсем. Из памяти и документов. Тебя никогда не было. В твоей комнате всегда была кладовка. А это твоя последняя и единственная история.

И если бы твой бывший папа не разорил подвал, мы бы отпраздновали это возрождение огурчиком.

 

00-00

Пергамент заканчивается, но я и так знаю, как будет дальше. Ты откроешь глаза и улыбнёшься, увидев ЕГО во всей красе, силе и власти.

А потом покажу тебе, как правильно греть у синего пламени ЕГО тапочки.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль