Беспокойная ночь

0.00
 
Шатаев Аслан
Беспокойная ночь
Обложка произведения 'Беспокойная ночь'

   Темнело. Я решил на сегодня закончить работы во дворе. Слишком устал. Спина ныла. Ноги меня уже не держали.

   Хозяева этого дома исчезли еще в 1994 году. Куда именно — никто не знал. Да и разбираться в этом некогда было. Война. С тех пор дом пустовал. За это время весь двор зарос бурьяном и прочей сорной растительностью. И превратился прямо-таки в настоящий лес.

   Осталось всего ничего. По крайней мере во дворе. В доме тоже не так много работы. Самое главное — поставить новый шифер. Ну и кое-что по мелочи. Война, к счастью, пощадила этот дом. Я купил его совсем недавно у родственников прежних хозяев, как только приехал в Чечню.

   Сегодня я должен провести здесь свою первую ночь. Я не горел желанием ночевать в этом пустом жутком доме, но делать нечего. В нем не было даже света. Завтра днем я надеялся решить эту проблему. Чтобы не скучать, я принес с собой радиоприемник с новыми батарейками.

   Чуть позднее я уже лежал в импровизированной кровати и читал детективный роман при зажженной свечке. В приемнике тихо звучала русская попса.

   Дня через три, как только я закончу основные работы, можно будет привезти от своего брата мебель, в том числе все остальные вещи. Тогда это еще можно будет назвать домом.

   Меня клонило ко сну. Я уже не понимал, что читаю. Мысли путались. В конце концов, я отложил книжку, потушил свечку и закрыл глаза. Радио оставил включенным, сделав звук чуть потише. Не привык спать в тишине. В Нальчике я жил на квартире. И там всегда было шумно. Даже ночью.

   Мне стало неуютно. Минуту назад меня тянуло ко сну, а тут сон вдруг пропал. Может быть, на меня так действовала темнота. В дом не проникало ни одного лучика света. Единственный источник света — едва различимое ночное небо.

   Я заметил, что песня стала пропадать из приемника. Вскоре ее сменил шум помех. Я нащупал антенну и покрутил ею во все стороны. Никакого результата. Тогда я попробовал найти другую радиостанцию. Ничего. Все те же помехи. Пришлось выключить приемник.

   Я почувствовал себя словно в гробу. Кругом — тьма. И ни звука. Хотя бы пение кузнечиков. На дворе вроде лето. Почему они молчат? Может, я их просто не слышу?

   Лучше не думать об этом, подумал я. Надо к этому просто привыкнуть. Все равно мне придется жить в этом доме одному. Конечно, до поры до времени. В будущем устроюсь на работу, женюсь, наштампую детей…

   Беспокойство не прошло. Сколько я не пытался отвлечь себя другими мыслями, оно только нарастало. У меня возникло чувство, словно кто-то наблюдает за мной в темноте. Я ощущал на себе этот взгляд как прикосновение. Я вовсе не фантазер. Такого ощущения у меня никогда не возникало. Но я чувствовал какой-то недобрый взгляд.

   На меня вдруг напал панический страх. По телу побежали мурашки, волосы встали дыбом. Меня охватил озноб. Но не от холода. На улице хоть и стояла ночь, но было тепло. Даже не знаю, что на меня нашло.

   Я быстро поднялся с кровати и пошарил рукой по стулу в поисках зажигалки. Казалось, сама тьма наблюдает за мной, и в любую секунду может сжать меня в своих огромных лапах.

   Нащупав кончиком пальца зажигалку, я нечаянно столкнул ее со стула. Та с грохотом свалилась на пол. Понятия не имею, куда именно.

   Я встал на четвереньки и начал искать упавшую зажигалку. Пол под ногами при малейшем движении раздражающе скрипел. Было такое впечатление, будто в комнате, помимо меня, ходит целая толпа.

   Наконец, мне удалось найти ее. В голове у меня пронеслись образы десятка монстров, которых я увижу, когда чиркну зажигалкой.

   Вспыхнуло пламя.

   Я, естественно, был в комнате один. Никого или ничего не было.

   Но от этого мне спокойнее не стало. Руки у меня тряслись. Я зажег целых три свечи. Затем сел на кровать.

   Я сидел, прислушиваясь к собственному биению сердца и тяжелому дыханию.

   Через несколько минут удивлялся с самого себя за эту трусость. Что на меня нашло вообще? Нагнал страху на самое себя.

   Включил радио. Опять шум. Покрутил настройку. На какой-то момент мне удалось найти одну станцию, но ее было едва слышно. Мешал все тот же шум. А вскоре вообще ничего не было слышно. Я выключил радио. Наверное, где-то рядом находятся военные, или ФСБ. Они и глушат радио.

   Потушив две свечки и оставив одну зажженной, я лег в свою постель. Беспокойство полностью пропало, и я постепенно погружался в сон.

   Во сне я делал ремонты в этом доме. В другой комнате слышался оживленный разговор. Сначала я не обратил на это внимание. Но когда стали громко и неестественно хохотать, я подумал: что-то не чисто. Смех был очень сильным. Казалось, смеющийся вот-вот захлебнется от смеха. Я понял — смеются с меня. Они обсуждают меня. Промывают, так сказать, мне кости. От этого стало очень обидно и стыдно. Было интересно, кто же это так смачно про меня сплетничает. Я решил посмотреть. Оказавшись у проема двери, увидел целую толпу волосатых фигур. Лиц я не видел. Фигуры были расплывчаты. Но в одном я не сомневался — передо мной самые настоящие черти.

   И тут меня словно сжало в тески. Я не мог двигаться. Мое тело не желало меня слушаться. Хотелось кричать, но горло будто сжали чьи-то сильные руки. Я не мог даже дышать. Разговор и дикий хохот продолжались.

   Я открыл глаза. Не сразу понял, что проснулся. А когда понял, то обнаружил, что все еще не могу двигаться и дышать. Тогда я попытался сделать хоть какое-то движение, пошевелить руками, ногами, открыть рот, сделать вздох. Все безнадежно. Я словно окаменел.

   Собрав всю волю в кулак, мне удалось сделать движение рукой. После чего меня резко отпустило. Я открыл рот и набрал полную грудь воздуха. Сердце колотилось как бешеное.

   Когда я более или менее успокоился, сон одолел меня, и я опять уснул. Сон продолжился примерно там же, где и оборвался. Только в другом ракурсе. Я был на улице и смотрел в окно дома. Горела свеча. Внутри двигались чьи-то тени. Слышится все тот же неприятный дикий хохот.

   Глаза мои открылись. Но я не проснулся полностью. Уголком глаза увидел сидящую на стуле у изголовья женщину.

   — Перекрестись, — сказала она, — и это пройдет.

   Я пропустил ее слова мимо ушей и снова уснул.

   Опять этот кошмар. Дом, двор, тени за окном… Опять не могу пошевелиться. Ощущение ужаса нарастало.

   Открыл глаза. Женщина все еще сидела на стуле.

   — Перекрестись, — настойчиво повторила она, — это пройдет.

   «Как я могу перекреститься? Я же мусульманин».

   Я по-прежнему не мог двигаться. Дикий смех все еще звучал у меня в голове. Я стал читать слова молитвы.

  По всему телу прошла приятная теплая волна, словно меня окунули в теплую воду. Страх отпустил меня. Я полностью проснулся и мог уже двигаться.

   Когда казалось, что все уже позади, я услышал у изголовья постели четкий мужской смешок.

   От испуга я резко вскочил с кровати и стал крутить головой по сторонам.

   Никого не было.

   Я сидел так довольно долго, прислушиваясь к тишине. Может, в другой комнате?

   Чуть погодя я успокоился.

   Просто показалось. Бывает же такое? Ты думаешь, что проснулся, но сон полностью тебя не отпустил, и тогда может почудиться все что угодно.

   Я потянулся к стулу, на котором лежали мои часы, чтобы посмотреть сколько времени.

   Моя рука замерла на полпути, когда я увидел, что свечка почти вся выгорела, а другие две свечки вообще отсутствовали. Стояли только две чашечки, на которых я их укрепил.

   На всякий случай проверил на полу. Пусто.

   Куда они могли деться? Если они не упали, кто-то должен был их просто оторвать от чашечек…

   Ложиться спать у меня пропало всякое желание. Что-то нечистое происходило в доме.

   Я обыскал весь дом в поисках пропавших свечек, но так и не нашел.

   Было половина второго ночи. Знакомых у меня поблизости не было. Я тут, можно сказать, совершенно чужой. Так или иначе, придется ночевать здесь.

   Пока не выгорела вся свечка, я решил почитать. Может, это меня отвлечет?

  Как только я открыл книгу, раздался стук в окно. Я почувствовал неладное. Кто может стучаться ко мне в это время?

   Стук, довольно требовательный, повторился. Но за окном я никого не увидел. Хотя бы чья-нибудь тень.

   У меня было плохое предчувствие на счет этого. Однако хотелось встать и проверить, нет ли там никого. Была вероятность, что это кто-то из соседей. Они меня не знали, но видели, как я работал во дворе.

   Я встал, держа в руках свечку, и направился к окну. Пол под ногами заскрипел сильнее, чем раньше. Было такое впечатление, будто вся комната ходит ходуном.

   Подойдя вплотную к окну, я прищурился, чтобы что-нибудь разглядеть. В этот момент погасла свечка. Воск закончился…

   Стало жутко темно. На меня вдруг опять напал панический страх. И снова ощущение чьего-то присутствия.

   Я быстро развернулся и побежал к стулу за зажигалкой. Но как только нащупал, стул под ногами затрещал, и я вместе со стулом и кроватью полетел куда-то вниз.

   Приземление оказалось не из приятных. К счастью, отделался лишь небольшим ушибом.

   Подо мной была земля. Судя по всему, я попал в погреб. Пахло сыростью и плесенью. Не видать абсолютно ничего.

   Я вскочил на ноги и стал озираться по сторонам, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь. Безуспешно.

   Сверху послышался шум, который я сначала принял за грохот обваливающегося пола. Когда прислушался, пришел в ужас. Сверху доносился топот с десяток ног. Не на улице, а прямо в доме. Такое впечатление, будто там устроили марафон. Было страшно подумать, кто или что бы это могло быть.

   Я опустился на колени и начал шарить руками по земле, надеясь найти зажигалку. Послышался такой шум, словно несколько человек спрыгнуло в подвал, и топот уже продолжился в подвале. Они бегали вокруг меня, словно устроили какой-то ритуал. Я слышал и чувствовал, как они пробегали буквально в нескольких сантиметрах от меня, едва не коснувшись. Они как будто издевались надо мной, над моим страхом и беспомощностью. Я ожидал, что в любую секунду меня схватят чьи-нибудь волосатые и грубые руки.

   — Убирайтесь отсюда! — крикнул я не столько им, сколько для того, чтобы не сойти с ума.

   Послышался дикий хохот. Тот самый, что я слышал во сне. Внутри у меня все похолодело. Хотелось надеяться, что это лишь кошмарный сон, и я сейчас проснусь. Но я знал — это не сон.

   Я что-то нащупал… Зажигалка! Я тут же зажал ее в руках и приготовился включить. Однако не стал с этим спешить. Понравится ли мне то, что я увижу? Не сойду ли после этого с ума?

   Будь что будет…

   Зажигалка включилась с первого раза. Пламя осветило весь подвал.

   Я повел зажигалкой вокруг себя. Никого. Только пустой подвал. Топот прекратился, как только я включил зажигалку. Но только здесь, в подвале. Топот теперь слышался наверху. Теперь не десяток ног, а двух, трех десяток.

   Тут я заметил перед собой две торчащие из земли пропавшие свечки. Не отпуская зажигалки из правой руки, левой я выкопал одну свечку, воткнул в землю, зажег. Затем, спрятав зажигалку в карман, обеими руками стал выкапывать вторую и наткнулся на что-то твердое. Оно было прижато прямо к свечке. Потяни я за свечку, — и она сломается. Пришлось откапывать и то, за что она зацепилась. Закончив, я вытащил большой круглый предмет вместе со свечкой, торчащей из нее. Поднеся оба предмета к горящей свечке, я с ужасом обнаружил, что держу в руках человеческий череп.

   Я швырнул его подальше от себя и со всех ног бросился к лестнице, ведущей наверх, оставив позади все еще горевшую свечку. С трудом, сбиваясь с ног, падая, я добрался до верха. Однако крышка подвала не открывалась. Днем, когда я убирался в доме, никакого подвала не заметил. Возможно, потому, что крышка подвала была забита гвоздями.

   Приняв на ступеньках горизонтальное положение, я стал бить ногой о крышку. С каждым ударом крышка отходила на несколько сантиметров. В конце концов, я выбил ее полностью. После чего вылез из подвала и побежал к выходу. Плечом сбив на ходу выходную дверь, я выскочил во двор. За спиной слышался топот. Я старался не оборачиваться. У ворот я задержался лишь на секунду, отворил дверь и выбежал на улицу. Дальше двора топот за мной не последовал. Но я все равно не мог успокоиться, и бежал, бежал, бежал.

   В дом возвращаться я не собирался. Нет уж! Лучше переночевать где-нибудь на улице! Этого я делать не стал. Днем я познакомился с соседом, к которому и пошел ночевать. Конечно, не красиво было вот так вот вваливаться посреди ночи к человеку, с которым ты едва знаком. Но красиво это или нет, я думал в последнюю очередь.

   На следующий день я поехал к брату и все ему рассказал. Мы поехали к тому дому и выкопали в подвале пять скелетов. От соседа, у которого я ночевал, мы узнали, что раньше в этом доме жили русские: женатая пара, теща и двое детей. Теща, по его словам, была очень набожной. Я тут же вспомнил про женщину, которая меня просила перекреститься. Как я уже говорил, после войны они исчезли. Кто их закопал в подвале — тоже неизвестно.

   Я сообщил родственникам хозяев дома о найденных останках. Те приехали и похоронили всех пятерых. Не знаю, стало ли спокойнее после этого в том доме. Но желание там жить у меня пропало, и я продал дом.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль