Человек В Черном Плаще

ЯВН Виктор
Человек В Черном Плаще
Обложка произведения 'Человек В Черном Плаще'

Ярмолич В.

 

Человек В Черном Плаще

 

Первый раз Олег увидел ЕГО больше недели назад.

А дело было так:

Олег проснулся среди ночи, как это иногда бывает, вдруг, от ощущения смутной тревоги. Вернее даже не проснулся, он еще находился на той тонкой, неуловимой грани между сном и явью, когда трудно сказать – спишь ты или бодрствуешь. Ты словно выныриваешь из-под воды, из долгого, затяжного погружения, когда воздуха в легких совсем не осталось, а мозг затуманило от недостатка кислорода. И вот, голова уже показывается над поверхностью воды, глаза широко раскрыты, но изображение расплывчато, размыто, по той же причине кислородного голодания. Ты жадно распахиваешь рот, что бы сделать живительный вдох и …

В тот момент, когда он открыл глаза, находясь наполовину в этом мире, наполовину в мире снов, сквозь молочную пелену он увидел ЕГО!

Если бы в комнате, где он спал, было совершенно темно, то открыв глаза, он не увидел бы ничего, кроме сплошной, непроницаемой тьмы. И тогда, возможно, он закрыл бы их и продолжал бы спать дальше, потому как объятия Морфея были довольно сильны, и то, что он вынырнул из омута сна, было просто недоразумение, случайность, ошибка. Он не должен был просыпаться, в три часа ночи! Люди, в это позднее время должны спать, крепким, здоровым сном, если только их пробуждение не вызвано естественными потребностями организма.

На несчастье Олега, комната довольно уверено освещалась смешанным светом уличных фонарей, и яркого полумесяца, застывшего в черном, безоблачном небе, и поэтому его взгляд, хоть и расплывчатый, четко зафиксировал ПОСТОРОННЕГО; в ногах Олега, прямо на кровати стоял человек. Вернее расплывчатая, аморфная тень человека, в длинном, от самых подошв, черном, как сама ночь, плаще. Незнакомец стоял, возвышаясь огромной фигурой, нависшей прямо над ним. Голова фантома была опущена в низ, но лица его не было видно, его скрывала большая, широкополая шляпа, надвинутая на глаза.

Если учесть высоту кровати и высоту помещения, ростом фантом должен был быт не мене двух метров — его шляпа едва не касалась потолка. Взгляд Олега успел зафиксировать, что руки незнакомца были в карманах, его застегнутого наглухо, до самого подбородка плаща. Он даже различил большие, круглые пуговицы, вереницей поднимающиеся снизу вверх, так как скользил его взгляд – от подошв до широких плеч незнакомца.

Вот, что предстало его глазам, непонятно зачем открывшимся в это глухое время ночи. Олег увидел зловещую фигуру великана, неподвижно стоящего над ним, не проявляющего никаких признаков движения, словно нарисованного, но эта неподвижность еще больше пугала, завораживала, гипнотизировала. От фигуры исходила угроза, почти осязаемая, почти материальная.

Липкий, вязкий страх выплеснулся на Олега. Балансируя на грани сна и яви, его мозг цеплялся за попытку рационального объяснения данному видению. Разум Олега, не верующий ни в бога, ни дьявола, ни в иные потусторонние силы на этой земле, отказывался верить увиденному. Он лежал, не в силах шевельнуться, почти парализованный от ужаса!

«Этого не может быть! Так не бывает! Это сон! Это мне снится! — отчаянно думал он. — Это существо НЕ МОЖЕТ стоять на моей кровати, и смотреть на меня из под своей шляпы! Это противоречит всем законам природы и здравого смысла!».

Олег чувствовал, как остатки сна ускользают от него, и он почти уже окончательно проснулся. Но черная фигура и не думала исчезать! И если в первые мгновения, он мог списать странное видение на сон, еще владеющий им, то с каждой секундой он все больше и больше возвращался в реальный мир. А вместе с ним, в реальном мире, оставался этот незнакомец, в плаще и шляпе, черной каланчей возвышающийся над кроватью. Незнакомец из самых страшных, ночных кошмаров!

Олег поспешно зажмурился. Он не мог больше видеть этот ужас.

«Нет, нет, это сон! Это просто плохой сон! Срочно проснись! Давай, ну же! Ну вот, ты уже можешь здраво соображать!»

«Но это СУЩЕСТВО стоит на МОЕЙ кровати!»

«Там нет никого, тебе приснилось! Открой сейчас глаза, и ты увидишь, что никого нет!»

«А если я открою глаза, а ОНО все так же, будет стоят надомной!? Тогда я умру от страха… Если этот кошмар станет реальностью, это будет КАТАСТРОФА!».

Олег вдруг понял, что ужасно боится. Он испытывал такой ужас, который не посещал его никогда, за всю его тридцатилетнюю жизнь. Он испугался даже не призрака, стоявшего над его телом, а того, что то, чего НЕ МОЖЕТ БЫТЬ НА САМОМ ДЕЛЕ, вдруг станет РЕАЛЬНОСТЬЮ! И если сейчас, открыв глаза, когда он уже окончательно проснулся, он увидит незнакомца в черном плаще, стоящего, зачем то над ним (явно неспроста!), который никуда не исчез, не пропал, не растворился — то он сойдет с ума! Просто напросто рехнется! Его мозг не выдержит такой атаки.

Конечно, он мог бы и не открывать глаза, а лежать так сколько угодно долго, пока не рассветет или пока его мысли не доведут его до белого каления. Но Олег решил расставить точки над i, выяснить все здесь и сейчас!

Весь сжавшись, словно опасаясь удара, он открыл глаза и… облегченно вздохнул — он был в спальне совершенно один.

— Ну вот, я так и знал, все приснилось. – Пробормотал он.

Конечно он мог бы это подумать, но решил произнести мысль вслух, что бы разорвать гнетущую тишину. Обстановка была слишком накалена. Смутное чувство тревоги не покидало Олега. То, что он увидел, взбудоражило его.

Он посмотрел на наручные часы, лежащие рядом на тумбочке, и убедился, что внутренние, биологические часы не обманули его, как он и предположил, время было чуть больше трех часов ночи.

Только он подумал, что до утра ему, пожалуй, не уснуть, как из другой комнаты раздался едва уловимый шорох, словно шелест гладкой, не промокаемой материи из которых шьют плащи. Олег весь напрягся. Почувствовал, как по спине побежали противные мурашки. Но тут пришла спасительная мысль:

«Это Нюрка, вот уже бродяжка, не спиться ей».

Олег шевельнул ногой, и почувствовал тяжесть, он перевел взгляд и увидел кошку, свернувшуюся калачиком на другом конце кровати, (идиотская привычка спать на ногах!). Очередная волна страха накрыла его.

«Хватит!!!»

Олег откинул одеяло, резко вскочил и включил свет в комнате. Прищурился ослепленный (он побоялся полностью закрыть глаза даже на секунду).

Действовал решительно и стремительно: включил свет в соседней комнате, окинул ее взглядом, убедился, что она пуста. Прошел на кухню, осветил и ее. Зажег свет в прихожей, а так же туалете и ванной.

«Вот удивились бы в доме напротив, увидев бы эту иллюминацию в три часа ночи!».

Потягиваясь, из спальни вышла кошка. Сонными глазами посмотрела на хозяина, мол «чего это тебя мордует?».

«Кошка ведет себя спокойно, а животные ведь должны чувствовать подобные вещи. Значит, о чем это говорит? Ты просто увидел плохой сон, перенервничал, начал фантазировать всякую чушь! Это все игры разума…».

Олег даже мысленно усмехнулся избитой фразе. Это его немного успокоило.

Но до утра, все же, решил больше не ложиться…

 

***

Прошло два или три дня. Олег уже подзабыл о ночном кошмаре. Он уже почти стерся из его памяти как недоразумение, но однажды ночью он снова проснулся.

Его тело почувствовало опасность. Мозг уловил сигнал тревоги и вышел из стадии быстрого сна. Олег лежал на животе, голова была повернута к окну. Он проснулся, но боялся открыть глаза, он боялся снова увидеть ЕГО. Каждая клетка тела дрожала от напряжения. Он вслушивался в мертвую тишину, пытаясь уловить малейший шорох, ничтожный звук, намек на движение.

«Что же это такое твориться?! Нужно спать, спать! В это время все нормальные люди спят!».

Только он подумал о том, что нужно сосредоточиться на сне, расслабиться, ни о чем плохом не думать, как в мозг поступил сигнал о переполненном мочевом пузыре.

«Это те проклятые две бутылки пива, на ночь глядя!».

Сначала Олег решил, что позывы не такие уж и сильные, что можно потерпеть, но через пять минут он уже, ни о чем не мог думать, как о туалете.

«Вот черт, так я не смогу уснуть никогда! А если буду терпеть дальше, то рискую оказаться мокрым в своей постели. Мне срочно нужно в туалет!».

Олег медлил. Он боялся, что снова увидит ЕГО, а этого нельзя было допустить!

«Я боюсь, я ужасно боюсь!!! Сначала нужно открыть глаза, голова повернута к окну, даже если он находиться в комнате, он не может стоять здесь, кровать подвинута вплотную к стене!» — мысленно рассуждал он.

Олег медленно приоткрыл веки. Как и ожидал, он ничего не увидел, кроме старых обоев, рисунок которых едва угадывался в полумраке.

«Так, главное что — бы он не догадался, что ты уже проснулся…

Господи, что я несу! Я думаю об этом, как о вполне реальном создании, это уже признак шизофрении!».

Олег скосил глаза вверх, на окно. В черном стекле, сквозь легкую, тюлевую занавеску он увидел отражение уличных фонарей, обрамленные расплывчатой, радужной оболочкой. Это было на первом плане. Присмотревшись, дальше он увидел свое встревоженное лицо, за ним шло отражение спальни. Дальние углы были покрыты мраком, и как ни старался, он ничего не мог разглядеть.

Но в эту минуту по улице проехала машина, и комната ярко осветилась на несколько секунд, и в это короткое время, он увидел ЕГО! ОН стоял у дальней стены, там, где располагался шкаф. Одна из дверок была приоткрыта, возле нее и возвышался огромной фигурой, незнакомец в черном плаще с поднятым воротником и шляпе, надвинутой на самые глаза!

«Он снова здесь!!!»

Волна паники захлестнула его с головой. Машина проехала, дальний угол комнаты погрузился во мрак. Чужак слился с темнотой. Но Олег знал – ОН ТАМ!!! Стоит и смотрит…

Смотрит и ждет…

Беспорядочные мысли заметались в голове – «кто это, что ему нужно?». Несмотря на то, что в комнате было не жарко, спина покрылась липким, противным потом.

«А если он сейчас подходит ко мне, или уже стоит возле кровати!!! Я ничего не вижу, нужно развернуться».

Олег непринужденно, словно во сне, развернулся на другой бок, лицом к шкафу. Тело его было напряженно, словно сжатая пружина. Всматриваясь в темноту, он попытался распознать зловещую фигуру. Смутно он различал очертания шкафа, и даже приоткрытую дверку, но самого незнакомца увидеть не мог.

«Может там никого и нет, это снова твои галлюцинации, твой мочевой пузырь давит тебе на мозг?».

Он что есть силы напряг зрение. Олег представил себя кошкой, зрящей во тьме. Это дало свои результаты, он почти увидел ЕГО, стоящего на том же самом месте, возле шкафа.

В этот момент по улице снова проехала машина, комната осветилась, и Олег отчетливо увидел, что там НИКОГО НЕТ! А то что, он принял за фигуру незнакомца, был всего лишь халатом, висящим на приоткрытой дверце шкафа!

«У страха глаза велики. Это всего-навсего твой халат, поразительно похожий в темноте на незнакомца в черном плаще!».

Олег облегченно вздохнул.

«Так, пора в туалет, иначе будет беда…».

Он откинул одеяло, опустил ноги на пол. Едва уловимое движение заставило его замереть. В темноте он не увидел ничего, скорее почувствовал колебания воздуха, исходившие от шкафа. Словно кто-то прошмыгнул, быстрый, большой, бесшумный.

«А если все же он там, все время был там! Ждет, когда я приближусь!»

Олег медленно встал, не отрывая взгляда от шкафа. Пересыхающие глаза уже начало неприятно пощипывать, но он боялся моргнуть, боялся потерять контроль. Он ринулся к выключателю. По расширенным в полумраке зрачкам, больно хлестнул электрический свет. Олег непроизвольно прищурил глаза (но не закрыл!), осмотрел комнату, убедился, что кроме него в ней никого нет.

Включил свет в соседней комнате. Дальше в туалет…

Справив дела, прошел на кухню. Достал сигарету из открытой пачки, лежащей на столе. Закурил.

«Нужно успокоиться».

В квартире стояла полная, ночная тишина. Он включил радио, висящее на стене, что бы разбавить эту тишину. Радио заговорило голосом ночного ди-джея, вещавшего для тех, кто не спит в этот поздний час. Потом заиграла музыка. Но Олег уже не слышал ее, потому что, подойдя к окну, он увидел ночную улицу, погруженную во мрак, освещенную лишь одним единственным тусклым фонарем, стоящим напротив дома, у кромки тротуара. А под этим фонарем стоял ОН — высокий человек, в черном, длинном плаще, и большой, широкополой шляпе. Он стоял, опустив руки в карманы и слегка запрокинув голову вверх, смотрел на его окно (Олег был в этом уверен!!!). Его лица нельзя было разобрать, тень от шляпы скрывала его полностью. Олег замер с сигаретой на губах. Ночной ветер гнал по улице осенние листья, они кружились вокруг его ног, словно в танце.

«Осенний Незнакомец

В Черном Плаще,

Придет за тобой из вне…»

Откуда-то сами собой, взялись эти строчки в его голове. Сейчас он ни за что бы, не ответил, когда и где он их слышал или прочитал. Они словно витали в ночном воздухе, и он вдохнул их вместе с сигаретным дымом.

Несколько минут, словно кролик перед взглядом удава, Олег смотрел на незнакомца, прежде чем понял, что он как на ладони в комнате, освещенной светом. Он кинулся к выключателю, погасил свет, и снова прильнул к холодному стеклу. Но лишь одинокий фонарь освещал пустынную улицу, да листья гонимые ветром по тротуару.

ОН ИСЧЕЗ!!!

А может, его никогда и не было?

Пепел от сигареты упал на подоконник. Олег вынул ее изо рта. Положил в пепельницу.

Долгожданный рассвет он встретил на кухне…

 

***

 

Вечером, направляясь домой с работы, Олег вдруг отчетливо понял – он не хочет туда идти! Он боялся! Боялся, что снова придет Осенний Незнакомец В Черном Плаще. Он ничего не будет делать, будет просто стоять и смотреть, и от этого можно сойти с ума!

На перекрестке задумавшись на секунду, он решительно повернул к знакомой забегаловке, недалеко от дома, гордо именуемой «КАФЕ – БАР».

В баре было сумеречно и пустынно (понедельник). Тихо играла музыка. Олег подошел к стойке. Заказал двести граммов водки, и порцию пельменей – решил заодно и поужинать. Сель за ближайший столик, лицом к входу. Закурил, роняя пепел в глиняную пепельницу. Через пару минут, девушка-официантка, принесла графин с водкой, томатный сок, стакан и рюмку. Сообщила, что пельмени будут минут через десять. Олег решил не ждать. Налил в рюмку водки, в стакан сок.

— Поехали… — Сказал он сам себе.

Когда, через некоторое время, принесли на тарелке горячие, дымящиеся пельмени, графин с водкой опустел. Под пельмени, щедро приправленные черным перцем, Олег заказал еще двести граммов водки и бокал пива.

Несколько посетителей вошли в бар. Это были две девушки, и женщина с полноватым мужчиной лет сорока. Слегка затуманенным взором, Олег наблюдал за вошедшими; девушки заказали бутылку дешевого вина и шоколадку. Пара – мужчина с женщиной, сделала заказ с размахом: коньяк, вино, фрукты, что-то из мясного. Женщина прикурила длинную сигарету от поднесенной зажигалки кавалера. В ожидании заказа, она пила вино, он коньяк. Олег потерял к ним интерес, переключив свое внимание на двух девушек. Поедая пельмени, он следил как они общаются, наклонившись друг к другу, положив локти на стол. Пьют вино, закусывают, отламывая по кусочку шоколада. Из девушек курила одна, с длинными, рыжими волосами. Вторая, с короткой мальчишеской стрижкой, недовольно разгоняла дым руками.

Одновременно с пельменями, Олег прикончил и второй графин водки. Теперь сидел, выпуская дым в потолок, потягивал холодное пиво, чувствуя, как алкоголь овладевает его телом, придавая ему легкость, беззаботность, смелость. Он подумывал – а не заказать ему еще граммов двести водочки, или даже триста! Ему пришла идея, что неплохо бы эту ночь провести не одному, а вот хотя бы с этой рыжей, или со второй, та, которая с короткой стрижкой — тоже симпатичная мордашка. Или даже с двумя! Олег хмыкнул вслух от этой удачной мысли и улыбнулся. Рыжая увидела, как он улыбается, глядя на них, и приняла это на свой счет. Засмущавшись, она что-то зашептала на ухо подруге, кивая на Олега. У девушек заканчивалось вино, и он решил действовать немедленно.

Олег встал, не твердой походкой подошел к бару. Заказал бутылку вина, коробку конфет, и пачку хороших сигарет. Взяв вино и сигареты в одну руку, коробку конфет в другую он смело направился к столику девушек.

— Вечер добрый! – Поздоровался он. – Скучаем?

Рыжая подняла на него взгляд, оценивая незнакомца и его «подарки».

— Да, немного, – сказала она через секунду, фактически приглашая его к столу.

— Давайте скучать вместе. – Он присел на свободный стул. Поставил вино на стол. – Меня зовут Олег.

— Я Даша, – сказала рыжая, — моя подруга Оля. – Кивнула она на коротко стриженную.

Оля скромно улыбнулась.

— Ну вот и отлично, давайте выпьем за знакомство. — Олег разлил вино по бокалам. Открыл конфеты. – Угощайтесь, девушки.

— Спасибо! – Улыбнулась Даша.

Через полчаса Олег знал о девушках почти все: где учатся, работают, живут. Что смотрят, слушают, чем увлекаются. Девушки оказались моложе Олега лет на шесть — семь, но вполне совершеннолетними, а это было самое главное.

Вскоре Олег начал скучать, и подумывать о том, что пора бы уже перенести этот содержательный диалог к нему домой, тем более что рыжая Даша уже явно созрела для «чашечки кофе утром в постель». Но у нее зазвонил телефон. Девушка глянула на номер, перевела взгляд на подругу.

— Костя? – поинтересовалась Оля.

Та утвердительно кивнула.

Даша взяла телефон и вышла из-за стола, направляюсь на улицу.

Олег недоуменно посмотрел ей в след.

— Это ее парень, – сказала Оля, – они вчера поругались.

Олег понимающе закивал, подозревая, что Даша возможно уже отпадет, как кандидат на прогулку к нему домой. А Оля была явно не из тех девушек, любящих искать приключения на одну ночь. От досады он закурил.

Через несколько минут пришла Даша, веселая и возбужденная. Сообщила, что покидает их. За ней сейчас заедет ее парень, и они, куда то там едут- идут… Олег ее уже не слушал, осознавая то, что эту ночь ему придется провести одному. Возможно даже в обществе кошмарного незнакомца в черном плаще. Ему вдруг отчаянно стало страшно, несмотря на алкоголь!

— Олег, ты же проведешь Олю домой? – Просительно добавила Даша, в конце своего диалога.

— Конечно…, да… — рассеянно обронил он, думая о своем.

— Ну все, я побежала, счастливо…. Оля, завтра увидимся.

Олег остался наедине с девушкой. Бутылка вина опустела.

— Ну что, еще по винчишку? – С робкой надеждой спросил он.

— Нет, мне пора домой, мама будет волноваться…

Олег обреченно вздохнул…

 

Они вышли на ночную улицу. Было прохладно – поздняя осень, и погода явно портилась: дул сырой, пронизывающий ветер, срывался дождь.

— Я живу тут недалеко, через один квартал. – Ежась от холодного ветра, сказала Оля.

— Хорошо, пошли…

Двинулись по пустующим улицам. Одинокие прохожие, торопящиеся в уют своих квартир, попадались на встречу. Машины с включенными фарами проносились мимо, слепя глаза. Или обгоняли, на несколько секунд освещая пустынную улицу.

Олег еще не терял надежды, что может Оля, пригласит его к себе домой на «чашечку кофе», и тогда ему не придется проводить эту холодную, осеннюю ночь одному, вздрагивая от малейшего шороха и каждой тени.

«Но ведь дома мама волнуется!» — разочаровывал он тут же себя.

Но, как известно, надежда умирает последней…

 

— Вот за этим углом мой дом! – Радостно сообщила Оля.

Они повернули за угол, приближаясь к девяти этажному зданию.

— Мой подъезд самый крайний. – Выдавала информацию девушка.

Они шли мимо длинного, панельного строения, минуя открытые подъезды, как ощерившиеся пасти чудовищ. Двор возле дома освещался лишь горящими окнами квартир.

Еще издали Олег заметил у дальнего подъезда неясную, аморфную фигуру, неподвижно стоящую в тени козырька над входом. Сердце испуганно забилось от тревожного предчувствия. Конечно, это мог быть кто угодно: парень, пришедший к своей девушке, случайный прохожий, заскочивший под козырек переждать накрапывающий дождь, или жилец с первого этажа, вышедший покурить (в такую погоду то!)… или незнакомец, в длинном черном плаще, и огромной шляпе, всегда скрывающей лицо…

Олег замедлил шаг. Несомненно, это был ОН! Только ОН может стоять так неподвижно, как тень, как призрак, но в этой неподвижности столько ужаса и угрозы, что кровь стынет в жилах! А Оля торопилась домой, не замечая опасности. Вот до подъезда уже, каких-то десять шагов. Они практически поравнялись с ним. Осталось только свернуть на дорожку, ведущую к входу. А фигура стояла во тьме, практически сливаясь с ней. Иной и не подумал бы, что под козырьком кто-то стоит, настолько он растворялся с темнотой, купался в ней… Но Олег то знал, что ОН там есть! Что ОН ждет!!!

«Осенний Незнакомец

В Черном Плаще,

Придет за тобой из вне…»

Снова прозвучал в голове непонятный, незаконченный стишок.

Олег замедлил шаг, почти останавливаясь — он не хотел идти дальше. Но тут, на первом этаже вспыхнуло электрическим светом окно, осветив вход в подъезд, и он увидел, что там никого НЕТ! Но за мгновение до того как свет включился, или даже одновременно, в тот самый миг, как тьма рассеялась, он готов был поклясться, что увидел скользнувшую словно ветер тень, в глубину подъезда, в спасительную темноту…

Олег остановился (ноги отказывались идти дальше), остановилась Оля.

— Ты здесь живешь? На каком этаже? – Запинаясь спросил он.

— На восьмом, а лифт как назло не работает вторую неделю.

— Ну… это… ты сама поднимешься? А я побегу домой, по моему сейчас будет ливень.

— Конечно, конечно! Я уже дома, спасибо что провел! Пока! – Защебетала Оля.

Девушка юркнула в темный подъезд (его сердце сорвалось в низ!), на прощанье махнув рукой.

— Пока… — еле слышно ответил Олег.

Он поднял голову вверх. Сквозь узкие, прямоугольные окна, Олег видел, как Оля поднимается по лестничным пролетам, там, где лестничная клетка освещалась. Взгляд его проследовал к восьмому этажу, и там, на переходной площадке, между седьмым и восьмым этажом он снова увидел ЕГО!

Переход тускло освещался светом, падающим с лестничной площадки на восьмом этаже, но этого света вполне хватило, что бы различить темную фигуру, вернее ее половину — от ног до пояса (прямоугольное окно в этом месте поднималось от пола). Фигура в черном плаще, как и прежде, стояла неподвижно.

Олег похолодел. А девушка уже проходила шестой этаж. Он видел ее ножки, в обтягивающих джинсах, поднимающиеся по ступенькам.

В первую секунду он захотел броситься в подъезд, закричать Оле, что бы она вернулась…, но лишь испуганно попятился назад, не отрывая взгляда от зловещей тени.

Тем временем Оля уже поднималась на седьмой этаж! Ей оставалось пройти лишь один лестничный пролет, туда, где стоял незнакомец.

— Может все обойдется. Может она его даже не увидит… – не заметил Олег, как с мыслей перешел на шепот.

Моросил осенний дождь. Холодные капли стекали по лицу, попадали в глаза. Ладонью он смахнул с ресниц мешающие капали, и на секунду утратил видимость. Когда снова взглянул на окно понял, что незнакомец исчез. Во всяком случае переместился с того места, где стоял до этого.

Оля продолжала подниматься, теперь она перешла на пролет, который не видно через окно, и который находился перед тем, где до этого стоял зловещий незнакомец. Если все нормально, через пять секунд она должна появиться на своей лестничной клетке, ярко освещенной, на восьмом этаже.

Олег напрягся, не обращая на дождь, боялся моргнуть, что бы не упустить этот момент.

Прошло секунд тридцать.

Минута.

Девушка не появилась на своей площадке. Вниз она тоже не спускалась! Словно провалилась в параллельный мир, между седьмым и восьмым этажами!

Олега била мелкая дрожь, то ли от ветра и дождя, то ли от страха. Он постоял еще минуть пять, надеясь на чудо. В свое оправдание он убеждал себя, что ничего не случилось. Что девушка дошла до своей квартиры, он просто ее не заметил. Ведь если думать иначе, то можно, пожалуй, сойти с ума!

Постояв еще несколько минут, Олег развернулся, и быстрым шагом пошел прочь.

 

Проходя мимо бара, который он покинул полчаса назад, Олег понял, что ему край необходимо выпить. Он облизал пересохшие губы, и решительно завернул к неоновой вывеске, висящей над входом.

 

Покидал бар Олег ближе к полуночи, в очень не трезвом состоянии. Вернее едва стоял на ногах, но чувствовал себя, гораздо лучше. Ударной дозой крепкого алкоголя ему удалось заглушить чувство страха и вины. Он бы еще сидел, но бар закрывался, и его вежливо попросили покинуть помещение.

К этому времени, легкое, осеннее ненастье, переросло в настоящий ураган: в небе сверкали огромные, зигзагообразные молнии, лил холодный дождь. Упругий ветер дул откуда-то с боку, сбивая его нетвердый шаг с верного пути. Благо до дома было рукой подать.

Когда он ввалился в свой подъезд, больно ударившись плечом о дверной косяк, с него ручьем лилась вода, но это его не особо беспокоило. Олег постоял с минуту, переводя дыхание, и хватаясь за перила, чтобы не упасть, спотыкаясь и бормоча проклятия, побрел по ступенькам.

В подъезде было темновато. Тусклые лампочки горели только на втором и на его, четвертом этажах. Правда, частые вспышки молний, освещали его нелегкий путь.

Вот и четвертый этаж. Здесь, как и на втором этаже тускло мерцала желтая лампочка. Он порылся в мокрых карманах, не с первого раза отыскав ключ от двери. И только он вставил ключ в замочную скважину, как раздался оглушительный взрыв грома и в это же мгновение свет погас!

Олег замер, одной рукой держась за ключ, вставленный в замок, другой за металлическую ручку двери. Грохот грома немного привел его в чувство. В затуманенном мозгу проскочила почти ясная мысль:

«Черт, этого еще не хватало!».

С тихим щелчком, клацнул замок. Олег толкнул дверь.

Очередная молния разорвала тьму, осветив на секунду лестницу, перила, обшарпанные, исписанные стены. Через окно в кухне и комнате осветилась и внутренность его «пещеры» — коротенький коридорчик, налево кухня, направо комната.

Олег не решался переступить порог. Даже в своем доме он не чувствовал себя в безопасности. Громыхнул гром, сверкнувшей пару секунд назад молнии. Олег сделал шаг в квартиру, затворяя за собой дверь. Не произвольно, по привычке, протянул руку, и щелкнул выключателем. Безрезультатно.

«В кармане зажигалка», — шевельнулась мысль.

Дрожащей рукой он достал одноразовую зажигалку. Большим пальцем крутанул ребристое колесико, но огонек не вспыхнул. Еще около минуты он нервно крутил колесико зажигалки, прежде чем понял — кремень намок, и не дает искры.

«Фонарик, фонарик, где то в шкафу должен быть фонарик…» — заметались мысли в хмельной голове.

Рукой ощупывая стену, он сделал пару шагов в темноте. Стал в дверном проеме, ведущем в комнату. На противоположном конце комнаты располагалось окно, задернутое длинной, до самого пола шторой. Но, несмотря на это, от окна исходил слабый свет. Форточка была открыта, и от сквозняка шевелилась штора. По углам от окна лежал непроницаемый мрак.

Снова сверкнула молния, словно вспышка фотоаппарата, осветив комнату, и Олег почти не испугался, увидев в углу черную фигуру незнакомца, в своем неизменном плаще, и шляпе надвинутой на глаза. ОН стоял там и ждал его! Олег замер, всматриваясь туда, в темноту угла, где стоял враг! Сейчас он не видел ЕГО, но знал, что ОН там!

— Кто ты? Что тебе нужно? – Спросил он, и не узнал своего голоса – чужой, хриплый, дрожащий.

Темнота молчала в ответ, лишь осенний дождь лил за окном, барабанил по стеклу. Снова сверкнула молния, и Олег увидел, что незнакомец, непонятным образом, переместился в противоположный угол. А ведь он должен был пройти мимо окна, хоть и слабо, но все — же отбрасывающим свет. Олег сделал шаг внутрь комнаты. Алкоголь придавал ему смелости. Он решил действовать!

— Откуда ты взялся? – Снова заговорил он, не особо надеясь на ответ, – я не боюсь тебя! – Он сделал еще один шаг по направлению к окну.

Штора затрепетала от сильного порыва ветра. Ему даже показалось, что это не штора шевелиться, а Человек В Черном Плаще изготовился к нападению.

«Ну что же, я готов!» — с этой мыслью Олег сделал очередной шаг навстречу. Он уже находился посреди комнаты, в трех шагах от окна, крепко сжимая в кулаке зажигалку, не захотевшую дать ему огня. Это было его единственное оружие, если не считать его твердой решимости.

Еще один шаг, одновременно с которым снова сверкнула молния, и Олег увидел ЕГО прямо в метре перед собой! Развевающаяся штора создавала иллюзию крыльев за спиной демона. Олег напрягся, сжался, словно пружина, готовая вот-вот распрямиться. Еще один шаг и он уже на расстоянии вытянутой руки. Контур незнакомца вырисовывался в бледном свете исходившем от окна.

«Сейчас сверкнет молния, и я нападу!» — Мелькнула последняя мысль в возбужденном до предела мозгу.

Но когда молния сверкнула, он так и не смог напасть, потому что, наконец, смог увидеть лицо незнакомца! И от того что он увидел, перед глазами все поплыло, закружилось, замелькало и Олег провалился в пустоту…

 

***

 

Проснулся Олег на диване, в высохшей и ужасно мятой одежде. Да и сам он был помят почище своего одеяния. Голова раскалывалась от ужасного похмелья. Он попытался припомнить вчерашний день, но это ему далось с трудом, лишь до момента как он провожал девушку домой. Да, честно говоря, он и не хотел вспоминать. Лишь одна мысль пульсировала в его больном мозгу: «Похмелиться!!!»

Не переодеваясь, в похмельном угаре покинул квартиру, сжимая руками пульсирующие виски, спустился к ближайшему ларьку. Сонная продавщица равнодушно (видимо она привыкла к подобного рода типам, посещающих ее в столь раннее время) подала ему его заказ – пять бутылок пива. Немного подумав, Олег купил еще бутылку водки. Не отходя от ларька, открыл бутылку пива, и одним залпом опустошил ее. Облегченно вздохнул, не торопясь побрел домой. В подъезде выпил еще одну. В квартиру он практически ввалился, едва держась на ногах. Словно подкошенный рухнул на диван…

 

Проснулся ближе к вечеру, все с такой же невыносимой головной болью. Даже не расстроился от того, что не попал на работу. Взглянул на часы: семнадцать тридцать. За окном смеркалось. На полу возле дивана, он увидел бутылку водки и пиво.

«Скоро ночь, нужно выпить…».

Прошел на кухню. Достал из холодильника кусок колбасы не первой свежести, пару малосольных огурцов из банки. В хлебнице обнаружил лишь черствый кусок хлеба. Открыл бутылку водки. Налил полный стакан, и медленно, процеживая сквозь зубы, выпил. С шумом выдохнул воздух, понюхал черствую корочку хлеба. Отправил в рот кусок колбасы, неохотно пережевывая.

Дрожащими руками долго не мог открыть бутылку пива. Наконец это ему удалось, отбив кусочек горлышка. Острыми краями он поранил палец. Равнодушно посмотрел на кровь, стекающую по ладони, вытер полотенцем. Трясущейся рукой налил в стакан пиво, стараясь что — бы осколки не выпали из бутылки. Выпил. Закурил. Почувствовал, как живительное тепло растекается по телу, мысли приходят в порядок, отступает тошнота.

«Это запой…, — равнодушно подумал Олег, — ну и пусть…».

 

На следующий день он проснулся только для того, что бы сходить к банкомату, снять денег, зайти в магазин и пополнить запасы алкоголя.

Он потерял счет времени и дней. На работу не ходил. На звонки не отвечал. От недоедания лицо осунулось, под глазами набрякли мешки. Лицо покрывала недельная щетина. Иногда его тошнило.

 

На восьмой день пришли они.

В дверь громко и настойчиво постучали. Олег поднялся с дивана, у него закружилась голова. Минуту он постоял, обретая равновесие. Подошел к двери.

— Кто там?

— Это «ГорСвет», нам нужно снять показания счетчика. – Ответил за дверью мужской голос.

— Какие еще показания, я платил в прошлом месяце.

— Мы не против, нам просто нужно сверить.

— Хорошо, сейчас открою…

Щелкнул замок. Олег не успел опомниться, как в квартиру ворвались люди, схватили и прижали к стене. Больно заломили руку за спину. Он даже не сопротивлялся, силы покинули его. Беспомощного, его затащили в комнату и усадили на диван. Перед ним было трое людей в милицейской форме. Двое в штатском — один молодой, коренастый, лет тридцати трех, другой высокий, худощавый, пожилого возраста, лет пятидесяти пяти.

— Кузнецов Олег Юрьевич? – спросил его худощавый, пожилой, в штатском, видимо оперативник.

— Да, я, а в чем дело? – хрипло поинтересовался Олег, и подумал о том, что не мешало бы сейчас выпить.

— Вы знаете Лисицкую Ольгу? – спросил второй, тот, что помоложе, видимо тоже опер.

— Нет, не знаю.

— Странно, а ее подруга, Ильина Дарья утверждает, что вы отдыхали вместе. Да и официантка с барменом это подтвердили. А потом, вы с девушкой, покинули бар. – Спокойно заговорил пожилой.

— Когда это было? –Олег смутно начал догадываться о ком говорят эти люди.

— Двадцать восьмого октября! – глядя прямо в лицо, грубо выпалил молодой, разыгрывая избитый прием, «добрый следователь» — «злой следователь».

— Ну да, я познакомился с этими девушками в баре. Одна из них потом ушла, вторую я проводил до дома.

— И…?

— Что «и»?

— Проводил до дома и… — напирал молодой.

— И… пошел домой.

— Вы проводили ее до самой квартиры? – снова заговорил пожилой, одновременно открывая свою кожаную папку и роясь в ней.

— Нет, я довел ее только до подъезда.

Следовать протяну ему стопку фотографий. Олег увидел на них Олю, лежащую в неестественной позе на грязном, кафельном полу.

— Тело обнаружили рано утром в подъезде, в пяти шагах от ее квартиры.

Олега бросило в жар. Дрожащей рукой он просматривал фотографии мертвой девушки, снятой в разных ракурсах. На одной из них, четко была видна синяя, распухшая полоса, опоясывающая шею убитой.

— Как ее убили? – прошептал он.

— Она была задушена. Задушена капроновым шнуром, я думаю тебе это известно?! – брал напористостью молодой оперативник.

— Вы думаете, это я ее убил?! – испуганно воскликнул Олег.

— Это нам предстоит выяснит, – спокойно сказал старший, – но на данный момент вы главный подозреваемый. Вы последний кто видел девушку живой.

— Я не убивал ее!

— Ну конечно, другого ответа мы и не ожидали. – Иронично произнес молодой.

— Я… я знаю,… кто это сделал. – Запинаясь, произнес Олег.

Оба оперативника заинтересованно посмотрели на него.

— Рассказывай…

Олег рассказал о человеке в черном плаще и шляпе, преследующем его. Естественно он старался упустить подробности появления незнакомца в его квартире, это явно навело бы следователей на мысль о помешательстве. Он лишь упоминал о странном человеке, виденном на улице, в подъезде. Но и этого хватило, что бы следователи смотрели на него с недоверием.

— Что вы делали эти дни…э…, после убийства? – выслушав его рассказ, поинтересовался «добрый» следователь.

— Я… пил. – После некоторого замешательства произнес Олег.

— Пытались заглушить чувство вины? – усмехнулся молодой.

— Я не убивал ее! — вскипел Олег.

— Ничего, разберемся. Сейчас в вашей квартире будет произведен обыск. А после вам придется проехать с нами.

— Вы меня арестовываете?

— Пока задерживаем. Снимем отпечатки пальцев, произведем опознание – стандартная процедура. Если вы ничего не совершили, вам нечего бояться…

 

Уже второй час его квартиру досконально и планомерно обыскивали. Олег сидел на диване, нервно курил. Ужасно болела голова. Била мелкая дрожь. Он не знал, что они искали, и что хотели найти, но смутное чувство тревоги не покидало его. И оно не обмануло…

— Сергей Петрович, подойдите сюда. – Услышал Олег голос одного из милиционеров из соседней комнаты, и этот голос не предвещал ничего хорошего.

Пожилой следователь проследовал в соседнюю комнату. Олег насторожился. Не прошло и минуты, в комнату вернулся следователь, а в руках он нес…

У него на руках лежал аккуратно сложенный черный плащ, а сверху лежала большая, широкополая шляпа! Когда Олег это увидел, у него закружилась голова. Комната перед глазами поплыла, стены задрожали. Он вдруг четко увидел ту грозовую ночь в своей квартире. Тот миг, когда сверкнула молния и он, наконец, увидел лицо незнакомца, стоящего перед ним – и это был ОН САМ!!! Он смотрел на свое лицо, обрамленное поднятым воротником, словно на свое отражение в зеркале! Но он забыл все это! Он хотел забыть…

Олег не видел, как милиционеры осторожно развернули плащ. А из левого кармана, молодой следователь извлек толстый, капроновый шнур. Он этого уже ничего не видел, перед глазами стоял туман, и черная фигура незнакомца, заслонившая собой весь белый свет…

 

***

За окном стемнело. Он лежал один, в холодной камере, на жестких нарах. Лежал и равнодушно смотрел в потолок.

В голове прокручивались события последних дней; конечно, его опознала Даша, опознала официантка из бара и бармен. Бармен так же рассказал, что подозреваемый, спустя полчаса как увел девушку, снова вернулся в бар, и много пил. Что его даже буквально пришлось выталкивать за дверь, так как бар закрывался, а он не хотел уходить.

Было установлено, что веревкой, лежащей в кармане плаща, найденном в квартире Олега, и была задушена девушка, а так же было обнаружено несколько волосков, прилипших к материи плаща. И естественно, этот волос принадлежал убитой. Эти факты и оказались решающим доказательством его причастности к убийству. Следствие еще не было законченно, проверялись еще некоторые убийства, совершенные в городе за последнее время, почерк которых был похож, но Олега это уже совершенно не волновало, он лежал в одиночной камере и смотрел в темный потолок.

А когда в дальнем конце камеры произошло едва уловимое движение, настолько бесшумное и незримое, как сама ночь, Олег понял – ОН ПРИШЕЛ. Олег проследил взглядом в дальний угол камеры, погруженный в сумрак, и увидел ЕГО. Незнакомец, в своем черном плаще, и огромной шляпе, неподвижно стоял, как всегда, практически сливаясь с темнотой. Он словно был сама темнота! Разуметься, кто-то другой и не заметил бы ЕГО, (наверняка бы, не заметил!) но Олег знал — ОН ТАМ!

ОН стоит неподвижно, словно каменная статуя и смотрит, смотрит НА НЕГО!

Олег не знал, сколько ему еще осталось в этой жизни, может день, может год, может десять лет, но одно он знал точно – до конца своих дней Человек В Черном Плаще уже не оставит его!

Н И К О Г Д А …

***

Сергей Петрович дописал последнюю фразу, и отложил ручку.

«Все, на сегодня хватить!».

Он посмотрел на часы – половина девятого. Следователь устало потянулся. Встал из-за стола, подошел к зарешеченному окну. Дома его ждала жена, маленький внук (сегодня пятница, дети привели Антошку погостить на выходные). От приятной мысли, что увидит любимого внука, он не произвольно улыбнулся.

Глядя в низ, с высоты третьего этажа, через стекло покрытое стекающими каплями дождя, он видел пустынную улицу, по которой редко проносились машины.

«Нужно торопиться, скоро последний троллейбус, иначе придется три квартала топать пешком без зонта…».

Он посмотрел на остановку, находящуюся напротив Отделения (что было очень удобно), и подумал о том, что напротив милиции, освещения на улице могло быть и побольше.

Несмотря на неуверенное освещение пары фонарей, стоящих поодаль от остановки, его цепкий взгляд (специфика многолетней работы), выхватил одинокую фигуру, стоящую неподвижно под козырьком стеклянной остановки. И хотя фигура была слегка размыта грязным стеклом, с каплями дождя, но все же можно было разглядеть, что незнакомец был одет в длинный плащ (несомненно черный, хотя при этом освещении он мог быть какого угодно темного цвета, но следователь был абсолютно уверен – он черный), застегнутый наглухо на все пуговицы и большой широкополой шляпе. Он стоял и смотрел на окно, в котором отчетливо вырисовывалась фигура следователя. И хотя голова его была запрокинута, но лицо скрывали широкие поля шляпы.

«Осенний Незнакомец

В Черном Плаще,

Придет за тобой из вне…»

Вкралась в голову странная строчка, словно сырость, из ночного воздуха.

Сергей Петрович поежился от непонятного, беспричинного страха. От незнакомца на остановке исходила угроза. Конечно, это была интуиция, но за двадцать восемь лет службы, она редко подводила его.

Он смотрел на расплывчатую, почти призрачную фигуру и вдруг, ему в голову пришла мысль: «А не позвонить в дежурку, попросить отвезти его домой на дежурной машине?».

Он был уверен – ему не откажут. Он пользовался авторитетом у сослуживцев. Или вызвать такси, на крайний случай, если машина на вызове. И хотя он никогда не позволял себе подобной роскоши, (зарплата не позволяла) сейчас эта мысль показалась ему очень удачной.

«Могу я хоть раз в жизни приехать домой с работы на такси!?».

Он снова глянул на незнакомца, все так же неподвижно стоящего в осеннем, дождливом сумраке, и решительно направился к телефону.

 

2008год.

 

sevenkontinent.narod.ru

 

rakip@yandex.ru

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль