Ближайший

0.00
 
маро роман
Ближайший
Обложка произведения 'Ближайший'

 

Как все-таки быстро привыкаешь к машине, практически мгновенно. Кажется, еще вчера преодолевал окружающее пространство на своих двоих, утешая себя мыслями о пребывании в оптимальной физической форме, что, мол, волка ноги кормят, что под лежачий, то бишь сидячий в автомобильном кресле, камень вода не течет, но стоит купить какое-либо четырехколесное транспортное средство, все эти доводы исчезают, словно утренний туман под ярким солнцем, поднимающимся над горизонтом. Честное слово, была бы возможность, и в туалет на машине бы ездил.

Очень многое зависит, естественно, от марки вашего авто. Заморский железный конь весьма престижен, даже можно сказать, шикарен, удобен в эксплуатации, с ним вы не будете знать горя довольно долго, во всяком случае, до первой поломки. Вот тут и начинается крайне неприятная история, связанная с ремонтом иномарки. Дело это хлопотное, затратное, длящееся довольно долго, высасывая из автовладельца все силы, нервы и, собственно, немалые денежные средства.

То ли дело отечественное авто, особенно разработанное еще при советской власти! При должной сноровке можно разобрать его до последнего винтика и собрать обратно. Естественно, такими способностями обладают немногие, но имея даже начальные знания в этой сфере, можно существенно сократить количество посещений станций технического обслуживания и, конечно же, денег. Думаю, тяга к технике заложена в каждом нормальном мужике, и нередко даже отъявленные гуманитарии являются настоящими фанатами автомобильного дела, соревнуясь в желании вымазаться машинным маслом с бывалыми технарями.

В общем, как бы то ни было, но на выходных я обязательно отправляюсь в гараж покопаться в своей машине, отремонтировать незначительные поломки, ради профилактики, в крайнем случае, просто помыть ее, нанести полироль, в конце концов, отвести душу вдали от домашней суеты.

Гаражи автовладельцев, проживающих в нашем микрорайоне, находятся не очень далеко, метрах в ста от самих пятиэтажек, расположены они по обеим сторонам дороги, заканчивающейся тупиком. Длинная извилистая монолитная галерея с бесконечными железными воротами и дверями, где даже само время течет совершенно по-особенному. Это особенный мир, со своей религией, мифами и легендами, передаваемыми из уст в уста патриархами и их апологетами. К сожалению, последователей этого прекрасного культа со временем становится все меньше и меньше, большинство автолюбителей предпочитают ремонтировать свои машины в автосервисах, разменивая свое время на банальные рубли. Особенно это заметно в дождливые пасмурные дни, потому как в гаражах наших отсутствует электричество и даже те немногие, кто решил посвятить выходные своему автомобилю, уходят домой с плохо скрываемой радостью.

Я же никогда никуда не ухожу, подсоединяю лампочку к старому аккумулятору и продолжаю потихоньку ковыряться в машине. А то и просто сажусь перед полуоткрытыми воротами и смотрю на дождь. Иногда даже становится жалко, что бросил курить, подымить папироской в такие мгновения — просто счастье. Кажется, что ты один одинешенек во всей вселенной, и что кроме тебя на всем белом свете ни души. Кроме тебя и того придурка, который постоянно машет мне руками и что-то кричит из гаража, расположенного метрах в тридцати по противоположной стороне дороги, если смотреть влево. Не знаю, что ему надо, но действует он самозабвенно, прямо-таки исступленно привлекая внимание. Из-за шума дождя нет совершенно никакой возможности понять, что ему собственно нужно, идти же к нему по огромным лужам, которые появляются практически мгновенно после первых же капель, упавших на землю, себе дороже. Потом, после того, как дождь заканчивается, я пытался поговорить с ним, но его гараж оказывался уже закрытым, соседи на мои вопросы отвечали непонимающими взглядами:

— Какой мужик? Гараж этот уже лет пять стоит закрытым, смотри сам — замок уже заржавел окончательно!

Первый раз я увидел его весной, в самом начале мая. Потом началось до одури жаркое лето и этот странный шизоид совсем пропал, и я, если честно, стал забывать о его существовании. В сентябре задождилось, похолодало, и я решил поменять старые колеса, которые уже были порядком изношены, на новые всепогодные. Пришлось поменять литые диски на обычную штамповку, покупать декоративные колпаки, ставить их на колеса и потом уже «переобуваться». В ближайшие выходные я решил этим и заняться. Снял старую резину, поставил новую, сделал пару контрольных кругов вокруг компактно стоящих пятиэтажек и снова загнал машину в гараж, собираясь вскоре отправиться восвояси.

Между тем погода окончательно испортилась, внезапно потянуло резким, пронизывающим ветром, небо затянуло тучами, и, наконец, пошел сильный дождь, с крупными каплями, бьющими в крыши гаражей с оглушающим грохотом, словно трескучие китайские хлопушки на Новый год. Делать было нечего, ехать на машине домой и оставлять машину под дождем на стоянке возле подъезда не хотелось, выходить под ливень, укрывшись куцым зонтиком — тоже. И я решил переждать непогоду, по крайней мере, ее основной удар, а потом уже добираться домой.

Я хотел было уже прикрыть ворота, как тут взгляд мой упал на тот самый гараж, в котором я раньше видел странного соседа. Гараж был снова открыт. Неожиданно железная дверь распахнулась настежь, и тот самый человек, который так удивлял своим поведением, накрывшись курткой, неуклюже побежал в мою сторону, шлепая туфлями, одетыми прямо на босу ногу, по глубоким лужам, уже успевшими превратиться в небольшие озера. Уже через минуту, он, с головы до ног грязный и мокрый, в спортивном костюме, который смотрелся на нем крайне несуразно, небритый, источающий запах отсыревшей навсегда одежды, ввалился в мой гараж, отряхиваясь, словно бродячий шелудивый пес:

— Фуф, насилу добрался! Что-то очень уж тяжело в этот раз, серьезно, никогда так трудно не было! От чего бы это, а, ближайший? — он, широко улыбаясь, уставился на меня сквозь запотевшие очки, придурковато заморгал глазами и продолжил, — Ладно, не бери в голову!

Мой нежданный гость подошел поближе, картинно протянул руку, изогнув ее, псевдо-торжественно поклонился:

— Ну, со свиданьицем!

Я вынужденно поздоровался с ним. Он стремительно прошелся по гаражу, огляделся, удовлетворенно поцокал языком, погладил рукой капот моего автомобиля:

— Резину поменял? Молодец!

Очевидно, выражение моего лица было настолько недвусмысленным, что он просто прыснул со смеха, и, продолжая улыбаться, изучая, словно редкий артефакт, уставился на меня удивленно:

— Ты что, по первому разу, что ли?

Продолжая скалиться, он обошел меня кругом, радостно потирая руки, будто предвкушая получение Нобелевской премии за открытие нового, нигде ранее не виданного, существа, которым он, очевидно, меня и считал.

— Точно! В первый раз! Поглядите-ка на него! Никогда такого не видел! Черт, кому сказать — не поверят!

Незнакомец остановился, прямо напротив меня, неожиданно сменил тактику, перестал паясничать и спросил почти вежливым голосом:

— Чем занимаешься?

По сравнению с его предыдущими словами нынешние прозвучали так неожиданно, что совсем уж ввергли меня в полнейшее замешательство:

— Кто? — переспросил я.

— Ты, конечно! — искорки смеха опять заплясали в его глазах, — Чем, спрашиваю, занимаешься? Музыка? Религия? Стихи? Книги?

Честно говоря, первое, что пришло в голову, было крайне нецензурно и откровенно враждебно к моему посетителю, но я, хоть и с трудом, взял себя в руки.

— Да нет, особо ни чем не занимаюсь, так, пишу иногда рассказы. Для себя, — ответил я, не совсем понимая, почему я вообще разговариваю с этим придурком о довольно имтимных вещах.

— Как ты сказал? — вдруг радостно взвился он, — Для себя? Точно, именно это слово! Так оно все и начиналось! У меня, да, наверное, и у всех!

Собеседник мечтательно закатил глаза, видимо, смакуя свои воспоминания, начал что-то напевать себе под нос и на мгновение показалось, что этот идиот сейчас начнет вальсировать сам с собой прямо в моем гараже. Почему то вдруг захотелось дать ему со всей дури прямо в его довольную рожу, от всей души, восстановить, так сказать, баланс добра и зла во вселенной. Я машинально выглянул на улицу, убедиться в отсутствии возможных свидетелей. Видимо он перехватил мой взгляд, спохватился, насупился подозрительно и вкрадчиво спросил:

— Что то ты какой-то не такой? Серьезно, будто не наш человек, случайный, а? Чего ты все выглядываешь?

— Просто так, — ответил я как можно более небрежно, — Смотрю, людей совсем никого нет снаружи.

— А-а, — протянул он, — Вон оно что! Ты же в курсе, что они все не настоящие? Что они только для подсказок? Для коррекции поведения?

— Конечно не настоящие, — я осторожно кивнул, стараясь, на всякий случай, не сводить с него глаз, — Как же иначе?

Для него это, видимо, было последней каплей. Он вдруг вспыхнул, сплюнул мне под ноги, сузил глаза и процедил сквозь зубы:

— Что ты все придуриваешься? Я понимаю, что ты по первому сроку идешь, но нельзя же быть таким идиотом, надо же и голову на плечах иметь! Обращать внимание на самые простые вещи, задумываться, твою мать, хоть иногда! Как только начинаешь в себе копошиться, так все это сразу бросается в глаза, разница очевидна! У каждого свой собственный мир, вселенная, в которой он — царь и бог, все остальное лишь декорации. Пробиться к другому такому же очень трудно, почти невозможно, пока он сам не начнет двигаться навстречу. Нас, настоящих, мало, у тебя по первому сроку ближайший будет только один, это я, у меня их семеро, вместе с тобой — восемь, чего, блин, не понятно?

Обычно в такие мгновения говорят что-то про розыгрыш и скрытую камеру. Однако на этот раз шоу не хотело продолжаться. Он выглянул наружу:

— Черт, дождь заканчивается, без него трудно передвигаться между ближайшими, совсем нет времени, ты еще тут дурака валяешь! — и, словно бы отвечая на мой незаданный вопрос, добавил, — Вода лучший проводник между мирами, не то, что воздух, который постоянно сотрясают такие дебилы вроде тебя!

Стало как то уж совсем грустно от того, что какое-то незванное мурло так бесцеремонно ведет себя в моем же гараже, ничего не стесняясь.

— Ну все, сука, лови! — не выдержал я, уже замахиваясь и собираясь воплотить свою недавнюю мечту о мировом балансе.

Мой визави резво отскочил, демонстрируя небывалую прыть для его, в общем то довольно тщедушной наружности, метнулся к воротам и рывком раскрыл их:

— Эй, полегче, чувачок! Смотрите-ка на него, раздухарился! — он противно захихикал, кривя рот, словно многолетний сиделец казенного дома, опять сплюнул, — В общем, для первого знакомства неплохо, меня первый ближайший вообще чуть на перо не поставил, серьезно. В следующий раз поговорим уже обстоятельно, хотя, ты все равно какой-то странный, я спрошу у своих, может какая-то ошибочка вышла? Как-то не дотягиваешь ты малость.

Незнакомец отряхнулся, поправил очки, безнадежно посмотрел на свои промокшие туфли, как то уж совсем по-стариковски вздохнул:

— Ладно, пойду я. Пока, ближайший! — съехидничал он напоследок.

Я закрыл ворота, но даже и через закрытую дверь было хорошо слышно, как он шлепал по лужам и ругался последними словами. Дождь действительно скоро закончился, я вышел наружу и как не сдерживал себя, первое, что сделал — посмотрел на гараж своего недавнего гостя. Он был закрыт. На следующий день опять пошел дождь, шел он целую неделю, да и вообще, осень оказалась на редкость слякотной и промозглой. Но больше я своего нежданного гостя так и не видел.

Видимо, он все же обознался. Может, оно и к лучшему. А то у соседа с его автомобиля недавно колеса сняли, прямо из гаража, новенькие, с роскошными литыми дисками. Такие дела.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль