Критская сказка

0.00
 
Герина Анна
Критская сказка
Обложка произведения 'Критская сказка'

Ветер, дующий над морем, был теплым и ласковым — очевидно, этот воздушный поток был рожден над Сахарой, но его сила и свобода привела непостоянную стихию сюда, на остров Крит.

Зоя заправила выскочившую из прически медово-янтарную вьющуюся прядку за ухо, затем сбросила туфли и спустилась к восхитительному дикому пляжу, состоящему из каменного песка. Волны были высоки настолько, что о купании не могло идти и речи, сегодняшний разгул стихии можно было бы назвать небольшим ураганом, в соседнем Ираклионе даже не рисковали стартовать самолеты. В любом случае, купаться девушка не любила отчасти из-за неумения плавать, отчасти от того, что берег расползался прямо под ногами, а песок при этом мог замыться куда угодно.

До чего же приятна жизнь таких вот неторопливых городков на побережье после потом и кровью выстраданной сессии, а третий курс выжимает все соки. Плюс страшно нервирует перспектива выбора дипломного проекта. Может зря она предпочла заочный факультет? Хм, был бы выбор, а то ведь не спрашивает судьба, куда направить — нынче без стажа никуда, вот и вкалываешь на работе с совершеннолетия, зато денег на поездку заработать тоже возможность есть.

Греки (эллины, как они называли себя в целом), а в частности критиане, всегда были прекрасными ценителями женской красоты, так что Зою провожали взглядами все серфингисты. Высокая девушка обладала статью легендарной Элины Быстрицкой, разве что не была брюнеткой, а если ей что и портило жизнь, то свойственная рыжеволосым легко обгорающая белая кожа, которую. Впрочем, сильно выручал оливковый гель с алоэ вера, в изобилии продававшийся в местной лавке, быстро ставшей любимой. Под прикрытием очков ее черные брови не выгорали, как и столь же черные густые ресницы, но минусом было то, что ясных серо-зеленых глаз тоже было не разглядеть.

Девушка присела на песок прямо в платье, стараясь удержать подол — ноги у нее, конечно, длинные и стройные, но не обнажать же их по любому поводу, это все-таки неприлично. Местные помахали руками и крикнули по-русски: «Как дела?». Помахав в ответ, Зоя прокричала: «Кала!» (слова «хорошо» и «спасибо» выучились как-то сами).

Вечером небольшая группа из их отеля собиралась на критский вечер, были обещаны вино и танцы, так что Зоя решила поберечь силы для этого своеобразного праздника. Она прокатилась на «паровозике», делая снимки и умиляясь красоте небольших часовенок, построенных прямо на набережной (выглядели они скорее лаковыми игрушечками, нежели настоящими строениями), а теперь увести ее с берега могло только обещание угостить экзотическим мороженым. Тем не менее, рядом все-таки оказался молодой и весьма симпатичный грек.

— Вы меня узнаете? — спросил он на чистейшем русском языке. — Нас вчера знакомил Андрюша.

Зоя невольно улыбнулась, вспомнив хозяина кафешки — несомненно, его зовут Андреас, а русский вариант только для русских и называется.

— Здравствуйте, Никос, — вежливо кивнула девушка.

— Волна сегодня, — продолжал серфингист, — лучше по-глупому не рисковать, Посейдону до лампочки, кто там у него потонул.

Девушка переливчато рассмеялась — так смеются русалочки — затем сняла очки, глядя на грека своими прозрачными глазами; восхищенный Никос сказал, что они похожи на камушки на дне, такие же переливчатые и сверкают. Да. русский язык он знал очень хорошо. «До чего же воспитанные: комплименты, изящество, а приставать к красивой женщине ни-ни», — невольно подумала Зоя.

Для проверки она спросила, а что же за камешки. Никос охотно ответил, что некогда прекрасная нимфа окаменела от горя, застыв на морском берегу, но все еще оплакивала погибшего возлюбленного, потому ее слезы и превратились в аквамарин. Если бросить совсем светлый аквамарин в воду, он приобретет зеленоваты оттенок и будет отражать солнечные блики — вот такие у Зои глаза и есть. Собеседница невольно вспыхнула, хотя грек совсем не заигрывал, просто был настроен поэтично.

— Завтра мой знакомый капитан идет в морскую прогулку, может, тоже захотите?

— Эфкалисто, — улыбнулась Зоя.

Никос отпустил комплимент ее произношению и ушел.

Сидя на скале, Стефан прикрывался от ветра сложенными впереди крыльями и думал, бесконечно думал о том, чего уже не изменить. Люди умеют забывать боль, их такими создали, а что делать таким, как он?

Его друг не был его же подопечным, но это не меняло дело: с тех пор, как погиб несчастный мальчик, ангел не знал покоя. Прилетая снова и снова на то место, где его юный друг был так счастлив, Стефан не мог удержаться от слез, которые уносил этот стремительный ветер; но люди не могли ни видеть его, ни слышать — максимум, что знали местные жители, это то, что ночами кто-то плачет на морском берегу. Впрочем, Стефану было все равно.

За провинность его лишили возможности вернуться домой, но крылья почему-то отбирать не стали, и он жил как ангел, но постоянно находился среди людей. Помня о гибели друга, он бросался на помощь другим, и именно благодаря ему почти никто не тонул и не страдал от землетрясения, машины не сбивали прохожих и не попадали в аварии, а земля родила почти каждый год. Стефан пытался отдать ту любовь, что является сущностью ангела, живым людям, но мысли все равно возвращались к мертвому, и тогда он совершено по-человечески рыдал.

Видимо, слишком сильно опальный ангел приблизился к людям.

Никос чем-то напоминал ушедшего навсегда, а еще серфингист был столь же умен, не ища неприятностей напрасно… и он был живым, а значит, надо не дать ему и многим ему подобным уйти раньше времени. Оставшаяся на берегу девушка была, кажется, в том же нежном возрасте, что и его друг… хотя нет, она старше, а мальчику в момент гибели и шестнадцати еще не было — его надежды, радости и мечты в один миг перечеркнул пьяный водитель, которого даже не осудили по человеческим законам. Вспомнив это, Стефан вновь сглотнул слезу.

Скольких он сможет еще спасти, а скольких не сумеет? Успеть всегда и всюду тоже невозможно, ангелы созданы чтобы служить и любить, а не чтобы менять судьбы, а тем более всего человечества. В груди снова защемило, пришлось отвести крылья за спину и позволить непокорному ветру хоть немного успокоить страдающую душу.

Критский вечер… будет темно, а люди отправятся в верхний город. За ними нужно проследить…

Стефан спрыгнул со скалы, ложась на теплый ветер.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль