Самый счастливый на свете

0.00
 
Борина Ольга
Самый счастливый на свете
Обложка произведения 'Самый счастливый на свете'

Антон брёл по промозглому утреннему парку. Мимо бежали девушки и парни, сверкая свежей росой на кроссовках.

Было всего семь утра.

Лето, мутное, не созревшее, осторожно кралось по городу.

Антон плюхнулся на скамейку и закрыл глаза.

Он достал из кармана рубашки записку от Ленки и в который раз стал перечитывать её, пытаясь понять и переварить всё, что произошло.

Записка гласила:

«Желаю тебе столько счастья и улыбок, сколько слёз я пролила по тебе и ты будешь самым счастливым парнем на Земле!..

Прощай!..»

На другой стороне листка была приписка.

«Я устала плакать по тебе… Но я не устала любить тебя…»

Антон смотрел на неровно написанные строчки, поглаживая взглядом каждую букву.

— Идиот! – процедил он, ругаясь на самого себя.

 

С Ленкой они дружили ещё с детского сада. Росли, взрослели, ходили в школу.

Многие считали их братом и сестрой.

На прошлой неделе был её день рожденья.

Антон нарвал огромный букет одуванчиков, и купив какой-то симпатичный тортик, завалился к имениннице в гости.

Родители были на работе и Ленка, состряпав быстрый салатик, порезав сыр и колбасу, покраснев достала из буфета бутылку вина.

Потом были танцы у распахнутого окна, лёгкая, почти детская близость тел…

Но, то ли вино решило сыграть с ними в свой спектакль, то ли возраст нечаянно подтолкнул их друг к другу…

 

В шесть часов Антон и Ленка, взъерошенные и счастливые лихорадочно собирали разбросанные вещи.

Распрощавшись, Антон выскочил за дверь.

На следующий день Ленка, прижимаясь к Тошке, спросила:

— а… Ты думал когда-нибудь обо мне, как о своей женщине?

И не дав ему ответить, произнесла почти шёпотом:

— Я давно, очень давно люблю тебя… И я так рада, что ты тоже…

В тот момент Антон отчего-то расхохотался и протянул:

— Чегооо??? Ты чего это себе напридумывала, Ленка?! Нам ещё учиться надо, институт на носу, а там и про любовь поговорим!

Он сказал это не задумываясь, не понимая всей глубины сказанного.

А вот Ленка…

Она побледнела и прошептала:

— Мне пора…

— Ты чего?! Рано же ещё!

— Мне пора! – почти прокричала она и убежала.

Прошла казалось целая вечность.

Антон не звонил и ждал, что Ленка появится сама.

Но этого не происходило.

И вот позавчера …

Антон лежал на диване и щёлкал пультом телевизора с канала на канал.

Мобильник вяло завибрировал и Антон притянул его к себе.

«ленка» – высветилось на телефоне.

Но…

То ли руки от безделья стали неуклюжими, то ли желание поговорить по душам было слабым, только телефон выскользнул на пол и затих.

Крышка отскочила в сторону и, аккумулятор, будто пластиковая грыжа, выпячивался из аппарата.

Антон пожал плечами, процедил какие-то проклятия и вновь взялся за пульт.

Он был уверен, что сейчас зазвонит домашний телефон и Ленкин голосок начнёт щебетать и извиняться, что она долго не появлялась.

Время шло. Одно телешоу сменяло другое…

Антон поднял мобильник и швырнув его на диван, задремал.

 

Ленка стояла на детской площадке у Тошкиного подъезда и впиваясь взглядом в окна его квартиры, гипнотизировала их, привораживала… Но в ответ получала лишь колыхание штор да игривые подмигивания солнышка на стёклах.

Мобильный Антона не отвечал и Ленка, усевшись на качели, достала розовый блокнотик и фломастер. Она не знала, зачем и для чего…

Только вдруг стихи стали литься на розовую бумагу, слово за словом, строчка за строчкой, страничка за страничкой.

Исписав, наверное листков восемнадцать, она вошла в подъезд и опустила бесценное сокровище в Тошкин почтовый ящик.

 

Антон редко заглядывал в железный хранитель спама на первом этаже.

Но тут мать попросила его проверить, не принесли ли счёт за квартиру. Он спустился на лифте и вяло повернул ключ в скрипучем отверстии.

В руки Антону помимо рекламы и прочего выпал маленький розовый блокнотик с фиолетовыми мишками и малиновыми сердечками на обложке.

Антон, удивляясь, открыл его.

Перелистывая листок за листком, он читал чьи-то любовные пения без подписи и…

Плюнув, бросил их в мусорку у подъезда.

Выкурив сигарету, он ещё раз глянул на блокнот и вернулся в квартиру.

Ленка бежала к Тошкиному дому счастливая, немножко волнуясь.

Щёки её пылали, первый поэтический опыт всё ещё щекотал грудь и реснички.

Пробегая мимо кустов шиповника, Ленка достала из кармана карамельку и, будучи, девушкой воспитанной и аккуратной, стала искать глазами урну для фантика.

Подойдя к подъезду, она бросила скомканную сладкую бумажку в корзину…

Что это?! Нет… Розовое, в фиолетовых мишках и малиновых сердечках… Не может быть?!

За что?!

Антон курил на балконе, когда Ленкина хрупкая фигурка, сжавшись и сгорбившись, удалялась от его дома.

— Чего это она тут?.. Лен! Ленка! – свистнул он девушке, но она даже не повернулась.

На мгновение Тошке показалось, что в руках она держит что-то розовое, но разглядеть подробнее он не успел.

Ну и иди! – подумал он и вернулся в комнату.

Раздался телефонный звонок. Звонила Светка из второго подъезда.

Через час они с ней уже купались на ближайшем пруду, сверкая пупками и улыбками.

Ленка сидела на берегу в самой тени и перелистывала свой блокнотик.

И чем дольше она читала, тем мутнее и мутнее становилось её сознание…

На другом берегу кто-то хохотал, веселился.

Ленка скинула сарафан и, зажав розовое сокровище в руке, подошла к воде.

Народу здесь не было. Пляж был на другой стороне пруда.

Она шагнула в в жидкое месиво из тины, воды и ила…

Антон нырял, показывая Светке головокружительные пируэты, когда взгляд его на секунду задержался на полуобнажённой девушке с чем-то розовым в руках, заходящей в воду.

Он уже почти забыл об этом, когда поймал себя на мысли, что девушка ушла под воду и не возвращается…

Антон поплыл в её сторону.

Он вынырнул через минуту почти у противоположного берега и понял, что девушки нет.

Беспокоясь всё больше и больше, Тошка нырнул ещё раз. Потом ещё.

Ленка…

— Вот, дура! Чокнутая! – орал он, таща несчастную за волосы на берег.

Мокрый блокнот безжизненно лежал рядом, когда девушку грузили в «скорую».

В траве Антон заметил розовый листок, вырванный из того же блокнота и видимо только что исписанный Ленкой.

Тошка поднял его:

«Желаю тебе столько счастья и улыбок, сколько слёз я пролила по тебе и ты будешь самым счастливым парнем на Земле!..

Прощай!..»

Антон читал эти горькие строчки и сердце его рвалось и болело.

Обежав пруд, он натянул джинсы и ринулся прямиком в больницу к Ленке.

Светка что-то кричала ему вслед, но он не слушал.

Проведя у Ленки остаток дня, Антон не захотел уходить.

Но врач выгнала его из палаты, сказав, что не положено!

Ленкины родители были у главврача, мать вышла заплаканная, отец хмурый и серый.

Антон боялся подойти к ним и разузнать что к чему.

Вдруг медсестра выскочила из Ленкиной палаты с улыбкой и криком:

— В себя пришла, идите скорее!

Ленка ворочала головой и губы её беззвучно шевелились.

Тошка бросился к ней на грудь и разревелся.

Родители Ленки обнявшись, смотрели на это чудо и всхлипывали.

Кризис миновал.

Ленка открыла глаза:

— Тошка, не уходи…

Мать умоляюще посмотрела на врача и та, махнув рукой, одобрительно кивнула.

Антон сидел на Ленкиной кровати и держал подругу за руку.

— Антон, ты домой звонил? – спросил Ленкин отец.

Тошка отрицательно покачал головой.

-Ладно, мы сами им скажем.

Сиди сынок…

Антон покраснел и выдавил хрипло:

— Спасибо…

 

И вот сейчас Тошка сидел в прохладном влажном парке и перечитывал родные строчки.

Мысли теснились в его голове, путались и бесились. Но в одном Тошка был уверен, Ленка! Это Его Ленка! И теперь, он действительно самый счастливый парень на Земле!..

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль