Сибилла - дочь ведьмы.

0.00
 
Milana Екатерина
Сибилла - дочь ведьмы.
Обложка произведения 'Сибилла - дочь ведьмы.'

 

Вечерние сумерки уже давно опустились на каменные мостовые. Ещё прохладный майский ветерок дотрагивался до зеленых листиков, заставляя их подрагивать в такт. По красивой железной решётке высокого забора извивались тонкие, зелёные стебли вьюнка. Он обвил значительную часть забора, закрыв собой обзор на сад. Его уже распувшиеся цветы напоминающие колокольчики постепенно закрывались, готовясь ко сну. Приэтом за забором только разгуливался народ. Джентельмены во фраках и дамы в пышных платьях не думали о времени. Они весело придавались развлечениям устроенного бала. Тут и там разносились звуки музыки, бренчание хрустальных бокальчиков с вином, задорный смех. Смех этот в основном принадлежал молодым кокеткам в ответ на шутки своих кавалеров. Даже если шутки казались не смешными или их заглушал шум девушки из приличий, хотя может и от выпитого вина, продолжали заливаться. Таковы законы общества 18 века.

Со стороны улицы, на противоположной стороне от забора, сновали прохожие. Большинство из них не обращало внимание на праздник рядом, кроме одной девушки. Она остановилась спрятавшись за вьющимся растением и с любопытством стала наблюдать. Её одеяние давало понять, что она не чета девушкам в саду. Черное платье с капюшоном было не в пору, разрез декольте был сделан неумелыми руками, а волосы завязанные в тугую косу лишь имитировали подобие светской прически. Даже имя безнадёжно устарело, т.к. досталось ей от покойной бабки — Сибилла.

Подошедшие поближе к забору две барышни, дали Сибилле возможность услышать их разговор, оставаясь незамеченной.

— Да, погода сегодня не такая туманная и мы сможем наконец насладиться вечерними посиделками. — сказала одна из барышень в светло-синем платье.

— И несомненно видом кавалеров. В особенности одного, — поддакивала вторая леди в кремовом платье.

— Ох, брось ты. Он наверняка не обратит на нас внимания.

Обе девушки разом вздохнули. Поняв, что сделали это вместе они расхохотались. Сибилле безумно захотелось поучаствовать в разговоре узнав о предмете разговора, но боялась выглядеть совсем уж жалкой. Поняв, что ничего не добъется, она решительно расправила плечи и грациозной походкой последовала к входу в поместье. Но там её ждало разочарование, у тяжелых ставень стоял сторож. Посмотрев в его суровое лицо, девушка прошла мимо намеченной цели. Снова.

— Нет, почему же я не могу попасть туда? Я не хуже них.

Зайдя с другой стороны здания Сибилла заметила большое дерево. Забравшись по нему вверх на 3 метра, ей открылся вид на все что происходило за забором. Она мечтательно посмотрела на веселую компанию. Треск ветки привел её в чувства, но было уже поздно. Ветка сломалась и девушка полетела вниз. Она закричала. Все собрались на шум.

Сибилла не пострадала, она упала в небольшой пруд, который незаметила из‐за темноты. Кто‐то вытянул её из воды, затем она шмякнулась на берег.

— Кто это?

— Что она здесь делает?

Девушка не хотела поднимать голову, спрятав лицо за капюшоном, ей стало безумно стыдно. Но кто‐то из толпы всё же узнал её:

— Фи, это же дочка той ведьмы.

Несколько людей засмеялись. Сибилла быстро поднялась. Одежда намокшая в воде стала неимоверно тяжёлой, но она направилась к выходу.

— Ты что с метлы свалилась? — спросил её насмешливый голос парня.

Теперь уже засмеялись все. Сибилла не любила издевки в её адрес. Она не умела колдовать и тем более летать. Летать не может ни одна ведьма. Её мама просто знала древние рецепты, которые раньше использовали их предки, просто их забыли. Они имеют необычное действие.

— Да, и лучше не злите меня, иначе узнаете, что это такое, — она хотела напугать их.

— Хаха, ну вперёд, — сказала девушка.

Она была очень красиво одета. Как же Сибилле не нравились такие высокомерные богачки, которые не видят ничего дальше своего носа. Кто‐то уже перестал смеяться.

— Зачем ты забралась сюда, пугало? Надеешься, что на тебя кто‐то позарится?

Сибилла выпрямилась, слова девушки очень её злили. Она знала как все относятся к Сибилле и её матери, но нарямую никто ничего не говорил. Потому что тот кто раньше говорил были наказаны.

— Ты будешь жалеть, что сказала мне это. Запомни.

— И ты запомни, что если кто‐то из‐за тебя пострадает, тебя сожгут как твою мать!

Сибилла уже не раз слышала подобные угрозы, поэтому сразу ответила:

— Но перед этим я наслажусь твоими муками!

Вперёд вышел высокий брюнет. Он был хорош собой и все с замиранием сердца смотрели на них. Он встал перед дочерью ведьмы:

— Прекрати, Мари.

Кто он? Девушка расстерялась увидев незнакомца. Сибилла поняла, что произвела эффект своим появлением и порадовалась победе. Люди на балу стали потихоньку отходить подальше.

— Эрик, эта нахалка испортила весь бал одним своим видом. И наверняка, что‐то наколдовала, зачем ты с ней церемонишься?

— Иди отвлеки гостей, а я провожу девушку, — твердо сказал юноша.

Сибилла ехидно улыбнулась девушке по имени Мари. Та притопнула ножкой и попросила толпу последовать за ней. Парень пошел к выходу, затем он протянул Сибилле тряпку, которую загодя держал в руке. Девушка осторожно взяла ткань.

— Ты должно быть промокла? Я попрошу пригнать карету, чтобы они отвезли тебя домой.

— Правда? Спасибо.

При слабом свете девушка не могла разглядеть какого цвета глаза парня, но он очаровал её. Посадив Сибиллу в карету, Эрик нерешительно сказал:

— Извини, что с тобой грубо обошлись, но ты же должна понимать, что тебе здесь не место? — он говорил это извиняющимся голосом.

— Понимаю, но я не виновата, что я не такая как вы, мне очень одиноко. — разоткровеничалась Сибилла.

Он проигнорировал её слова и продолжил:

— Пожалуйста, не делай ничего Мари. Она просто пошутила.

— Смертью моей матери нельзя шутить! — возмутилась Сибилла.

— Я понимаю, если тебе нужны деньги, я заплачу. Только не надо...

— Что мне деньги, ну потрачу я их и что потом?

— Ну тогда я поговорю с кем-нибудь чтобы найти тебе работу.

— Нет, — и девушка ничуть не смущаясь приблизила свое лицо к нему. — Будешь изредка приходить ко мне в гости, тогда я прощу её.

Эрик прямо посмотрел на нее.

— Я скоро уезжаю, — сухо ответил Эрик.

— Не страшно, я подожду.

Теперь она смогла разглядеть синие глаза парня. В них она прочла скрываемое отвращение.

— Всего пару раз. Ты что боишься?

— У меня есть невеста. Это было бы неприлично.

Сибилла деланно огорчилась и слегка надула губы.

— Ну как знаешь. Тогда передавай ПЛАМЕННЫЙ привет своей Мари.

И девушка отвернулась. Эрик хотел что‐то ещё сказать, но передумал. Карета с дочерью ведьмы уехала. Парень пошел обратно в дом. Там он нагнал Мари и схватив её за руку отвел в сторонку.

— Мари, когда ты научишься держать язык за зубами?

— Я не позволю какой‐то ведьме портить праздник. Я долго к нему готовилась, — её собеседник был подавлен. — А что она тебе наговорила? Очередные проклятья?

— Нет, я пытался с ней договориться, чтобы она ничего тебе не сделала.

— Мне так приятно, что ты обо мне беспокоишься.

— У нас скоро свадъба, я обязан был попытаться.

— И что из этого вышло? — с интересом спросила Мари.

— Я даже не знаю, она слишком нахальная. Она попросила прийти к ней. В её чертову берлогу мне совершенно не хочется соваться.

— Да как она посмела? Отвратительная дрянь, ты правильно сделал, что отказался. Все знают, что стоит ей начудить и её сразу отправят на костёр. За ней следят.

— Надеюсь ты права.

Мать Сибиллы — Эллоиза прославилась тем что продавала всякие зелья и травы. Какие‐то могли лечить болезни, а некоторые устранять деффекты. Для того чтобы снадобъе действовало нужен был специальный обряд. Это выглядело порой странно и не удивительно что не у всех получалось. Сначала людям было интересно, продажи росли, популярность поднималась. Но когда появились пострадавшие, лекари, большинство из которых Элоиза лишила работы, забили тревогу. Они потребовали прекратить лечение у ведьмы. Люди испугались и послушались образованных лекарей. Эллоиза впала в бешенство, собственно она ничего дурного не делала. Тогда она наслала проклятья на этих врачей, что были виноваты, в надежде что те приползут к ней не найдя лекарства. Так и случилось, но после того как лекари выздоровели они обвинили Эллоизу в колдовстве и сожгли. Все что было в доме у ведьмы народ уничтожил. У нее осталась дочь Сибилла. Девочку пощадили, но постоянно следили чтобы та не взялась за материнское дело. Когда мать казнили прошло уже 6 лет и девушке исполнилось 19.

 

 

 

Эрик постучался в покосившуюся серую дверь. Вскоре ему открыли.

— Я ждала тебя… — игриво протянула Сибилла.

За дверью была полутемень. Вся мебель была старая и неухоженная. Да и мебели было не так много. Стол с неудобными табуретками, кровать и шкаф.

— Проходи. Только осторожней, тут пол прогнил.

Эрик скрипя каждой половицей, прошел к столу и сел на табурет. Здесь на удивление приятно пахло. Только сложно было разобрать что это запах.

— Почему ты молчишь?

— Я не знаю что мне тебе сказать. Мне кажется это не имеет смысла.

— Даа, мне это знакомо. Иногда так и хочется повеситься от безнадёжности.

Она усмехнулась, будто сказала что‐то смешное.

— Хочешь воды?

Эрик помотал головой. Сибилла усмехнулась:

— Ты думаешь, что я напою тебя чем-то не тем? Не беспокойся, у меня давно уже всё забрали.

— Но как‐то ты сделала это с Мари.

— Ты о чем? — невинно поинтересовалась Сибилла.

— Ты сама знаешь о чем.

— Я ничего не делала с ней, как бы я смогла? Я же здесь, а она там.

— Не знаю как ты это сделала, но только ей ничего не помогает.

— Какая жалость, а хуже всего то что пришлось перенести свадъбу. Печально. — она изобразила наигранную печаль.

— Ты исправишь всё? Я же пришел к тебе. Как ты просила.

Сибилла вздохнула.

— Пришел, да не сразу. А если бы ты был со мной ласковее, я, может быть, побыстрее помогла бы твоей невесте.

— Сколько всего раз мне надо прийти к тебе?

— Наверное пока она не поправится.

— Когда это будет?

— Какой ты нетерпеливый. К тому же я тебе уже подсказала, что нужно для того чтобы ускорить процесс, — она сладко прошептала: — Чем ласковее — тем быстрее.

Она вызывающе смотрела на парня и облизнула губы. Она уже не казалась такой уж некрасивой. Если бы не её худоба и неестественная бледность она была бы даже привлекательной. Каштановые пышные волосы спадали на плечи. Из головного убора она носила черную повязку.

— Сибилла, ты же знаешь у меня есть невеста. И ты сама разве не хочешь сохранить себя для кого-то?

Сибилла засмеялась.

— Издеваешься, да?

Эрик отрицательно помотал головой. Сибилла приблизилась к парню, перегнувшись через стол.

— Поцелуй меня и мы разойдемся.

Но он не решался и тогда девушка сама притянула его к себе. Горьковатый вкус её губ постепенно становился слаще. Это был очень неприличный поцелуй, но ему нравилось, он отвечал ей. Вскоре девушке самой пришлось его остановить. Парень и не заметил как она успела сесть ему колени, но ведьма слезла с него.

— Ну вот, а ты боялся. Продолжение в следующий раз, теперь можешь идти к своей Мари.

 

Язвы на когда‐то красивом лице девушки, изменили её до неузнаваемости. Она носила шляпу с вуалью, чтобы скрыть эти чудовищные надрывы на коже. Она перепробовала не одну мазь, но от них только жгло лицо, как и от слез.

 

— Эрик, Эрик! Что она с тобой сделала?

Эрик не мог сконцентрировать взгляд хоть на чем-то, в голове стоял какой‐то туман. Губы были влажными, он их постоянно облизывал. Всё было для него нереально, будто его сковало оцепенение, а тело само что‐то за него делает. Мари посмотрела ему в глаза.

— Всё хорошо Мари, я просто устал.

Он машинально улыбнулся.

— Я скажу всё совету, они разберутся с этой ведьмой.

Мари пыталась уйти, но Эрик крепко держал её за руку.

— Эрик.

Тут Эрик медленно взял девушку за подбородок, а затем с силой приложил Мари головой об стенку. Так что девушка потеряла сознание. Позже он оседлал коня и отвез девушку к Сибилле.

 

 

— Мммм, Эрик.

Мари проснулась от стонов. Она была привязана, а рядом на кровати сидела Сибилла на коленях Эрика. Она целовала его, а он почти не двигался. Мари в бессилии выдохнула. Сибилла остановилась и насмешливо посмотрела на Мари. Что‐то в её лице было не так.

— Ты что же подсматриваешь за нами? — посмеялась ведьма.

— Сибилла, что ты сделала с ним?

— А что такое? Он совсем не против.

— Эрик!

Парень в ответ лишь моргнул, но не двинулся.

— Знаешь, мне он так понравился, что я кажется хочу оставить его себе.

— Не смей! Он мой! А тебя скоро сожгут, как и твою маму!

Сибилла насмешливо посмотрела на девушку.

— Ну уж нет, сожгут как раз тебя!

Теперь Мари поняла, что изменилось в ведьме: на ней была её Мари одежда. И внешне она стала больше походить на...

— Что ты задумала?

 

 

 

— Люди, спасите! Она пыталась убить меня и что‐то сделала с Эриком.

— Где она?

— Она в доме, я отбилась от нее когда она пыталась....

И Мари расплакалась.

— Сжечь, сжечь ведьму!

— Отведите её на костер.

— А вдруг она за это время ещё что‐то сделать? Надо сжечь её вместе с её ведьмовым домом!

— Да, сжечь!

Мари стояла рядом, придерживаясь Эрика. Он стоял отчужденно наблюдая за разъяренной толпой. Между тем напуганные люди, жаждя праведного гнева уже несли зажженный факел к дому Сиббилы. Старый деревянный дом молнееносно занялся огнем. И вот уже горела вся хибара. Мари пошла с Эриком от пожара. Была ли на её лице улыбка или слезы, под вуалью не было видно.

Вставка изображения


Для того, чтобы узнать как сделать фотосет-галлерею изображений перейдите по этой ссылке


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Если вы используете ВКонтакте, Facebook, Twitter, Google или Яндекс, то регистрация займет у вас несколько секунд, а никаких дополнительных логинов и паролей запоминать не потребуется.
 

Авторизация


Регистрация
Напомнить пароль